Содержание
«Военная Литература»
Первоисточники

Содержание главы

? 219. Донесение начальника 7-го отдела политического управления 1-го Белорусского фронта начальнику 7-го управления ГЛАВПУ РККА о бомбардировках Берлина самолетами 8-го воздушного флота США с приложением записи беседы с экипажем американского бомбардировщика. ? 096. 8 февраля 1945 г.

? 220. Письмо начальника Генерального штаба КА главе военной миссии США в СССР о недопустимости атак американскими истребителями советских боевых самолетов. ? 005. 19 марта 1945 г.

? 221. Письмо уполномоченного Совета Народных Комиссаров СССР по делам репатриации начальнику ГШ КА и заместителю Народного Комиссара иностранных дел СССР с предложениями о совершенствовании порядка допуска представителей военных миссий союзных держав на пункты репатриации. 4 апреля 1945 г.

? 222. Донесение начальника политического отдела 3-й армии начальнику политического управления 2-го Белорусского фронта об оценках советскими воинами боевых действий союзников. ? 0607. 18 апреля 1945 г.

? 223. Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующим войсками 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов об установлении опознавательных знаков и сигналов при встрече с войсками союзников. ? 11073. 20 апреля 1945 г. 23.30

? 224. Иформация начальника Генерального штаба КА Верховному Главнокомандующему о предупреждении Генерального штаба Великобритании о намерении немцев провести авиадесантную операцию по захвату советских танков. ? 127802. 22 апреля 1945 г.

? 225. Директива начальника Генерального штаба КА командующим войсками 1-го, 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов об установлении бомборазграничительной линии между советскими и англо-американскими ВВС. ? 10850. 22 апреля 1945 г. 16.15

? 226. Директива командующего войсками 1-го Белорусского фронта командующим армиями фронта о действиях советских войск при встрече с войсками союзников. ? 00604/оп. 24 апреля 1945 г.

? 227. Письмо военной миссии США в Москве в адрес помощника начальника ГШ КА с перечислением объектов планируемых воздушных ударов союзников. 24 апреля 1945 г.

? 228. Докладная записка начальника Главного Разведывательного Управления КА начальнику Генерального штаба о недовольстве американцев отношением к ним советской стороны. 24 апреля 1945 г.

? 229. Боевое донесение командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса командующему 5-й гвардейской армии о встрече с разведкой войск союзников. ? 00335. 25 апреля 1945 г. 20.00

? 230. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям главам военных миссий США и Великобритании в СССР о назначении советских представителей при штабах союзных экспедиционных войск. ? 0038. 25 апреля 1945 г.

? 231. Донесение начальника политического отдела 5-й гвардейской армии начальнику политического управления 1-го Украинского фронта о встрече с представителями 69-й и 104-й пехотных дивизий и 5-го корпуса 1-й американской армии. 27 апреля 1945 г.

? 232. Донесение начальника политического отдела 5-й гвардейской армии начальнику политического управления 1-го Украинского фронта о встрече командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса с командиром 5-го американского корпуса и отношении американских войск к населению Германии. ? 0424. 28 апреля 1945 г.

? 233. Ходатайство командующего войсками 1-го Украинского фронта Верховному Главнокомандующему о передаче освобожденных английских и американских военнопленных непосредственно на линии соприкосновения с союзниками. 19 апреля 1945 г. 17.30

? 234. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям заместителю Наркома иностранных дел Союза ССР с информацией для союзников о решении начальника ГШ КА проводить боевые операции на территории Германии вне зависимости от установленных зон оккупации. ? 127880. 29 апреля 1945 г.

? 235. Доклад уполномоченного Совета Народных Комиссаров СССР по делам репатриации начальнику ГШ КА об освобождении и взятии на учет военнопленных и гражданских лиц союзных государств. ? 02413. 30 апреля 1945 г.

? 236. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям главам военных миссий США и Великобритании об установлении бомборазграничительной линии на подступах к Берлину. ? 56. 2 мая 1945 г.

? 237. Ходатайство начальника политического управления 1-го Украинского фронта начальнику Главного Политического Управления Красной Армии о передаче освобожденных граждан государств - союзников [их] военным властям непосредственно через линию фронта. 5 мая 1945 г. 10.20

? 238. Донесение начальника политического управления 1-го Украинского фронта начальнику Главного Политического Управления Красной Армии о встрече командования фронта с командным составом 12-й армейской группы американскихвойск. 7 мая 1945 г.

? 239. Доклад командующего войсками 2-го Белорусского фронта Верховному Главнокомандующему о встрече с фельдмаршалом Монтгомери. 8 мая 1945 г. 01.00

XII. СССР и союзники в борьбе с общим врагом

В главу вошло свыше 20 документов, которые в общем плане отражают основные направления военного сотрудничества между странами антигитлеровской коалиции. Среди них директивы Ставки Верховного Главнокомандования, документы Генерального штаба Красной Армии, приказы и распоряжения командующих войсками фронтов, письма военных миссий США и Великобритании в Москве по конкретным вопросам взаимодействия. Основная масса документов до сих пор была неизвестна даже специалистам. Приводимые материалы отражают сложный и противоречивый характер взаимоотношений союзников и трудности на пути совместной борьбы с фашистской Германией.


? 219. Донесение начальника 7-го отдела политического управления 1-го Белорусского фронта начальнику 7-го управления ГЛАВПУ РККА о бомбардировках Берлина самолетами 8-го воздушного флота США с приложением записи беседы с экипажем американского бомбардировщика{145}

? 096 8 февраля 1945 г.

Самолет ? 48 — 130 Боинг-17 («Летающая крепость»), входивший в состав 3-й воздушной дивизии 8-го воздушного флота США, стартовал в 7.30 утра 3 февраля с авиабазы ? 174, находящейся в районе Ярмут в Англии в составе основных сил 8-го воздушного флота с задачей бомбардировать центральную часть Берлина.

Самолет является ведущим самолетом отряда. Экипаж его состоял из:

командира отряда — майора Джона Рекса,
старшего пилота — ст. лейтенанта Артура Огля,
второго пилота — лейтенанта Альберта Хольмана,
штурмана — ст. лейтенанта Ричарда Хегинса,
штурмана — ст. лейтенанта Джона Йепа,
штурмана — лейтенанта Абрама Горнштейна,
бомбардира — лейтенанта Джеймса Нольте,
бортмеханика — техника-сержанта Джорджа Тейлора,
радиста — техника-сержанта Уэйна Льюиса,
стрелка — ст. сержанта Бена Галея.

Весь экипаж — здоров.

3 февраля задача 8-го воздушного флота, находящегося под командованием генерала Дулиттла{145}, заключалась в бомбардировке Берлина, а также нескольких менее важных объектов. В бомбардировке участвовало 40 групп «Летающих крепостей» и «Либерейторов», насчитывающих каждая по 38 самолетов. Большая часть этих групп действовала непосредственно против Берлина. Соединение было прикрыто около 1000 истребителей «Мустанг». [330]

Длительность вылета рассчитана на 9 часов, причем, один час был выделен на сборы в воздухе и занятие отрядами и группами своих мест в строю.

Над объектом один из моторов вышел из строя. В связи с этим экипаж был вынужден форсировать работу остальных моторов и в результате еще два мотора отказали. На одном моторе самолет не дотянул бы до Англии, тем более, что дул сильный западный ветер. Однако экипаж успел отбомбиться над объектом — центром города, после чего было принято решение идти в расположение Красной Армии. Точных сведений о прохождении линии фронта у экипажа не было, так как даже американская разведка знает о линии советско-германского фронта только то, что сообщается в сводках Совинформбюро. Ввиду этого экипаж старался протянуть как можно дальше, стремясь выйти в район южнее Бромберг. Дотянуть до этого района не вполне удалось, и самолет сделал посадку в 7 км юго-западнее Рогозин. Посадка была произведена благополучно и, помимо выхода из строя трех моторов, самолет крупных повреждений не имеет.

Структура 8-го американского воздушного флота следующая.

Тяжелые бомбардировщики объединены в отряды по 13 самолетов каждый. Каждый отряд имеет ведущий самолет с несколько иным составом экипажа, чем остальные самолеты отряда. Второй штурман руководит штурманами остальных самолетов, помогает командиру отряда и поддерживает связь со штурманом командира группы. Третий штурман обслуживает секретный прибор — редут или так называемый «магический глаз», дающий возможность выходить на цель в условиях плохой видимости и ночью. Такие приборы установлены только на ведущих самолетах.

Состав экипажа самолета более или менее стабильный, но командир отряда не прикреплен к определенному отряду, а вылетает с любым из отрядов данной группы по мере необходимости.

Три отряда составляют группу. Нормальный состав ее — 38 самолетов.

4 — 6 групп составляют крыло. Несколько крыльев составляют дивизию.

В состав 8-го воздушного флота входит три дивизии, кроме того, в состав воздушного флота входят истребители сопровождения, в основном системы «Мустанг». Структура их экипажа в точности не известна.

