Содержание
«Военная Литература»
Дневники и письма

Дневник H.H. Попудренко (23 августа 1941 г. — 19 января 1943 г.)

Попудренко Николай Никитович (1906–1943) — партийный работник, один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; Герой Советского Союза (1943, награжден посмертно). Родился в с[еле] Николаевка (теперь Сахновищанский район Харьковской области Украины) в крестьянской семье. С 1924 г. — рабочий на одном из заводов Днепропетровска; после окончания в 1930 г. республиканских курсов при ЦК ЛКСМУ — на комсомольской работе: заведующий сельхозотделом, секретарь Овручского райкома комсомола Житомирской области. В 1933 г. окончил Черниговскую высшую коммунистическую сельскохозяйственную школу. В 1933–1940 гг. работал завотделом и третьим секретарем Бахмачского райкома партии, первым секретарем Ново-Басанского райкома партии, затем — третьим секретарем Черниговского обкома КП(б)У.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны, 13 июля 1941 г., был сформирован Черниговский подпольный обком КП(б)У во главе с А.Ф. Федоровым для создания на территории области сети подпольных организаций и партизанских отрядов. В указанных мероприятиях большая роль отводилась H.H. Попудренко, который уже к началу августа 1941 г. сформировал Черниговский областной партизанский отряд (186 человек) и обеспечил условия для организации партизанских отрядов в районах области.

В связи с приближением линии фронта к территории Черниговской области H.H. Попудренко с группой ответственных работников обкома КП(б)У (С.М. Новиков, В.Е. Еременко) отвечал за эвакуацию из северных районов области материальных ценностей и кадров, координировал деятельность истребительных батальонов и развертывание сети подпольных организаций и партизанских отрядов. В южной части области аналогичной работой руководил А.Ф. Федоров.

В ходе окружения противником войск Юго-Западного фронта восточнее столицы Украины (15 сентября 1941 г.) в киевском котле оказался А.Ф. Федоров с группой своих сотрудников. В этих условиях все руководство подпольной работой и партизанским движением легло на плечи H.H. Попудренко и его ближайших соратников. При этом он сам, оставаясь вторым секретарем Черниговского подпольного обкома КП(б)У, возглавил областной партизанский отряд им. И.В. Сталина.

Сентябрь, октябрь и первая половина ноября 1941 г. стали временем приобретения черниговскими партизанами первого боевого опыта и становления H.H. Попудренко в качестве партизанского командира.

Когда из окружения на Черниговщину вернулся А.Ф. Федоров и 18 ноября 1941 г. возглавил Черниговский областной партизанский отряд, H.H. Попудренко стал его заместителем на должности командира. После оформления 28 июля 1942 г. Черниговского партизанского соединения во главе с А.Ф. Федоровым H.H. Попудренко был назначен заместителем командира соединения и одновременно командиром партизанского отряда им. И.В. Сталина.

В конце 1942 г. — начале 1943 г., когда Черниговское партизанское соединение было заблокировано противником в Клетнянских лесах Орловщины, а А.Ф. Федоров и комиссар соединения В.Н. Дружинин находились в Москве по вызову ЦК КП(б)У, вся ответственность за прорыв вражеского кольца легла на плечи H.H. Попудренко, и он с ней блестяще справился — потери партизан были минимальны.

В марте 1943 г., в связи с решением ЦК КП(б)У передислоцировать на территорию Правобережной Украины группу партизанских отрядов во главе с А.Ф. Федоровым, общее руководство подпольными организациями и партизанским движением на Черниговщине было возложено на H.H. Попудренко. Его назначили первым секретарем Черниговского подпольного обкома КП(б)У, начальником областного штаба партизанского движения и командиром вновь сформированного Черниговского партизанского соединения. К 1 мая 1943 г. в составе соединения уже имелось 10 партизанских отрядов, в которых насчитывалось 1,2 тыс. партизан.

В течение апреля — июня 1943 г. отряды соединения рейдировали по районам Черниговской области, нападая на оккупационные органы противника в административных центрах и посты полиции, разрушая промышленные и сельскохозяйственные объекты, подрывая вражеские эшелоны. В конце июня 1943 г., накануне битвы на Курской дуге, в ходе осуществления противником широких акций против партизан на Восточном фронте, Черниговское партизанское соединение было вынуждено отойти в Злынковские леса Орловской области, где было заблокировано значительными силами врага.

С 25 июня по 6 июля 1943 г. черниговские партизаны отбивали многочисленные атаки противника. В одной из попыток прорвать кольцо окружения в ночь с 6 на 7 июля 1943 г., в районе сел Парасочки и Рогово, погиб H.H. Попудренко. Похоронив командира, отряды Черниговского партизанского соединения в ночь на 8 июля 1943 г. сумели прорвать окружение и отойти на территорию Украины, совершив марш протяженностью в 40 километров.

В памяти партизан и населения Черниговской области H.H. Попудренко остался талантливым командиром и умелым организатором партизанского движения, человеком мужественным и храбрым, неоднократно принимавшим личное участие в боях. И в ту трагическую ночь с 6 на 7 июля 1943 г. он находился во главе партизан, идущих на прорыв вражеского кольца.

Украинский писатель Н. Шеремет, встречавшийся с H.H. Попудренко весной 1943 г. в тылу врага, в докладной записке от 13 мая 1943 г. первому секретарю ЦК КП(б)У Н.С. Хрущеву, отмечая несомненные командирские способности H.H. Попудренко, вместе с тем указывал, что он — «честолюбивый и с претензиями на партизанского вождя».

Заслуги H.H. Попудренко в борьбе с нацистскими оккупантами отмечены присвоением ему (посмертно) звания Героя Советского Союза, орденом Ленина, медалями СССР.

В память о нем установлен бронзовый бюст в г. Чернигове, мемориальные доски в ряде городов Украины.

23 августа 1941 г. — 19 января 1943 г.

Будем считать, что это дневник.

23 августа 1941 г.

21.30. Начали бомбить Чернигов. Всю ночь был в городе. Кроме коллектива исполкома во главе с тов. Костюченко, никто не тушил пожаров. От первой бомбы — милиция и НКВД бросили свое здание, много оружия и боеприпасов. Стоило мне трудов, чтобы заставить их эвакуировать горящие магазины и склады.

24 августа [1941 г.]

Вся милиция и НКВД выехали с города, бросили город на произволящее.

25 августа [1941 г.]

Прибыл в Корюковку. Со мной тт. Новиков{141}, Еременко, Демченко — последний хандрит.

26 августа [1941 г.]

Был в штабе 21[-й] Армии.

27 августа [1941 г.]

Ездил в Мену. Был в PK КП(б)У и в штабе Центрального фронта. Беседовал с корпусным комиссаром — […]{142} чл[еном] Военного совета с тов…{143} и нач[альником] штаба генерал-лейтенантом тов. Соколовским{144}.

В эту ночь удрали из района все работники НКВД и милиции.

28 [августа 1941 г.]

Ездил в штаб 21-й Армии. Договорился о нашей связи с ними.

29 августа 1941 г.

Выехал в штаб 187-й дивиз[ии].

2 сентября [1941 г.]

30, 31 августа, 1 сентября жил при штабе 187-й [дивизии]. Ездил в полки на огневые позиции.

Сегодня штаб крепко обстреляли автоматами и минами. Разбита одна автомашина и 15 чел[овек] раненых.

3 сентября [1941 г.]

Приехал в Гулино. Все говорят, что это место не годится, надо переезжать.

4 сентября [1941 г.]

Всю ночь шел дождь. Проводник подвел, и я весь дождь принял на себя. Рубца сухого не было. Целый день сушился.

5 [сентября 1941 г.]

Появилась старая болезнь — так называемый «геморрой».

6 [сентября 1941 г.]

Рассказывают про какого-то деда, который часто нас посещает. Надо поймать.

7 [сентября 1941 г.]

Деда поймали. Оказался кулак из с[ела] Шумиловки — Тупица, прислан немцами. Убили.

Хоменко заставил его выкопать яму и там его прикончил.

8 [сентября 1941 г.]

Беседовал с Тихановским. Ищет он свой отряд.

10 [сентября 1941 г.]

Подробно говорил с т[ов]. Лошаковым. На ночь послал людей для операции.

11 [сентября 1941 г.]

Группа во главе с т[ов]. Козиком привела трех сволочей [из] с[ела] Гутка-Студенецкая:

Пастух Дмитрий Лукич — немцам дал списки коммунистов, указывал им дорогу на Гулино.

Лубина Никита Влад[имирович]. Дал характеристику немцам на актив села.

Шматуха Яков Сидорович, рассказывал немцам за партизан. Указал им дорогу. Просил назначить его старостой села.

Всех убили.

(Васюк{145}, Козик, Хоменко.)

Вечером выехал в Гулино.

12 [сентября 1941 г.]

Ночевали в лесу возле с. Рыбинска.

13 [сентября 1941 г.]

В эту ночь было много дел: под с[елом] Камкой отремонтировали мост и провели три автомашины.

Это в тылу противника! Группа т[оварищей] во главе с тт. Васюком, Майстренком провели операцию. В с[еле] Камке уничтожили 120 (сто двадцать) немецких новых седел, угнали больше ста немецких лошадей и убили немецкого ставленника — старосту Кожедуба Артема Максимовича, 65 рокiв, с 1906 по 1916 г. был старшиной Холменской волости. До 1936 года был лишен права голоса (Дубина).

17, 18 сентября [1941 г.]

Отряд во главе с т[ов]. Громенко ходил на операцию — ничего не сделали. А возможности были! Четвереков и Одинцов струсили, без команды отошли на глазах немцев. Хорошо, что [те] не заметили!

20 сентября [1941 г.]

Группа во главе с тт. Громенко и Товчко уничтожили одну семитонную машину (автобус), полно нагруженную немцами. Машина сгорела. Уничтожено не менее 35 человек. Все действовали хорошо, пулеметчики — Остроумов и…{146} перед выходом не проверили своих пулеметов, и они в бою отказали. Это безответственность.

Демченко Н.Г. отпустил с отряда. Все время хныкал.

Працуна послал к тов. Федорову.

Ушел по моему совету полковник т[ов]…{147}, прибывший с окружения.

21 сентября [1941 г.]

Вернулись с разведки [из сел] Сосницы и Семеновки. Секретарей не нашли. Плохо.

22 сентября [1941 г.]

Извещено по радио, что Киев оставлен Красной армией. Досадно и обидно. Но мы знаем, как этот же немец бежал с того же Киева в 1918 году. Я уверен, что это будет и теперь.

Три месяца войны прошло. Причем войны, которой по своим масштабам фронта и жестокости не знает история. Фашизм поставил все на карту. Но победа будет за нами. За эти три м[еся]ца произошли процессы обратно пропорциональные:

Немецкая армия двигалась и все время теряла свою армию и вооружение.

Красная армия хотя и отступала, но закалялась и мужала. Наша промышленность перестраивалась на военный лад, и уверен, что теперь она будет давать больше продукции, чем до войны. Людские ресурсы немцев уменьшаются — наши нарастают. Главное — держать народ в боевом духе, чтобы он был уверен в нашу победу, и мы победим!

23 сентября [1941 г.]

Месяц, как [немцы] начали бомбить г[ород] Чернигов.

24 сентября [1941 г.]

Васюк, Балицкий{148} и Мазур в основном задачу выполнили. Почему «в основном»? Потому, что старосты не убили, а бросили в хату гранату. Сволочь, не открывал! Во времени получилось прекрасно: он (этот староста) провел собрание крестьян, в тот же день получил инструктаж от немцев, а вечером это случилось. Характерный тип: раскулаченный, пять лет был в плену [у] немцев, говорит по-немецки свободно. Несомненно был шпионом! В колхоз вступил в 1941 г. Фамилия его Руденко Степан Петрович.

Т[ов]. Громенко с группой в 10 человек уничтожил одну машину с немцами чел[овек] 25–30, один мотоцикл и на нем фашиста […]{149} «СС» с крестом. Принес два пистолета, разные документы и письма. Хорошо стрелял с пулемета тов. Вибик. Прекрасно справился с фашистом — чл[еном] «СС» боец тов…{150}, смело действовал тов. Громенко и т[ов]…{151}. Неправильно, когда действовали один на один. Люди были.

25 сентября [1941 г.]

Месяц, как работаю в подполье. Переехали в другое место. Надо подчинить{152} Холменские и Корюковские отряды под мое руководство.

Два дня тому приобрели типографию. Сегодня выпускаем вторую листовку. Хорошее дело. Еременко В.Е. руководит пропагандой и агитацией. Новиков С.М. ездит по отрядам, как представитель OK [КП(б)У].

28 сентября [1941 г.]

Явился т[ов]. Тихановский, ходит без отряда. Я ему не могу простить.

Вчера три группы ушли на операции.

Романов со своей группой прибыл с Корюковки, бросили гранаты и обстреляли дрезину с немцами. Ранили 5–7 чел[овек].

Сегодня выпустили третью листовку. С «Информбюро». Был в отряде т[ов]. Туника, убедился, что ему надо помочь. Остальные плохо себя ведут.

30 сентября [1941 г.]

Вчера поздно вечером т[ов]. Громенко с группой в 14 человек] возвратился с операции. Уничтожили одну грузовую и одну легковую машину, убили двух немцев, в т[ом] ч[исле] одного офицера, два немца удрали. Принесли с собой много документов, писем, одну офицерскую шинель и фуражку. Кроме этого, на грузовой машине было уничтожено два новых мотоцикла.

1 октября [19]41 [г.]

Т[ов]. Родимченко возвратился с разведки. Прошел он много и решительно, но результаты неважные. О Тупичеве мне ясно, о Добрянке и Городне — нет.

Что сделали партизаны этих р[айо]нов?

Городнянским: пустили под откос один эшелон, убито много немцев, две грузовых машины и один мотоцикл уничтожено, убито много немцев. В Дроздовице (хуторе) убит один офицер и 4 немца.

В Тупичеве: сожгли лесопильный з[аво]д.

В Добрянке: уничтожена водокачка.

Безусловно, что это далеко не все то, что сделали партизаны.

3 октября [1941 г.]

Информбюро сообщило о действиях Черниговских партизан. Сделано много, но передано не все.

Послал 16 чел[овек] в районы для связи с райкомами и директивой OK [КП(б)У].

