Содержание
«Военная Литература»
Дневники и письма

Декабрь

3 декабря

Ван Мин живет возле женского университета. Его жену, китаянку, мы зовем на русский лад Розой Владимировной.

Бо Гу живет возле своей типографии за Восточными воротами. Ло Фу, Ван Цзя-сян — в Яньцзялине. Чжу Дэ и Е Цзянь-ин — в Ваньцзяпине.

Кай Фын — секретарь партбюро Северо-Западного Шаньси. Настроен антисоветски. Весьма эксцентричная личность.

Цзян Цин приветлива, навещает нас и приглашает на верховые прогулки.

Ее первое имя — Ли Юнь-хао. Артистическое имя — Лань Пин.

Между прочим, рассказала нам, что родилась в 1912 году в городе Чжучэне (провинция Шаньдун) в бедной семье. Отец умер рано, и мать нанялась в прислуги. Мать обожала дочь и на свой мизерный заработок сумела ей дать начальное образование.

Семнадцати лет Цзян Цин поступила в шаньдунскую провинциальную школу под новым именем Лэ Шу-цзя. В 1929 году перешла в институт города Циндао с прочной мечтой о театральной карьере...

Насколько известно, свою карьеру Цзян Цин устраивала с помощью влиятельных покровителей.

Так, с толстосумом Хуан Цзинем в 1934 году она переезжает в Бэйпин, где после знакомства с Пэн Чжэнем включается в подпольную революционную деятельность. В пьесах современных китайских авторов играла роли бедных крестьянок.

Затем с профессором шаньдунской театральной школы Вань Лай-тянем следует в Шанхай. Профессор устраивает ее в кинофирму «Мин Син» («Яркие звезды»). Она снимается в патриотических антияпонских фильмах.

Прежде чем стать подругой Мао Цзэ-дуна, Цзян Цин сменила четырех покровителей. И каждый был ступенькой вверх по лестнице общественного положения. [112]

Впрочем, все это сведения непроверенные и, возможно, неточные.

Цзян Цин всегда любезна и разговорчива.

О ней у нас сложилось определенное представление, не такое, какое она хочет внушить.

Для Цзян Цин характерна крайняя целеустремленность. Она преодолевает препятствия и упорно стремится к почетному положению в обществе. Свой темперамент подчиняет рассудку. Не знает жалости к себе, ее заботит только карьера. Пока молода, спешит к цели.

В 1937 году Цзян Цин с группой артистов перекочевывает в Чунцин. А в 1938 году объявляется в Яньани. Здесь ее принимают не иначе, как кинозвезду. И здесь она добивается главного успеха...

Сейчас в ее руках вся секретная переписка мужа. Она в курсе его планов, почитаема Кан Шэном. Словом, правительница домашней канцелярии мужа.

По-прежнему яркие безоблачные дни. На солнце взмокаешь в ватной одежде, а в тени студено.

Ночами температура ниже нуля. Ночной воздух ядрен и чист.

В дальнем углу моей пещеры здоровенная бутыль спирта. Горячительной влагой потчуем гостей. Для сохранности каждый раз после угощений заливаю горлышко сургучом.

Какое-то наваждение — уровень запечатанной бутылки непрерывно понижается.

5 декабря

У руководства КПК следующие взгляды на ведение войны:

1. Мобильная партизанская борьба.

2. Необходимость мобилизации народных масс.

Фактически Мао Цзэ-дун утверждает, что единственно правильная форма войны — действия партизанскими отрядами. Само собой разумеется, что при этом значительная часть регулярных войск КПК обрекается на бездействие. Данное положение Мао Цзэ-дуна «теоретически» оправдывает пассивный характер всех боевых действий против японцев. В незримой связи с этим утверждением находится и тактика лидеров КПК по отношению к единому антияпонскому фронту. Мао Цзэ-дун считает, что КПК должна играть в этом блоке всех патриотических организаций и партий руководящую роль. Это самая настоящая [113] «теоретическая мина» под идею единого антияпонского фронта. Гоминьдан не сдаст свои политические позиции добровольно, ибо для Гоминьдана согласиться на ведущую роль Компартии в едином антияпонском фронте — значит добровольно отказаться от власти в стране. Вопрос о руководящей роли КПК — это вопрос о власти в стране. Вопрос, из-за которого еще недавно шла гражданская война...

