Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

1942 год. Июль

218. 1 июля 1942 г.. Приказ о переименовании противотанковых артиллерийских частей и подразделений в истребительно-противотанковые артиллерийские части и установлении преимуществ начальствующему и рядовому составу этих частей. ? 0528

? 2193 июля 1942 г.. Приказ с объявлением благодарности летному составу 49 ббап за отличную перегонку самолетов с Иркутского авиазавода. ? 0534

? 220. 6 июля 1942 г.. Приказ с объявлением приговоров военных трибуналов Ярославской и Ленинской железных дорог о хищениях продуктов работниками военных комендатур. ? 0541

? 221. 7 июля 1942 г.. Приказ о льготах при поступлении и во время обучения в техникумах лицам, возвратившимся из Красной Армии и Военно-Морского флота, и иждивенцам рядового и младшего начальствующего состава. ? 209

? 222. 14 июля 1942 г.. Приказ с объявлением положения об отличительных знаках раненым военнослужащим Красной Армии на фронтах Отечественной войны. ? 213

? 223. 14 июля 1942 г.. Приказ о результатах проверки работы отделов кадров армий и Северо-Западного фронта. ? 0554

? 224. 14 июля 1942 г.. Приказ о порядке высылки войсковыми частями и учреждениями извещений о погибших и пропавших без вести в боях лицах начальствующего состава и сверхсрочнослужащих и о назначении пенсий семьям этих лиц. ? 214

? 225. 15 июля 1942 г.. Приказ о расформировании кавалерийских частей, соединений и училищ. ? 00144

? 226. 16 июля 1942 г.. Приказ о недостатках в организации питания и снабжении войск Северо-Кавказского фронта. ? 0561

? 227. 20 июля 1942 г.. Приказ с объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР об изменении статей Указа от 26 июня 1941 г.. «о порядке азначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время». ? 220

? 228. 28 июля 1942 г.. Приказ о мерах по укреплению дисциплины и порядка В Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций. ? 227

? 229. 30 июля 1942 г.. Приказ о направлении танков, выпускаемых Сталинградским тракторным заводом, на Сталинградский и Северо-Кавказский фронты. ? 0580


? 218. Приказ о переименовании противотанковых артиллерийских частей и подразделений в истребительно-противотанковые артиллерийские части и установлении преимуществ начальствующему и рядовому составу этих частей

? 0528 1 июля 1942 г.

В целях улучшения качества борьбы с танками противника, создания и накопления кадров артиллеристов-истребителей танков, повышения их квалификации и выделения противотанковых артиллерийских частей из других видов артиллерии приказываю:

1. Легкие и противотанковые артиллерийские полки РГК, противотанковые дивизионы стрелковых дивизий и батареи 45-мм пушек стрелковых полков переименовать в истребительно-противотанковые артиллерийские полки, дивизионы и батареи.

2. Установить начальствующему составу этих частей и подразделений полуторный, а младшему начальствующему и рядовому составу — двойной оклад содержания.

3. Весь начальствующий состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений, до командира дивизиона включительно, взять на особый учет и использовать только в указанных частях.

4. Командирам орудий и заместителям командиров орудий (наводчикам) этих частей присвоить военное звание «старший сержант» — «сержант» соответственно и ввести должность заместителя наводчика с присвоением ему военного звания «младший сержант».

5. Начальствующий, младший начальствующий и рядовой состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений, находящийся на излечении в госпиталях, после излечения направлять только в указанные части.

6. Установить для всего личного состава истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений специальный нарукавный знак согласно прилагаемого описания{272}, носимый на левом рукаве шинели и гимнастерки.

7. Установить премию за каждый подбитый танк в сумме: командиру орудия и наводчику — по 500 рублей, остальному составу орудийного расчета — по 200 рублей{273}.

8. Количество подбитых орудием танков отмечать цифрой на фигуре танка, нарисованной в правом верхнем углу внутренней стороны щита орудия. Фигуру танка рисовать черной, а цифру, показывающую число подбитых танков, — белой краской.

9. В целях использования истребительно-противотанковых артиллерийских частей для решения задач непосредственной поддержки пехоты личный состав этих частей обучать не только стрельбе по танкам прямой наводкой, но и стрельбе по другим целям с открытых и закрытых огневых позиций. 10. Пункт 2 настоящего приказа не распространяется на противотанковые [265] артиллерийские части Дальневосточного, Забайкальского и Закавказского фронтов.

Приказ ввести в действие по телеграфу.

Народный комиссар обороны И. Сталин

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 320-322. Подлинник.