Пошли: Товчко. Залеский, Тупица, Мухин — Чернигов, М. Коцюбинск, Березное.

Гурьянов. Демченко. Федоров — Щорск, Городня, Добрянка.

Кущенко. Родимченко, Четвериков — Тупичев, Любеч, Репки.

Балиикий. Синайский — Мена, Сосница, Бахмач.

Митько, Онищенко — Н[овгород]-Северск[ий], Короп.

Сегодня пошло две группы по делу.

5 октября [1941 г.]

Громенко уничтожил один мотоцикл. Немец удрал. Группа во главе с тт. Кузнецовым и Васюком — один мотоцикл (18 пр{153}), одного немца.

10 октября [1941 г.]

Выпал первый снег. Возвратился с операции т[ов]. Калиновский, безрезультатно. Действовал плохо. Возвратился с разведки т[ов]. Балицкий. Задания не выполнил. Также задания не выполнили тт. Митько и Онищенко.

12 октября [1941 г.]

Т[ов]. Громенко пришел без трофеев. Сидели три дня, машин не было. Провел собрание отряда.

15 октября [1941 г.]

По радио передали, что наши войска оставили г[ород] Мариуполь. А несколько дней тому — города Орел, Брянск, Полтаву, Вязьму.

Передовые «Правды» исключительно тревожные и мобилизующие. Надо сделать выводы для отряда. Откровенно говоря, мы сделали очень мало в борьбе с врагом.

Надо направить людей на жел[езные] дороги, мосты, связь. Побольше взрывчатых веществ.

18 октября [1941 г.]

Исключительный день — 1. К нам прибыли Капранов, Герасименко и Дружинин. По рассказам, их разбили в Пирятине. Вернее будет — они ушли с Пирятина.

Принесли новость о том, что я и т[ов]. Новиков дезертировали. Какая сволочь об этом могла сказать?

Хорошо, если не поверили этим слухам. Плохо, что нет здесь т[ов]. Федорова и его друзей. Тем хуже, что неизвестно вообще о их судьбе.

2. Т[ов]. Кущенко возвратился из Репок. Секретаря райкома не нашел.

3. Балицкий, Романов и Полещук приехали. Взорвали ж[елезно]д[орожный] мост (25 м) возле Мены, убили одну сволочь — Пилипенко Федор с Ольшаны.

20 октября [1941 г.]

1. Возвратились с Щорска Мальчик и Науменко. Задания не выполнили.

2. Романов, Полещук и Мотя пришли с Сядрино. Машины нет.

3. Прибыла группа от Балабая. Рогозина и Максимова думаю пока не пустить.

22 октября [19]41 [г.]

Четыре месяца войны. Бои идут на подступах к Москве. Это решающий период борьбы с фашизмом. Решающий, но не окончательный. Я допускаю мысль (хотя и борюсь с этой мыслью), что Москва будет оставлена, но победа останется за нами. Кто-то сказал — «Большевики могут отойти до [р.] Волги, но победят». За нами правда, за нами народ. У нас есть территория, нам помогают и далее будут больше помогать. Нужна воля, выдержка, сплоченность, организованность, и это у нас есть и будет.

1. Сегодня Балицкий, Романов и Полещук выехали на жел[езную] дорогу.

2. Маркевич и Бабак пошли по заданию в Ичню. Занимался земляными работами.

23 октября [1941 г.]

1. Наши войска оставили Таганрог.

2. Был у Туника на новом месте. Достали они мины. Говорят, что сегодня в Соснице совещание председателей] с[ель]с[оветов] и колхозов. Собрал волостной старшина с комендантом. Характерно, что зовут туда и некоторых корюковских и холменских.

В Холмы и Корюковку не появляются. Боятся партизан, говорила одна женщина. Уверен, если бы во всех районах действовали партизаны, немцев не было бы. Во всяком случае, было бы им тесновато.

26 октября [19]41 [г.]

1. Разведка донесла, что вчера в Козиловке было 10 маш[ин] немцев — 80 чел[овек], ищут партизан, забрали курей, гусей и т. д., а в селе Радомка избрали старосту. Надо прекратить этот произвол немцев.

2. В отряд принял 8 человек с действующей армии. В т[ом] ч[исле] т[ов]. Малявко.

29 октября [1941 г.]

Громенко с группой товарищей вышел на операцию.

2 ноября [19]41 [г.]

Переехали на новое место. Живем в землянках. Прекрасно! Громенко возвратился. Работали с Холменским отрядом.

Сделали хорошее дело. Прошли рейдом и уничтожили ряд сволочей. В с. Авдеевке расстреляли старосту — Серб Ал. и попа…{154}.

В с. Рудня — Шкатара Федора, выдавшего женщину, которая пекла хлеб для партизан.

В с. Козиловка — сожгли хату и сарай Олифиренко Степана. Эта сволочь выдала несколько человек наших людей. Его не нашли. Жену его плохо, что не уничтожили.

В с. Орловка — расстреляли Федоренко Антона — секретарь старосты, Анекуська Алексея — заместителя старосты. Жалко, что не было старосты. Поручил т[ов]. Водопьянову довести дело до конца. И Довгуш Федора, выдавшего пред[седателя] колхоза с. Орловки. При этом работали все хорошо. Отлично работали: Туровский, Синевал, Зоз, Решетников (1[-й] взвод).

Получилось хорошо, что сделано после рейда немцев в погоне за партизанами. Колхозники встречали наших ребят с приветствиями, просили приходить почаще.

3 ноября [1941 г.]

Прибыли два т[оварища] из Сосницы. Оба Деканы{155}.

6 ноября [1941 г.]

Пришел т[ов]. Березняк.

Маркевич и Бабак задание выполнили. Попко и Деркач возвратились с Бондаревки Сосницкого р[айо]на, где их обстреляли.

Это трусы! Всю дорогу болтали и хныкали. Федорчук отказался идти.

В этот день пришел Працун. Был в Носовке, Нежине, Комаровке, Борзне, Мене и Корюковке. Секретари РПК и председатели исполкомов есть на месте, за исключением Нежина и Мены, где не установлено. Прищепа — дезертировал.

Сегодня исторический день! Вечером слушали доклад товарища Сталина на московском совете о 24-й год[овщине] Октябрьской революции. Это историческая, замечательная речь! Само по себе выступление тов: Сталина поднимает волну энтузиазма в армии и народе в борьбе с фашизмом. В речи намечены пути разгрома фашизма.

Надо сделать так, чтобы весь народ об этом знал.

7 ноября [1941 г.]

Сталин выступал на Красной площади: Вчерашняя и сегодняшняя речи тов. Сталина явились неожиданностью для многих и многих. Это очень радостно. В речи вождя — звучала сила страны. Праздник провели хорошо, весело. Хотелось бы знать, как провели праздник наши дорогие семьи. Плохо, что не можем дать знать о себе.

8 ноября [1941 г.]

Убили 3 шпиона: Кожедуб Степан

Кожедуб Тихон

Анапенко Иван

Сегодня прибыл Бочаров. Шофер Ивлев.

9 ноября [1941 г.]

Балицкий и Полещук приехали из Корюковки. Сидели там долго, причем без разрешения на это. Романов остался в Корюковке. Болен. Им можно простить. Они привезли станковый пулемет «Максим», взятый со склада немцев. В селе Развино убили старосту — Котюх Алексей. В Ново-Боровичи — Мойсеенко Павло. В Ново-Боровичи и Турья взорвали два склада с боеприпасами (1000 снарядов 120-мм, 1200 мин, 78 ящиков с патронами, привезли разные документы).

В этот день выехал с группой 37 чел[овек] на операцию.

12 ноября [19]41 [г.]

Возвратились с похода. В с. Осьмаки убили старосту и секретаря — Титовченко Савка и Малашта Митрофана. В Понорнице вели уличные бои с местной полицией. Убили их 4 чел[овека]. С нашей стороны убито 2 чел[овека] — Хоменко Вася и Веретельников Сенька. Жалко. Хорошие и храбрые ребята.

Хорошо вели себя в бою Онищенко, Решетько, Малявко. Просидели в яру и не участвовали в бою группа т[ов]. Майстренко. Я не ожидал! Вообще-то все ребята — бойцы, шли в бой решительно. Настроение хорошее было до боя и после. Поголовное большинство впервые в бою.

Скажу откровенно: я был в переплетах, но впервые руководил боем, да еще уличным. Эта сволочь стреляла по нашим товарищам с домов, погребов, сараев и т. д. Только решительностью и окружением мы их заставили забраться в дом исполкома. Дом можно было взять, но с большими потерями.

Понорницкое дело не закончено. Надо лучше подготовиться, — с наименьшим количеством жертв — уничтожить Понорниц[кую] власть. Такая же задача стоит в отношении Хлопяников.

13 ноября [1941 г.]

Был Лошаков, Мельник, Козик. Поругался. Дал задание. Мельника оставил, а Дружинина послали политруком к т[ов]. Лошакову. Дело будет.

14 ноября [1941 г.]

Отправили 3-х чел[овек] в Борзну для орг[анизации] партизан[ского] отряда: Апанасенко, Селиванов, Чабан. Дал задания донести и вручить секретарям РПК директиву OK [КП(б)У]. Да, Працун принес весть, что Федоров А.Ф. в области{156}. Это очень хорошо! Надо к нему послать делегатов. Есть надежда встретиться.

15 ноября [1941 г.]

Васюк с группой 9 чел[овек] возвратился из с. Чернотычи. Старосты и полицейских не нашли.

Сегодня т[ов]. Малявко с группой в 30 чел[овек] — 6 подвод — выехали в Криски по делу.

Маруся и Валя{157} возвратились из с. Савинок. Литературу распространили.

18 ноября [1941 г.]

Утром прибыл тов. Федоров. Что можно было и ожидать. Я не сразу его узнал. Заросший, в драном пиджаке, в паршивых штанцах навыпуск, галоши, драные сапоги, усы как у Тараса Бульбы. С ним приехали т[ов]. Днепровский — ранее работал в Черновицком OK КП(б)У, Плевака — из М[ало]-Девиц[кого] района, Зубко — раб[отник] НКВД, Щуплик — зам[еститель] директ[ора] MTC по расчетам, Поярко — работал в особ[ом] отд[еле] 21[-й] Армии, Белявская — инструктор М[ало]-Д[евицкого] PK КП(б)У. Думаю, что жизнь будет более полнокровная.

19 ноября [1941 г.]

Вторично ходили в погоне за немцами. Первый раз они появились 15 ноября в Холмах. Утром вышли, но они за два часа до нашего прибытия выехали в с. Рудню. Сегодня получилось то же самое. Ушли от нас за один час до прибытия, т. е. мы в Рудню прибыли в 16 часов, они выехали в 15 часов. Трудно гоняться за машинами. Целую ночь сидели в засаде — сволочей не было. Мы уничтожили сволочь Исаченко, который возил немцев до наших людей, и Федоров принял командование отрядом.

24 ноября [1941 г.]

По радио передали хорошие вести: на запад от Ростова (за 2 дня) наши части отогнали врага на 60 км от занимаемых позиций. Уничтожили две дивизии — горную и «СС» и одну мотомехдивизию — всего 7 тыс. солдат и офицеров. Так будет и дальше.

Издан приказ объединить все отряды Холмов и Корюковки в один областной отряд. Туник решил не подчиниться. Ф[едоров], я и Яр[еменко] были у Туника, провели собрание. Народ понял. Примерно м[есяц] тому я объявил, что все отряды подчиняются моему командованию в операциях. Никто не возражал. Так и было. По существу так и будет. Т[уник] не хочет терять своего достоинства, которого у него нет (он, правда, об этом не знает). Решено создать конную группу в 75–100 лошадей, достать возы для передвижения. Начали копать землянки и конюшню. Лошаков и Балабай должны переехать к нам, будет веселее. Лошакову и Дружинину непростительно, когда они разбежались от немцев, имея все условия для подготовки и встречи их (с 14 на 15 ноября [1941 г.]). Н[емцев] было 40–50 человек].

Последние дни немцы чаще стали посещать Холмы и Козиловку.

Сегодня пришла Мотя{158} и Щуплик с разведки. Н[емцы] стоят в Орловке. В соседних селах берут скот, посуду, одежду. Всего их примерно 200–250 чел[овек], [имеют] 10–12 маш[ин], танкетку, пушку. В Холмах готовят дом. [Тов.] Громенко с отрядом [в] 30 чел[овек] ушел на засаду. Селянского и Маркевича послал на разведку [в] Понорницу и Криски. Надо послать ночную разведку в Хлопяники.

Убили — немецкого разведчика — Скорохода с. Камка.

25 ноября [1941 г.]

Три месяца, как выехал из Чернигова. Два с половиной м[еся]ца борьбы с немцами и их пособниками. Наши два взвода — Громенко и Калинов убили 80 чел[овек] немцев и 17 чел[овек] сволочей, [уничтожили] 5 автомаш[ин], 4 мотоцикла, [захватили] 120 седел, 100 лошадей. Взорвали ж[елезно]д[орожный] мост (2), 2 склада боеприпасов. [Захватили] много оружия, документы и др[угие] трофеи. Это без учета того, что сделано отрядами Лошакова, Балабая, Туника, Водопьяна, Козика, которые работали под нашим руководством (наши дела тоже не полные).

26 ноября [1941 г.]

Провел собрание трудящихся [в] с. Савинки, присутствовало более 200 [человек]. С докладом о войне и наших задачах выступил т[ов]. Федоров А.Ф. Окончание доклада было покрыто громкими аплодисментами. Люди не хотели расходиться.

Вечером пустили в расход механика Крисковского спиртз[аво]да — Татаренко, который приехал в Холмы за запасными частями. А аппаратчика решили использовать… Завтра едут за спиртом.

Беседовали с Дуней Щупелей. Отпустили.

27 ноября [19]41 г.

1. Такое же собрание, как и вчера, провели в с. Рейментаровке. Присутствовало около 200 чел[овек], открыл собрание В.Е. Еременко. Он предоставил слово депутату Вер[ховного] Совета Союза и Верхов[ного] Совета Союзной республики товарищу…{159}{160}, после, когда он сказал, что фамилию не буду называть по некоторым соображениям, то все закричали: «lYlbi знаем фамилию, можно не называть».