Требование момента — это сотрудничество в рамках единого антияпонского фронта для сплочения нации ради организованного отпора агрессору. О каком сотрудничестве здесь может идти речь, если едва ли не самый популярный лозунг в Яньани: «Чан Гай-сы!» («Чан должен умереть!» Чан — это Чан Кай-ши. — Ред.).

В этом лозунге истинное отношение руководства КПК к единому антияпонскому фронту.

Практически же толкование данных взглядов сводится к дальнейшему свертыванию боевых действий против японцев и может быть сформулировано как намерение «отсиживаться в горах», т. е. перенос центра тяжести войны на партизанские отряды. При этом 8-й НРА отводится роль обыкновенного заслона.

Свое недовольство единым антияпонским фронтом Мао выражает и в несколько иной форме. Он говорит: «В едином национальном фронте мы должны сохранить независимость и самостоятельность». Это уже явный упрек Ван Мину и другим, которые считают честное партнерство в рамках антияпонского блока залогом успешного отпора.

Вообще основу «революционной философии» Мао Цзэ-дуна определяет мнение о необходимости для КПК иметь опорные базы в сельской местности...

6 декабря

«Догматиков» обвиняют в стремлении перенести тяжесть революционной борьбы из деревни в город, завоевания победы «через города».

По Мао Цзэ-дуну, это коренная ошибка «догматиков».

Мао Цзэ-дун считает, что город слишком крепок силами контрреволюции и поэтому был недоступен китайской Красной армии.

В этом одна из причин неудач революции в Китае. Надо окружать города победоносной крестьянской революцией, возглавляемой КПК, и таким образом захватывать цитадели контрреволюции — города. [114]

Эта теория Мао Цзэ-дуна фактически предполагает базой революции деревню, а кадрами КПК — крестьянский элемент. Вся опора революции крестьянство и только крестьянство.

Уже очевидны последствия этой теории Мао Цзэ-дуна — резкое ослабление революционной работы в городах, потеря связей партии с рабочим классом.

Идейными вождями «догматиков» Мао Цзэ-дун называет Бо Гу, Ван Мина, Ли Ли-саня, а их опорой — Коминтерн.

Причем он намеренно пристегивает к Бо Гу, Ван Мину и другим «левый оппортунизм Ли Ли-саня».

Ли Ли-сань уже осужден партией. Таким образом, под осуждение автоматически подпадает Бо Гу, Ван Мин и другие. Ход ловкий!

Мао Цзэ-дун называет Бо Гу и Ван Мина «левыми оппортунистами», якобы из-за которых партия терпела жестокие поражения в революционной борьбе.

Мао Цзэ-дун считает, что решения расширенного заседания политбюро ЦК КПК в январе 1935 года в Цзуньи устранили «левооппортунистическое руководство Компартии». Теперь на повестке дня вопрос идейного искоренения всех и всяческих следов «догматизма».

7 декабря

Возникновение тайных обществ в Китае относят к нескольким тысячелетиям назад. В разные эпохи были свои тайные общества: «Желтые тюрбаны», «Красная бровь», «Бронзовые кони», «Белая лилия», «Красные пики», «Белый лотос», «Мечи», «Общество всеобщего добра», «Триада», «Старшие братья».

Тайные общества объединяли сельскую бедноту. Антифеодальный характер организаций скрывался под националистической и религиозной мишурой. Императорский чиновный Китай боролся с ними.

В недалеком прошлом помещики сумели подчинить тайные общества своим контрреволюционным целям.