Максимальное количество самолетов, поднятое одновременно для одной операции 8-м воздушным флотом, составляло 23 декабря 1944 г. 2200 бомбардировщиков и свыше 1000 истребителей.

Экипажей имеется почти вдвое больше, чем самолетов, и хотя экипажи летают обычно на одном и том же самолете, они не считаются прикрепленными к определенной машине. К машине прикреплен только наземный технический персонал.

Бомбардировка проводится залпом, целым отрядом, по команде командира отряда. Группе, состоящей из трех отрядов, дается две минуты, чтобы отбомбиться. Таким образом, операция, подобная налету на Берлин, проведенному 3 февраля, занимает 80 минут. Операция рассчитывается и планируется очень точно, так что беспорядка или столкновения в воздухе не бывает. Нормальная боевая высота — от 7 до 8 тысяч метров.

Наличие облачности над объектом не мешает проведению операции благодаря наличию редутов. Летной считается погода, которая дает возможность самолетам идти строем выше облачности.

8-й воздушный флот входит в состав стратегической авиации. В его задачу входят только массированные налеты на крупные, стратегически важные объекты. Как правило, самолеты этого флота мелкими группами не действуют. Задачу ставит командующий флотом, а командиры групп ставят частные задачи командирам отрядов.

Во время данного налета, как было выше указано, основным объектом являлся Берлин, причем в отличие от прежних налетов на Берлин, когда предполагалось бомбить в первую голову промышленные предприятия и железнодорожные коммуникации, на этот раз было приказано бомбить центр города и ж.-д. станции, расположенные в центральной части города.

В прежних налетах истребительная авиация противника оказывала обычно сильное сопротивление. [331] Огонь зенитной артиллерии был также очень плотный. На этот раз ни один немецкий истребитель не поднялся, хотя погода была летная, а огонь зенитной артиллерии был значительно слабее, чем обычно. Благодаря этому бомбометание было точным и разрушения, произведенные в центральной части города, весьма значительны.

Данный самолет входил в двадцать пятую по порядку группу, выходящую на цель, и наблюдал поэтому значительные пожары в центральной части Берлина. При подходе к линии советско-германского фронта экипаж наблюдал также горящий немецкий город. Других наблюдений экипаж делать не мог из-за большой высоты, на которой проходил полет. Ни немецких, ни советских истребителей самолет не встречал.

Данный экипаж имеет 23 боевых вылета над Германией, командир отряда — майор Рекс — 30 вылетов. Экипаж считает, что наиболее опасным и наилучше защищенным немцами объектом во всей Германии являются крупнейшие заводы синтетического горючего и химические Леуна близ Берзебурга. Несмотря на то, что они занимают сравнительно небольшую площадь, их защищает свыше 500 зениток.

Беседы проводили:

Начальник следственной части разведотдела штаба 1-го Белорусского фронта подполковник Савицкий

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления фронта майор Розенфельд

ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 578. Л. 211 — 213. Подлинник.{146}


? 220. Письмо начальника Генерального штаба КА главе военной миссии США в СССР о недопустимости атак американскими истребителями советских боевых самолетов

? 005 19 марта 1945 г.

Главе военной миссии США в СССР Господину генерал-майору Джон Р. Дину

Уважаемый генерал Дин!

Настоящим довожу до Вашего сведения, что:

1. 18 марта 1945 года в период времени с 13 часов 15 минут до 13 часов 30 минут над расположением советских войск на восточном берегу реки Одер, севернее города Кюстрин, прошли курсом на север восемь групп американских бомбардировщиков типа «Летающая крепость» в сопровождении истребителей «Мустанг». Американские самолеты преследовались немецкими истребителями Ме-109 и ФВ-190.

Когда группа американских самолетов подошла к Морин (35 км северо-западнее Кюстрин), в это время над районом Морин находились в воздухе 6 советских истребителей Як-3. Советские летчики, заметив немецкие истребители, преследовавшие американцев, атаковали немцев, но сами в свою очередь были атакованы американскими истребителями.

Советские летчики, ясно различая американские самолеты, уклонились от воздушного боя с ними, но, несмотря на это, американские истребители продолжали преследовать советские самолеты. [332]

В результате атаки американских истребителей шесть советских самолетов были сбиты, причем два советских летчика погибли и один получил тяжелое ранение.

Этот случай является уже вторым случаем нападения американских истребителей на советские самолеты над территорией, занятой советскими войсками.

2. Этот из ряда вон выходящий случай произошел в условиях, когда по обоюдному соглашению между советским, британским и американским штабами авиации была установлена разграничительная зона для боевых действий союзной авиации, проходящая на этом участке по линии Пазевальк, Берлин, т. е. в 50 км к западу от района происшествия; причем никаких извещений о предполагаемом пролете здесь американскими самолетами линии советского фронта сделано не было.

Указанный случай вызывает справедливое возмущение советских войск, особенно тех, которые были свидетелями этого исключительного происшествия.

Об изложенном прошу довести до сведения начальников Объединенных штабов и просить их произвести срочное расследование происшедшего случая, наказать виновников нападения на советские самолеты и потребовать от союзных военно-воздушных сил впредь строго выполнять соглашение об ограничительной зоне.

О принятых мерах прошу меня уведомить.

Уважающий Вас генерал армии Антонов
Начальник Генерального штаба Красной Армии

Верно. Н. Славин

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 292. Л. 5—6. Зав. копия.


? 221. Письмо уполномоченного Совета Народных Комиссаров СССР по делам репатриации начальнику ГШ КА и заместителю Народного Комиссара иностранных дел СССР с предложениями о совершенствовании порядка допуска представителей военных миссий союзных держав на пункты репатриации

4 апреля 1945 г.

В соответствии с подписанным на Крымской конференции 11 февраля с. г. с США и Англией соглашением о взаимной репатриации нами организованы сборные пункты для освобожденных из плена англичан и американцев в г.г. Волковыск, Львов, Бронницы (под Москвой) и Песочная (под Харьковом); кроме этого создан транзитный лагерь в Одессе.

Указанные сборные пункты созданы и дислоцированы по указанию ГШ КА.

Согласно статье 2 Соглашения мы обязаны допускать офицеров репатриации на перечисленные сборные пункты для свидания и оказания помощи своим соотечественникам.

В настоящий момент группы офицеров репатриации британской и американской военных миссий находятся с разрешения НКИД в следующих пунктах:

Англичане: Сборный пункт г. Львов — 6 чел. Сборный пункт г. Волковыск — 5 чел. Транзитный лагерь г. Одесса — 11 чел.

Американцы: Сборный пункт г. Львов — 2 чел. Сборный пункт г. Волковыск — 2 чел. Транзитный лагерь г. Одесса — 8 чел. [333]

Выдача пропусков на сборные пункты в Волковыск и Львов, где англичан и американцев пока нет, разрешена с целью ознакомления с готовностью пунктов, завоза в них посылок и медикаментов и явилась в то же время своеобразной отдушиной в требованиях американцев и англичан выехать в Польшу.

Кроме того, разрешены поездки: старшему офицеру репатриации британской миссии подполковнику Херндолл из Москвы в Одессу до 13.4.45; представителю военной миссии США полковнику Крокет в Волковыск, Львов и в Одессу по 10 суток в каждый пункт (включая дорогу).

Все эти группы, как и одиночные офицеры репатриации, сопровождаются нашими офицерами, специально выделенными для этой цели.

Наши офицеры репатриации за рубежом: в Англии — 13 человек, Италии — 16 человек и во Франции — 35 человек, допускаются, как правило в лагеря с нашими людьми, включая и тыловые зоны армейских групп.

Исходя из этого, я полагал бы необходимым:

1. Допускать и впредь представителей Англии и США в одесский транзитный лагерь.

2. В Волковыск, Львов и в другие пункты выдавать пропуска после прибытия в них освобожденных из вражеского плена англичан и американцев — каждый раз с ведома Генштаба и НКИД.

3. В такой же плоскости необходимо решить вопрос допуска и французов в специально созданные для них комендатуры и лагеря (Одесса, Мурманск, Вильно, Луцк) и во вновь подготовляемые лагеря (4 лагеря в Киевском военном округе, 1 лагерь в Одесском военном округе).

Прошу по этим вопросам Ваших указаний.

Приложение: Список представителей иностранных миссий, находящихся в лагерях и сборных пунктах.{147}

Генерал-полковник Голиков

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 265. Л. 68-70. Подлинник.


? 222. Донесение начальника политического отдела 3-й армии начальнику политического управления 2-го Белорусского фронта об оценках советскими воинами боевых действий союзников

? 0607 18 апреля 1945 г.