2. Приняли в отряд 3 чел[овек]: Гулендухин Игнат Львович, Иванов Иван Артемович{161}.

В эту ночь расстреляли сволочь — А.Ф. Ситкевин [из] с. Савинок.

28 ноября [1941 г.]

Были Козик, Лошаков. Приехали со спиртом, привезли 6 бочек по 400 литров = 2400.

Убили 3-х сволочей.

Жалко, что удрал «господин» управляющий. Завод взорвали.

3 декабря [1941 г.]

Прибыли с операции. В ночь с первого на второе декабря напали на немцев в с. Погорельцах, обстреляли две школы [и] дома, где жили немцы. Спалили церковь, где находилась их база и караул. Убили много немцев. С нашей стороны три раненых — один убит.

Общие результаты неизвестны. Хорошо вели себя в бою бойцы: Горовец, Левин (1[-й] в[звод]).

2 в[зво]д — Синькевич, Криницкий, Кравченко, Зозуля.

3 в[зво]д — Юрченко, Синельников, Хоботянский.

4 в[зво]д{162}

6 в[зво]д — Ковтун, Помаз, Дельнов.

7 в[зво]д — Мазепа. Аксентьев, Сластион, Моисеенко, Серый, Олексеенко.

Хорошо работали минометчики Мазепа и друг[ие]. В целом Лошаков действовал плохо. Школы не поджег.

30 ноября радио передало (нас не было дома), что наши войска заняли Ростов. Это поворотный пункт в войне.

6 декабря [1941 г.]

За три дня пустили в расход:

Татаренко — шпион, имел задание от немцев (Семеновка) установить, где партизаны, вооружение и т. д.

Пархоменко, к[андида]т [в члены] ВКП(б) из с. Сядрино.

Эту сволочь сам лично с одного удара зарубил саблей. Сам не знал, что могу так рубить.

Шейдин Трохим — кандидат на полицая.

7 декабря [1941 г.]

Радио передало, что Англия объявила войну Финляндии, Румынии и Венгрии. Это хорошо, если будет на деле.

8 декабря [19]41 г.

Канада и Новая Зеландия объявили войну Финляндии, Венгрии и Румынии. Война только начинается!

10 декабря [1941 г.]

События разгораются! Вчера Н[овая] Зеландия, Австралия объявили войну Японии.

Сегодня по радио передали, что Америка объявила войну Японии; Маньчжоу-Го объявило войну Америке. Думаю, что на этом дело не кончилось.

Из Козиловки привели к[андида]та в чл[ены] ВКП(б) Сороку Федота.

Его назначили писарем старосты. Крепко дали духу. Обязал доставить Олифиренко — эту подлую гадину, который предал многих честных людей.

Назначили Короткова{163} командиром Корюковского отряда.

13 декабря [19]41 г.

Вчера вечером, переданный по радио специальный выпуск Советского] Информбюро: «Разгром немецких войск под Москвой». Из этих слов видно, что это значит.

С 16 ноября по 11 декабря с[его] г[ода] убито 85 тыс. немцев, взято и уничтожено 1400 танков, 5000 автомашин и т. д. (без учета действия авиации).

Наши войска заняли несколько городов и 400 населенных пунктов. Разгром только начался! Можно представить радость и ликование нашего народа.

Вчера Громенко возвратился с Орловки и Козиловки. Операция не удалась.

Сегодня в отряд прибыло 4 чел[овека] с Добрянского отряда. Пустили в расход одного шпиона.

15 декабря [1941] г.

Случай в жизни: Спало нас 5 чел[овек] 3 ж.{164} в с. Савинках (в школе), выехали в 5 час[ов] утра, а Сосницкая полиция приехала в 5 час[ов] 20 минут. Окружили школу, дали несколько очередей с пулемета «Максим». Целый день искали эту сволочь. Ехали за ними до Чернотыч, но не нашли. Кавалерию проверили.

16 декабря [1941] г.

Целый день был бой с мадьярами (с 12 до 20 час[ов]). Убили 3 чел[овек] и взяли в плен 4 чел[овек], в т[ом] ч[исле] унтер-офицера. (Это то, что видно было.) По рассказам пленных — много раненых и убитых. Взяли 4 винтовки, один пулемет и пистолет. Вояки из них паршивые. Попали в плен и обделали брюки.

17 декабря [1941] г.

В 3 часа ночи появились те же сволочи, что и вчера. Наступали опять на наш лес. Бой держали два часа. По показаниям граждан, убили 4 чел[овека] и много поранили. В общем, две атаки отбили.

В бою проявили себя хорошо такие товарищи: Балицкий, Синькевич, Цурканенко, Кравченко, (II-й в[зво]д), Сластион Д., Лещенко, Моисеенко, Серый, Муравченко и к[оманди]р в[зво]да Ян{165}.

Недостаток в том, что к[оманди]ры взводов не руководили огнем. По одной цели били все. В результате в первый день боя израсходовано около 2000 патронов и 32 мин[ы]. Во второй день 850 пат[ронов] и 4 мины (более организовано). Лошакову непростительно за мины.

Думаю, что противник на этом не остановится. Но уверен, что нас из этого леса никакая сила не выгонит. Отобьем любую атаку. В первый день их было 180 чел[овек], во второй — меньше против этой силы. С нашей стороны участвовало два в[звода] — 50 чел[овек].

Если противник задумает окружить лес, то для всех участков людей у нас хватит. Это был бой по всем правилам военного искусства. Противник наступал — мы оборонялись. Люди и к[оманди]ры учились и в следующий раз будут драться лучше.

За эти два дня убили 2-х сволочей местных.

18 декабря [19]41 [г.]

Дела на фронтах неплохие. Уверен, что все больше будут улучшаться.

19 декабря [1941 г.]

Опять нагрянула сволота. Подходя к лесу со стороны Самотуг, противник открыл ураганный огонь. Мы ответили, когда он подошел к мельнице. Бой длился с 2.30 до 4.30 ч[асов] дня. Убили более десяти чел[овек]. Раненых было намного больше. Взяли в плен одного унтер-офицера — пулеметчика вместе с пулеметом. В бою он сам сделал пяти человекам] перевязки. Отличился в этом бою Борис Качинский.

Он сам оторвался от своей группы и взял в плен пулеметчика с пулеметом и патронами. Пленный рассказал. что их было 180 чел[овек]. Часть из них находится в Чернотычах, а часть в Корюковке. Причем в Корюковку на днях прибывает еще один батальон для борьбы с партизанами. Он [пленный] примерно знает количество нашего отряда.

20 декабря [19]41 [г.]

День прошел спокойно.

21 декабря [1941 г.]

Только успели позавтракать, как разгорелась канонада противника по нашему фронту. Сегодня началась стрельба и наступление со стороны Козлянич, Олейников на Рейментаровку. Били с автоматических противотанковых пушек (было 2){166}, минометов, пулеметов. Выпустил он более ста снарядов и с десяток лент. Канонада длилась 4 ч[аса] 30 м[инут]. Ответил на их огонь один взвод Туника. Остальные молчали целый день. Ранен с нашей стороны один чел[овек]. Спалили сволочи половину Рейментаровки (около 200 дворов), Олейники, Богдановку, несколько дворов в Савинках, Самотугах.

22 декабря [1941 г.]

В час ночи выехали с лагерей. В 4 ч[аса] 30 м[инут] прибыли в Кистерские дачи, где и дневали.

23 декабря [1941 г.]

Прибыл в хут. Майбутне. Штаб разместился у колхозника Марара Мотри. Хорошая семья!

24 декабря [1941 г.]

Живем в хут. М[айбутне]. Вечером устроили концерт. Сегодня оказалось, что в лесу отстали Кузнецов, Маруся{167} из с. Самотуг и по дороге ушел Сорока.

Уверен, что Кузнецов возвратится, а за Сороку не ручаюсь. Это опасный человек.

25 декабря [1941 г.]

Живем в хут. [Майбутне]. Сегодня четыре м[еся]ца, как выехал я с Чернигова. Четыре месяца, как немцы вступили на территорию Черниговской области.

Подводим некоторые итоги борьбы и жизни партизан:

1. Несмотря на все трудности, отряд удержался, организовался и укрепился. Это самое важное!

Более этого, мы поработали над тем, чтобы удержать и укрепить отряды Холменского и Корюковского районов.

2. Сделали все, чтобы создать продовольственные базы, минимум на год, с расчетом на рост отрядов.

3. Приложили все силы, чтобы не было немецкой власти в Холменском и Корюковском р[айо]нах. И это нам удалось.

Надо подчеркнуть, что только поэтому нам удалось более-менее нормально жить и вести борьбу с немцами и их ставленниками.

Характерно, все, кто шел из окружения и т. д., знали далеко за пределами области, что в Холмах и Корюковке власть в руках партизан.

4. Создали типографию и провели большую политическую работу среди трудящихся.

5. Уничтожили…{168} немцев и мадьяр.

6. Уничтожили шпионов, старост, полицаев и другой сволочи 105 чел[овек].

7. Машин 29 шт., мотоциклов 18 шт.

8. Взорвали два ж[елезно]д[орожных] моста и этим прекратили движение поездов от ст[анции] Мена до ст[анции] Сновская.

9. Взорвали 5 складов со снарядами.

10. Закрепили также трофеи (вооружение).

11. С приездом А. Ф[едорова] и по его инициативе создали, вернее, восстановили распущенную конную группу.

Создали обоз для бойцов, этим создали более подвижным и маневроспособным отряд.

12. Наконец, соединили отряды Холменского р[айо]на в один областной отряд. Довели количество отряда от 270 до 350 чел[овек].

26 декабря [19]41 [г.]

Живем в хуторе М[айбутне]. Разведка доложила, что немцы и мадьяры спалили села Савинки, Самотуги. Были в лесу, взорвали наши землянки.

28 декабря [1941 г.]

Живем в хуторе М[айбутне]. Разведка донесла, что немцы в Корюковке. Они, н[емцы], рассказывают населению, что убили 802 чел[овека] партизан, а их потери 19 [человек]. Правдиво будет так: их потери увеличить втрое, а партизан уменьшить на 802 чел[овека].

29 декабря [19]41 [г.]

Живем в хуторе М[айбутне]. За это время пустили в расход пять сволочей.

[В] Ст[анице] Гутки — Тищенко (староста), зам[еститель] старосты Гарбуз.

В Радомке — старосту Евтушенко Якова и кандидата в члены ВКП(б) Кожедуба.

В Перелюбе — старосту Мацуй и Ткаченко Катю (сестра нач[альника] Корюков[ской] полиции).

30 декабря [19]41 [г.]

Утром прибыли в хутор Ласки. С населением хутора Майбутне расстались очень красиво. Без поцелуев нигде не обошлось. Все просили жить у них, пока придет Красная армия. Хутор Ласки разбросанный и поэтому не удобен. Но жить будем.

31 декабря [1941 г.]

Живем в хуторе Л[аски]. [Немцы] начали подбирать старост и полицию в Щорском и Климовском районах.

1 января [19]42 г.

Новый год встретили в х[уторе] Ласки. Население вместе с нами веселилось и радовалось тем успехам, которые имеет Красная армия в борьбе с фашизмом.

Вчера передали, что нами взят г. Калуга.

[19]42-й год будет годом окончательного разгрома немецкого] фашизма и его системы во всем мире.

2 января [19]42 г.

С с[ела] Хоромного привезли больше тридцати подвод овса, 19 гол[ов] к[рупного] р[огатого] скота.

3 января [19]42 [г.]

Ровно четыре месяца, как я с С[еменом] М[ихайловичем]{169} и В[асилием] Е[мельяновичем]{170} прибыли в Гулино и связались с Климовским отрядом.

4 января [19]42 [г.]

Прибыл к нам капитан Григоренко с группой 6 чел[овек], привез рацию. Это большое для нас дело. Постараемся связаться с Ю[го]-3[ападным] ф[ронтом], с Н.С. Хрущевым, и думаю, что будут знать наши семьи.

За эти три дня уничтожили 8 сволочей.

Елино  — старосту Николаенко и его заместителя.

Луки  — старосту Зуб и полицая Лемченко.

Кирилловка  — старосту Мыгда и управляющего общим двором.

Шишковка — Янченко.

Сегодня шпиона Супруненко.

6 января [19]42 [г.]

Ровно полгода, как выехали наши семьи в Орск. Откровенно говоря, не думал, что пройдет столько времени.

В связи с этой датой в два часа ночи был устроен не то ужин, не то завтрак. В общем, выпили за их здоровье. Насчет дат и выпивки особую инициативу проявляет Семен Михайлович{171}. У него хорошая память. Он знает все даты на тему войны и партизанской жизни. На тему религии — хорошо знает даты Василий Емельянович{172}. В общем, без даты не пили, но пили ежедневно.

Правда, пьяным никогда и никто не был. Пили честно. Досадно: спирт на исходе. Надо искать спиртзавод.

7 января [19]42 [г.]

В час ночи выехал с хутора Ласки.

Погорельской полиции испортили Рождество.

12 полицейских убили, одного ранили. Сожгли 14 домов, плохо, что удрал начальник полиции и староста. Опоздали примерно на один час. Народ нас встретил хорошо. Всех накормили. Просили уничтожить полицию до конца. Двух полицейских взяли с собой. Это те, кто нам помогал. Они рассказывают, что вооруженных их 21 чел[овек]. Имеют по 2–5 патронов, руч[ной] пулемет. По дороге заехали на х[утор] Майбутне. Люди обрадовались, оказывается, эта Погорельская банда посетила их два раза. Сожгли одну квартиру, конюшню, разбили дом, где находился штаб, ранили сестру Кати{173}. Собрались спалить хутор. Остановились в хуторе Журавлева Буда. Много сектантов.

8 января [19]42 [г.]

Прекрасное известие передано по радио. Ю[го]-3[ападный] ф[ронт] за подписью Тимошенко{174} и Н.С. Хрущева обратился к населению оккупированных областей помогать Красной армии, устанавливать, где находятся минированные поля и т. д. Бои идут за Харьков, Сталино, Вязьму, Новгород.

9 января [19]42 [г.]

Вчера и сегодня уничтожили 3-х сволочей, в т[ом] ч[исле] одного сектанта.

