Содержание
«Военная Литература»
Дневники и письма

Февраль

4 февраля

Закончена ликвидация немецко-фашистских войск в районе Сталинграда. Полностью разгромлены десятки немецких дивизий. Огромное количество пленных, в том числе 24 генерала, среди коих — генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс.

По масштабам это, безусловно, самое крупное сражение в истории человечества... [126]

На китайско-бирманской границе войска центрального правительства упорно сопротивляются японцам.

* * *

Не ошибся в своих первых выводах. На настроение председателя ЦК КПК весьма влияет Кан Шэн.

К практическим проблемам социализма Мао Цзэ-дун равнодушен. Он напичкан баснями Кан Шэна о нашей стране — в данном случае это единственный источник информации. А Кан Шэн рад оболгать нас. Он люто ненавидит СССР, грязнит большевистскую партию и изо всех сил препятствует идейному сплочению Коммунистической партии Китая. Кан Шэн действует как враг не только Советской страны, но и своей партии, мешая ее организационному единству и сплочению. Председатель ЦК КПК выступает только на словах против оппортунистических извращений и левачества Чэн Ду-сю и Ли Ли-саня. На самом же деле он под влиянием их мелкобуржуазных теорий. Кан Шэн это отлично понимает и по мере возможностей, но чрезвычайно усердно и любовно культивирует этот опасный идеологический крен председателя ЦК КПК.

Кан Шэна нельзя называть иначе как «осенним министром» (образ из древней китайской литературы; министр, сеющий смерть в своем народе. — Ред.).

Объективные потребности китайской революции сознательно извращаются. Это выдается как развитие марксизма и маскируется под марксизм. И, конечно, служит каким-то определенным политическим целям.

В нападках Мао Цзэ-дуна на Коминтерн чувствуется злая воля «осеннего министра».

Политика Коминтерна определяется принципами коммунистического учения и коммунистической программы, а не «волей Москвы», как это пытается представить Кан Шэн.

В период между конгрессами Коминтерна международным рабочим движением руководит ИККИ. В ИККИ избраны Димитров, Тольятти (Эрколи), Готвальд, Мануильский, Пик, Ван Мин, Торез, Коплениг и другие. Таким образом, политика ИККИ формируется представителями международного рабочего движения.

* * *

Ночами двадцатиградусные морозы. Небо бархатно чистое. Звезды голубые, близкие, и в долине первозданная тишина. [127]

5 февраля

Японцам на китайско-бирманской границе нанесено поражение.

Снова бои за Наньчан.

В Хэнани и Хунани голод. Люди спасаются бегством в другие провинции. Многие гибнут в пути.

* * *

В честь Сталинградской победы наша группа устроила прием руководству КПК. Среди гостей были Мао Цзэ-дун, «осенний министр», Цзян Цин, Ван Цзя-сян, Жэнь Би-ши.

Банкет организовали в нашем доме. Сидели по четыре человека за столиками. Я выставил свою таинственным образом наполовину опорожненную бутыль.

«Осенний министр», изрядно хлебнув с Алеевым спирта, уговаривал Бориса Васильевича сообщить содержание наших корреспонденции. «Осенний министр» обеспокоен. Он догадывается о нашем отношении к нему и его ведомству.

Виновник «улетучивания» спирта — Андрей Яковлевич. Он надоумил ребят выцеживать спирт из бутыли ветеринарным шприцем. А след иглы затирать пальцем. Весь вечер я был объектом его забавных шуток.

7 февраля

Ответный банкет у «осеннего министра». Невозможно перечислить семьдесят блюд, предложенных гостям.

В изобилии закуски, выпивки. Подавали винегреты, салаты, капусту, тушки уток, мясо в различных соусах, лакомства из морских водорослей.

Затем разносили различные ароматные супы.

Надо было видеть, как подался Мао Цзэ-дун навстречу блюду трепангов, как осторожно и торжественно накладывал в тарелку и вкушал стоя, будто на присяге.

Угощали излюбленным китайским блюдом: курицей в сахаре. Потом предложили всевозможные каши, сваренные на пару и воде без соли, пампушки из пшеничной муки — очень пышные, жирную свинину в сахарной пудре.

Не хватало, как на царских пирах в России, пушечных салютов после тостов.

Главный повар у Кан Шэна — один из поваров последнего китайского императора Пу И, нынешнего императора марионеточного Маньчжоу-Го.

Мао любезно улыбался каждому, кто заговаривал с ним, и обучал Долматова искусству есть красный перец. Оказывается, [128] стручки нужно класть не на язык, а глубоко в горло и заглатывать.

Говорит Мао Цзэ-дун тихо. Когда говорит, все смолкают. Так же тихо «высказывается» и перед аудиторией. К его южному диалекту нужно привыкнуть.

Курит Мао Цзэ-дун, что называется «взахлеб». Сигарету держит перед собой большим и указательным пальцами. Пьет изрядно.