В настоящее время в частях армии идет политическая и боевая подготовка личного состава к новым предстоящим боям по окончательному разгрому немецко-фашистских захватчиков. Помимо проводимых групповых бесед, политинформаций, читок благодарственных приказов товарища Сталина и сводок Совинформбюро об успехах Красной Армии на советско-германском фронте, политработники широко популяризируют успешные действия наших союзников на территории Германии. Такие беседы, как правило, сопровождаются показом на карте расположения наших и союзных нам армий.

Рядовые, сержанты и офицеры положительно отзываются о действиях союзных войск. Стремительное наступление союзников на широком фронте вызывает общее удовлетворение.

Комсорг 4-й батареи 307-го артиллерийского полка 169 сд сержант Николай Чуркин говорит: «Теперь каждый видит, как на деле осуществляются решения Крымской конференции. Зажатая в железные тиски с двух фронтов, Германия подвергается мощным ударам. Я беседовал со многими комсомольцами на эту тему, и все уверены в том, что вскоре доследуют еще более согласованные, [334] еще более мощные удары союзных армий, и гитлеровская Германия будет разгромлена».

Вот что в кругу офицеров сказал младший лейтенант Одинцов, командир стрелкового взвода 1020 сп 269 сд: «Здорово получается: Красная Армия громит немцев во Франкфурте-на-Одере, а союзники — уже восточнее Франкфурта-на-Майне, приближаются к Берлину. Когда-то это было мечтой. Теперь стало действительностью то, что фашистской Германии приходит конец».

Красноармеец 1-й стр. роты 922 сп 250 сд Кондратов в кругу своих однополчан говорил: «Отрадно слышать, что и наши союзники научились стремительно бить немцев, а главное — стали продвигаться в глубь Германии не ярдами, а десятками километров».

Говоря об успехах союзников, личный состав отмечает, что решения Крымской конференции выполняются наглядно. Привожу характерные высказывания. Сержант Федяев из минометного батальона в разговоре с другими товарищами говорил: «Решения Крымской конференции, как всем теперь видно, направлены на ускорение окончательного разгрома гитлеровской Германии. Сопротивление фашистской армии против таких сильных держав, как наш Советский Союз с союзными объединенными нациями, — безнадежно».

Красноармеец Новиков из 250 сд заявил: «Если решение Тегеранской конференции, по словам Черчилля, опоздало в выполнении на один день, то можно не сомневаться, что решение Крымской конференции выполняется точно».

Большинство уверенно заявляют о неминуемом разгроме фашистской Германии. Младший сержант Новиков, командир пулеметного отделения 339 гсп 120 гсд, заявил: «Фашистская Германия будет скоро разгромлена и мы должны еще решительнее сейчас действовать, тем более, что в Германии томится в неволе много наших братьев и сестер. Зимнее наступление показало, что Красная Армия располагает резервами, не только способными разгромить Германию, но и защитить нашу страну от агрессии в дальнейшем».

Вместе с этим есть высказывания: «Как бы не опоздать к вступлению в Берлин. Надо усилить натиск».

Рядовой 1-й стр. роты 885 сп 290 сд Рядушкин, беспартийный, заявляет: «Англичане и американцы начали двигаться в сутки по 60 — 70 километров вперед, часто не встречая серьезного сопротивления. Поэтому они раньше нас могут вступить в Берлин и скажут, что они победители. Нам нужно торопиться с подготовкой и вступить в решающие бои по штурму Берлина».

Красноармеец 269 сд 1018 сп минометчик Лонгвинов во время беседы о продвижении союзников замечает: «Вот союзники возьмут Берлин и скажут: «Все сделали мы». Нам надо не допустить этого. Пусть они знают, что все это сделали мы».

Есть отдельные разговоры о церемониале, который, вероятно, будет устроен при встрече наших войск с союзными. Поэтому люди высказывают настроение встретиться с нашими союзниками так, «чтобы не ударить лицом в грязь». Например, красноармеец 250 сд 922 сп Соколов говорит: «О Красной Армии мир знает многое. Значит, нам надо встретиться с союзниками так, чтобы они с первого взгляда с нами сказали: «Да, это действительно Красная Армия». Нам надо во всем себя подтянуть».

Наряду с такими разговорами у отдельных бойцов имеются и отрицательные настроения. Рядовой 885 сп 290 сд Павлов, до трех лет находившийся в плену у немцев, по вопросу перспектив войны и наступления на Берлин заявил: «Немцы в 1941 году тоже доходили до Москвы, но потом их погнали. Так может получиться и под Берлином с нашей стороны».

Рядовой 1-й минометной роты 882 сп этой же дивизии, беспартийный Фомичев, проживавший на оккупированной немцами территории, говорит: «О немцах много пишут и говорят плохого, но в самом деле всего этого не было». [335]

Как показывает сравнение, подобные настроения являются единичными и исходят от лиц, бывших в плену и живших на оккупированной территории.

Вывод:

Личный состав частей армии в массе своей правильно оценивает действия наших союзников.

Мероприятия:

1. Бригады политотдела армии, работающие в частях, вместе с главными вопросами подготовки подразделений к боям, нацеливают внимание командования и политсостава частей на подготовку бойцов и командиров к предстоящей встрече с союзными войсками, на подтянутость личного состава и внешнюю выправку.

2. По линии интендантской службы армии и соединений и хозяйственного аппарата принимаются меры к обеспечению рядовых, сержантов и офицеров положенным обмундированием.

Начальник политотдела 3-й армии генерал-майор Амосов

ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 72. Л. 151 — 154. Подлинник.


? 223. Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующим войсками 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов об установлении опознавательных знаков и сигналов при встрече с войсками союзников

? 11073 20 апреля 1945 г. 23.30

Ввиду возможной в ближайшее время встречи советских войск с англоамериканскими войсками, по соглашению с командованием союзных войск, установлены следующие знаки и сигналы для опознавания советских и англоамериканских войск:

1. Советские войска (пехота, танки, авиация) обозначают себя серией красных ракет.

Помимо ракет советские танки обозначаются одной белой полосой вокруг башни по ее середине и белым крестом на крышке башни. Полоса и крест должны быть шириной 25 см. Эти опознавательные знаки устанавливать не на всех танках, а только на головных, которые вероятнее всего первыми встретятся с английскими или американскими войсками.

2. Англо-американские войска (пехота, танки, авиация) обозначают себя серией зеленых ракет.

Помимо ракет англо-американские танки и бронемашины обозначаются желтыми или вишнево-красными флуорисцирующими (ночью) щитами и белой пятиконечной звездой, окруженной белым кругом, на горизонтальной поверхности танка.

3. Советские и англо-американские самолеты, помимо установленных для них сигналов ракетами, обозначаются своими национальными опознавательными знаками.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

а) Установленные сигналы и опознавательные знаки довести до сведения войск, и прежде всего танковых, и обеспечить их практическое применение, когда этого потребует обстановка, т. е. за день до вероятной встречи с английскими или американскими войсками.

Кроме того, для облегчения опознавания снабдить войска силуэтами английских и американских танков и самолетов.

Для авиации установленные сигналы ввести немедленно. [336]

б) При встрече с английскими или американскими войсками командующим танковыми или общевойсковыми армиями по договоренности со старшими начальниками союзных войск устанавливать временную тактическую разграничительную линию между советскими и английскими или американскими войсками с тем, чтобы избежать перемешивания войск. При установлении такой линии исходить из фактического положения наших войск и войск английских или американских ко времени их встречи.

Об исполнении донести.

Ставка Верховного Главнокомандования

И. Сталин

Антонов

ЦАМО РФ. Ф. 3. Оп. 11556. Д. 18. Л. 107— 108. Копия.


? 224. Иформация начальника Генерального штаба КА Верховному Главнокомандующему о предупреждении Генерального штаба Великобритании о намерении немцев провести авиадесантную операцию по захвату советских танков

? 127802 22 апреля 1945 г.

Представляю перевод письма и. о. главы британской военной миссии контр-адмирала Арчера, в котором изложено сообщение британского генерального штаба о намерении немцев провести авиадесантную операцию для захвата наших танков, чтобы применить их против союзников.

Приложение: упомянутое на 1 листе.

Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Антонов

Приложение

Британская военная миссия в СССР.

Москва.
22 апреля 1945 года,
Генералу армии А. И. Антонову начальнику Генерального штаба Красной Армии

Я получил от британского генерального штаба следующее сообщение, датированное 21 апреля:

«Случайный источник, заслуживающий всякого доверия, сообщил в середине апреля, что немцы намечают авиадесантную операцию небольшого масштаба для захвата русских танков. Место операции не указано».

Британский генеральный штаб предполагает, что немцы, может быть, намереваются использовать русские танки против американских войск, в то время как танки «Шерман» будут применяться против русских войск.

И. Р. Арчер контр-адмирал глава британской военной миссии

Перевел: мл. лейтенант Кольцов [337]

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 305. Л. 314— 315. Зав. копия.