Крестьянское общество «Красные пики», весьма распространенное и ныне, — ветвь древнего общества «Белая лилия». Не имея винтовок, крестьяне вооружаются железными пиками с красными кистями подле наконечника.

Коммунисты стараются проникнуть в тайные общества «Красные пики» и «Мечи» для привлечения народа на свою сторону. [115]

Лидеры тайных обществ спекулируют на невежестве народных масс. Именно поэтому обществам свойственны религиозно-мистические обряды и предрассудки.

Лидеры тайных обществ внушают городской и деревенской бедноте, будто различные религиозные церемонии и заклинания защитят их от бед. Весьма часто те или иные тайные общества вырождаются в гангстерские шайки: торгуют опиумом, промышляют контрабандой, занимаются разбоем, содержат притоны и публичные дома.

И поныне доживают остатки древнейшей религиозной общины «Белый лотос».

С лидером «Триады» встречался Сунь Ят-сен, пытаясь заручиться его поддержкой.

В этих организациях десятки миллионов китайцев из всех слоев общества...

Кан Шэн наладил отношения с тайными организациями и получает через них богатейшую информацию буквально о всех интересующих его людях и событиях.

Сила Кан Шэна — в знании страны и в умении извлекать практическую пользу из любой подходящей ситуации. Политика по-каншэновски означает ничем не брезговать.

* * *

Южин обожает верховую езду. Заядлый кавалерист. Злится, что лошадей приходится кормить соломой.

13 декабря

О грандиозности событий в районе Сталинграда свидетельствует сводка Информбюро. Захвачено самолетов — 105, танков — 1510, орудий разных калибров — 2134. Взято в плен — 72 400 гитлеровцев. Вдобавок сколько живой силы и техники разбито!

А какие крупные потери у гитлеровцев еще и на Центральном фронте!..

Посол США в СССР напечатал в американском журнале статью о борьбе советского народа против фашизма, переданную по радио.

«Бессмертные качества подлинно великого народа», — эти слова американского посла я запомнил.

* * *

Линь Бо-цюй — с 1937 года глава правительства Особого района. [116]

Земляк Мао Цзэ-дуна, но старше его на одиннадцать лет. Член КПК с 1921, года. Участник Наньчанского восстания 1927 года. Потом учился в Москве. Принимал участие в конференции по латинизации китайской письменности во Владивостоке. Участник Великого похода.

У Линь Бо-цюя страдальчески-удивленное выражение лица. Он совершенно сед. Производит впечатление эмоционального человека. У него деликатные приятные манеры.

* * *

Ночами, полусонный, выгребаю шлак из жаровни, подбрасываю уголь и снова забираюсь под одеяло. В темноте жаровня светится малиновым огнем. Сипит чайник.

20 декабря

Наши двинули в наступление из района среднего течения Дона и углубились в немецкие тылы до 90 километров. Полностью разгромлено 9 пехотных дивизий противника.

Бои в Сталинграде продолжаются.

Вряд ли теперь самураи отважатся на войну с Советским Союзом. Впрочем, Квантунская армия по-прежнему сковывает десятки советских кадровых дивизий — и это уже помощь «собрату по оси».

Радиостанции сообщают об истреблении гитлеровцами еврейского населения в оккупированной Европе.

Союзники постепенно занимают Северную Африку.

После затяжных боев японские войска в Хубэе отброшены на прежние позиции. В общем, сражение в Хубэе и Шаньдуне местного характера.

* * *

Гао Ган — непонятное исключение из близких Кан Шэну людей. Он приветлив и правдив с нами. Держит себя независимо.

Гао Ган — рябоватый, высокого роста. У него глуховатый голос, зачесанные назад волосы и неторопливая походка. Способный и волевой работник.

* * *

Длинные декабрьские ночи. Если лунно, то горы и долины в половодье неживого призрачного света. А в темноте звезды необыкновенно крупные и чистые...

22 декабря

Вот мнение Мао Цзэ-дуна о чжэнфыне.