В Мао Цзэ-дуне поражает снисходительно-пренебрежительное отношение к культуре — свойство явно ограниченной натуры. Ему по душе трепетное поведение окружающих. К таким людям он благоволит.

В условиях отсталости и низкой культуры населения Особого района «ученость» Мао Цзэ-дуна выставляет его едва ли не пророком. И Мао Цзэ-дун всячески эксплуатирует эти обстоятельства, не брезгуя даже театрализованными розыгрышами.

9 февраля

В Яньани особенно ощутимы результаты Сталинградской битвы. Квантунская армия уже на зимних квартирах. И китайские товарищи из ЦК значительно покладистее...

В выступлении по чунцинскому радио генеральный секретарь ЦИК Гоминьдана У Дэн-чэн долго говорил о разгроме немцев под Сталинградом.

По сведениям «осеннего министра», в Чунцине находятся командующий военно-воздушными силами США генерал Арнольд и английский фельдмаршал Дилл. Судя по всему, американцы намерены наращивать свою вооруженную мощь в Китае.

* * *

Нынче Сяо Ли спросил не без ехидства: «Товарищ Сун Пин, Советский Союз поставляет оружие Чан Кай-ши. Этим оружием оснащаются гоминьдановские дивизии. А эти дивизии блокируют нас с юга. Как изволите это понимать?..»

«В мире единый фронт против фашизма. Главный враг коммунистов всех стран — фашизм. В Китае разбойничает фашистская Япония. Основные сражающиеся с Японией силы — армии Гоминьдана, которые в численном отношении многократно превосходят 8-ю ИРА и Новую 4-ю НРА» — вот смысл моего ответа.

Сяо Ли многозначительно подытожил: «Что ж, как-нибудь справимся с врагами». [129]

Я сказал: «Договором с центральным правительством, зависимостью этого правительства от поставок вооружения Советский Союз оказывает сдерживающее влияние на Чунцин».

Сяо Ли ушел.

Долматов распахнул дверь и проворчал: «Проветрить надо...»

* * *

Часть информации поставляют «осеннему министру» хозяева тайных обществ. У него с ними надежная связь.

Кан Шэн учитывает национальные особенности своей страны. Это обеспечивает превосходство в борьбе с политическими противниками, а их в КПК у него предостаточно.

Ли Кэ-нун — главный в ведомстве «осеннего министра» по связям с тайными обществами. Он руководит операциями по производству и сбыту опиума. Тут тайные общества оказывают неоценимые услуги. К шефу цинбаоцзюй стекается валюта...

* * *

В пещере сырой подвальный воздух. Сплю в своей ватной одежде под ватным одеялом.

17 февраля

Советские войска освобождают город за городом. Сегодня отвоеван Харьков.

Японцы наступают в районах Саньхой и Гаопу (провинция Гуандун).

* * *

Весьма подозрительна роль Цзян Цин во всех политических закулисных махинациях. Чем больше я думаю об альянсе Мао — Цзян Цин — Кан Шэн, тем четче рисуется следующая динамика событий.

Шеф цинбаоцзюй (личность неприметная в партии) решает связать свою карьеру с актрисой из Чунцина. Он выбирает ее отнюдь не за одни женские прелести, а за ум, такт, волю. Именно он сводит Цзян Цин с Мао Цзэ-дуном, женатым уже в третий раз и по-прежнему большим охотником до плотских развлечений.

Для Кан Шэна с этого момента начинается игра по-крупному. Распознав в характере председателя ЦК КПК родственные убеждения, Кан Шэн рвется занять место рядышком.

Профессия шефа цинбаоцзюй — угадывать человеческие пороки и слабости. И извлекать из этого практическую [130] пользу. Занятие не из чистых, но обеспечивающее прочную власть над людьми.

Ставка на Цзян Цин оправдывается. После того как Цзян Цин выходит замуж за Мао Цзэ-дуна, происходит духовное сближение Кан Шэна с председателем ЦК КПК и налаживается действенный контакт.

Честолюбие и карьеризм накрепко связывают и Цзян Цин с Мао Цзэ-дуном. Чувства подкрепляются сходством натур. В Цзян Цин Мао Цзэ-дун обретает надежного помощника, советчика и товарища в борьбе за власть.

Любопытно, что и Лю Шао-ци появляется в Яньани ни с кем иным, как с Пэн Чжэнем — давним знакомым Цзян Цин. Здесь тоже ставка на личные отношения.

От замужества выигрывают не только Цзян Цин и Мао Цзэ-дун. Крупно выигрывает «осенний министр». И, по-видимому, выигрывает Лю Шао-ци, верно рассчитавший на Пэн Чжэня.

Женитьба Мао Цзэ-дуна на Цзян Цин состоялась вопреки воле ЦК КПК. Невестой оказалась особа сомнительной репутации. Однако «осенний министр» сумел обработать недовольных.