? 225. Директива начальника Генерального штаба КА командующим войсками 1-го, 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов об установлении бомборазграничительной линии между советскими и англо-американскими ВВС

? 10850 22 апреля 1945 г. 16.15

21.4.45 г. между советскими и англо-американскими ВВС установлена следующая бомборазграничительная линия: Варнемюнде, Росток, Гюстров, Киритц, Бранденбург, Виттенберг, р. Эльба до Мельник-Прага.

Все пункты для советских ВВС — исключительно. Западнее указанной бомборазграничительной линии боевых действий авиацией не вести. Воздушная разведка не ограничивается.

Антонов

ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 193. Л. 113. Копия.


? 226. Директива командующего войсками 1-го Белорусского фронта командующим армиями фронта о действиях советских войск при встрече с войсками союзников

? 00604/оп 24 апреля 1945 г.

Во исполнение директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 23.4.45 г. за ? 11075 приказываю:

При встрече наших войск с американскими или английскими войсками руководствоваться следующим:

1. Старшему войсковому начальнику, на участке которого произошла встреча, в первую очередь связаться со старшим начальником американских или английских войск и установить совместно с ним разграничительную линию согласно указаниям Ставки, объявленным в моей директиве от 21.4.45 г. за ? 00583/оп.

Никаких сведений о наших планах и боевых задачах наших войск никому не сообщать.

2. Инициативу в организации дружеских встреч на себя не брать.

При встречах с союзными войсками относиться к ним приветливо. При желании американских или английских войск организовать торжественную или дружескую встречу с нашими войсками, от этого не отказываться и высылать своих представителей. О всех такого рода приглашениях немедленно докладывать по команде и посылать своих представителей в каждом случае с разрешения старшего начальника не ниже командира корпуса. После такой встречи нашим войскам приглашать к себе представителей американских или английских войск для ответной встречи. Приглашения представителей американских или английских войск для ответной встречи осуществлять с разрешения старших начальников не ниже командира корпуса. Офицеров и генералов, выделенных в качестве представителей для участия в дружеских встречах с представителями американских или английских войск, а также выделенных для участия в ответных встречах, тщательно инструктировать о поведении и порядке взаимоотношений с представителями американских или английских войск в соответствии с требованиями настоящей директивы, обращая при этом особое внимание на сохранение военной тайны.

3. Нашим войскам во всех случаях быть образцом дисциплинированности и порядка. Всему генеральскому и офицерскому составу строго соблюдать форму одежды и иметь опрятный вид. Этого же потребовать от всех войск, [338] которые могут иметь соприкосновение с частями американских или английских войск.

В случаях посещения наших частей представителями американских или английских войск обратить особое внимание на четкий порядок и организацию их встречи. Прием этих представителей в рабочих помещениях штабов не производить, а иметь для этой цели специально подготовленные помещения.

4. О всех случаях встреч с союзными войсками доносить в штаб фронта с указанием места, времени и нумерации встретившихся частей.

Командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Г. Жуков

Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин

Начальник штаба 1-го Белорусского фронта генерал-полковник Малинин

ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 193. Л. 131 —133. Подлинник.


? 227. Письмо военной миссии США в Москве в адрес помощника начальника ГШ КА с перечислением объектов планируемых воздушных ударов союзников

24 апреля 1945 г.

Уважаемый генерал Славин!

Генерал Эйзенхауэр информировал нас, что, если Генеральный штаб Красной Армии не будет возражать, перечисленные ниже объекты будут атаковаться 26 апреля 1945 года воздушными силами, находящимися под его командованием, куда входят как американские, так и британские ВВС:

1. Колин — 54 км восточнее Праги
2. Йиглава
3. Гмюнд — 120 км северо-западнее Вены
4. Вустермарк — 30 км западнее Берлина
5. Усти — 45 км юго-восточнее Дрездена
6. Фрейберг — 30 км юго-западнее Дрездена
7. Дебельн — 43 км северо-западнее Дрездена
8. Риза — 40 км северо-западнее Дрездена
9. Торгау — 45 км северо-восточнее Лейпцига
10. Фалькенберг — 62 км северо-восточнее Лейпцига
11. Виттенберг — 28 км западнее Дессау
12. Потсдам — 20 км юго-западнее Берлина
13. Роудница — 40 км северо-западнее Праги
14. Ютербог — 60 км юго-западнее Берлина
15. Эльстерверда — 80 км северо-восточнее Лейпцига
16. Ной-Руппин — 60 км северо-западнее Берлина
17. Нойштрелитц — 30 км северо-западнее Берлина
18. Нойбранденбург — 115 км севернее Берлина
19. Дрезден
20. Теплице Шанов — 75 км северо-западнее Праги
21. Науен — 35 км северо-западнее Берлина
22. Табор — 75 км юго-восточнее Праги
23. Ческе Будеевице — 60 км северо-восточнее Линца
24. Виттшток — 95 км северо-западнее Берлина
25. Ратенов — 70 км северо-западнее Берлина
26. Черчаны — 32 км юго-восточнее Праги
27. Троиенбритцен — 50 км юго-западнее Берлина [339]
28. Печки — 40 км восточнее Праги
29. Брюкс — 80 км северо-западнее Праги
30. Боденбах-Цетшен — 80 км северо-западнее Праги
31. Вшетаты — 24 км северо-восточнее Праги
32. Руланд — 44 км северо-восточнее Дрездена
33. Добрилуг — 60 км севернее Дрездена
34. Ораниенбург — 30 км севернее Берлина
35. Зеддин— 15 км южнее Потсдама
36. Герцберг — 70 км северо-восточнее Лейпцига
37. Пирна — 15 км юго-восточнее Дрездена
38. Духцов — 50 км южнее Дрездена
39. Обернице — 62 км южнее Дрездена
40. Жерносек — 54 км северо-западнее Праги
41. Ловосице — 55 км северо-западнее Праги
42. Покау — 26 км юго-восточнее Хемниц
43. Лиса — 30 км северо-восточнее Праги
44. Цезен — 32 км юго-восточнее Берлина
45. Лалендорф — 40 км юго-восточнее Ростока
46. Бранденбург — 50 км западнее Берлина
47. Цоссен — 25 км южнее Берлина
48. Укро — 75 км южнее Берлина
49. Мезимости— 100 км южнее Праги

Аэродромы

1. Росток — 175 км северо-западнее Штеттина
2. Нойбранденбург — 115 км севернее Берлина
3. Рехлин — 120 км западнее Штеттина
4. Рехлин-Ларц — 120 км западнее Штеттина
5. Виттшток — 95 км северо-западнее Берлина
6. Ной-Руппин — 60 км северо-западнее Берлина
7. Ораниенбург — 30 км севернее Берлина
8. Прага-Кбели
9. Прага-Летняни
10. Прага-Рузине
11. Барт — 50 км северо-восточнее Ростока
12. Гюстров — 30 км южнее Ростока
13. Тутов — 40 км севернее Нойбранденбурга
14. Ческе-Будеевице — 80 км северо-восточнее Линца
15. Шенвальде — 20 км северо-западнее Берлина
16. Гатов — 10 км западнее Берлина
17. Дебериц — 16 км западнее Берлина

За генерал-майора Эдмунда — В. Хилл
Подполковник, дежурный офицер Франсис В. Крэндолл.

Перевел: мл. лейтенант Кольцов [340]

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 296. Л.88—89. Копия. Пер. с английского.


? 228. Докладная записка начальника Главного Разведывательного Управления КА начальнику Генерального штаба о недовольстве американцев отношением к ним советской стороны

24 апреля 1945 г.

Докладываю сообщение нашего заслуживающего доверия источника: «Глава военной миссии США в Москве генерал Дин вернулся в Вашингтон и доложил о натянутых взаимоотношениях в Москве. Дин считает, что только крутое изменение политики в отношении русских может повлиять на улучшение взаимоотношений и условий для работы. Американцы недовольны большим количеством возникающих мелких недоразумений, какими-то оскорблениями, посадкой их самолетов, а также плохим обращением с американскими военнопленными и ранеными летчиками.

В ответ на отказ русских разрешить американским экспертам посетить порт Гдыню Дин советует отменить очередной конвой на север.

Глава английской военной миссии в Москве адмирал Арчер поддерживает Дина и считает, что англичане также должны изменить свою политику по отношению к русским».

Начальник Главного разведывательного управления Красной Армии генерал-лейтенант Ильичев

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 248. Л. 18. Подлинник.


? 229. Боевое донесение командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса командующему 5-й гвардейской армии о встрече с разведкой войск союзников

? 00335 25 апреля 1945 г. 20.00

1. Части корпуса, продолжая наступление, с утра 25.4.45 г. передовыми частями форсировали р. Эльба и соединились с частями 1-й американской армии.

В 15.30 в районе г. Торгау 173 гв. сп 58 гв. сд (командир полка гвардии майор Рогов, командир 1-го батальона 173 гв. сп. гвардии капитан Неда, командир 3-й роты гвардии старший лейтенант Бабичев, командир 2-го взвода гвардии лейтенант Кузминский) встретился с разведгруппой 69 пд 5 ак 1-й американской армии — начальник разведгруппы лейтенант Робертсон.

