Содержание
«Военная Литература»
Дневники и письма

Ноябрь

4 ноября

Сталинград мужественно обороняется! Бои на юге переместились к Туапсе и Нальчику.

По московскому радио передан Указ об образовании Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию фашистских злодеяний. Председатель комиссии — Н. Шверник.

В районе Баотоу (провинция Суйюань) японцы атакуют.

В фашистском кабинете Тодзио министром по делам Восточной Азии назначен Аоки.

* * *

Во время ночного бдения у приемника Алеев снова долго и с обидой говорил:

«Все мы под наблюдением. Осведомители Кан Шэна — переводчики и завхоз. Слежка в доме и вне дома.

Отношение к нам со времени приезда — снисходительное, а теперь — враждебное. Сперва это прикрывалось кое-какой [103] показной вежливостью, теперь — неприкрытое хамство. Приложил руку Кан Шэн — его все боятся и стремятся угодить.

Когда приехали, с нами все же считались. Руководство КПК намеревалось получить у Советского Союза новейшее вооружение и другие материалы. Но началась Отечественная война! Оружия не хватало нашей Красной Армии. Отношения сразу охладели, а после наших военных неудач стали откровенно неприязненными и грубыми...»

События на Волге — мы напряжены до предела. Каждый предпочел бы сейчас сражаться на Родине.

7 ноября

По случаю 25-й годовщины Октября Мао Цзэ-дун направил в Москву телеграмму:

«С большой радостью приветствую годовщину Октября. Я уверен, что эта годовщина является поворотным пунктом не только в войне Советского Союза с Германией, но и поворотным пунктом к победе антифашистского фронта над фашизмом во всем мире...
Отныне задача мирового антифашистского фронта в том, чтобы поднять все силы для наступления против фашизма и нанести ему решительный удар.
Красная Армия в боях под Сталинградом показала всему миру образцы народного героизма. Она является детищем Октябрьской революции. Знамя Октябрьской революции непобедимо. Контрреволюционный фашизм будет уничтожен.
Мы, китайский народ, приветствуем победу Красной Армии и отмечаем свою победу. Мы сами ведем освободительную войну против Японии. Наши успехи, хотя и являются еще малыми, но мы уверены в грядущей победе...
Победа над фашизмом является делом не только определенным, но и недалеким. Задача китайского народа в том, чтобы напрячь все усилия и разбить японский фашизм».

8 ноября

Сталинград! Приемник на всех языках мира восхищается его стойкостью!

Американцы высадились в Северной Африке. Да-а, путь к Берлину не из самых близких...

Квантунская армия выжидает. Сколько же наших кадровых дивизий сковывает она! А у нас каждый красноармеец на счету! [104]

11 ноября

Чжэнфын из внешне безобидных выступлений по вопросам идеологии перерастает в ожесточенную политическую кампанию. Эта кампания, направленная якобы против «субъективизма», «догматизма» и «шаблонных схем» в работе, практически оборачивается подавлением всех несогласных в руководстве КПК.

К движению за «исправление трех стилей» прибавляется движение «за изучение истории партии». Главный удар Мао Цзэ-дун наносит по так называемой «московской группе».

Усиливается давление на всех, кто учился или работал в Москве, и особенно, если был связан с Коминтерном.

Работать с каждым часом сложнее. Во многих случаях с нами просто отказываются разговаривать или шарахаются, как от зачумленных.

Кан Шэн издевательски подсовывает лживую информацию.

Мао Цзэ-дун, как всегда, вежлив, радушен, щедр на обещания...

12 ноября

Снова потратил несколько часов на знакомство с Яньанью. День был серый, ветреный, пыльный. На вершинах гор едва угадывались очертания пагодок. Но центральная пагода на холме, возле городской стены, проглядывалась четко. Эта пагода — десятиярусная башня, каждый ярус которой увенчан кокетливо изогнутой черепичной крышей.

В прежние времена Яньань была крепким орешком для врагов. Об этом повествуют не только легенды. Город спрятан за труднодоступными горами, располагается в долине на довольно крутой возвышенности, опоясанный мощной крепостной стеной. На значительном участке подступы к стене преграждает стремительная горная река, а открытое пространство вокруг отлично простреливается.