? 219. Приказ с объявлением благодарности летному составу 49 ббап за отличную перегонку самолетов с Иркутского авиазавода

? 0534 3 июля 1942 г.

В марте и июне месяцах 1942 г. командир 49 ББАП майор Сажин Н. И. с двадцатью экипажами своего полка перегнал с Иркутского авиазавода в район Москвы 21 самолет Пе-2 и 20 самолетов Пе-3.

Благодаря отличной подготовке полка, отличной организации и руководства перелетом, несмотря на сложность условий перелета и дальность маршрута, экипажи 49 ББАП в короткие сроки перегнали 41 самолет без единого летного происшествия.

Приказываю:

1. Командиру 49 ББАП майору Сажину Н. И. за образцовую организацию перегонки самолетов для фронта в короткие сроки без единого летного происшествия присвоить внеочередное военное звание подполковник.

2. Штурману 49 ББАП капитану Воробьеву А. Н. за хорошую подготовку к перелету личного состава в навигационном отношении присвоить внеочередное звание майор.

3. Инженера 49 ББАП военинженера 2 ранга Михалева М. С., техника-лейтенанта Беспальцева Д. И., техника-лейтенанта Мерзлякова Я. П. и лейтенанта Шибаева В. П. за отличное руководство и подготовку материальной части к перелетам, обеспечивших ее безотказность на протяжении всего маршрута наградить ценными подарками.

4. Остальному личному составу 49 ББАП, участвовавшему в перегонке самолетов, объявить благодарность.

5. Приказ объявить всему составу частей ВВС Красной Армии.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант авиации Новиков

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 535-536. Подлинник.


? 220. Приказ с объявлением приговоров военных трибуналов Ярославской и Ленинской железных дорог о хищениях продуктов работниками военных комендатур

? 0541 6 июля 1942 г.

Военной прокуратурой Ярославской ж. д. было вскрыто систематическое хищение продуктов бывшим военным комендантом 1-го отделения Ярославской ж. д. майором Бородиным М. И., его заместителем интендантом 3 ранга Гостевым А. С. и начальником агитпункта политруком Колесниковым А. М.

Пользуясь своим служебным положением, эти лица умышленно не учитывали выдаваемые продуктовые талоны, выписывали и получали по фиктивным документам из палатки военно-продовольственного пункта наиболее дефицитные продукты в неограниченном количестве. [266]

Кроме того, Бородин, Гостев и Колесников присвоили 24 посылки с подарками бойцам действующей армии общим весом 946 кг.

25 мая 1942 г. преступники Бородин, Гостев и Колесников осуждены к высшей мере наказания — расстрелу.

Аналогичный случай систематического хищения продуктов работниками военной комендатуры станции Тамбов был вскрыт военной прокуратурой Ленинской ж. д.

Военный комендант капитан Гусаров В. П., его заместитель старший лейтенант Епинин Н. И. и начальник военно-продовольственного пункта лейтенант Вяликов П. Г. с конца 1941 г. по апрель 1942 г. систематически, по составленным»ими актам на выдачу продуктов, якобы проезжающим без аттестатов воинским частям и отдельным бойцам, получали из продовольственного пункта и присваивали продукты.

Было расхищено: хлеба — 168 кг, консервов — 138 банок, сахара — 52,4 кг, молока сгущенного — 36 банок, сельдей — 32 кг, колбасы — 24 кг, сыра — 18,5 кг, масла сливочного — 10 кг, папирос — 180 пачек и др.

Обыском на квартирах у обвиняемых обнаружены большие запасы продуктов.

20 июня 1942 г. военным трибуналом Ленинской ж. д. Гусаров, Епинин и Вяликов осуждены к высшей мере наказания — расстрелу.

Следствием установлено, что систематическим хищениям способствовала бесконтрольность деятельности этих военных комендатур со стороны командования управлений передвижения войск на Ленинской и Ярославской железных дорогах.

Приказываю:

1. Настоящий приказ объявить под расписку начсоставу всех военных комендатур, управлений передвижения войск на железных дорогах и паро-ходствах, а также органов военных сообщений и продовольственной службы Красной Армии.

2. Начальнику Финансового управления при НКО, начальнику военных сообщений и начальнику Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии, с привлечением подчиненных органов в округах, фронтах и армиях, в течение III квартала 1942 г. произвести ревизию военно-продовольственных пунктов на железных дорогах и пароходствах и о результате доложить мне к 1 сентября 1942 г.

3. Начальнику военных сообщений Красной Армии в тот же срок проверить работу военных комендатур и управлений передвижений войск с задачей укрепления линейных органов на железных дорогах и пароходствах честными и проверенными во всех отношениях работниками.