В 13.30 (6 км юго-западнее Мюльберг) передовые части 175 гв. сп 58 гв. сд (командир полка гвардии подполковник Гордеев, командир 2-го батальона гвардии майор Глотов, командир 6-й роты гвардии старший лейтенант Белобородько, командир 3-го взвода гвардии лейтенант Смирнов) встретились с разведгруппой 69 пд 5 ак 1-й американской армии (начальник разведгруппы — лейтенант Котцебу).

При встрече с указанными подразделениями союзников никаких происшествий не было.

2. Противник разрозненными группами продолжал отход в западном направлении и оказывал незначительное огневое сопротивление. Его авиация не действовала.

Командир 34 гв. ск гвардии генерал-майор Бакланов

Начальник штаба корпуса гвардии полковник Мительман [341]

ЦАМО РФ. Ф. 495. Оп. 1. Д. 275. Л. 391. Подлинник.


? 230. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям главам военных миссий США и Великобритании в СССР о назначении советских представителей при штабах союзных экспедиционных войск

? 0038 25 апреля 1945 г.

И. о. главы американской военной миссии в СССР контр-адмиралу К. Е. Олсену
И. о. главы британской военной миссии в СССР контр-адмиралу И. Р. Арчеру

Уважаемый адмирал Олсен!
Уважаемый адмирал Арчер!

Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Антонов поручил мне через Ваше посредство информировать начальников Объединенного штаба, что в связи с возможными переговорами о капитуляции крупных сил немецких войск на любом из основных фронтов советскими представителями назначены:

1. При штабе экспедиционных союзных войск в Западной Европе — генерал Суслопаров.

2. При штабе средиземноморских союзных войск — генерал Кисленко.

Уважающий Вас, помощник начальника Генерального штаба КА генерал-майор Н. Славин

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 292. Л. 46. Копия.


? 231. Донесение начальника политического отдела 5-й гвардейской армии начальнику политического управления 1-го Украинского фронта о встрече с представителями 69-й и 104-й пехотных дивизий и 5-го корпуса 1-й американской армии

27 апреля 1945 г.

Выйдя 23 апреля на восточный берег реки Эльба, 2-й стрелковый батальон 173 гв. сп 58-й гвардейской стрелковой Красноградской Краснознаменной дивизии, которым командует гвардии капитан Негода, занял участок обороны в районе моста через реку Эльба, напротив города Торгау, расположенного на западном берегу реки.

Днем 25 апреля с каланчи церкви города Торгау американский солдат, махая флажками, выкрикивал что-то радостное для наших солдат. Не понимая языка, наши бойцы и офицеры полагали, что это немец, и поэтому наш лейтенант Сельвашин попытался договориться на немецком языке. Но ответа не последовало. Тогда наши солдаты сделали несколько выстрелов по каланче.

Находившийся там один нерусский солдат сошел с каланчи и на русском языке произнес два слова: «Москва — Америка». Тогда наши воины поняли, что это американский солдат и потребовали, чтобы один из них подошел к нашим подразделениям. Пришедший американский солдат заявил, что он из группы американских разведчиков, которые имеют задачу установить местонахождение русских войск. Вскоре пришел туда офицер американской армии, который рассказал, что разведчики принадлежат 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии и попросил, чтобы наш офицер проехал [342] вместе с ним в американский штаб, заявив при этом, что штаб их батальона находится в 15 километрах от места встречи.

По приглашению командования 69-й американской дивизии, в 23 часа 30 минут 25 апреля 1945 года наши представители (от полка) в составе заместителя командира 173 гв. сп по строевой части гвардии майора Иларионова, командира 2-го батальона этого полка гвардии капитана Неда, гвардии лейтенанта Сельвашина, гвардии сержанта Андреева прибыли в штаб 69-й дивизии, который находился в 40 километрах западнее реки. На протяжении всего этого пути от реки Эльба до расположения главных американских сил наши представители не встретили ни немцев, ни американцев. По дороге встречались лишь мелкие группы немцев, среди них были и вооруженные, которые спрашивали у американцев дорогу на сборный пункт военнопленных.

В штабе 69-й американской пехотной дивизии наши представители были встречены американским майором. Находившиеся там американские солдаты встретили наших представителей с озлоблением, приняв их за пленных. Но когда они узнали, что это советские офицеры, они устроили дружные аплодисменты и выкрикивали различные приветствия по адресу Красной Армии и советского народа, снимали с погон наших офицеров звездочки и цепляли их себе, отрезали пуговицы, стремясь приобрести что-нибудь себе на память о русских. Затем наших офицеров принял командир 69-й американской пехотной дивизии генерал-майор Райнхардт.

Встреча была исключительно дружеской. Генерал и его офицеры фотографировались вместе с нашими представителями, договорились о последующей встрече, для чего генерал Райнхард, бригадный генерал Марест, офицеры штаба дивизии вместе с охраной на 13 «виллисах» направились в город Торгау.

26 апреля в 11 часов дня состоялась встреча между командиром полка 69 пд и командиром 173 гсп гвардии майором Роговым (по просьбе командира американского полка). Встреча состоялась на мосту через реку Эльба в районе Торгау. Как с нашей, так и с американской стороны кроме командиров полков присутствовали другие офицеры. При встрече товарищ Рогов и командир американского полка обменялись краткими приветственными речами. Оба подчеркнули в своих речах о необходимости путем крепкой дружбы между обоими народами и армиями и общими усилиями ускорить полный разгром гитлеровской Германии. Командир американского полка задал вопрос тов. Рогову: «Какую вы имеете задачу?» На что товарищ Рогов ответил, что задача была выйти на реку Эльба и ждать дальнейших указаний. Затем тов. Рогов пригласил к себе американцев на завтрак. Американские офицеры вели себя свободно. Каждый из них стремился получить какую-либо память от русских воинов, с этой целью они снимали у наших офицеров звездочки с погон, дарили свои знаки различия, менялись часами, носовыми платками.

Во второй половине дня произошла встреча между командиром 58 гв. сд генерал-майором тов. Русаковым и командиром 69-й американской пехотной дивизии генерал-майором Райнхардт. При встрече присутствовали с нашей стороны: начальник штаба дивизии гвардии подполковник Рудник, командир 173 гв. сп гвардии майор Рогов и др. офицеры. С генералом Райнхардт были: его заместитель — бригадный генерал Марест, нач. штаба дивизии — полковник Пилинч. На встрече присутствовали около 70 журналистов американских, английских, французских и советских газет и несколько кинорепортеров. Здесь же встретились представитель ТАСС при 1-й американской армии Жданов и писатель Константин Симонов. Встреча состоялась в господском доме на восточном берегу реки Эльба в расположении второго батальона 173 гв. сп.

На приеме гвардии генерал-майор Русаков и генерал-майор Райнхардт обменялись приветственными речами. В своей речи американский генерал Райнхардт заявил: «Я переживаю самые радостные дни в моей жизни. Я горд и счастлив, что моей дивизии посчастливилось первой встретиться с частями [343] героической Красной Армии. На территории Германии встретились две Великие Союзные Армии. Эта встреча ускорит окончательный разгром военных сил Германии».

В своей ответной речи гвардии генерал-майор Русаков сказал: «Наступил долгожданный и радостный день. На территории Германии встретились две Великие Армии. Героическая Красная Армия прошла большой путь напряженной борьбы и славных побед. Мы рады встретить союзные американские войска на территории вражеской Германии. Встреча двух союзных армий является большим историческим событием в борьбе с гитлеровской Германией. Пусть эта встреча послужит залогом быстрейшего и окончательного разгрома гитлеровской армии и установления прочного мира».

Генерал-майор Райнхардт вручил генерал-майору Русакову национальный американский флаг.

Прием, устроенный гвардии генерал-майором Русаковым в честь встречи двух великих армий, прошел в исключительно теплой и дружеской атмосфере. Генерал-майор Райнхардт и бригадный генерал Марест, а также сопровождавшие их офицеры 1-й американской армии поздравляли офицеров 58 гсд с боевыми победами Красной Армии и выражали свое восхищение и восторг героическими подвигами русской армии.

На приеме генерал-майор Райнхардт провозгласил тост за здоровье и во славу руководителя и вдохновителя побед Красной Армии Маршала Советского Союза товарища Сталина.

26 апреля в 18.00 часов произошла встреча наших войск с союзными войсками на участке 118 сд (на западном берегу Эльбы юго-западнее города Презитц).