Цзян Цин не только личный секретарь председателя ЦК КПК, но и хозяйка всей его секретной переписки...

* * *

Орлов рассказывал о своей работе.

Как правило, больные избегают принимать лекарства через рот (per os) и требуют инъекций. В большом почете у врачей и больных глюкоза. Больные любят лечиться сразу у нескольких врачей. При любых заболеваниях просят препарат «спермин».

Горная местность и разреженность воздуха при интенсивном физическом труде способствуют развитию сердечных заболеваний. Свирепствуют детские инфекции: корь, коклюш, скарлатина. Широко распространены сифилис, гонорея, трахома, туберкулез. Постоянны заболевания брюшным и сыпным тифом, но не в крупных масштабах.

При всем том в Особом районе нет руководящих органов по здравоохранению — ни гражданских, ни военных.

* * *

Свечной огарок, топчан, блокнот и ручка — вот мои вечера и ночи.

А за холщовым пологом ветер и темень, и в двадцати шагах от порога — ущелье.

Смерзшийся полог постукивает на ветру. [131]

22 февраля

Чунцин официально объявил о начале японского наступления в Гуандуне. Наиболее ожесточенные бои по рекам Бэйцзян и Саньшуй.

Кроме того, самураи повели наступление из провинции Чжэцзян. Им удалось захватить плацдарм на южном берегу Янцзы.

В Вашингтоне — мадам Чан Кай-ши (Сун Мэй-лин), которая весьма часто выполняет роль личного представителя главы центрального правительства. Очевидно, не без ее вмешательства Рузвельт принял решение об увеличении военных поставок Китаю. Однако без покорения Бирмы выполнить это будет затруднительно...

Сун Мэй-лин — четвертая по счету супруга Чан Кай-ши. Родилась в 1892 году в богатой семье. Замужем за Чан Кай-ши с 1927 года.

* * *

Национальное и интернациональное должно быть взаимосвязано в программе каждой коммунистической партии. Но в КПК национальное становится главным идеологическим пунктом программы, а интернациональное — только словесной ширмой. Это чувствуешь на каждом шагу.

Мао Цзэ-дун рассматривает СССР не в качестве идейного союзника и друга, а как попутчика, которого следует любыми средствами «доить»...

* * *

Командир 120-й пехотной дивизии Хэ Лун в настоящее время — начальник объединенного штаба войск Особого района. Это крепкий, франтовато одетый военный, страстный охотник до жизненных удовольствий. Солдаты обожают Хэ Луна.

Ван Мин прикован к постели. Кан Шэн, пользуясь обстоятельствами, надежно его изолировал. Встретиться с Ван Мином нельзя, да мы и не пытаемся, чтобы не вызвать нареканий со стороны руководства КПК.

* * *

Мао Цзэ-дун не владеет иностранными языками. Начитан в древней китайской литературе, знанием которой не прочь щегольнуть. Военными делами занимается сам и слывет знатоком партизанской борьбы.

Мао Цзэ-дун уверен, что он талантливый историк, поэт и писатель. [132]

В своей резиденции — словно заточен. Никто не помнит, чтобы председатель ЦК КПК посетил промышленное предприятие или войсковую часть.

27 февраля

В учебных заведениях Яньани нет правильного учебного процесса. Марксизм и политэкономия как научные дисциплины не преподаются. Зато насаждается чтение старинных романов «Саньго чжи», «Хунлоумын», «Шуйху» («Троецарствие», «Сон в красном тереме», «Речные заводи». — Ред.).

Уже второй год во всех учебных заведениях занятия отменены — последствие чжэнфына. Да и учреждения работают кое-как и лишь половину дня. Все поглощены изучением «22 документов» или собраниями.

В печати и выступлениях превозносится Мао Цзэ-дун, клеймятся «догматики». Если Ван Цзя-сян, Шэн Би-ши, Ли Фын и другие, осознавая вредность этого, все же порой робко возражают, то Кан Шэн поддерживает председателя ЦК КПК безоговорочно.

Мао Цзэ-дун считается только с Кан Шэном.

Все эти «цветочки» чжэнфына особенно пышно распускаются в аппарате «осеннего министра». Там зубрежка, критика и самобичевание до истерии.

В результате подобных действий у рядовых членов партии создается представление, будто «мысли» Мао Цзэ-дуна — вершина мировой культуры, вершина революционного марксизма. И чжэнфын превращает эти «мысли» в единственную духовную и политическую пищу партии.

* * *

Закончив статью, перевод или дневниковую запись, подсаживаюсь к жаровне. Подбрасываю уголек. Белыми струйками рвется из чайника пар. Угли подергивают фиолетовые блуждающие огоньки. Можно часами глядеть, как дышат и потрескивают раскаленные угли.

Дальше