Сегодня особая дата:

через рацию связались с Ю[го]-3[ападным] ф[ронтом] — передали привет Н.С. Хрущеву, текст следующий:

«Обком действует. При обкоме [действует] отряд 450 человек]. О его действиях передадим завтра.

С приветом — Федоров».

Надо полагать, что с этих пор будем работать для фронта по разведке.

Вчера ребята Водопьянова убрали с лица земли четырех сволочей с Холмов.

10 января [19]42 [г.]

Получили ответ от Ю[го]-3[ападного] ф[ронта]. Дали задание разведать и вести наблюдение за состоянием ж[елезной] д[ороги], движением поездов, где находятся базы, и т. д. Запросили дать [списки] людей, отличившихся в бою, для правительственной награды. Таких ребят найдется немало.

Приняли в отряд 2-х чел[овек] из с. Радомки и 3-х из с. Погорельцы, в т[ом] ч[исле] двух бывших полицейских. Это люди, которые для нас работали.

Живем в хуторе Ж[уравлева] Буда. Штаб находится у Новикова Василия.

Почти целый день играли в «66».

Думали выехать, но дороги нет, большой снег и сильный мороз. Плохо, что нет для лошадей сена.

12 января [19]42 [г.]

Вечером организовали самодеятельность. Хором пели, каждый свою песню. Я и А[лексей] Ф[едорович]{175} играли на гребешках. Логвинович{176} танцевал. Особо чудил Васюк и Федя{177}. Без Васюка, вообще, было бы скучно в штабе. Это человек особого рода. Он бывает без движения несколько часов и то в то время, когда спит.

Ю[го]-3[ападному] ф[ронту] передали о деятельности отряда.

«За четыре м[еся]ца уничтожено и ранено 368 немцев, захватили много трофеев. Уничтожено старост и полицейских 105 чел[овек], уничтожено 29 автомашин, в т[ом] ч[исле] 2 штабных с документами, 18 мотоциклов, 5 складов с боеприпасами. Захвачено 100 лошадей и 120 седел. Взорвано 3 ж[елезно]д[орожных] моста и много имущества связи.

Отряд не допустил немецкой власти на территорию Холменского и Корюковского районов.

Выпущено и распространено 31 листовка с тиражом 40 тыс. экз[емпляров] (это сводная)».

2 декабря в с. Погорельцах уничтожен карательный отряд численностью 148 чел[овек], уничтожено 8 автомашин, 11 мотоциклов, склад с горючим и боеприпасами.

Отряд с 15 по 21 декабря [1941 г.] вел бой с немецко-мадьярским отрядом, в результате боев уничтожено и ранено 117 чел[овек]. Взято в плен 5 чел[овек]. Захвачено 2 р[учных] пулемета и 1 повозка с боеприпасами.

На 12 января [1942 г.] в отряде [насчитывается] 500 человек]. Большое количество населения желает вступить в отряд. Вооружения нет{178}. Наша просьба: дать 10 минометов с минами, 10 станковых и 15 ручных пулеметов, лент и неограниченное количество патронов, 1000 руч[ных] гранат, 100 термитных бутылок, 200 кг толу бикфордового и детонированного шнура, 300 капсюлей и 10000 патронов «TT».

В общем, получается сводка неплохая.

13 января [19]42 [г.]

Водопьянов сделал засаду и расстрелял одиннадцать сосницких полицейских.

Целый вечер дрались А.Ф. [Федоров], Логвинович, Васюк и Федя. Били В.Л. {179} Вообще, у нас принято разъяснять кулаком и палкой.

Да, Водопьян у убитых взял один руч[ной] пулемет, десять дисков к нему, восемь винтовок, наган и документы. Одного ранили.

14 января [19]42 [г.]

Получили благодарность и привет от Н.С. Хрущева. Я, от имени обкома КП(б)У, вручил знамя отряду им. тов. Сталина. Принял Федоров и ответил от им[ени] отряда. Сказано коротко, но ясно. Для хранения [знамя] вручено конной группе. После парада проехались верхом по селу. А. Ф[едоров] упал со своей «Вальки». Кобыла очень глупая!

15 января [19]42 [г.]

Выехали из хутора Ж[уравлева] Буда (в 22 ч[аса] 30 м[инут]). Жили восемь дней и восемь ночей. За это время почистили от полицейской мрази села — Радомку, Б[илошицку] Слободу и др. В общем уничтожено 17 сволочей, в т[ом] ч[исле] 11 сосницких. Приняли в отряд 5 человек].

16 января [19]42 [г.]

Все возвратились с операции.

С 15 на 16 января [19]42 г. чистили Орловскую волость.

Убили 22 чел[овека] полицейских. Забрали разные документы. Среди них сотни заявлений колхозников. Большинство по вопросу снижения налога, характерно, что ни на одном заявлении нет никаких пометок. Никакого реагирования на эти заявления! Вот сволочи!!! Зато умудрились написать такое объявление:

«Господа!

Без дила в кабынет секретара охраны не заходте».

Или:

«Комната военных дел».

В Орловку ходили 1, 2, 5, 6[-й] и развед[ывательный] взвода во главе — Рванов и Еременко.

В Козиловку ходил т[ов]. Водопьян со своим взводом. Уничтожили 7 полицейских и сожгли три дома.

Т[ов]. Туник со своим взводом налетел на Сядрино, Самотуги и Рейментаровку. Пустили в расход:

Сядрино — 6 чел[овек]

Самотуги — 6+1 писарь

Рейментаровка — 5 + 2 = (20).

Взяли 7 винтовок и 7 дробовиков. Кроме того, расстреляли Олифиренко Аврама Степановича плюс одного без руки. Итак, за 2 дня уничтожили 44 сволочи (плюс 12).

17 января [19]42 [г.]

Орловская банда убила т[ов]. Кожушко. В Б[илошицкой] Слободе убили Ярмоленко и ранили Сосновского.

Наши ребята убили одного полицмана, расстреляли дезертира с отряда Олифиренко С.Н.

18 января [19]42 [г.]{180}

В 22.00 выехали из хутора Орловка.

Михайлович Федор М. (хозяин), т. е. из колхоза им. Калинина. В день отъезда получился конфуз: на третий день пребывания в хуторе обнаружили трех чел[овек], сидевших в погребах, скрывшихся от нас. В т[ом] ч[исле] сидел в погребе сынок нашего хозяина, муж Маруси, которая плакала по нем, что убит на фронте. Какое лицемерство! А.Ф. [Федоров] дал по морде сынку, а я ужарил Марусю. Дед целовал нас в знак того, что мы его не расстреляли. А следовало бы! Одного из трех убили — б[ывшего] председателя колхоза Дрозд. Эта сволочь отогнала весь скот немцам. Евангелист с 1930 года. В х[утор] Ж[уравлева] Буда приехали утром 19 января.

19 января [19]42 [г.]

Вчера был второй налет на Орловскую полицию. Убили 12 чел[овек]. Сожгли более 20 домов, взяли 21 свинью и 7 коров.

Встретилась девочка 11 лет. «Вот интересная картина, — говорит она, — все равно, що у Щорса. Вы мабуть у Щорса служили?» Встретился один дед, он говорил, что вчера, т. е. 17 января, был налет на Н[овгород]-Северский, убито 5 немцев.

20 января [19]42 [г.]

Стало известно, что в Прибине и в Охрамеевичах [стоят] немцы и мадьяры. Ведем разведку.

21 января [19]42 [г.]

Ровно месяц, как выехали с «Лесограда»{181}, оторвались от немцев. А сегодня они опять появились в погоне за нами. Больше ста чел[овек] прибыло в Радомку, еще большее количество направилось на Холмы, Часть их есть в Рыбинске. Видимо, собираются нас окружить.

Решено с хутора Ж[уравлева] Б[уда] выехать.

Выехали в 14 ч[асов]. По дороге встретили 4 мадьяр и одного полицейского. Всех уничтожили. Они [мадьяры] ехали в Щорск; Полицейский [из] с[ела] Турья Мороз Павел Васильевич 1924 г. рожд[ения].

22 января [19]42 [г.]

В 3 ч[аса] ночи были в х[уторе] Д[овжик] Семеновского района. Утром одна женщина донесла, что в Жадово и Машево полно немцев. Послали разведку. Разведка донесла, что в Жадово и Машево немцев нет.

23 января [19]42 [г.]

Вчера был небывалый случай. В 23 [часа] разведка донесла, что в Жадово и Машево немцев и мадьяр нет, в это же время сволочи начали наступать на хутор. Перед этим их разведка подошла буквально к дому, где находились партизаны. Это беспечность!

Наступление начали с поджога соседних зданий нашего хутора. После этого начали пулеметный огонь, [стреляли] зажигательными пулями. Ракетами освещали со всех сторон. Была видимость полного окружения! Решено было отойти. При отходе беспорядков было очень много. Главное — в организации и дисциплине. У многих командиров нет командного языка. Наш недостаток, что мы часто меняли свои приказы. В таких случаях люди теряют веру в наши приказы. Случайно убили Рудого.

Приехали в 7.00 во вторую бригаду колхоза им. Калинина (х[утор] им. Калинина). Вечером в 20.00 выехали в Шишковку. Их было убито 8, ранено 12.

24 января [19]42 [г.]

Приехали в Шишковку в 8 час[ов] утра. Ехали 12 ч[асов], проехали не меньше 50 км. Мороз сильный, дороги не было, снегу по колено. В общем, переход солидный, есть обмороженные.

Разведали с[ела] Барановку, Кирилловку, Шумиловку, Блешню, Гутку-Студенецкую — немцев нигде нет.

Вчера [они] были в Барановке, а три дня тому были везде в указанных селах. Успокаиваться нельзя. Могут появиться. Нашлись наши разведчики (10 чел[овек]).

Моисеенко Геня. хорошо всех их вывел из Радомки. Рассказывают, что Лосевку сожгли по указанию одного старика. Его мадьяр спрашивал, где «партизан». Старик указал на село, имея в виду колхоз «Партизан».

25 января [19]42 [г.]

Пять м[еся]цев, как выехали в Гулино. Характерно, что за это время я ни одного раза не болел. А бывало, в мирных условиях, как только где-либо продует или промерзнешь — сразу приключается холера.

Да, дата знаменательная, но трагедия в том, что сегодня впервые за пять месяцев завтракали без спирта. Ночная разведка донесла, что вокруг нас на расстоянии 12–25 км мадьяр нет. Живем в Шишковке. Штаб у Бардаковой Гали.

В 15.00 было три пулемет[ные] очереди, подняли народ, послали разведку. Мадьяры в Прибини. Возвращаются с облавы. Надо полагать, что все они будут возвращаться по своим путям, в т[ом] ч[исле] через Шишковку.

Решено выехать. Можно, безусловно, с ними сразиться. Успех был бы за нами, но с точки зрения тактики, когда они делают за нами погоню и стараются окружить, нужно от них оторваться.

В 20.00 выехали с Шишковки, в Елинские дачи, до климовцев.

Приехали в лес 26 января [19]42 г. в 2 ч[аса] ночи.

Лес — как родной дом.

Художество исключительное. Беда в том, что нет землянок. Приходится обогревать 600 чел[овек] в двух небольших землянках. Начали строить шалаши. Народ закаляется, многие не представляли, как можно жить в лесу в такое время без всяких землянок. Обстановка заставляет делать все. А можно ожидать еще худшего.

27 января [19]42 [г.]

Живем в лесу, обогреваемся возле костров. Строим шалаши. Стало известно, что в хуторе Довжик на нас, идя по своему пути, наскочили мадьяры. Убито их 3 чел[овека]. 2 ранено. 12 [партизанов] обморожено. Вчера сделали реорганизацию отряда: создали 4 роты, в каждой роте по 3 взвода, во взводе по 3 отделения из 10–11 чел[овек] в отделении, упразднили кав[алерийскую] группу, создали развед[ывательный] взвод конников и пеших — 60 чел[овек]. Создали хоз[яйственный] взвод. Кроме этого, существует сан[итарная] часть, боепитание. Такая структура отряда. Выехали за спиртом в Софиевский спиртзавод, за сеном — под Кирилловку.

30 января [19]42 [г.]

Живем в лесу. Хорошие известия передали по радио. Ю[го-Западный] и Южный фронты за десять дней продвинулись на 100 км. Взято много населенных пунктов и трофеев. Взято четыре города: Лозовая, Барвенково, Сухиничи. Особо важно Лозовая. Убито более 25 тыс. солдат. С нетерпением ждем прихода Красной армии. Весь народ живет надеждой. Малейшая победа Красной армии подносит дух наших бойцов.

Прослушаем Информбюро, и многие недовольны, когда не взяты города. Это настроение естественное, но в то же время легкомысленное.

Получили известие по рации о том, что Григоренко, Сеню{182} и Стасюк Веру наградили орденами. Нужно надеяться, что и наши ребята получат оценку за их действия. Если согласятся принять, то мы передадим следующий список партизан. […]{183}

Хорошая весть. Запросили место и сигналы для выброски вооружения. Только что выбрали такое место:

С[ело] Мостки. Западнее их. Координаты:

52.01 с[еверной] ш[ироты], 32.02 в[осточной] д[олготы]. Сигналы:

Ночной старт, 2 красных и одна белая ракета. Если выбросят то, что запросили, это будет богатство для отряда. За последних три дня движение мадьяр особо активное. Вокруг леса кишат. В [селе] Гутки они есть, в Ивановке, в Шишковке, Прибини, Кирилловке, Барановке они есть. Движутся с Городни в Щорск, дают круг по селам, видимо для грабежа.

В эту минуту, когда я веду запись, Васюк скинул рубаху и штаны и ищет «пехоту». Так называют вшей наши ребята. Не подумайте, что все у нас такие, как Васюк. Этому человеку надо дать характеристику, чтобы все знали: может говорить целый день без устали. Причем, как правило, повторяет одно и то же несколько раз, если кто проявит какую-либо хорошую инициативу, то он ее обязательно комментирует без конца, и если предоставляется возможность, то он эту же инициативу выдает за свою. Кстати сказать, сам он безынициативный. Работая адъютантом, своих обязанностей не знает и не хочет знать. Короче говоря — партизан без всяких обязанностей.

По своему темпераменту он всегда в движении, кажется, какая-то внешняя сила его всегда толкает.