Заместитель Народного комиссара обороны генерал-лейтенант интендантской службы Хрулев

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 352-353. Подлинник.


? 221. Приказ о льготах при поступлении и во время обучения в техникумах лицам, возвратившимся из Красной Армии и Военно-Морского флота, и иждивенцам рядового и младшего начальствующего состава

? 209 7 июля 1942 г.

Объявляю для руководства пункты 5 и 6 Постановления Совета Народных Комиссаров СССР ? 1089 от 2 июля 1942 года «О мероприятиях по укреплению техникумов».{274} [267]

Заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е. Щаденко


Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР

? 1089
2 июля 1942 г.   гор. Москва, Кремль

О мероприятиях по укреплению техникумов

5. Освободить от платы за обучение в техникумах

а) лиц, возвратившихся из Красной Армии и Военно-Морского Флота после ранения, контузии, увечья или болезни;

б) иждивенцев рядового и младшего начальствующего состава, призванного в ряды Красной Армии и Военно-Морской Флот, получающих пособие согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 года «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время».{274}

6. Разрешить директорам техникумов зачислять на стипендию нуждающихся учащихся — участников Отечественной войны, вернувшихся в техникумы из Красной Армии и Военно-Морского Флота после ранений, контузий, увечья или болезней, при наличии у них не только отличных и хороших, но и посредственных отметок.

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР Н. Вознесенский
Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Союза ССР Я. Чадаев

ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 81-82. Подлинник.


? 222. Приказ с объявлением положения об отличительных знаках раненым военнослужащим Красной Армии на фронтах Отечественной войны

? 213 14 июля 1942 г.

В боях за нашу Советскую Родину{276} против немецких захватчиков бойцы, командиры, политработники Красной Армии показывают образцы мужества, отваги и геройства. Многие из них, будучи ранеными, не оставляют своих постов на поле боя до завершения полного разгрома врага.

Раненые бойцы, командиры и политические работники, возвратившись по выздоровлении в действующую армию, служат примером храбрости и бесстрашия для новых пополнений.

Объявляя для неуклонного исполнения утвержденное Государственным Комитетом Обороны Положение об отличительных знаках раненых военнослужащих Красной Армии на фронтах Отечественной войны,{277} приказываю ввести это Положение со дня начала Отечественной войны.{278} [268]

Народный комиссар обороны СССР И. Сталин


Постановление Государственного Комитета Обороны ? ГОКО-2039

14 июля 1942 г. Москва, Кремль.

О введении отличительных знаков для раненых военнослужащих Красной Армии на фронтах Отечественной войны

1. Ввести для красноармейцев, командного и политического состава Красной Армии, получивших ранения в боя{279} за нашу Советскую Родину против немецких захватчиков, отличительный знак о числе ранений для постоянного ношения на обмундировании.

2. Утвердить Положение об отличительных знаках для раненых военнослужащих Красной Армии на фронтах Отечественной войны и прилагаемые к нему образцы знаков.

3. Отличительный знак о ранении носить на правой стороне груди.

4. Право ношения военнослужащим отличительного знака о ранении отмечать:

для красноармейцев и младшего начальствующего состава — в красноармейской книжке;
для среднего, старшего и высшего командного и политического состава — в удостоверении личности и послужном списке.

5. За незаконное ношение знака о ранении виновных привлекать к уголовной ответственности.

6. Установленный Положением отличительный знак о ранении для военнослужащих Красной Армии применять со дня начала Отечественной войны.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 87-93. Подлинник.


? 223. Приказ о результатах проверки работы отделов кадров армий и Северо-Западного фронта

? 0554 14 июля 1942 г.

Проведенная с 27 июня по 8 июля с. г. проверка работы отдела кадров Северо-Западного фронта (начальник — полковник Фомин, военком — старший батальонный комиссар Барыкин), отделов кадров 34, 27 и 11-й армий и ряда соединений, входящих в их состав, вскрыла серьезные недочеты в деле постановки учета начальствующего состава, присвоения воинских званий и награждения военнослужащих.

1. Отдел кадров фронта и отделы кадров армий слабо выполняют указание Главного управления кадров НКО от 14 марта 1942 г. за ? 282020 о порядке учета начальствующего состава в действующей армии.

а) Служебная картотека начальствующего состава фронта имеет около 90 % карт и не полностью отражает все данные о командире.

В отделах кадров армий служебных картотек вовсе нет и взамен их ведутся штатно-должностные книги учета начальствующего состава, но не по форме, а в 11-й армии запись в книгах делается карандашом; при перемещении командира фамилия его вытирается резинкой, что недопустимо.