Многочисленные кулацкие, буржуазно-интеллигентские и люмпен-пролетарские элементы проникли в партию. [117] Они закрепились даже на руководящих постах. Критика и самокритика — основа текущей работы. Партия должна раз и навсегда покончить с «догматизмом» — этой опасной формой оппортунизма. Левый оппортунизм укоренился в политической, организационной и военной областях деятельности партии.

Совещание в Цзуньи спасло партию — главный тезис этой кампании.

На Ван Мина оказывается сильный нажим с целью добиться от него признания «ошибочности своего курса».

Ван Мин своей неуступчивостью раздражает председателя ЦК КПК.

28 декабря

Наступление советских войск в районе среднего Дона: войска углубились в немецкие тылы на 165 километров, разгромлен ударный кулак гитлеровцев — 6 дивизий.

На Северном Кавказе наши повели наступление из района юго-восточнее Нальчика.

В самом Сталинграде уличные бои.

Приемник опять (какой уж месяц!) на всех языках мира восторгается «железной стойкостью русских».

Американцы и англичане не скупятся на похвалы, а вот о втором фронте — фронте в Европе — ни звука...

* * *

Победы под Сталинградом учтены в Яньани.

Нас пригласили на совещание актива Особого района. С пространной речью выступил Мао Цзэ-дун. Он снова убеждал всех в целесообразности чжэнфына. Только называл эту кампанию по-разному: то борьбой за сокращение армии, то борьбой против бюрократизации, то борьбой за верное решение хозяйственных и финансовых вопросов.

Призывая коммунистов развертывать сельскохозяйственное производство на местах, председатель ЦК КПК сказал, что «согласно учению Маркса, для жизни и борьбы прежде всего необходимо, чтобы сюда (Мао Цзэ-дун показал на свой разинутый рот) что-то входило, а отсюда (он показал, откуда именно) выходило...»

Великолепный образчик культуры и глубины мышления!

* * *

Яньаньская зима своеобразна. Днем, если не ветрено, настолько тепло, что можно щеголять в рубашке. Но в тени или после заката солнца опаляет холод. [118]

Ночью, когда остаюсь один, наступает безмолвие. Даже шаги мои по земляному полу бесшумны.

Пишу и слышу скрип. В тишине перо скрипит очень громко. Кажется, этот скрип слышен внизу, в речной долине.

Две свечи передо мной. Снимаю нагар. Они шипят и разбрызгивают парафин. На несколько минут воцаряется сумрак. Потом свечи разгораются.

Томик Пушкина на столе...

«Подруга думы праздной,
Чернильница моя,
Мой век разнообразный
Тобой украсил я...»

30 декабря

Крутые ситуации второй мировой войны выявляют политический облик Мао Цзэ-дуна. В борьбе за власть он избрал путь политических спекуляций. Это факт.

Поелику возможно, он пытается сорвать куш с тех, кого называет «братьями по классу», не гнушаясь демонстрацией заплат на своем даньи. И ему плевать, что «братья по классу» истекают кровью.

В той или иной мере такие взгляды разделяют все наши товарищи.

Южин, отмечая «недостатки» Мао Цзэ-дуна, считает его коммунистом, но с левацкими загибами. Всю идеологическую борьбу в КПК Игорь Васильевич определяет как типичную борьбу за власть и только.

* * *

Наведывался к Орлову. Если мы живем группой, то он совсем одинок. Ему сутками не с кем обмолвиться по-русски. Он завоевал исключительное уважение китайских товарищей.

Ван Мину с каждым днем хуже и хуже. Андрей Яковлевич высказывает опасение за его жизнь...

В яньаньских госпиталях практикуют несколько иностранных врачей.

Орлов, между прочим, сообщил, что у Ма Хай-дэ весьма отдаленные представления о медицине. Он всячески избегает контактов с Орловым, приезд которого поставил его в щекотливое положение.

Средства позволяют Ма Хай-дэ жить безбедно и устраивать вечеринки с военными и партийными работниками. [119]

Дальше