С такой энергией он мог бы, безусловно, быть другим человеком.

31 [января] [19]42 г.

В отряде появился спирт.

Группа во главе с тов. Яном привезли спирт в Софиевку — 25 лит[ров]. Если давать по 50 гр[аммов], то это хватает на 2 м[есяца]. А если будут так пить, как сегодня, то через несколько дней его не будет.

Сегодня все были пьяны.

Комиссарам и политрукам была работа.

На заводе убили двух полицейских и старосту. По дороге в с. Чолхово встретились с полицией, расстреляли 7 чел[овек]. Забрали 26 пар валенок и кожухов, собранных для немцев.

«Партизана» Гончарова расстреляли, как вора, крал сапоги, хлеб и др[угие] вещи. Два раза ушел с поста, пытался удрать с отряда. Пустили в расход управляющего Софиевским з[аво]дом Андрусевича и зав[едующего] откормочным пунктом этого з[авода] Рыхлиського.

1 [февраля] [19]42 г.

По радио передано, что взята Сахновщина — моя родина. Расстреляли Кожедуба, за то, что в пьяном виде произвел два выстрела и этим сделал тревогу в лагере. Сделали очень правильно. Вечером была самодеятельность. Под гармонику пели и танцевали. Рассказывали анекдоты. Особую активность проявили Дудчин и Василий Емельянович [Еременко], тот на тему суда и прокуратуры, а другой на антирелигиозную тему. Щуплик читал свои стихи. Это у нас поэт-фронтовик. Со всех анекдотов мне запомнились такие: «нахал», «суд над конокрадом», «про немецкого и русского (старого) денщиков», «для попа Г.», «не хватило», «как старшина пил квас».

Т[ов]. Балабай заколол одну сволочь — лесника, работавшего у немцев.

3 [февраля] [19]42 г.

Наши войска оставили Феодосию.

Окончательно передали, что выброску вооружения сделают 10 [февраля] в час ночи. Вот будет дело!

5 [февраля] [19]42 г.

Семен Михайлович [Новиков] напомнил, что сегодня семь м[еся]цев, как выехали наши семьи в Орск. Выпили за их здоровье.

Передали по радио о действиях черниговских партизан. В нескольких районах немцы не могут установить власть. Неоднократные нападения мадьяр на партизан проходят безрезультатно для них, партизанское движение ширится и развивается. Так примерно передали. За прошедшие два дня уничтожили 8 сволочей. Семья лесника 3 чел[овека], Тихоновского полицмана, два разведчика из [села] Гуровичи, 2 полицая [из] Охромеевичи. Возвратилась разведка с Новозыбкова и Климов[ичей]. Дороги везде очищены, движения нет. С Н[овгорода]-Северского до Новозыбкова, а отсюда до Гомеля [железнодорожный] путь перешит. Движение небольшое. По предварительным данным, в Н[овгороде]-Северском, Пироговке, Терещенской полно немцев. Укрепляются. Есть сведения, что будут расчищать дороги Гуровичи — Щорск, Гуровичи — Городня.

Все подготовляется для отступления. Получим вооружение — мы поработаем для фронта. Все для фронта, все для победы!

Друзья мои заставили меня завести бороду и усы. Согласился. Дудчин сказал, что борода будет хорошая.

В последний час.

Сегодня в 18 ч[асов] 30 м[инут] к нашему месту стоянки подошли мадьяры и полицманы. По рассказам подводчика, которого захватили, выехали они из Корюковки 3 [февраля] с[его] г[ода], ночевали в Софиевке. В Тихоновичах они взяли полицейских-проводников. Подъехали к леснику, подожгли постройки и, видимо не зная, что мы находимся именно здесь, ехали поджечь столовую и остальные постройки, находящиеся возле нас. Заметив наш пост, они открыли по нему огонь. Это было неожиданностью для гарнизона. Многие из климовского отряда растерялись. Наш народ более обстрелян и вел себя более спокойно. Быстро выдвинулась группа бойцов во главе с Яном и пулеметный расчет 2-й роты. Они под руководством т[ов]. Рванова дали противнику первый бой, захватили станковый и ручной пулеметы, убили 4-х полицейских и 2-х мадьяр. Ох, какие они серуны! Особо паршиво себя проявил к[оманди]р 4-й роты m[тов]. Водопьянов. Он полчаса собирал один взвод. Отлично себя показал Литвин Петр — он лично, подойдя вплотную к мадьярам, убил двоих. Было их: мадьяр 500 и 30 полицейских. Плохо, что они выявили место нашего нахождения. Надо подготовиться к грядущим боям в этом лесу. В это время, когда шел бой, у меня украли часы. Есть в отряде сволочи, еще не всех перестреляли.

Отставить! За часы написано не правильно. Оказывается, Алексей Федорович [Федоров] решил надо мной поиздеваться. Он снял со стенки часы и отдал их т[ов]. Капранову. Знал об этом Василий Емельянович [Еременко], но молчал.

6 [февраля] [19]42 г.

Целый день ездил по лесу, определял, где лучше установить оборону и засаду, и проверял размещение застав.

7 [февраля] [19]42 г.

Разведка донесла, что в Ивановке сегодня избран староста и выделено 4 полицейских. Интересно отметить: немцы за 6 м[есяцев] не смогли до сих пор установить власти. Это значит, власть их временная и недолговечная. Сейчас ровно 3 часа ночи. Закончили играть в «501». Ложусь спать.

8 [февраля] [19]42 г.

Целый день ездил по лесу. В дороге получил сведения от одного старика, что в [село] Гутки, в [село] Мостки сегодня должны прибыть немцы. Сделал засаду возле дома лесника. Старик, едущий из Гутки в Хоромное, рассказал, что там никого нет. Оказывается, что в Гутки была полиция из Тихоновичей и уехала 7 [февраля] в 15 [часов].

9 [февраля] [19]42 г.

Ездил на х[утор] Луку. Прибыла Надежда Белявская. Была в «походе» 23 дня. От радости, что она нас нашла, она не смогла говорить минут десять. Мальчика забрала Рейментаровская полиция. Подробно запишу ее поход после. Сегодня полгода, как из г. Чернигова вышел областной отряд в лес.

Отряд числился в 140 чел[овек]. Теперь 500. Одна группа в 30 чел[овек] ушла в Армию. За половину ноября, за декабрь и январь в [19]42 г. отряд вырос на 200 чел[овек]. Остальная часть состоит из быв[ших] отрядов Холменского и Корюковского р[айо]нов.

Рост по месяцам:

Август — 160

Сентябрь — 30

Октябрь — 60 (250)

Ноябрь — 40

Декабрь — 80

Январь и Февраль — 113 (есть неточности, не все учтены).

Надо дальше расти. Дела еще впереди.

10 [февраля] [19]42 г.

Полное разочарование этим днем. В 4 час[а] должен был прилететь самолет для выброски вооружения.

Выехали. Разожгли костры. Выставили посты. Все было приготовлено. Ждали с нетерпением. Всякий шорох и шум ветра люди принимали за гул моторов. Когда один кричит: «летит», мигом всех облетает радость и восторг. Несколько минут длится смертельная пауза. Самолета нет. Начинается шум и недовольство. Так было четыре раза. Костры зажгли в 3 [часа] 30 [минут], а потушили в 5 [часов] 30 [минут]. Это безобразие! Нам не так легко это делать. Вечером передали, что выброску сделают 15 [февраля]. Не вылетели, был снегопад. Будем ждать и дождемся.

11 [февраля] [19]42 г.

Возвратились Романов, Полещук с разведки [из] Н[овгорода]-Северского. Прошли хороший путь. В одном селе убили нач[альника] полиции и его заместителя. На ж[елезно]д[орожном] мосту обезоружили 7 полицейских, охранявших этот мост. Привезли 9 винтовок, патроны. В Н[овгороде]-Северском есть немцы и мадьяры. Укреплений по Десне нет.

13 [февраля] [19]42 г.

Живем в лесу. Все роты выкопали себе землянки и в них живут. Весь отряд расположен в 3-х кварталах. Все хорошо: тепло и уютно, но чувствуется недостаток хлеба, а для лошадей — сена. Все это приходится ежедневно доставать и добывать. Надо отдать справедливость и сказать, что Лorвинович в этом деле работает хорошо.

Народ голодным еще не был. Картофель и мясо было всегда. Мадьяры и полиция («союзники») стараются насадить власть во всех прилесных селах и, таким образом, блокировать нас. Получи[м] вооружение, будем их громить и за их счет жить.

Подсчитали, что из себя представляет отряд по военным званиям и специальностям]:

Младш[их] сержантов — 13

Сержантов — 13

Ст[арших] сержантов — 19

Мл[адших] лейтенантов — 6

Лейтенантов — 18 Cm[apшux] лейтенантов — 6

Старшин — 2

Капитанов — 3

Ст[анковых] пулеметчиков — 39

Руч[ных] пулеметчиков — 20

Минометчиков — 6

Артиллеристов — 37

Связистов — 26

Саперов — 6

Шоферов — 5

Политсостав:

Мл[адших] политруков — 12

Политруков — 27

Ст[арших] политруков — 14

Бат[альонных] комиссаров — 7

Полк[овых] комиссаров — 1, он же генерал-лейтенант Орленко.{184}

В общем, с такими кадрами воевать можно, и будем воевать!

Возвратилась разведка с Холмов. До Холмов не доехали, там полно полиции и есть мадьяры. Одна женщина (очевидец) слышала и видела, что после боя в лесу 5 февраля мадьяров убитых — 4 чел[овека] и 7 раненых.

Другой источник говорит, что убито 14 полицейских и ранено 7 мадьяр. После этого боя мадьяры набили морды полицейским и сами выехали [из] с. Корюковки.

14 [февраля] [19]42 г.

Утро. Сообщили о двух выстрелах в [километре] от лагеря. По нашим условным знакам это боевая тревога. Выяснилось, что стреляла какая-то сволочь.

Вася{185} доложил, что принята[я] радиограмма расшифровывается. Переехали в другое помещение. Григоренко доложил о содержании радиограммы: «Федорову

С вашими донесениями познакомился. Рад вашим успехам. За новогоднее поздравление благодарен. Вашу просьбу удовлетворяем. Желаю дальнейших успехов в деле разгрома немецких оккупантов. Привет Вам и Вашим боевым товарищам.

Хрущев».

Как прочли эту радиограмму — Василий Емельянович [Еременко] — заплакал. Радость молниеносно облетела весь отряд. Настроение исключительно приподнято. Целый день играл патефон. Главный музыкант Вася. Надо надеяться, что сегодня ночью получим от фронта все, что просили.

Сегодня побрил бороду и усы. Эксперимент не удался. Волос редкий и рыжий. Думаю никогда бороды не заводить.

Пойман один [вражеский] разведчик. Уничтожен.

15 [февраля] [19]42 г.

С 2 до 5.30 ч[асов] ожидали самолета, но его не было. Это безответственность с их стороны. Возмущение очень большое. Утром передали радиограмму, что могут выбросить 16 или 17 [февраля]. Дали ответ, что принимаем 16.

В 7 [часов] лег спать, а в 10.00 меня подняли. В это время началась схватка с мадьярами. Борьба длилась до 18 ч[асов]. Результаты такие: убито мадьяр 68 чел[овек], ранено до сотни чел[овек]. Наступали они с Гутки-Студенецкой, хутора Луки, Мостков и с. Ивановка. Но где они ни появлялись, везде партизаны их встречали и били. Рота т[ов]. Громенко убила…{186} чел[овек], рота т[ов]. Балабая… человек], тов. Водопьяна… чел[овек].

У Громенко результаты были бы намного лучше, если бы они самостоятельно не оставили района засады.

Лучше всех действовали подразделения тт. Кабытянского и Литвина в сторону Ивановки. Захватили один станковый и 6 ручных пулеметов, 8 тыс. патрон[ов]. С нашей стороны 2 убитых и 6 раненых.

Особенно отличились в этом бою такие товарищи: Артозеев, Ганкин, Мехиринов, Черкасов, Ковтун и санитарка Искевич Галина Ив[ановна].

16 [февраля] [19]42 г.

С часу до 6 [часов] утра ожидали самолета. Был слышен гул мотора, но самолета не появилось. Он прошел с востока на запад севернее Мостков и из запада на восток южнее Мостков. Досадно и обидно.

17 [февраля] [19]42 г.

Исторический день! В 3 час[а] 45 ми[нут] прилетел самолет. С этой минуты весь лагерь не спал. Люди, которые встречали самолет, сбрасывали шапки, кидали их вверх и кричали «Ура». Радость была исключительная!

За шесть с лишним месяцев впервые встретились с родным самолетом. Груз сброшен отлично. Всего 12 мест. Плохо, что нет станк[овых] пулеметов, минометов и мин. Думаю, что завтра сбросят.

18 [февраля] [19]42 г.

В 4 ч[аса] 15 м[инут] прилетел тот же самолет. Сбрасывал груз хужее. Выбросил 13 мест и 2 чел[овека] тт. Стальной Геннадий Яковлевич и Жетнек Иван.

Встреча была очень горячая. Вопросов было тысяча. Досадно одно, что не дали ст[анковых] пулеметов, минометов, рус[ских] патронов и мин. По этому вопросу сегодня дали радиограмму Н.С. Хрущеву. Сегодня передали о боях с венграми 15 [февраля] [19]42 г. Текст следующий:

«15 февраля один б[атальо]н венгров окружил район нахождения отряда, пытались уничтожить отряд. Противник наступал с 4-х направлений, бой длился 8 часов. В результате боя все атаки были отбиты, убито 91 венгра, ранили до 110 чел[овек]. Захватили 2 станковых и 7 ручных пулеметов, 8000 венгерских патронов. С нашей стороны убито 2 чел[овека] и 6 раненых. В бою отличились Артозеев, Ганкин, Михеранов, Черкасов, Ковтун, санитарка Искевич Галя.

Федоров».

Завтра передадим за уничтожение полиции, за деятельность Добрянского и Климовского отрядов, за террор немцев над мирным населением.

19 [февраля] [19]42 г.

Частично передали списки для награждения. К тем, что были, добавили еще несколько человек: Ганкин, Артозеев, Черкасов, Михеранов, Ковтун, Искевич, Литвин, Авксентьев, Мазинов, Лошаков, Мусиенко, Никитин, Самарченко — 13 плюс 29–42 чел[овека]. Дали свой проект, кого, каким орденом наградить{187}.