б) В отделах кадров фронта и армий личные дела на персонально учитываемую группу начальствующего состава ведутся неудовлетворительно. Недостает многих документов, характеризующих командира, а многие имеющиеся документы отработаны небрежно. [269] В справках НКО, составляемых отделами кадров, не указывается дата и приказ о присвоении воинского звания, дата награждения и не устанавливается точно время прибытия и нахождения командира на фронте. Совершенно отсутствуют фотокарточки.

в) Начсостав, выбывающий по ранению В армейские и фронтовые госпитали, особо не учитывается и отделы кадров не знают, кто и где из раненых командиров находится, а по выздоровлении, в большинстве случаев, направляют их не в свои части, вопреки требованиям приказа НКО ? 294 от 1 сентября 1941 г.{279}

По 26-й Сталинской стрелковой дивизии из общего числа раненых вернулось в свои части по выздоровлении лишь 16 % начальствующего состава.

Такая негодная практика работы отделов кадров приводит к неправильному использованию начальствующего состава. Так, командир истребительного отряда 254-й стрелковой дивизии старший лейтенант Анисимов, выдвинутый на командира батальона, из армейского госпиталя по выздоровлении назначен командиром роты в 84-ю отдельную стрелковую бригаду.

г) Многие командиры не имеют удостоверения личности. Часто в них нет отметок о времени присвоения воинских званий.

д) Нет однообразия в постановке учета начальствующего состава в отделах кадров специальных родов войск во фронте и армиях.

е) В практике применения приказа НКО 1942 г. ? 0225{280} имеют место случаи превышения прав, предоставленных при назначении начальствующего состава соответствующим командирам. Так, командир 170-й стрелковой дивизии прибывшего из резерва фронта капитана Сергеева назначил на должность заместителя командира отдельного батальона связи. Командир 87-го стрелкового полка назначил своим приказом полкового инженера капитана Кузнецова начальником штаба полка.

2. Постановление Государственного Комитета Обороны ? 929 от 20 ноября 1941 г. о сокращенных сроках выслуги в воинских званиях начальствующего состава действующей армии в частях фронта выполняется неудовлетворительно.

Много случаев безосновательной задержки присвоения воинских званий. Так, по 163-й стрелковой дивизии выявлено 112 случаев задержки в присвоении очередных воинских званий до 2 и более месяцев. Личным вызовом начальствующего состава установлено, что только в девяти случаях задержки были основательными. Немногим лучше обстоит дело и во всех остальных проверенных дивизиях.

Командир транспортного взвода 529-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии младший лейтенант Тронин И. Е. (звание присвоено в декабре 1939 г. по запасу) в роте является примерным. Находясь в полку с апреля 1942 г. и являясь снайпером, Тронин уничтожил 8 фашистов, подготовил из бойцов-хозяйственников 3 снайперов, каждый из которых имеет на своем счету по несколько истребленных фашистов. Начальник штаба полка майор Лысенко неправильно объяснил причину задержки в присвоении очередного звания Тронину, заявив, что он недисциплинированный и плохой командир. На курсах усовершенствования начальствующего состава фронта в группе командиров батальона состоит младший лейтенант Брагин Д. М. Командуя взводом, ротой, батальоном, тов. Брагин был дважды ранен, сейчас на курсах парторг и отличник и никто не побеспокоился о присвоении ему соответствующего воинского звания.

Еще большая задержка в присвоении воинских званий происходит в специальных войсках: связи, инженерных, химических, а также медицинскому и ветеринарному составу.

При отсутствии должного учета в присвоении воинских званий отделы кадров повседневно не руководили этим делом, а являлись лишь техническими оформителями по представлениям. [270]

3. Отделы кадров фронта и армий, недооценив важности награждения отличившихся в боях и своевременной выдачи наград, допустили крупные недочеты.

а) Наличие во многих случаях необоснованных отклонений по представлениям к награждению. Так, по фронту на 1 июля с. г. отклонено 28,1 % к числу награжденных.

По 84-й стрелковой дивизии из 270 чел., представленных к награждению, с 1 сентября 1941 г. по 1 июля 1942 г. отклонено 124 чел.

Как правило, решения об отклонении проводились канцелярско-бюрокра-тическим методом, зачастую на том лишь основании, что много предоставлено или плохо составлены реляции на награжденных.

б) Время прохождения представления до награждения от полка до фронта составляет 30-40 дней; в 11-й армии 60 наградных листов от апреля — мая месяцев до сих пор не рассмотрены; вручение орденов и медалей награжденным происходит также медленно и за это время многие из представленных к награждению и награжденных убывают по разным причинам из состава частей, не получив наград.