На этом участке первыми с нашей стороны встретились с представителями американской армии командир 1-й стрелковой роты 527 сп 118 сд капитан Ушаков и командир первого взвода этой роты лейтенант Кондрашов. К боевым порядкам нашего стрелкового подразделения подъехала на «виллисе» группа американских солдат в количестве пяти человек во главе с лейтенантом Шинком с поднятым флагом. Их встретили наши солдаты, а затем офицеры Ушаков и Кондрашов. Это были разведчики 104-й пехотной дивизии американцев, которой командует генерал-майор Эллен. Встретившиеся воины обеих армий сначала по-воински приветствуют друг друга, а затем следуют солдатские рукопожатия. Сегодня здесь, за немецкой рекой Эльба, участник сталинградских боев капитан Ушаков жмет руку американскому лейтенанту Шинку как самому близкому человеку, как родному брату.

Наши офицеры и солдаты, присутствовавшие на встречах, вели себя хорошо, выдержанно и, наоборот, американские офицеры вели себя несколько развязно.

Наши воины сравнивали форму одежды: нашу и американскую. Один сержант заявил: «У нас генералы видны издалека, генералов можно различить по их одежде, они одеты в отличительную форму от других офицеров, а у американцев трудно отличить генерала от солдата. Вообще нужно сказать, что форма одежды Красной Армии, от рядового до генерала, лучше американской формы».

При встречах инцидентов и эксцессов никаких не было.

Сегодня на правом берегу реки Эльба в районе расположения 173 гв. сп 58 гв. сд состоялась встреча командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-майора Бакланова с командиров 5-го американского корпуса 1-й американской армии.

Начальник политотдела 5-й гвардейской армии гвардии генерал-майор Катков [344]

ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2675. Д. 170. Л. 308—311. Подлинник.


? 232. Донесение начальника политического отдела 5-й гвардейской армии начальнику политического управления 1-го Украинского фронта о встрече командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса с командиром 5-го американского корпуса и отношении американских войск к населению Германии

? 0424 28 апреля 1945 г.

Сегодня в 13 часов в селе Вердау состоялась встреча командира 34-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-майора Бакланова с командиром 5-й американского корпуса американской армии генерал-майором Хюбнером.

На улице — перед местом встречи — была построена арка, на которой на русском и английском языках были вывешены лозунги со следующим текстом: «Да здравствует победа англо-советско-американского боевого союза над немецко-фашистскими захватчиками».

Над другой аркой при входе в сад на красном материале была написана следующая цитата товарища Сталина: «Совместные удары Красной Армии и англо-американских войск по гитлеровской Германии приблизят час победоносного окончания войны».

Американцы прибыли на нескольких «виллисах». Произошла встреча между товарищем Баклановым и генерал-майором Хюбнером, которые обменялись приветственными речами. В своей краткой речи командир 5-го американского корпуса генерал-майор Хюбнер сказал: «Я рад встретиться с Вами. Это для меня самый счастливый день в моей жизни и самый радостный для американских солдат и офицеров — встретиться с русской армией в Германии, здесь на берегу Эльбы».

Затем гвардии генерал-майор Бакланов пригласил американцев в сад, где на свежем воздухе были сервированы столы. За столами американцы рассаживались между нашими офицерами и вели оживленные разговоры.

Командира 5-го американского корпуса сопровождали: начальник штаба корпуса полковник Майсон, командующий артиллерией корпуса — бригадный генерал Хельмик, командир 69-й американской пехотной дивизии — генерал-майор Райнхардт, представитель генерального штаба американской армии и начальник американских военных раций во Франции капитан Устинов, помощник начальника разведотдела генерального штаба американской армии капитан Фридель и ряд других офицеров, а также кинорепортеры и корреспонденты американских, английских и французских газет.

С нашей стороны присутствовали: командир 58 гв. сд гвардии генерал-майор Русаков, начальник штаба корпуса гвардии полковник Мительман, начальник политотдела корпуса и ряд других офицеров штаба корпуса, начальник политотдела 58 гв. сд гвардии полковник Карпович, писатель Константин Симонов, представитель ТАСС при 1-й американской армии майор Жданов, кинорепортеры Москвы, Ленинграда, фотокорреспонденты фронтовой газеты. Среди советских кинорепортеров был дважды лауреат Сталинской премии Бенимович. Всего присутствовало около 60 офицеров, из них около 25 — американских.

В ответ на вручение вчера командиром 69-й пехотной дивизии генерал-майором Райнхардтом командиру 58 гв. сд гвардии генерал-майору Русакову национального флага, командир 24 гв. ск гвардии генерал-майор Бакланов передал командиру 5-го американского корпуса генерал-майору Хюбнеру знамя с изображением медали «За оборону Сталинграда». При этом товарищ Бакланов заявил: «Передаю Вам знамя, пронесенное частями корпуса от Сталинграда до Эльбы».

Генерал-майор Хюбнер, принимая знамя, горячо благодарил за знаки внимания и дружбы. [345]

Генерал-майор Хюбнер при встрече с товарищем Баклановым пытался выяснить задачу, стоящую перед корпусом. На это тов. Бакланов ответил, что корпус имел задачу выйти на Эльбу и ждать дальнейших приказаний. Затем генерал Хюбнер задал товарищу Бакланову 4 вопроса:

1. Когда может состояться встреча между командующим 1-й американской армии и командующим нашей армии, а также между командующим армейской группой американских войск генералом Брэдли и маршалом Коневым? Для связи на восточном берегу Эльбы оставлен офицер, который ожидает ответа к 10.00 28 апреля, Хюбнер заявил, что с их стороны имеется желание встретиться с командующим армией и маршалом Коневым в понедельник 30 апреля.

2. Как посмотрит советское командование на подвод союзных войск на западном берегу Эльбы на рубеж Дессау-Риза.

3. Какой будет ответ советского командования на их желание построить мост через Эльбу в районе Торгау? Мотив — наличие у них всех необходимых для этого материалов и желание помочь нам.

4. Хюбнер изъявил желание обменяться офицерами связи, причем, желательно не ниже майора — капитана.

На все эти вопросы [американцы] желают получить ответ через своего офицера связи 28 апреля к 10.00.

Нумерацией частей [Хюбнер] не интересовался. Но интересовался вопросами, есть ли в корпусе танковая дивизия и сколько в нем стрелковых дивизий; каковы тактико-технические данные танка «Т-34».

В беседе также выяснилось, что 5-й американский корпус состоит из двух пехотных дивизий по 12 тысяч человек в каждой и одной танковой дивизии, имеющей 200 танков. Имеется корпусной артиллерийский полк, состоящий из 4-х дивизионов по 12 155-мм пушек в каждом. Танковая дивизия дислоцируется в Дессау. В этом же районе расположены пехотные дивизии.

В каждом пехотном полку имеется один артиллерийский дивизион, состоящий из 12 105-мм пушек.

Беседы за столом протекали в дружественной атмосфере. Все происходящее советские и американские кинорепортеры снимали на кинопленку. Американские кинорепортеры сняли рядом висящие портреты Сталина и Рузвельта. Портрет Рузвельта был обтянут черным крепом. Они также сняли приветственный лозунг, написанный на красном материале на английском языке.

Американская корреспондентка взяла интервью у санитарки медсанбата 58 гв. сд старшего сержанта Лизы Парняковой. Парнякова — 1925 года рождения, уроженка города Симферополя. В армии служит два года, все время в этой дивизии. До последнего времени была санинструктором стрелковой роты 175 гв. сп. Награждена медалью «За Отвагу». На правой щеке — глубокий след касательного пулевого ранения. Корреспондентка задала ей несколько вопросов:

1. Фамилия, имя, отчество?
2. Откуда родом?
3. Год рождения?
4. Сколько служит в армии и в качестве кого?
5. Где ее отец, чем он занимается? (Парнякова ответила, что отец ее на фронте и является офицером Красной Армии).
6. В составе делегации какой части она прибыла на встречу с американцами? (Парнякова ответила, что прибыла из санитарного учреждения).

Затем на Парнякову надели автомат и сфотографировали.

Американские офицеры поднимали тосты за различные виды советского оружия. Помощник начальника разведотдела генерального штаба американской армии капитан Фридель выкрикнул на русском языке: «Да здравствует советская пехота».

Как наши, так и американские офицеры вели себя хорошо. Держали себя свободно, но сдержанно. Никаких эксцессов не было.

Встреча закончилась в 16.00. В 16.30 американцы переправились через [346] Эльбу у моста в районе Торгау. На прощание тов. Бакланов снял свой гвардейский значок и как сувенир подарил его командиру 5-го американского корпуса генерал-майору Хюбнеру. Последний был чрезвычайно тронут вниманием и высоко оценил этот жест.

Заслуживают внимания отдельные эпизоды и лица.

1. Командующий артиллерией 5-го американского корпуса бригадный генерал Хелмик. Он служит в армии 30 лет. Награжден 13 орденами и медалями, среди них мексиканскими. Участвовал в войне с Японией. Он заявил, что у Америки с Японией имеются свои счеты. Когда генерал-майор Русаков заметил, что на Дальнем Востоке у нас имеется сильный флот, Хелмик бросил реплику: «У вас не только флот, но и артиллерия хорошая».