Если наградят — это будет большим событием в жизни отряда. Силы и дух партизан подвоятся.

Сегодня днем разведчики были в с. Ивановке. Полиция их встретила огнем. Когда они приблизились к селу и дали несколько очередей с автоматов, то все 54 полицейских скрылись, бросили свою канцелярию со всеми документами.

Сожгли постройки начальника полиции, провели митинг с женщинами и предложили сдать оружие{188}. Разведчиков было 10 чел[овек].

В Тихоновичи также ездило 10 разведчиков, но добраться в село не смогли. Достали живой «язык» — полицейского. Уничтожили сволоту.

20 [февраля] [1942 г.]

Разведка пустила в расход 3-х сволочей в Гутке-Студенецкой. Группа во главе с тов. Яном сделали операцию в с[еле] Ивановка. Полицейские все удрали. Сожгли несколько домов полицейских и забрали их имущество.

21 [февраля] [19]42 г.

При постановке мины получилась неосторожность. Убит т[ов]. Березин и ранено 2 чел[овека].

Тов. Туник выехал в Рейментаровку за патронами.

22 [февраля] [19]42 г.

С Хоромного пришло 12 чел[овек] в отряд. В этом селе можно взять до 200 чел[овек]. С Елино пришло 5 чел[овек]. Желание вступать в отряд исключительное. В связи с этим дали тов. Хрущеву телеграмму:

«В отряд ежедневно вступает до 50 чел[овек]. Еще раз прошу выбросить вооружение согласно нашей заявки.

Федоров».

Кроме того, запросили самолет, чтобы забрать раненых. Послали приветствие тт. Сталину и Хрущеву и бойцам Красной армии.

Тексты:

«Хрущеву

В день 24-й годовщины Красной армии привет от партизан Черниговской области Вам, командирам, политработникам, всем бойцам Ю[го]-3[ападного] фронта. Заверяем Вас, что выполним поставленные перед нами задачи и будем бороться с оккупантами до окончательного их уничтожения.

Федоров».

«Товарищу Сталину

В день 24-й годовщины РККА, приветствуем Вас и в Вашем лице героическую Красную армию. Мы с честью выполняем Ваши указания — истребить всех немцев, пробравшихся на территорию СССР. Наш лицевой счет: убито 772 немца, 237 жандармов, уничтожено 69 автомашин, 24 мотоцикла, 5 складов с боеприпасами и горючим, 5 ж[елезно]д[орожных] эшелонов, взорвано 2 спиртзавода, захвачено 100 лошадей, 120 седел, 4 станковых и 16 ручных пулеметов, 150 винтовок и тысяча патрон[ов].

[Подпись]
Бойцы, командиры и политработники партизанского отряда им. тов. Сталина».

В эту ночь ивановская сволочь убила разведчика т[ов]. Горбач.

23 [февраля] [19]42 г.

Слушали приказ наркома обороны товарища Сталина в связи с 24-й годовщиной РККА. Это не просто приказ, а программа борьбы с немецким фашизмом. Слушали передачу с г. Лозовая с одного участка фронта. Слышно было канонаду, звук пулеметов и крики «ура!».

Поэт тов. Бажан выступал по радио, [рассказывал] о черниговских партизанах, сказал очень красиво и крепко.

Целую ночь снилась моя большая и маленькая доци.

Очень приятно!

В 16.00 в х[утор] Луки прибыло до 200 полицейских. Захвачены 4 чел[овека]. Рассказывают, что они съехались с Корюковки, Холмов, Щорса, Тихоновичи и др[угих] сел.

В Ивановке сидят 20 мадьяр, как руководящее ядро. Перестрелка длилась 2 ч[аса] — ранили тов. Саловарова. Их жертвы неизвестны. Сожгли сволочи весь хутор. До этого там уже никого с населения не было.

Вечером выпили и закусили в честь 24-й годовщины нашей славной Армии.

24 [февраля] [19]42 г.

Передали радиограмму своим семьям. Если получат, это будет для них целым событием. От радости будут плакать, смеяться и раздумывать. Эту ночь во сне видел и чувствовал Тосю{189}.

25 [февраля] [19]42 г.

Ровно 6 месяцев, как выехали с Чернигова в Гулино. Полгода в тылу противника. Это легко сказать! А пожить [в] это время [было] более интересно и поучительно. За это время было очень много разнообразных острых, простых и сложных вопросов и эпизодов. Но всегда было так: чем сложнее и острее стоит проблема, тем больше появляется энергии, острее [становится] ум и тем больше интереса к жизни. Собственно, это всегда так, но в условиях войны это больше всего запоминается.

За эти полгода есть что вспомнить и осознать. Характерно одно, что никогда нельзя забыть: партизаны держали власть в своих руках на территории двух районов более 4-х месяцев. В это время проводили сессии районных и сельских советов. На повестке дня: текущий момент и задачи партизан. Ко дню октябрьских праздников Корюковские партизаны отремонтировали радиоузел и транслировали Москву по всему райцентру. Это тогда, когда немцы с кожи лезли, врали и доказывали, что Москва ими взята. Организовывали торговлю, навели порядки в колхозах и т. д.

Немцы появлялись, но, узнав о том, что здесь были партизаны, немедленно ушивались.

Это был период, когда не немцы гонялись за нами, а мы за ними. Это не значит, что мы тогда были большей силой, чем теперь. Но факт таков был. Дело в том, что в то время партизаны одновременно были в нескольких селах и казалось, что их сила. Кроме того, часто делали засады, которых они боялись. Немцы также вели разговор, что, мол, придет зима и партизанам «капут». Но пришла зима, а отряды выросли в 2–3 раза. Они с этого факта сделали вывод. А к тому [же] обстановка в корне изменилась. Им нужно удирать, а для этого надо прочищать дороги. Вот они и взялись за нас.

26 [февраля] [19]42 г.

Разведвзвод уничтожил пять сволочей [в] с[еле] Елино. Вечером на заставу пришел парнишка проситься в отряд. Казалось бы, дело нормальное. Но этого парня видели с мадьярами 15 [февраля] в х[уторе] Лука. Разоблачили. Оказался разведчик от полиции. Пустили в расход.

27 [февраля] [19]42 г.

Вчера вечером узнали, что в Клюсах собран хлеб для немцев. Послали 30 чел[овек] во главе с тов. Громенко. Привезли более 100 пудов, остальной раздали колхозникам. Вечером получили сообщение Ю[го]-3[ападного] фронта, что 28 [февраля] с 3 [до] 5 ч[асов] будет 2 самолета с грузом. Погода прекрасная.

28 [февраля] [19]42 г.

Самолеты были. Причем раньше времени. Первый прибыл [в] 2 ч[аса] 45 м[инут]. До 3 ч[асов] груз выбросил. Второй самолет прибыл в 3 ч[аса] 35 минут. До 4 ч[асов] закончил свою работу. Все сделано отлично. Выбросили 3-х человек, двух радистов и одного чекиста, 14 минометов, 400 мин, 20 тыс. русских патрон[ов]. За такие вещи надо хорошо поблагодарить. Это событие подняло головы наших бойцов. Достать [бы] еще ст[анковых] пулеметов и винтовок — и у нас тысячная армия.

Днем приняли радостную весть из Ю[го]-3[ападного] фронта (в общем, одна радостная весть за другой).

Весть о том, что список товарищей], представленных нами к награде, подписан Военным Советом Ю[го]-3[ападного] фронта. Есть надежда, что правительство наградит. Трудно представить ту минуту, когда это будет объявлено. Дехто пусте сльозу. А вообще это будет событием исторической важности. О нас узнает страна. Прощай февраль, да здравствует март!

1 марта [1942 г.]

За последних три дня приняли в отряд 78 человек [из] сел Хоромное и Елино.

Полгода, как мы живем и ведем борьбу в тылу противника, более 8-ми мес[яцев] войны. С точки зрения истории время не большое, но история очень почетная. Вести войну одной страны с сильной Германией, причем по существу без помощи других государств, — это дело нелегкое. Но как бы тяжело ни было, сколько бы времени ни продлилась эта война, все равно победа будет за нами. Мы в тылу убедили[сь], что народ, который уже познал немецко-фашистскую власть, никогда не будет жить при этой власти. Одно то, что число народных мстителей ежедневно увеличивается, уже это говорит само за себя.

Во многих селах немецкой власти нет. Люди о ней представляют по сведениям других сел и уже недовольны ею. Но, как только эта власть устанавливается в данном селе, мужчины ищут партизан, женщины с детьми, бросая свое хозяйство, переходят в то село, где нет немецкой власти. А ведь надо сказать, что это только цветочки, а ягодки еще впереди.

Иногда говорят, что мерзости у нас много. Правда, ее больше оказалось, чем можно было предполагать, но для нас хорошо известны методы вербовки и организации полиции.

Во-первых, идет ложь о том, что советской власти уже нет.

Во-вторых, кто не записывается в полицию, тому угрожают, считают партизаном.

В-третьих, недостаточное количество партизанских отрядов, куда бы можно было обратиться [и] вступить.

И как результат — полиция существует. К этому надо добавить, что руководители полиции — старосты и старшины — как правило, махровые враги: кулаки, уголовники, бандиты в прошлом, петлюровцы, националисты{190} и т. д.

При силе оружия, они держат немало народа в своих руках. [Но] стоит только появиться нашему [партизану] в селе, как многие просятся в отряд (некоторых приняли). А там, где отряды бывают всегда, там нет даже желающих вступать в полицию. Все это можно видеть на примере: Рейментаровка, Савинки, Холмы, Лосевка, Погорельцы и т. д.

За последние 4 дня приняли в отряд до 100 человек. Немцы в тревоге: «Большевики проводят мобилизацию».

Да, хочу продолжить свою мысль о войне и власти.

Более 4-х месяцев в Холменском и Корюковском районах была советская власть. По многим вопросам мы проводили собрания колхозников. Проводили сессии районных и сельских советов депутатов трудящихся, везде реяли красные знамена, висели портреты вождей. Молодежь по вечерам гуляла и под гармонику танцевали. Народ не знал непосильных налогов и экзекуций немецкой власти. Звуки советских, патриотических песен разносились по всем селам, хуторам и улицам. Помню, как 6 ноября в Холмах партизаны проводили районную сессию депутатов трудящихся. В зале клуба сотни людей, молодежь поет песню о Сталине, гармонист играет «польку», а на дорогах, ведущих в районный центр, стоят партизаны с винтовками в руках.

На повестке дня доклад: «О 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции». В общем, нужно будет рассказать более подробно, последовательно. Так это было во всех селах, где властвовали партизаны.

Можно после этого представить, как люди могут примиряться с немецкой, грабительской властью.

То же самое происходило в селах Корюковского района.

Немцы, а особенно мадьяры боялись партизан как огня. Помню эпизод: в селе Прибини был т[ов]. Балабай и 2 человека с ним. Приехали немцы, начали искать партизан. Балабай остался один. Спрятался в уборной. Немцы это заметили, к уборной подошел один. Балабай в него выстрелил. Ранил, [и немец] удрал. Остальные начали его окружать. Тогда тов. Балабай выскакивает с уборной, дает команду: «За мной! Ура!» Бросил гранату, и все они разбежались. Так было, когда мы ходили за ним в Рудно.

2 [марта] [19]42 г.

Ночью т[ов]. Литвин и с его взвода боец ездили в Тихоновичи на лыжах, подожгли двух полицейских и убили двух. Разведка, ехавшая в Щорск, натолкнулась на мадьяр. После перестрелки они удрали. Было их 100–150 чел[овек], разведки 10. В направлении Мостков получился большой взрыв. После проверки выяснилось, что заяц наскочил на мину, от зайца остался один пух.

3 [марта] [19]42 г.

Получили задание Ю[го]-3[ападного] фронта систематически делать крушение поездов на ж[елезных] д[орогах] Гомель — Новозыбков, Гомель — Бахмач. Задание будет выполнено!

Как только получили взрывматериалы, мы приступили к этой работе. Обязательно надо пустить в воздух ж[елезно] д[орожный] мост [возле] Щорска. В Гутке-Студенецкой уничтожили организаторов полиции: 4 чел[овека].

В Кирилловку наскочили финны{191} и полицейские, обстреляли наших [товарищей]. В результате с их стороны убит один и ранено два. У нас потерь нет.

4 [марта] [19]42 г.

Стало известно, что в хуторе…{192} убиты [товарищи] Фитерман, Полещук, Новосел[ов]. Жалко, хорошие разведчики, храбрые товарищи.

Обстоятельства: будучи в дальней разведке, они остановились на ночлег. Полиция наскочила, убила их сонных.

Эту ночь ожидался самолет, но его не было.

Послали диверсионные группы на ж[елезную] д[орогу].

5 [марта] [19]42 г.

Вечером была тревога. Это полицейская сволочь открыла огонь по опушке леса с хутора Толкачев.

6 [марта] [19]42 г.

Группа партизан [из] 25 человек под командованием тов. Артозеева, прибывшая в с[ело] Кирилловку, встретила там 50 чел[овек]. Завязался бой. После 2-час[ового] боя убито 12 немцев и ранено 21. С нашей стороны убит один т[ов]. Колосок. Один ранен. Взяты документы, письма и группа фото — половое сношение в разной позе. Это арийская цивилизация.

Заболел, температура 39°.

7 [марта] [19]42 г.

Самолета не встречали, но он прилетал. Климовцы сообразили, зажгли солому, и груз был сброшен. Спустили на парашютах 4 чел[овека] радистов и разведчиков.

8 [марта] [19]42 г.

Поздравление женщин-партизанок с их праздником. В отряде 46 женщин. Есть прекрасные бойцы, санитарки, лекпомы{193} и др.

9 [марта] [19]42 г.

Разгромили Корюковскую полицию. Убили 43 человека], в т[ом] ч[исле] коменданта Зубова и помощника Мороза. Захватили один станковый, один руч[ной] пулеметы и 23 винтовки. Наших убитых нет. Приехало их 87 чел[овек] в с. Гутку-Студенецкую с заданием установить в этом селе власть и разведать о партизанах. Собрание крестьян было назначено на 2 часа (14) дня. В 6.00 партизаны их подняли с постели, а в 8 час[ов] их не было и духу в селе. Остались те, кто не смог подняться. В этот день Василий Логвинович [Капранов] смолол 350 пудов хлеба, набил бочку олии и привел 5 быков.