По фронту вручено орденов награжденным на 1 июля 1942 г. 42,2 %, а медалей — 41,1 %.

в) Удельный вес красноармейцев и младшего начсостава в общем числе награжденных составляет 58 %, что является недостаточным. Многие замечательные бойцы и командиры, достойные награды, остаются не награжденными.

г) Учет награжденных в отделе кадров 11-й армии и в большинстве проверенных соединений поставлен неудовлетворительно.

4. Все эти недочеты явились результатом слабого руководства и контроля за постановкой учета начальствующего состава, присвоения званий и награждения со стороны отделов кадров фронта и армий и недостаточной помощью последних 4-м отделениям штабов соединений и частям.

Приказываю:

Отделам кадров фронта и армий до 10 августа полностью устранить все отмеченные недочеты.

1. Привести в образцовое состояние служебные картотеки, вести штат-но-должностные книги в 1-х отделениях, собрать и содержать в полном порядке документы на персонально учитываемую группу начальствующего состава, как этого требует директива Главного управления кадров НКО ? 0282020.

2. Вести точный учет начальствующего состава, находящегося в армейских и фронтовых госпиталях, и по выздоровлении его обязательно направлять в свои части.

3. Обеспечить, чтобы каждый командир имел на руках удостоверение личности с обязательной отметкой в нем даты и номера приказа о присвоении воинского звания.

4. Обеспечить бланками учетных документов отделы кадров специальных родов войск.

5. Строго соблюдать требования приказа НКО 1942 г. ? 0225 о назначении начальствующего состава пехоты в пределах прав, предоставленных соответствующим командирам.

6. Ликвидировать запущенность в присвоении воинских званий. В штат-но-должностных картотеках иметь строгий учет присвоения воинских званий и повседневно осуществлять руководство этим делом.

7. Присвоение очередных воинских званий начальствующему составу до старшего лейтенанта включительно и ему равным военным советам армий производить по спискам с краткими характеристиками, представляемыми войсковыми частями и соединениями.

8. Более тщательно рассматривать все представления к награждениям. Добиваться полноты и конкретного изложения боевого подвига в представлении, но не механически отклонять награждения.

9. Сократить время прохождения наградного материала с момента представления до решения о награждении до 3-5 дней и в этот же срок производить вручение наград. [271]

10. За неудовлетворительную постановку учета начальствующего состава, задержку рассмотрения наградных листов начальнику отдела кадров 11-й армии полковому комиссару Гвоздеву объявляю выговор.

11. Начальнику отдела кадров фронта полковнику Фомину конкретнее руководить отделами кадров армий, в кратчайший срок обеспечить решительное улучшение всей работы и к 15 августа представить мне доклад об устранении отмеченных недочетов.

Заместитель Народного комиссара обороны генерал-майор Румянцев

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 386-389. Подлинник.


? 224. Приказ о порядке высылки войсковыми частями и учреждениями извещений о погибших и пропавших без вести в боях лицах начальствующего состава и сверхсрочнослужащих и о назначении пенсий семьям этих лиц

? 214 14 июля 1942 г.

Несмотря на указания приказа НКО 1941 г. ? 138{281} о высылке извещений семьям погибших лиц начальствующего состава войсковыми частями и учреждениями действующей армии немедленно по установлении факта смерти военнослужащего, эти извещения высылаются с большим опозданием:

Поарм 55 о смерти батальонного комиссара Шелутко А. А., погибшего 3.11.1941 г., выслал извещение семье только 5.4.1942 г.;

420-й артполк АРГК о погибшем 14.9.1941 г. лейтенанте Жавнирович П. З. выслал извещение семье 23.3.1942 г., т. е. через 6 месяцев;

150-я танковая бригада о погибшем 24.7.1941 г. майоре Исакович И. Я. выслала извещение семье 19.4.1942 г. — спустя почти 9 месяцев.

Имеются случаи, когда в высылаемых извещениях нет даты подписания извещения и даже даты гибели военнослужащего.

Все это задерживает назначение пенсий семьям командиров, погибших, защищая социалистическую Родину.

Приказываю:

1. Командирам и комиссарам войсковых частей и соединений в двухдневный срок по установлении смерти военнослужащего обеспечивать высылку извещения семье, включая в него все требуемые формой сведения (дата гибели, место погребения и т. д.).

Извещения о пропавших без вести впредь высылать в двухдневный срок после исключения этих лиц из списков части.

2. В извещениях (форма ? 4, приказ НКО 1941 г. ? 138), помимо военного звания погибшего или пропавшего без вести военнослужащего, указывать последнюю занимаемую им штатную должность, а также почтовый адрес части.