Деревьев совсем мало. Лишь кое-где небольшие сады прежних богатеев.

Крестьяне удовлетворяли мое любопытство и охотно показывали свое убогое хозяйство.

Буддизм здесь преобладающая религия. Почти в каждом доме примитивный алтарь. Среди различных бодисатв и будд преобладают маленькие бронзовые фигурки главного будды Сакья-Муни, удивительно изящно исполненные [105] для кустарного производства. Я не удержался и купил на рынке одну из них.

Яньцзялин, нынешняя резиденция руководства КПК, раньше была глухой деревушкой близ Яньани. Таковой внешне сохранилась и поныне.

В первые годы после Великого похода Мао Цзэ-дун появлялся в этой деревушке или ее окрестностях. Но теперь его почти не видят...

14 ноября

Радиостанции всех стран твердят: Сталинград, Сталинград...

Англичане вернули Тобрук. Американцы воюют в Марокко. Как ничтожно это по сравнению с тем, что происходило и происходит в Советском Союзе!

В Советском Союзе сражаются сотни дивизий! В Советском Союзе не стихают бои на фронте протяженностью в тысячи километров! Моя Родина клокочет яростной ненавистью к врагу. Сражаются мужчины, женщины, дети — миллионы и миллионы людей!

* * *

Борьба в КПК между Мао Цзэ-дуном и «москвичами» зародилась в период гражданской войны в Китае, когда партией руководил Бо Гу, а военными действиями — Ли Дэ (Отто Браун).

Играя на ошибках отдельных командиров в Великом походе, Мао Цзэ-дун обвинил Бо Гу и Ли Дэ в ошибках, добился их устранения, возглавил руководство армией, навязывая Чжу Дэ свою волю.

Пост генерального секретаря занял более податливый Ло Фу.

После возвращения из Москвы Ван Мин выступил на совещании в ЦК КПК с докладом о необходимости проведения тактики единого фронта с Гоминьданом против Японии.

ЦК КПК единодушно одобрил предложения Ван Мина.

Надо полагать, с того дня Мао Цзэ-дун видит в Ван Мине политического недруга номер один.

* * *

Сначала движение по тропинке к нашим пещерам постоянно вызывало нервное напряжение. Всего метр — и пропасть. А сейчас привык, не замечаю. [106]

Пешком от госпиталя к нашим пещерам час с небольшим. От нашей радиостанции — чуть меньше часа.

Мы теперь соседи с Ма Хай-дэ и встречаемся на дню несколько раз. Как великолепно знает этот «волонтер» язык и обычаи Китая!

19 ноября

Сводки из Москвы сообщают о стойкой обороне Сталинграда и Туапсе. На подступах к Орджоникидзе немцы разгромлены.

От имени французского Сопротивления выступает генерал де Голль. Штаб-квартира де Голля в Лондоне.

Не затихают бои в Шаньдуне. Японцы всеми средствами стараются достичь успеха.

* * *

Кан Шэн (Кан Син) родился в 1899 году в Циндао в семье мелкого помещика. Закончил среднюю школу.

Член КПК с 1924 года. В 1920 году — студент подготовительного курса университета города Циндао.

С конца 1920 года и по 1923 год — учитель сельской школы в уезде Чучэн (провинция Шаньдун). Потом студент Шанхайского университета и слушатель курсов по переподготовке партактива при ЦК КПК. С 1926 года — секретарь центрального, а затем северного районных комитетов КПК Шанхая.

В марте 1927 года руководил уличной борьбой рабочих в Шанхайском вооруженном восстании накануне вступления в город Национально-Революционной Армии.

С 1928 года — заведующий отделом Цзянсуйского провинциального комитета и член ревизионной комиссии ЦК КПК.

В 1930–1931 годы — заведующий орготделом ЦК КПК.

В 1931 году — на IV пленуме ЦК КПК кооптирован в члены ЦК и политбюро ЦК КПК. До 1933 года — секретарь ЦК и заведующий орготделом ЦК КПК.

В 1933 году Кан Шэн присутствовал на Пленуме ИККИ. Был делегатом VII Конгресса Коминтерна в 1935 году.

С 1935 по 1937 год — постоянный член делегации КПК в ИККИ.