2. Капитан Петр Устинов. Он русский по национальности, уроженец города Москвы. В 1920 году, когда ему было 7 лет, родители выехали в Америку. Отец его — специалист по хлопководству. Сам он в Америке закончил колледж (средняя школа), высшую школу и исторический факультет Колумбийского университета. Сейчас он — представитель генерального штаба на Европейском театре военных действий и начальник всех американских военных раций во Франции.

В беседе с работниками политотдела армии Устинов рассказывал об огромной популярности Рузвельта в американском народе и армии, что в противовес Рузвельту новый президент Трумэн никому не известен, никто не знает, что он делал до сих пор. Однако все говорят, что если Рузвельт избрал его своим заместителем, как видно, он неглупый человек. А если по своей скромности он до сих пор не популяризировал себя, то это для него только плюс.

Устинов рассказал, что 1-я американская армия с момента ее высадки в Нормандии до Эльбы взяла в плен более 800 000 немецких солдат и офицеров. Он также рассказал, что в Лейпциге они освободили русскую девушку Нину из города Конотопа вместе с ее матерью. Она попросила его взять ее с собою, чтобы довести до русских. Когда она встретилась с нашими красноармейцами, она попрощалась с Устиновым и при этом сказала ему, что бы с ней ни случилось, но умирать она хочет только в Конотопе. На дорогу Устинов снабдил ее велосипедом.

Около 21.00 26 апреля, когда Устинов находился во 2-м батальоне 173 гсп 58 гсд, ему принесли телеграмму, в которой говорилось, что немцы сосредотачивают крупные силы северо-восточнее Дессау, квадрат 2475, и просили «предупредить об этом друзей» (то есть командование Красной Армии). Устинов немедленно сообщил об этом командиру батальона гвардии капитану Неда и просил немедленно сообщить об этом выше. Присутствующий там работник политотдела армии немедленно отправился в штаб дивизии и предупредил об этом командира дивизии гвардии генерал-майора Русакова, который в свою очередь поставил об этом в известность командование корпуса.

3. Капитан Фридель, уроженец г. Тешин, по национальности поляк. Отец его адвокат — из-за преследования немцами уехал в Америку. Фридель работает в разведотделе генерального штаба.

4. Викения Урвин. Это — корреспондентка городской Сен-Луизской газеты «Пост Диспач» (по-русски — «Почтовый курьер»). Она, побыв немного на встрече, уехала в направлении нашего тыла. Но принятыми мерами была задержана и переправлена на западный берег Эльбы.

5. Майор Жданов. Корреспондент ТАСС при 1-й американской армии. В беседе с работником политотдела армии он рассказал, как американцы создают местную власть в занятых ими германских городах, о взаимоотношениях между американскими солдатами и офицерами и немецким населением и о поведении последнего. [347]

Американские воинские части не занимаются гражданскими вопросами. Для этого существует отдел по гражданским делам, так называемый «Сивил Аферз». Представители этого отдела находятся вместе с передовыми частями армии и при занятии немецких городов занимаются восстановлением местной администрации. На должности бургомистров часто остаются бургомистры, бывшие при фашистском режиме, или их заменяют другими лицами из местного самоуправления — судьями, прокурорами, избегая выдвижения новых людей. На замечания Жданова американцам, почему они так поступают, ведь судьи, прокуроры и другие должностные лица, бывшие при фашистском режиме, сами являются фашистами, — американцы ответили, что, если они плохо будут работать, они их уберут, а выдвигать новых людей, не сведущих в этом деле, нельзя.

Что касается взаимоотношений между американскими военнослужащими и местным немецким населением, то первые в полном смысле слова бойкотируют вторых. Американским офицерам и солдатам категорически запрещается разговаривать с немцами и немками. За нарушение этого приказа в первый раз военнослужащий штрафуется на 65 долларов, во второй раз — более строго наказывается. Однако, когда немцы или немки обращаются к американским военнослужащим, они отвечают им вежливо и корректно.

О том, как ведет себя население, говорят два характерных факта:

Одна немка пришла в штаб американской воинской части и пожаловалась на американского солдата, что тот без ее разрешения включил приемник. В другом случае одна немка остановила американского офицера, шедшего вместе с товарищем Ждановым, и заявила ему, что один француз отобрал у нее велосипед, а поскольку американцы находятся здесь и отвечают за порядок, она требует немедленно вернуть ей велосипед.

В городе Торгау, находящемся на западном берегу Эльбы, наши офицеры наблюдали, как американские офицеры в чине майоров и капитанов заходили в немецкие дома и требовали вина, шарили по квартирам и в подвалах.

Один немецкий врач, который до революции работал в России, подошел к нашему капитану и сказал: «У меня имеется много медикаментов, заберите их себе. Я не хочу, чтобы они попали в руки американцев, и вообще я не понимаю, почему вы с ними связались». Когда наши офицеры вошли в его дом, а вслед за ними зашли американский майор и капитан, немец обратился к ним по-французски и сказал американцам: «У меня имеется много медикаментов, заберите их себе. Я не хочу, чтобы они попали в руки русским». Когда наши офицеры рассказали американцам что этот немецкий врач за несколько минут до этого говорил им, то американский майор выгнал его и последовал за ним. Через несколько минут майор вернулся. И когда его спросили, где немец, он махнул рукой и свистнул.

В Торгау корреспондент английской газеты «Дейли Мейл» задал такой вопрос нашему офицеру: «Какая разница в отношениях русских к американцам и англичанам?»

Американцы получили приказ — не пропускать через Эльбу на западный берег идущих с востока немецких беженцев и освобожденных Красной Армией из немецкого плена людей.

Начальник политотдела 5-й гвардейской армии гвардии генерал-майор Катков [348]

ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2675. Д. 170. Л. 312-317. Подлинник.


? 233. Ходатайство командующего войсками 1-го Украинского фронта Верховному Главнокомандующему о передаче освобожденных английских и американских военнопленных непосредственно на линии соприкосновения с союзниками

19 апреля 1945 г. 17.30

В целях быстрейшей передачи освобожденных войсками фронта военнопленных англичан и американцев прошу не направлять их через Одессу, как было раньше, а передавать их в установленном порядке в районе Торгау.

Конев

Крайнюков

ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2712. Д. 346. Л. 158. Подлинник.


? 234. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям заместителю Наркома иностранных дел Союза ССР с информацией для союзников о решении начальника ГШ КА проводить боевые операции на территории Германии вне зависимости от установленных зон оккупации

? 127880 29 апреля 1945 г.

В ответ на послание Черчилля (пункт 5-й письма), адресованного на имя товарища Сталина, начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии тов. Антонов полагает возможным дать следующий ответ:

В целях скорейшего разгрома и ликвидации немецких войск советские войска будут проводить свои операции вне зависимости от установленных зон оккупации, сообразуясь с оперативной необходимостью.

Продвижение советских войск на любом из участков фронта будет происходить до момента непосредственной встречи с американскими или английскими войсками.

Для того чтобы избежать перемешивания советских и американских или английских войск, а также чтобы избежать случаев проникновения в районы, уже оккупированные другой союзной армией, советское командование уже дало указание своим войскам о том, чтобы при встрече советских войск с союзными войсками старшие советские начальники немедленно устанавливали связь со старшими начальниками американских или английских войск и по договоренности между собой:

1. Устанавливали временную тактическую разграничительную линию.

2. Принимали меры к тому, чтобы в границах своей временной разграничительной линии окончательно ликвидировать любое остающееся сопротивление немецких войск.

Помощник начальника Генерального штаба КА по внешним сношениям генерал-майор Н. Славин [349]

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 305. Л. 226—227. Подлинник.


? 235. Доклад уполномоченного Совета Народных Комиссаров СССР по делам репатриации начальнику ГШ КА об освобождении и взятии на учет военнопленных и гражданских лиц союзных государств

? 02413 30 апреля 1945 г.

Докладываю:

По состоянию на 30 апреля 1945 года освобождено и взято на учет следующее количество союзных и иностранных военнопленных и граждан:

??

Национальность

Всего

В том числе

пп

 

освобождено и учтено

Находится на террит. СССР

Отправлено на родину

Находятся в прифронт. зоне и на террит. Польши

1.

Американцев

3381

77

3303

1

2.

Англичан

4100

398

3699

3

3.

Французов

101 663

23 177

12795

65691

4.

Итальянцев

27 817

2340

-

25477

5.

Поляков

39945

14

26436

12595

6.

Югославов

11 750

6

7741

4003

7.

Чехословаков

6487

2

4851

1634

8.

Бельгийцев

6104

618

2861

2625

9.

Голландцев

2134

960

33

1141

10.

Норвежцев

1148

4

9

1135

11.

Проч. национальн.