3. Одновременно с высылкой извещения семье копию извещения высылать в облвоенкомат по месту жительства семьи с приложением расчетной книжки погибшего или справки (взамен расчетной книжки) об окладе и сроке удовлетворения денежным содержанием пропавшего без вести военнослужащего для разрешения вопроса о назначении пенсии семье.

Если адрес семьи неизвестен, — извещение вместе с расчетной книжкой (или справкой) высылать непосредственно в Финансовое управление при НКО. [272]

4. Военным советам фронтов и отдельных армий установить контроль за выполнением п. п. 1-3 настоящего приказа.

5. Областным военным комиссарам немедленно по получении копий извещений (п. 3 настоящего приказа) уведомлять соответствующие райвоенкоматы для расчетов с семьями и представления ими необходимых документов для назначения пенсии.

6. Пенсии семьям умерших лиц начальствующего состава и сверхсрочнослужащих назначать с 1 числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором умер военнослужащий.

Суммы, выплаченные семье по денежному аттестату, если они меньше пенсии, а также суммы, выплаченные в порядке приказов НКО 1941 г. ? 242{282} и 1942 г. ? 140,{283} засчитывать в счет пенсии.

В тех случаях, когда семье военнослужащего до получения ею или облво-енкоматом извещения о смерти выплачена по аттестату большая сумма, чем полагается за то же время пенсии, — удержаний переполученных по аттестату сумм не производить.

Пенсии семьям пропавших без вести назначать тем же порядком, но только после получения выписки из приказа по личному составу об исключении пропавшего без вести военнослужащего из списков Красной Армии.

7. Ст. 14 «Положения о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время (приказ НКО 1941 г. ? 138) в части высылки извещений о пропавших без вести и приказ НКО 1942 г. ? 10{284} отменить.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант интендантской службы Хрулев

ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 94-95. Подлинник.


? 225. Приказ о расформировании кавалерийских частей, соединений и училищ

? 00144 15 июля 1942 г.

В целях укрепления боеспособности конницы и укомплектования ее качественно лучшим людским и конским составом приказываю:

1. Расформировать:

а) управления и корпусные части 2, 5 и 6-го кавалерийских корпусов, 26, 28, 30, 34, 38, 49, 60, 62 и 70-ю кавалерийские дивизии;

б) управление и корпусные части 11-го кавкорпуса, 18, 24 и 46-ю кавалерийские дивизии и отдельный кавалерийский полк Калининского фронта;

в) управление и корпусные части 13-го кавалерийского корпуса, 25, 80 и 87-ю кавалерийские дивизии Волховского фронта;

г) отдельный кавалерийских полк — Западного фронта;

д) 17-ю кавалерийскую дивизию — Брянского фронта;

е) пять национальных кавалерийских дивизий — 97, 99, 104, 105 и 107-ю — Среднеазиатского военного округа;

ж) 73-ю кавалерийскую дивизию резерва Верховного Главнокомандования (МВО);

з) отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк;

и) 4-й запасный кавалерийских полк (СКВО), 2, .8 и 10-й запасные кавалерийские полки (ПриВО), 9-й запасный кавалерийский полк (ЮжУрВО), [273]

11-й запасный кавалерийский полк (УрВО), 3-й запасный кавалерийский полк (Закфронт), 1-й и 16-й запасные кавалерийские полки (САВО), 21-й запасный кавалерийский полк (Забфронт) и по одному запасному кавалерийскому полку, сформированных решением военных советов Волховского, Юго-Западного и Южного фронтов;

к) пятьдесят девять конных депо и пятнадцать ремонтных комиссий,{285} согласно прилагаемому перечню ? 1;{286}

л) Чкаловское кавалерийское училище (ЮжУрВО) и Ташкентское кавалерийское училище (САВО);

м) кавалерийские курсы младших лейтенантов Калининского и Волховского фронтов.

2. Сократить штатную численность Тамбовского кавалерийского училища на 300 человек, Новочеркасского кавалерийского училища на 675 человек и кавалерийские курсы младших лейтенантов Сталинградского фронта на 672 чел.

3. Высвобождаемых после расформирования людей, лошадей, оружие и автотранспорт использовать:

а) кавчастей, расформировываемых на фронте, на укомплектование действующих частей по усмотрению командующих фронтами;

б) кавчастей округов — распоряжением Главупраформа на укомплектование кавалерийских частей, стрелковых дивизий резервных армий, вновь формируемых мотострелковых бригад и артиллерийских частей.

4. Расформирование и сокращение частей конницы закончить к 30 июля 1942 года.

Исполнение донести.

Народный комиссар обороны И. Сталин

ф. 4, оп. 11, д. 68, л. 48-49. Подлинник.