* * *

Становится понятной неприязнь Мао Цзэ-дуна к Чэнь Юню, Сюй Сян-цяню, Ли Сянь-няню, Чэнь Чан-хао.

Они были свидетелями «стратегических талантов» Мао во время Великого похода... [107]

24 ноября

Сталинград по-прежнему обороняется, но наши войска успешно действуют с фланга. Сводка сообщила о наступлении наших войск и прорыве линии фронта на глубину до 70 километров.

«Сыны Ямато» — так называет своих солдат японское радио. Ямато — одно из самых воинственных древних племен Японии.

Союзников японское радио называет «презренными англосаксами, которые грабят народы Азии и превратили в свою собственность Тихий океан».

* * *

Кан Шэн занимает пост шефа цинбаоцзюй — начальника управления информационной службы Освобожденных районов Китая, которое объединяет функции разведки, контрразведки, юстиции, суда, прокуратуры, информации. К 1941 году Кан Шэн превратил управление в мощную службу, присовокупив к ней и многие функции Генерального штаба. Генштаб во главе с Е Цзянь-ином отчасти номинальная организация.

Кан Шэн возглавляет комиссию по проверке партийных и беспартийных кадров. Работа этой комиссии, слившись с чжэнфыном, принимает уродливые формы.

Члены комиссии по проверке партийных и беспартийных кадров: Гао Ган, Пэн Чжэнь, Чэнь Юяь, кои целиком во власти и под влиянием Кана.

* * *

Сегодня бродил с «лейкой» по городу. Весь новый район города фактически располагается между крепостной стеной и рекой. Здесь невероятное скопище лачуг, харчевен, лавок — и все это скроено и сложено из остатков прежних городских построек. Здесь все пропитано запахами чеснока, овчины и всевозможных похлебок, приготовляемых в харчевнях или тут же на улице на очагах. Теснота, гам, пыль, рев ослов и мулов...

Взбирался к пагодам. В виде ажурных беседок они обрамляют Яньань по вершинам гор. Центральная из них — мощная десятиярусная башня заметна из любой точки долины. Сколько веков она стоит над древней Яньанью!

В Китай буддизм проник из Индии в начале нашей эры и утвердился здесь в своей махаянистской разновидности... [108]

Волнуюсь за семью. Но уверен в Марии. Мы с ней выросли в нужде. Она сбережет ребятишек.

Из Москвы прихватил томик Пушкина. На большее места не было. Посему других русских книг, кроме избранных произведений Гоголя, привезенных Долматовым, здесь нет. Только Южин не расстается с почитаемым им Клаузевицем. Но для души — лишь зачитанные до дыр Пушкин и Гоголь.

Пощипывает глаза от скудного света. Однако не могу не полистать Пушкина, единственную здесь память о Родине.

«Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.
Сердце в будущем живет...»

25 ноября

Клинья вбиваются все глубже и глубже в немецкие тылы. Только бы фашисты не выскользнули из котла.

В сводке сказано об особой роли 62-й армии, защищавшей непосредственно Сталинград. Командующий армией — В. И. Чуйков.

Это тот самый Василий Иванович Чуйков, который до недавнего времени был военным атташе в Чунцине.

Вечерами перечитываем тезисы ИККИ «О военно-политическом положении в Китае на 22 декабря 1930 года». Документ я привез из Москвы.

На наших глазах история повторяется. Не все мы в этом уверены и много спорим.