Диверсионные группы т[ов]. Цымбалиста возвратились. Первая взорвала полотно ж[елезной] д[ороги], а вторая — ж[елезно]д[орожный] мост между Щорском и Низковкой.

11 [марта] [19]42 г.

Напали на батальон венгров, расположившийся в с[еле] Ивановка. Решили начать бой в 4–5 час[ов], но опоздали и начали в 6.20. Первая рота была наступающей. Вторая р[о]та дает фланговый удар по селу, а 3-я и 4-я р[о]ты сидели в засаде.

После первого часа боя я дал приказ 2-й р[о]те наступать на село и идти на соединение с первой ротой.

В результате боя убито: венгров 22, полицейских 64. Убит обер-лейтенант и 3 офицера. Захвачены трофеи: один станковый и 2 руч[ных] п[улеме]тов, 15 тыс. патронов, зенитная установка, 103 одеяла, 7 винтовок, одна рация и др.

С нашей стороны убито 10 чел[овек] и ранено 7. Убиты командир 1-й роты тов. Громенко, к[оманди]р взвода тов. Литвин. Это прекрасные товарищи и боевые к[оманди]ры. Я никогда не плакал, но за этими друзьями пустил слезу. Особо и надолго останется в памяти Сидор Романович Громенко. Я с ним начал партизанскую жизнь, по совместным многим операциям я его знаю, как бесстрашного, преданного и умного командира. В общем, погибли товарищи за Родину, за Сталина. Героически погибли! Война есть война.

Бои были самые сложные и ожесточенные за населенный пункт. Причем поддержка противнику была и двигалась со стороны Тихоновичи и Софиевки. Эту поддержку наши заставы отрезали с большими для противника потерями.

Первая рота дралась героически. Потеряв к[оманди]ра роты, бойцы не растерялись. Политрук т[ов]. Лысенко командование взял на себя и дело довел до конца. В целом операция проведена хорошо. Были недостатки, о чем подробно говорили на разборе. Особо попало И.И. Водопьяну и Б.С. Тунику. За то, что они снялись с засад без приказа, мотивируя сложностью обстановки. Израсходовали в этой операции патронов 11,2 т[ыс.], мин 123. За мины им непростительно, и особенно 4-й роте Водопьяна, израсходовавшей 61 мину. Это бестолковость!

Да, потери наши большие, но и операция была такая, которой не было до сих пор. Наши потери за все время: 22 плюс 10 = 32 чел[овека].

2-я рота:

1. Громенко С. Р.

2. Милейко В.П.

3. Осмачко И.И.

4. Кожемякин И.С.

5. Веретельников С.М.

6. Красюк И.М.

7. Ильин Б.С.

8. Рудой Е.И.

9. Моисеенко И.Л.

10. Киричек Яков

11. Филонов А.И.

12. Каплан Л.И.

13. Менской Ив.

14. Ванженцов A.A.

15. Ермоленко П.С.

16. Левченко В.А.

17. Самоваров A.C.

4-я рота:

18. Нечипоренко Д.Х.

19. Омельяненко М.Х.

20. Демченко А.Т.

21. Литвин П.Т.

22. Казацкий Федор

23. Урусов Ю.В.

24. Корк B.C.

25. Кравченко Г.Г.

26. Белов А.Г.

Разведвзвод:

27. Горбач С.А.

28. Березин A.B.

29. Кожушко И.П.

30. Хоменко В.В.

Причем из этих 30 чел[овек] 2 погибло от рук своих. За это время убито немцев и венгров — 876, полицейских и др. 180.

13 [марта] [19]42 г.

Возвратились подрывные группы. Между Гомелем и Новозыбковом пустили под откос эшелон. На линии Семеновка — Новозыбко в взорвали ж[елезно]д[орожное] полотно.

14 [марта] [19]42 г.

Уехали 4 чел[овека] партизан Злынковского отряда. Дали им 100 кг тола и подрывника для взрыва [железнодорожного] моста через речку Ипуть. Дали им рацию. Вчера во главе с тов. Веремеенко вышла группа с рацией в Бахмачский район. Возвратилась разведка с Новгород-Северского р[айо]на во главе с т[ов]. Плечистым. Гончаренко ранен в бою с немцами. Их было 30–40 чел[овек], а наших 3 чел[овека]. Бой длился с 3-х до 8 час[ов].

15 [марта] [19]42 г.

Получили телеграмму за подписью т[ов]. Кириченко (секретаря ЦК КП(б)У по транспорту){194}, о том, что семьи наши живут в Орске и что им выдали единовременное пособие, дали указание горкому выдавать средний заработок.

Текст следующий:

«Федорову. Ваша семья, Попудренко, Новикова, Демченко и Еременко живут в Орске. Им выдано единовременное пособие, а также дано указание горкому выдавать семьям средний заработок. Также разысканы семьи работников ваших [районов]: Полегенько, Печура, Мелютин, Зурбей, [Деркач], Полещук, Серов, Апанасенко, Герасименко, Чернуха, Капранов, Прищепа. Им также выплачивается средний заработок. Евдокия Федоровна Вам и товарищам передает привет.

15 [марта] [19]42 г. Кириченко».

Комментарии излишни. Известие очень радостное. 14 [марта] в Злынковский отряд отправили рацию, радист Былинкин. В Бахмач [отправились] — Лысый. Веремеенко, Цымбалист. В Эсмань — Поцелуев. Селянский — Савчук.

17 [марта] [19]42 г.

Последних три дня большие морозы. Целых 3 часа (с 11 до 14) над лесом кружился вражеский самолет. Есть слухи, что будут бомбить лес с 17 по 23. Бомбить безусловно мо[гут], но и это им не поможет. [Как] выяснилось от людей, что в Гутке-Студенецкой убили мы не 35 полицаев, а 41.

В Ивановке убито венгров не 92, а 120 чел[овек], а полицейских 42. Это по заявлению Щорского коменданта.

Говорят, что Литвин{195} ранен, лежит в Щорской больнице и все рассказал за отряд. Не верится, но данные за отряд подлинные.

Только, что т[ов]. Лошаков доложил, что самолет дал 3 пулеметных очереди по с[елу] Гутке.

18 [марта] [19]42 г.

Передали на украинском языке нашу сводку о действии отряда. Написали информацию Ю[го]-3[ападному] ф[ронту] о зверствах фашистов над мирным населением. Цифры убедительные: [в декабре] сожгли и убили в с[еле] Тополевке 280 дворов и 122 чел[овека]. В с[еле] Лосевка — с 300 дворов осталось только 3 двора и убили 102 чел[овека]. За это село [рассказал] партизан Жима, которого водили на расстрел.

21 декабря сожгли 200 дворов [села] Рейментаровки, убили более… человек.

В с[еле] Самотуги [сожгли] 66 дворов и убили 33 чел[овека], в т[ом] ч[исле] 22 женщины. В с[еле] Богдановке сожгли 31 двор (с 46), убито 2 чел[овека].

В с[елах] Олейниках и Гутище тоже сожжено 100 дворов, убито 82 чел[овека].

В Оленках сожгли 14 дворов. И так жгут и убивают, насилуют и ограбляют, обманывают и устрашают. Но эти действия только увеличивают ненависть населения к оккупантам. Это им не поможет. Звери убивают, [живьем] сжигают детей, женщин и стариков.

В [селе] Олейники убили старика 60 лет — Савченко Кирилла и 6 душ детей, 3-месячного ребенка закололи, Савченко Тихон — 7 душ, в т[ом] ч[исле] 4-х детей, грудного ребенка сожгли.

В с[еле] Рейментаровке живьем сожгли семью Растального Нестера — жену и 2-х детей и старика 84 лет и т. д.

Что после этого скажет народ?

Разведка только что доложила, что в Щорске на столбах много есть надписей: «Яйки и млеко пожрали, а Москвы так и не взяли».

Немцы заменяют эти столбы. Здесь стало известным: примерно в час дня в с[еле] Хоромное появились немцы. Они зажгли село с двух сторон. В 16.30 над нашим лесом появились 4 вражеских самолета, они кружили более часа. Бомбили села Хоромное и Елино. Лес обстреливали пулеметным огнем. В Елино бросили до 50 бомб разного калибра. Из них десятка два не разорвались.

19 [марта] [19]42 г.

Опять появилось два самолета, бомбили Елино и х[утор] Раковку. [Причем Раковку полностью] сожгли (52 двора). А между тем этот хутор ничего общего не имеет с партизанами. В ожидании, что немцы появятся в Елино со стороны [Раковки], мы в этот день держали там засаду.

21 [марта] [19]42 г.

Приняли один самолет. Собрали 10 мест.

22 [марта 1942 г.]

Засада, которая [была] в Елино, дождалась своего. На нас нарвалась Городнянская полиция. Убили их 30 чел[овек] и 13 взяли в плен, которых также пустили в расход. В ожидании, что ведут 13 чел[овек], все подготовили палки.

Авиация, артиллерия. Разведка донесла, что в Гутке-Студенецкой, в Ивановке-Турье, Елино сосредоточена большая группа немцев. Примерно в каждом селе по 300–400 чел[овек]. Собираются наступать на лес. [Авиация бомбила Елино.]

23 [марта] [19]42 г.

В два часа ночи провели совещание командиров и политруков по вопросу обороны. Решено не отходить. Приняли 2 самолета, собрали 19 мест и 2 человека. Ровно [в] 6.20 начались бои со стороны Елино на Мостки. В 6.30 взорвались мины по дороге [из] с[ела] Гутки на Мостки. В 7.00 начались бои со стороны Турьи и х[утора] Луки. Примерно в это [же] время начались бои со стороны Ивановки. Хорошо одно, что к этому же времени наши роты уже заняли оборону.

Через час Ив[ан] Ив[анович] [Водопьян] потребовал помощи. Дали взвод из роты Туника. В 8.00 Ворожеев отступил от Мостков. Немцы заняли это село.

Выяснилось, что противника очень большое количество. Есть кавалерия, лыжники, автоматчики, есть артиллерия, пехота. Решено было отправить весь обоз по направлению Гулино. Штабу переменить свое место. Немцы хорошо знали, где расположился лагерь, и к нему было все наступление. Обоз ушел, вытянулся на полтора к[илометр]а и остановился на поляне. Связные донесли, что выход из этого леса прерван. Через час позже первая рота доложила, что противник отбит и окно для выхода открыто. К этому времени автоматчики прорвались из Мостков и засели на пути движения обоза, но, видимо, с опозданием. [Немцы] успели отрезать подвод 40–50 и обстреляли их. Убили 11 лошадей, людей — никого.

Группа бойцов пошла в тыл автоматчиков, и они откатились. Обоз и штаб вышли в порядке.

Ожесточенные бои длились с 7 до 12 ч[асов]. После этого были отдельные схватки.

Трудно пришлось бороться, особенно 2-й и 4-й ротам. Немцы были пьяны и лавиной, через свои трупы, предпринимали одну атаку за другой. Были отбиты 4 таких атаки. Наложили горы трупов. Убито несколько немецких собак. После неудавшихся атак немцы решили окружить роты, и им это удалось.

Причем большую «помощь» немцам оказал к[оманди]р Климовского отряда Ворожеев, который без приказа сдал Мостки и отошел с опушки леса. Поэтому немцы вышли в тыл нашим двум ротам и отрезали штаб и 1-ю роту от них. С боем партизаны выходили из окружения.

Командир Климовского отряда Ворожеев в этом бою показал себя как большой трус, демагог и болтун, который всегда прикрывает свою трусость в тяжелой боевой обстановке фразами: «Надо действовать так, как действовал Суворов». «Сильные слабых побеждают». Ссылается на законы дарвинизма, марксизма, в то время, когда в политическом отношении человек совершенно неграмотен и, конечно, законов дарвинизма и марксизма не знает.

Если бы Ворожеев не сдал Мостки и этим не пустил немцев с севера в лес, вся сила немцев была бы уничтожена. Отряд не отошел бы, и операция была бы решена в нашу пользу.

В результате боев убито больше 300 немцев. Наши потери — убито 8 чел[овек], ранено 8.

Пока неизвестно [про] 20 чел[овек], дезертировали 16 чел[овек]. (Это Хороменцы.)

К вечеру решено отойти [в] с[торону] Елинского леса. Только успели проехать поляну и уехать в лес, как над нами появилась вражеская авиация. Нас не заметили, а бомбили Елино.

24 [марта] [19]42 г.

Утром прибыли в Гулино.

25 [марта] [19]42 г.

Группа отряда выехала для обмана противника, и с этой же целью выехала группа Климовского отряда.

26 [марта] [19]42 г.

Разведка донесла, что немцы в Гутке и большая сила в с[еле] Тихоновичах.

Утром и вечером была их разведка в с[еле] Шишковке, что в 7 км от нашей стоянки.

Примерно в 18 час[ов] была пулеметная и минометная стрельба в направлении Гутки. Ровно в 24.00 выехали с Гулино в Тополевские дачи.

27 [марта 1942 г.]

Утром прибыли в Тополевские дачи.

Дорога исключительно тяжелая. Надо было пробивать дорогу там, где человек не ходил в хорошую пору года.

28 [марта] [19]42 г.

Живем в лесу. Люди спят в санях, в глубине снега. Погода стоит теплая. Но морозы еще держатся, а в лесу снегу порядочно. Настроение партизан хорошее. Есть недостаток в хлебе и в кормах для лошадей. Но решено себя не обнаруживать, пока эта сволочь не оторвется от нас.

Вечером получили долгожданное. Правительство наградило 43 чел[овека] партизан, в т[ом] ч[исле] меня — орденом Ленина.

Это большое политическое событие в жизни отряда. Это обязывает нас еще крепче драться с противником.

29 [марта] [19]42 г.

Целую ночь и день шел снег с большим ветром. Мороз. Мяса нет. Некоторые роты зарезали лошадей для мяса. Я это мясо ел еще в [19]21 году и должен сказать, что мясо хорошее. Надо уметь его приготовить.

30 [марта] [19]42 г.

Мороз градусов 18.