? 226. Приказ о недостатках в организации питания и снабжении войск Северо-Кавказского фронта

? 0561 16 июля 1942 г.

Проверкой обеспеченности вещевым имуществом и продфуражом и организации питания в частях и соединениях Северо-Кавказского фронта вскрыт целый ряд больших и серьезных недостатков.

1. Несмотря на наличие запасов продовольствия во фронтовых и армейских складах, питание бойцов в проверенных частях поставлено плохо:

а) пища готовится однообразная преимущественно из пищевых концентратов. Овощи в частях отсутствуют при наличии их на фронтовом складе. На день проверки (28.6.42 г.) на складе имелись: квашеная капуста, консервированные и сушеные овощи, томат, перец и пр. специи;

б) в 102-м отд. инженерно-строительном батальоне, благодаря преступно-халатного отношения к организации питания бойцов, продукты бойцам выдаются на руки и каждый из них готовит себе пищу самостоятельно в котелках, банках от консервов и даже в стальных шлемах;

в) в отдельных частях, вследствие халатного отношения к своевременному подвозу продовольствия, а также благодаря неправильным приказаниям должностных лиц начсостава, — красноармейский состав незаконно лишается и не получает положенного по нормам продовольствия.

Так, в 105 сп командир полка подполковник Ивакин приказал 2 быков, [274] полученных для убоя на мясо, использовать в запряжки и не забивать. Бойцы в этот день мяса на получали и на его замену не было выдано рыбы.

В 1-й роте 324 сп 26.6.42 г. пищу готовили без мяса при наличии на ДОПе дивизии мяса 5 сутдач и рыбы 2 сутдач;

г) в большинстве проверенных соединений 47-й армии нет кухонного инвентаря: топоров, разделочных ножей, вилок и пр. Разделка мяса на кухнях производится самыми примитивными способами.

2. Личный состав фронта на день проверки был не полностью переодет в летнее обмундирование, несмотря на то, что на фронтовых складах имелись излишки: гимнастерок х/б — 108,8 тыс. шт., шаровар х/б 91,3 тыс. и летних головных уборов 90,0 тыс. штук.

В 324 сп 77 сд (командир полка майор Пантер, военком батальонный комиссар Ямошев) часть бойцов и командиров не имеют обуви вовсе.

Во втором батальоне этого полка около 300 бойцов и командиров ходят в обуви, требующей срочного ремонта.

Все эти безобразия имеют место при наличии во фронте излишков обуви (ботинок) в количестве 86 200 пар.

3. Начальник управления тыла генерал-майор Анисимов и начальник упродснаба фронта ст[арший] батальонный комиссар тов. Востоков в частях не бывают и не знают действительного положения с питанием и обеспечением личного состава вещевым имуществом.

Военный совет фронта прошел мимо всех вскрытых проверкой безобразных фактов в вопросах организации питания красноармейского состава.

Приказываю:

1. Начальника упродснаба Северо-Кавказского фронта ст(аршего) батальонного комиссара Востокова с работы снять и послать на менее ответственную работу.

Начальником упродснаба Северо-Кавказского фронта назначить подполковника Щепалова Василия Александровича.

2. Командира 3-й роты 102-го отд. инженерно-строительного батальона лейтенанта Герасимова и политрука роты мл(адшего) политрука Хамакова за преступно-халатное отношение к организации питания бойцов арестовать на 15 суток каждого, с удержанием 50 % зарплаты.

3. Командиру 105 сп подполковнику Ивакину и военкому полка батальонному комиссару Линник за самоуправство и отсутствие заботы об улучшении питания красноармейского состава — объявить выговор.

4. Начальнику управления тыла фронта генерал-майору Анисимову:

а) навести порядок в организации питания красноармейцев и добиться его коренного улучшения. Продукты, положенные по нормам довольствия, отпускать и полностью закладывать в котел. Перед закладкой в котел продукты обязательно взвешивать. В случае отсутствия овощей и других продуктов производить обязательную замену их имеющимися в наличии продуктами в размерах, предусмотренных таблицей замен.

Прекратить выдачу бойцам продовольствия на руки для приготовления ими пищи самостоятельно.

Всех лиц, назависимо от служебного положения, допустивших неполную закладку в котел, расхищение и порчу продуктов; допустивших сокращение норм пайка для питания личного состава сверх отпускаемых для фронта, армии, соединения и части лимита пайков, а также всех лиц продовольственной службы, проявивших бездеятельность, в организации питания, привлекать к ответственности;

б) решительно повысить качество приготовления пищи в красноармейской кухне. Восстановить ведение раскладок красноармейской пищи. Раскладки утверждать командирам батальонов. Шире использовать местные возможности по заготовке овощей, а также применять в пищу бойцов под наблюдением врачей витаминоносители: щавель, крапиву и т. п.