«...Внутри Китайской компартии за последнее время создалось острое критическое положение. По оценке президиума ИККИ, история Коминтерна не знает равных прецедентов такого рода уклонов, какие создались сейчас внутри КПК. Существо вопроса сводится к тому, что политбюро ЦК КПК вслед за своим лидером Ли Ли-санем заняло позицию, в корне отличную от генеральной линии Коминтерна.
Ли Ли-сань предполагает победу китайской революции только при условии победы революции в мировом масштабе. Исходя из этой предпосылки, он потребовал, чтобы в интересах скорейшего осуществления социализма СССР начал бы немедленную войну против Японии, чтобы Монголия немедленно двинула свои войска на Китай, чтобы СССР вооружил сотни тысяч китайских рабочих Сибири [109] и тоже двинул бы их на Китай. Одновременно Ли Ли-сань призвал поднять восстание во всех городах Китая. В целях проведения восстания по всему Китаю ликвидируют профсоюзы, комсомол и парторганизации. Вместо всего были созданы комитеты действия, которые и должны были осуществить восстания.
Красной армии, несмотря на ее поражение под Чанша в августе сего года, было приказано наступать на Чанша, Ханькоу и Наньчан.
Протестуя против решений Коминтерна, осуждающих такую босяцко-провокаторскую установку, Ли Ли-сань заявил, что он будет разговаривать с Коминтерном иным языком, когда Красная армия займет Ханькоу.
По рекомендации ИККИ в октябре сего года был созван третий пленум ЦК КПК.
Несмотря на то, что члены китайской делегации Коминтерна были в курсе решения Коминтерна и называли Ли Ли-саня сумасшедшим, по прибытии в Китай они не только не стали защищать линию Коминтерна, но перекинулись на точку зрения Ли Ли-саня, а критику его установок свели к мелким, якобы техническим разногласиям с Коминтерном...»

Как бы ни была закалена нуждой Мария, я постоянно тревожусь. Совершенно одна, в чужом краю, с двумя мальчиками. Ведь недавно она перенесла туберкулез. Хватило бы ей сил на все испытания.

На праздники Москва передает всего две фразы: «Ваши родные живы и здоровы. Шлют свои поздравления!»

А что за этими словами — никто из нас в Яньани не ведает.

29 ноября

Новое наше наступление из района Ржева и Великих Лук. Глубина прорыва немецких оборонительных полос до 30 километров.

В Северной Африке не спеша воюют союзники.

Французы в Тулоне взорвали свой флот.

Японцы наступают в провинции Хубэй.

Событий много, но в эфире на всех языках: Сталинград, Сталинград!..

* * *

Я случайно видел у Ли Кэ-нуна инструкцию по работе с тайными обществами, изящно выписанную кистью. [110]

Тайные общества охватывают как богатые слои городского общества, так и сельскую бедноту. Это сеть хорошо законспирированных организаций, распространенная далеко за пределы Китая в среде эмигрантов.

Кан Шэн пользуется этими организациями в террористических, диверсионных и шпионских целях. В тайных обществах жестокая дисциплина, и отступников чаще всего умерщвляют.

Ли Кэ-нун пожаловал в Яньань в одно время с Лю Шао-ци, т. е. в 1942 году, а не в 1941-м, как мне сказали раньше.

В Яньани он отличается скрытым образом жизни. Ночи проводит в тайных встречах и допросах. Его охрана по численности уступает лишь охране Мао Цзэ-дуна.

По своему характеру типичный феодал. Своего сына, который в чем-то его ослушался, изгнал из дома и больше им не интересовался.

Ли Кэ-нун среднего роста, плотный, крепкий, отличный кавалерист. Южин знаком с его дочерью.

От встреч с Ли Кэ-нуном у меня неприятный осадок. Такой способен на любую жестокость.

Кан Шэн с помощью своих подчиненных организовал слежку за всеми видными руководителями партии и армии, широко использует для осведомления и шпионажа услуги обслуживающего персонала.

* * *

Южин твердит: «Все осточертело! Вырвусь на Родину! Буду воевать, а не сносить здесь унижения!..»

Он направил в Москву просьбу об откомандировании. К этой просьбе присоединился и Алеев.

* * *

358-я бригада на патрульной службе в районе соприкосновения с войсками Гоминьдана (южная граница Особого района). Штаб бригады в городе Циньяне. Численность бригады около 30 тысяч бойцов.

* * *

В Сибири морозы, метели, сугробы. Как там мои?!

Я знаю, что такое сибирская зима. В голодное лето 1921 года мы ели траву, жмых и коренья. От меня остался скелет, обтянутый кожей. Кое-как добрались до Сибири. Отец отдал меня в батраки к мироеду из села Баево.

Хозяин не пускал в избу. Я спал вместе со скотом, зарывшись в сене. Оледенев от холода, вставал и прижимался к корове. Сколько раз скотина топтала меня! [111]

На моем теле не было живого места от фурункулов. Я страдал от стужи, хрипел, кашлял. Я не мог согреться ни днем, ни ночью, но уйти не смел. Уйти — значило в буквальном смысле пасть с голоду.

Дальше