6985

2461

2460

2064

Всего:

210614

30057

64 188

116369

Кроме того, по донесению отдела по репатриации 1-го Украинского фронта от 29.4.45 г., в 40 км южнее Берлина освобожден лагерь Луккенвальде, в котором, по первым данным (требующим уточнения), выявлено: американцев — 5011 чел., англичан — 3067 чел., французов — 2938 чел., итальянцев — 184 чел., поляков — 668 чел., югославов — 591 чел., чехословаков — 43 чел., голландцев — 17 чел., всего — 12539 человек.

Генерал-полковник Голиков

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 265. Л. 10. Подлинник.


? 236. Письмо помощника начальника ГШ КА по внешним сношениям главам военных миссий США и Великобритании об установлении бомборазграничительной линии на подступах к Берлину

? 56 2 мая 1945 г.

И. о. главы американской военной миссии в СССР контр-адмиралу К. Е. Олсену
И. о. главы британской военной миссии в СССР контр-адмиралу И. Р. Арчеру

Уважаемый адмирал Олсен!
Уважаемый адмирал Арчер!

В связи с успешным продвижением советских войск северо-западнее Берлина и занятием советскими войсками города Ростока Генеральный штаб [350] Красной Армии просит Объединенное союзное командование дать указание своим ВВС, начиная с 3 мая 1945 года, придерживаться нижеследующей бомборазграничительной линии: Висмар, Шверин, Демитц, затем по р. Эльбе до Тангермюнде.

Далее на юг от Тангермюнде бомборазграничительная линия остается без изменений.

Прошу об этом незамедлительно сообщить генералу Эйзенхауэру.

Уважающий Вас, помощник начальника Генерального штаба КА генерал-майор Н. Славин

ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 292. Л. 66. Копия.


? 237. Ходатайство начальника политического управления 1-го Украинского фронта начальнику Главного Политического Управления Красной Армии о передаче освобожденных граждан государств—союзников [их] военным властям непосредственно через линию фронта

5 мая 1945 г. 10.20

Во вновь занятых районах Германии освобождено из концентрационных лагерей большое количество военнослужащих и граждан союзных нам стран: англичан, американцев, французов и др. В связи с соединением с союзниками, ввиду большой перегруженности репатриационных пунктов и нецелесообразности отправки репатриируемых на родину через порты СССР, прошу Вас поставить перед высшими органами вопрос о разрешении отправки военнослужащих и граждан союзных государств на родину непосредственно через линию фронта, с передачей их английским и американским военным властям.

Начальник политического управления 1-го Украинского фронта гв. генерал-майор Яшечкин

ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2712. Д. 366. Л. 14. Подлинник.


? 238. Донесение начальника политического управления 1-го Украинского фронта начальнику Главного Политического Управления Красной Армии о встрече командования фронта с командным составом 12-й армейской группы американских

войск

7 мая 1945 г.

Докладываю:

5 мая в 14 часов в населенном пункте Лебуза, 40 км северо-восточнее города Торгау, состоялась встреча командующего 1-м Украинским фронтом маршала тов. Конева с командующим 12-й армейской группой американских войск генералом Брэдли.

На встрече присутствовали: со стороны американцев — генерал Брэдли, начальник штаба армейской группы генерал-лейтенант Аллен, начальник оперативного отдела штаба армейской группы и старшие офицеры штаба, большая группа корреспондентов, фоторепортеров и кинооператоров США, [351] Англии, Франции, Канады, Бельгии. Всего до 65 человек; с нашей стороны — маршал тов. Конев, члены Военного совета фронта генерал-лейтенанты тов. Крайнюков, Кальченко, начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал армии тов. Петров, заместители командующего фронтом, начальники управлений, командующий 5-й гвардейской армией гв. генерал-полковник Жадов, командир 34 гск гв. генерал-майор Бакланов, представители центральных и фронтовых газет, кинооператоры, фотокорреспонденты.

Помещение, где происходила встреча, было хорошо оформлено: у входа на фасаде вывешены государственные флаги США, СССР и Великобритании. Ниже — лозунг на английском и русском языках «Да здравствует победа англо-советско-американского боевого союза над немецко-фашистскими захватчиками!» Внутри здания развешены портреты Рузвельта, Сталина, Черчилля, в зале — большое панно: Черчилль, Рузвельт и Сталин на Крымской конференции. По сторонам, справа и слева, государственные флаги США, СССР и Великобритании.

Маршал тов. Конев, встретив гостей у входа в здание, приветствовал их, после чего пригласил в зал. Был дан обед, перед началом которого тов. Конев выступил с краткой речью о боевом пути Красной Армии, прошедшей под водительством маршала Сталина путь от Сталинграда до Эльбы, о заслугах американской армии, о Рузвельте, так много сделавшем для обеспечения победы англо-советско-американского боевого союза над немецко-фашистскими захватчиками, выразил соболезнование по поводу безвременной кончины президента Рузвельта и надежду, что новый президент Трумэн продолжит дело, за которое боролся Рузвельт. Тов. Конев поднимает тост за встречу американских войск с Красной Армией.

Следующий тост произнес генерал Брэдли. Он отметил мужество и храбрость солдат Русской армии, руководимой маршалом Сталиным, храбрость войск 1-го Украинского фронта, примеру которых следовали американские солдаты, офицеры и генералы. Он также остановился на заслугах Рузвельта, выразил сожаление, что не удалось дожить ему до счастливого дня победы. Он предложил выпить тост за встречу, за здоровье маршала Сталина.

За дальнейшую хорошую работу штабов тосты произнесли начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал армии тов. Петров, начальник штаба 12-й армейской группы, а также начальники оперативных отделов.

Тов. Конев пригласил участников встречи в зал для просмотра концерта. Выступал фронтовой красноармейский ансамбль песни и пляски, исполнивший в начале государственные гимны США и Советского Союза.

Когда исполнялся гимн США, американцы подпевали, по окончании бурно аплодировали. Сильное впечатление произвело на них исполнение гимна Советского Союза. Гости бурно аплодировали. Выступление ансамбля пользовалось исключительным успехом у гостей, особенно восторженно встречены такие номера, как шуточная американская песенка «Кабачок», английская «Тепэрэри» и красноармейская пляска, которую смотрели стоя, аплодировали, одобрительно свистели.

Известный американский корреспондент Дени, до войны представлявший ряд американских агентств в Москве и лояльно относящийся к СССР, по окончании концерта заявил: «До сего дня я по-настоящему не понимал русского народа».

Другие из гостей заявляли, что они этот день не забудут никогда в жизни и будут долго рассказывать обо всем, что видели здесь.

Генерал Брэдли, поблагодарив за концерт, объявил решение правительства США о награждении маршала Конева высшим американским орденом и тут же вручил ему орден, обнял и поцеловал.

Вручение награды было встречено присутствовавшими восторженно.

В 17 часов гости направились к выходу, сопровождаемые тов. Коневым и нашими генералами.

Генералу Брэдли были вручены маршалом Коневым ценные подарки: знамя с надписью «От воинов Красной Армии 1-го Украинского фронта», боевая лошадь. После выражения благодарности генерал Брэдли подарил [352] тов. Коневу легковую машину «виллис» с надписью: «Командиру 1-й Украинской группы армий от солдат американских войск 12-й группы армий», вручил знамя, американский автомат.

Встреча прошла в сердечной дружественной обстановке.

Начальник политуправления 1-го Украинского фронта гв. генерал-майор Яшечкин

ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2712. Д. 366. Л. 223—228. Подлинник.


? 239. Доклад командующего войсками 2-го Белорусского фронта Верховному Главнокомандующему о встрече с фельдмаршалом Монтгомери

8 мая 1945 г. 01.00

Докладываю:

1. Сегодня, 7.5.45 г., в 12.00 в г. Висмаре состоялась моя встреча с фельдмаршалом Монтгомери.

С нашей стороны на этой встрече присутствовали: Субботин, Цанава, Боголюбов, Соколовский (арт.), Вершинин (4 ВА), Виноградов (разведчик фронта).

Со стороны англичан — девять генералов во главе с фельдмаршалом Монтгомери.

Для встречи был выстроен почетный караул и дан салют из 19 орудий.

Встреча прошла в дружеской обстановке и продолжалась два часа.

Характерными являются следующие фразы Монтгомери: а) «Вы с войной на западе покончили, а у нас еще Япония. Хорошо бы драться с ней плечом к плечу» б) «С войной на западе покончено. В дальнейшем будут большие дипломатические трудности, преодолеть которые, по-видимому, будет труднее, чем разбить Германию».

В заключение Монтгомери высказал три пожелания: а) быстрее вернуть союзных военнопленных (руководствуясь Вашим разрешением, я обещал это сделать); б) посетить Сталинград; в) встретиться с Вами.

2. В порядке ответа на его приглашение и мое посещение я 10 мая пригласил Монтгомери к себе.

Встречу организую в р-не Ной-Клосте, 20 км восточнее Висмара.

К. Рокоссовский

Н. Субботин

А. Боголюбов [353]

ЦАМО РФ. Ф. 237. Оп. 2430. Д. 75. Л. 35—37. Подлинник.

Дальше