Особо отмечать и награждать отличников поваров, показавших образцы приготовления разнообразной и вкусной пищи, вплоть до представления их к правительственной награде; [275]

в) обязать начальствующий состав санитарной службы установить строжайший контроль за качеством приготовления пищи, организацией питания, санитарным состоянием кухонь, мест раздачи пищи, а также соблюдением бойцами правил личной гигиены при приеме пищи;

г) организовать местными средствами заготовку кухонного инвентаря и обеспечить им все войсковые части. Недостающее затребовать от Главного интенданта Красной Армии.

Произвести во всех частях полуду кухонь, организовав для этого через органы местной промышленности и промкооперации выездные бригады.

д) потребовать от всех работников продовольственной службы и в первую очередь от фронтового и армейских аппаратов не сидеть в канцеляриях, а чаще бывать в войсках, изучать на месте недостатки в организации питания и принимать меры к их устранению.

5. Главному интенданту Красной Армии генерал-майору интендантской службы Драчеву изъять из фронта все излишне завезенное летнее обмундирование и обувь.

6. Начальнику Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии бригинженеру Павлову к 1 августа с. г. организовать вторичную проверку постановки питания в войсках фронта.

7. Начальнику обозно-хозяйственного управления ГИУ КА немедленно проверить наличие кухонного инвентаря в армии (ножи, топоры, пилы, черпаки и пр.) и путем организации производства обеспечить им армию полностью.

Заместитель Народного комиссара обороны генерал-лейтенант интендантской службы Хрулев

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 472-475. Подлинник.


? 227. Приказ с объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР об изменении статей Указа от 26 июня 1941 г. «о порядке азначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время»

? 220 20 июля 1942 г.

1. Объявляю Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1942 г. «Об изменении ст. ст. 1 и 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время».{287}

2. Приказ довести до сведения всего рядового и младшего начальствующего состава Красной Армии. [276]

Заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар I ранга Е. Щаденко


Указ Президиума Верховного Совета СССР об изменении ст. ст. 1 и 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «о порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время»

Изменить ст. ст. 1 и 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время», изложив их в следующей редакции:

«1. Если в семье нет трудоспособных, пособие выплачивается ежемесячно в следующих размерах: а) при наличии одного нетрудоспособного — 100 рублей; б) двух нетрудоспособных — 150 рублей; в) трех и четырех нетрудоспособных — 200 рублей; г) пяти и более нетрудоспособных — 250 рублей в городах и 50 % этой суммы в сельских местностях.

2. Если в семье имеются три и более нетрудоспособных при одном или двух трудоспособных, пособие выплачивается ежемесячно в следующих размерах: а) при наличии трех и четырех нетрудоспособных при одном трудоспособном — 150 рублей; б) при наличии пяти и более нетрудоспособных при одном трудоспособном — 200 рублей; в) при наличии пяти и более нетрудоспособных при двух трудоспособных — 150 рублей в городах и 50 % этой суммы в сельских местностях».

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин

Москва, Кремль.   19 июля 1942 г.

ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 103-104. Подлинник.


? 228. Приказ о мерах по укреплению дисциплины и порядка В Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций

? 227 28 июля 1942 г.
Без публикации

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старо-бельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам. [277]

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять{288}, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбаса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорнб, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциалины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины. [278]

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот призыв — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек),{289} куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отряда (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой){290}, куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной. [279]

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта{291} для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны СССР И. Сталин

ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122-128. Подлинник. Опубл. в кн.: «История военного искусства. Курс лекций». М., 1958. Т. 5. С. 780-783.


? 229. Приказ о направлении танков, выпускаемых Сталинградским тракторным заводом, на Сталинградский и Северо-Кавказский фронты

? 0580 30 июля 1942 г.

1. Обязать ГАБТУ все танки, выпускаемые СТЗ, направлять на обслуживание Сталинградского и Северо-Кавказского фронтов.

2. Из танков, выпускаемых СТЗ, формировать отдельные батальоны и отдельные бригады однотипного состава, т. е. целиком из танков Т-34, без малых танков.

3. Отдельные батальоны Сталинградского формирования иметь в составе 21 танка Т-34, а отдельные бригады — в составе двух батальонов плюс два танка для командира бригады и начальника штаба бригады — всего 44 танка Т-34.

Народный комиссар обороны И. Сталин

ф. 4, оп. 11, д. 71, л. 502. Подлинник.

Дальше