31 [марта] [19]42 г.

Разведка доложила, что немцы в Гутке и Перелюбе. За Ивановку, Тихоновичи неизвестно. Вчера они прочесывали лес [в] Гулино, видимо, появятся к нам.

Решено выехать.

Стало известным, что немцы полностью сожгли Елино и Мостки, убили много населения. Многих увели в Щорск, а остатки находятся в лесу. В Перелюбе на собрании крестьян полиция заявила, что убито 817 партизан, разгромлен штаб, командиры убиты. Остался один Лошаков. Ясно, что это сказано для людей, а в самом деле они понимают этот «разгром». По уточненным данным, мы уничтожили 437 немцев.

1 [апреля] [19]42 г.

Целую ночь переезжали в Радомский лес. На всем протяжении пути дорогу пробивали по целику. Много снегу, и большой мороз. Идиотская погода!

2 [апреля] [1942 г.]

Мороз не уменьшается. Удивительно!

С Майбутнего пришел отец трех д[евчат]-партизанок Товстоног Кирилл Прокопович. Их сфотографировали. В эту ночь 4-я рота ездила за сеном в Рыбинск. Полиция не стреляла, встретилась с партизанами и сдала все винтовки (4).

3 [апреля 1942 г.]

Разведка доложила, что:

1. В Радомке полиция, в Перелюбе, в Гутке-Студенецкой немцы. Курсируют: Перелюб — Прибинь — Шишковка — Гутка — Кирилловка.

2. В Холмы созывают всех старост и нач[альников] полиции. Немцы выпустили листовку, что Корюковский и Холменский р[айо]ны очищены от партизан.

3. Вся полиция знает, что в отряде награждено 4 чел[овека] орденом Ленина.

4. Стало точно известно, что группа в 5 чел[овек] с рацией, которая направлялась в Эсмань, была окружена в хуторе Петровском Радомского с[ельского] с[овета] немцами и полицией. Бой длился с 8 час[ов] утра до вечера. По заявлению крестьян, дрались они героически, но погибли все.

5. В[се]м известно, где мы стоим. Вечером выехали обратно в Тополевские дачи.

4 [апреля] [19]42 г.

Ночью приехали в Тополевские леса. Вечером выехали в Гулино.

5 [апреля] [19]42 г.

В час тридцать приехали в Гулино. Открыли один дот. Продукты сохранились отлично.

Сегодня день пасхи. У нас также праздник! В отряде появились такие продукты, как белая мука, рыба, консервы, сахар, рис и т. д.

В отряд прибыл И.И. Сентяй. Он доложил, что отряд Ворожеева уехал в Злынку. Дезертиры с Хоромного ходят по селу безнаказанно. Ох, доберемся до них!

6 [апреля] [19]42 г.

В три часа ночи приехали в Хороменский лес. Лес неважный, очень маленький, низкий. Послали разведку в Кирилловку, до климовцев, в Соловьевку, в Гуту и Шишковку, Елино и Турью. Думали отъехать, но отставили.

7 [апреля] [19]42 г.

Переехали в Елинский лес, но не в то место, где были.

8 [апреля] [19]42 г.

Решено заняться заготовками картофеля и фуража.

Передали Ю[го]-3[ападному] ф[ронту] сводку за март м[еся]ц: убито немцев и венгров 549 чел[овек], полицейских — 157 чел[овек], захвачено 2 ст[анковых] и 3 руч[ных] пулемета, 23 винтовки, 1500 патронов, 110 одеял, полностью уничтожено два штаба батальона.

Отряд во всех этих боях потерял убитыми 20 чел[овек], взорвано 2 ж[елезно]д[орожных] моста. Такой примерно текст сводки.

11 [апреля] [1942 г.]

Живем в лесу в 13-м квартале, в 3-х км от Мосток, в 8 от Гутки-Студенецкой. За эти дни завезли 280 мешков картофеля и 70 подвод фуража. Кто будет читать мой дневник, заметит, что я о питании и фураже не писал, но теперь этот вопрос является актуальным.

В селах, где мы ранее доставали все, теперь насаждена полиция. Кроме того, решено вообще в этих селах не показываться, пока здесь немцы. Разлив и распутица также усложняют заготовки. А народ и лошадей кормить надо.

Сегодня дали сведения в ЦК КП(б)У Зленко{196}.

Текст (сокращенно) такой:

при отряде: секретарей обкома 4, горкомов и райкомов 9, предриков 2, зав[едующих] отделами обкома и облисполкома 7, зампредисполкомов 1, чл[енов] бюро OK 5, депутатов облисполкома 9, секретарей PK КСМ 2, коммунистов 240 чел[овек], в т[ом] ч[исле] членов ВКП(б) — 180 чел[овек], к[андида]тов 60 чел[овек], комсомольцев 105 чел[овек]. За все время принято в партию 21 чел[овек].

А[лексей] Федорович], я и другие побрили головы. Думаем, что скорее наступит тепло. А.Ф. [Федоров] и В.Е. [Еременко] сняли долго державшиеся бороды. С.М. [Новиков] остался один с бородой.

Думаю, что под влиянием весны и он снимет свою драгоценную бороду.

В отряде была тревога. Гуткинская сволота «прочищала» лес огнем. Это в 1,5 км от нашей стоянки.

12 [апреля] [19]42 г.

Переехали в другое место. Стоим в 63[-м] кв[адрате] примерно в 13 км от Гутки, в 10-ти — от Ивановки, в 5-ти — от Мосток, в 3-х — от х[утора] Лука. Ехали 4 часа.

Мороза не было, но переезд был наиболее труден из всех предыдущих переездов. Вернее, это был переход, все шли, причем шли по колено в воде. Много людей в валенках и в драных сапогах. Пришли все мокрые, температура холодная и сырая. Дали команду сушить людей. Думаю, что все пройдет и наш народ будет здоров.

Главное — здоровье людей. С этой целью мы и переехали в данное место. Оно высокое и сухое.

13 [апреля] [19]42 г.

Расстреляли 3-х дезертиров с отряда.

14 [апреля] [19]42 г.

Разведка была в [селе] Гутка. Немцев в селе нет.

Нет их и в с[еле] Тихоновичи. Видимо «закончили» они с партизанами и выехали.

15 [апреля] [19]42 г.

Знаю я его недостатки, но никогда не думал, чтобы он мог сказать на меня то, что сказал во время завтрака. Так можно выразиться на врага, предателя, изменника Родины. Сволочь, но никогда не ожидал этих слов по моему адресу{197}.

17 [апреля] [19]42 г.

Вторая рота и один взвод первой роты ходили на разгром полиции с[ела] Безугловки. Убили до 10 чел[овек]. С нашей стороны убит один чел[овек]. Недостаток в том, что начали операцию в 19.30. Нужно было или раньше на пару часов, или утром часиков в 5. Из-за этого много полицейских ушло в лес.

Захватили с собой 33 воза, 12 шт. круп[ного] рогатого] с[кота], двое свиней и прочее имущество полицейских. В общем, была хозяйственная операция.

18 [апреля] [19]42 г.

Это первый весенний день. Солнце жгло, народ наш ожил. Провели подписку на заем. Заем был выпущен 13 [апреля], а 16 [апреля] было извещено, что заем в сумме 10 млн [рублей] размещен за два дня. Подписка продолжается. Это победа всемирного значения. Тем более в данное время. Наш отряд провел подписку на сумму 327 400 руб., внесено наличными 42 тыс. руб.

Дельнев подписался на 4000 руб., А.Ф. [Федоров] на 3000, я и Капранов на 2000. Остальные ниже.

От наркома НКВД тов. Сергиенко{198} получили задание парализовать ж[елезно]д[орожное] движение Гомель — Бахмач, Гомель — Чернигов.

19 [апреля] [1942 г.]

Второй день прекрасной погоды. Настроение такое народа, что кажется, пришло время освобождения от тыла противника. Но все же люди ждут прихода фронта больше, чем весны.

С.М. Новиков снял свою бороду.

Помню, что он перестал бриться с 23 августа 1941 года.

21 [апреля] [19]42 г.

В лагере тревога!

В хут[оре] Толкачи, что от нас в 3-х км, появилось до 200 ч[еловек] мадьяр, немцев и полицейских. Подожгли все то, что не догорело.

Убили 2-х женщин, а две семьи партизан забрали с собой. После этого подошли к нашему лагерю и обстреляли место нашей стоянки. Ответ нашего огня заставил их поспешно уйти. В связи с этим переехали на другое место этого же леса. Лес прекрасный, солнце жжет, ветви оживают, птицы поют и чирикают, звери, насекомые и животные почувствовали полноценную жизнь, но все же народ наш ожидает прихода Красной армии больше, чем ожидал весны.

22 [апреля] [19]42 г.

В эту ночь над нашим лесом прошел самолет, дошел до Щорска и повернул обратно. Я уверен, что это наш. Видимо, сбрасывал литературу.

Разведка доложила, что вчера в с[еле] Безугловке было сосредоточено до 700 чел[овек] немцев, венгров, полиции и националистов. Безугловская полиция разбежалась. Остался один староста и нач[альник] полиции.

Начал читать и думаю прочесть «Евгения Онегина». Это просто для того, чтобы не забыть читать.

23 [апреля 1942 г.]

Разведчики обнаружили 3-х парашютистов, оказывается, выброшенных нашим самолетом 22 [апреля]. В этот день эти разведчики нашли один ст[анковый] пулемет, выброшенный самолетом, когда все выбрасывали.

24 [апреля] [19]42 г.

Вечером переехали в другое место этого леса.

25 [апреля] [19]42 г.

Тревога. После нашего объезда местности со стороны Елино появились мадьяры и полиция. Ехали в сторону Гутки. Наскочили на заставу первой роты, и начался бой. Жертв нет. Таким образом нас обнаружили. Опять надо переезжать! Как это все надоело. Я мнения такого, что им надо дать крепкий бой. Они будут иметь меньшую охоту лазить в наш лес.

26 [апреля] [19]42 г.

Переехали в другое место. Стоим в 3[-м] кв[адрате] уроч[ища] Борки. Переезд был не длинный, но труд[ный]. Люди брели по колено в воде. Обоз еле вытянули.

Послали три подрывных группы на линии ж[елезных] д[орог] Семеновка — Климов, Гомель — Чернигов, Гомель — Бахмач.

27 [апреля] [19]42 г.

Приходили связные с Климовского отряда. Стоят они за рекой Снов.

28 [апреля] [19]42 г.

Послали группу в село Хоромное и хутора для заготовок картофеля и мяса. Идиотский холод.

По радио приняли ноту советского правительства о зверствах фашистов в оккупированных областях, врученную всем правительствам дружеских стран. Нота исключительно сильная.

29 [апреля] [19]42 г.

В Хоромное заехали немцы и полиция. Наших ребят, которые ездили туда за мясом, обстреляли.

1 [мая] [19]42 г.

День первого мая прошел, как обычный день. Продукты, которые думали перевезти с Гулина к празднику, полиция нашла и выбрала. Мяса завезти не успели.

Днем ездили до климовцев в гости. Выпили и неплохо закусили. Сидят они на острове. Ловят рыбу, имеют мясо, хлеб, яйца. В общем, прокормить 56 чел[овек] это не 600 чел[овек].

2 [мая] [19]42 г.

Вчера и сегодня солнца не видно. Дождь идет беспрерывно. Сегодня был рыбный день. Завтракали и обедали рыб[ой]. Группа в 108 чел[овек] ушла на операцию.

3 [мая] [19]42 г.

Получили ответ, что выброску продуктов для отряда организовывают{199}. День выброски назначат.

4 [мая] [19]42 г.

В 19.00 час[ов] известили, что 2 самолета вылетят сегодня. А. Ф[едоров] был у климовцев. Я организовал бригаду, и вышли встретить самолеты, брели водой по пояс. А в 22.00 передали, что из-за плохой погоды вылет отложен на 5 мая.

Климовская разведка доложила, что, по неточным данным, немцы разгромили Новозыбковский отряд. Запросили фронт и послали разведку уточнить эти данные.

5 [мая] [19J42 г.

Ходили встречать. самолеты, но их не было. Причина для этого была, но они ведь могли бы известить, что вылета не будет. Народ опять прошел 20 км по воде и по дождю.

6 [мая] [19]42 г.

Погода действует на нервы. Третий день солнца нет, идет дождь. Разведка доложила, что вчера остальные мадьяры (их 50 ч[еловек]) выехали из села Безугловки.

До 30 [апреля] вел крупный разговор с к[оманди]ром 3-й роты тов. Туником. Это инвалид умственного труда. Ничего с него не выйдет. Он не может выразить своих мыслей. Как говорят: «В серединi ?, а на двiр не можна».

Однажды, помню, он докладывал о приеме дежурства и забыл свою фамилию. Командовать не может. Строя не знает, бойцы с него смеются. Пока терпим, потому что он по своему содержанию большевик — б[ывший] пред[седатель] райисполкома. Но я уверен, что этому терпению придет конец. Интересы роты должны стоять выше отдельных индивидуумов.

Сегодня выбрали остатки продуктов, прокормим один день, а дальше зубы, как говорят, на полицю. Перспектива такова: с операции должны подвезти дней на 3–5. Погода установится — примем самолеты и заживем. Главное не падать духом, а все остальное будет.

За эти три дня дезертировало из отряда 4 чел[овека]. Одного из них поймали и расстреляли. Уход он объяснил тем, что нечего кушать. Это сволочи, которые живут в отряде, пока есть жрать по горло и боев нет.

Вечером группа во главе с т[ов]. Водопьяном и Коротковым возвратилась. Поход был очень тяжелый. Везде грязь, шел дождь, подводу из-под ст[анкового] пулемета бросили в грязи. В лесу под Корюковкой нашу группу окружили националисты и полиция, бой длился 5 часов. В результате их разогнали, убили 7 чел[овек] и многих ранили. С нашей стороны один убит и ранен один.

В Б[ольшой] Слободе разогнали полицию, взяли в мельнице 16 мешков муки и других продуктов.

Погода отвратительная.

7 [мая] [19]42 г.

Вчера возвратилась Добрянская группа с ж[елезно]д(орожной] линии Гомель — Чернигов. Оказывается, наша авиация разбомбила в одном месте эту дорогу и поезда по ней не ходят. (Они поставили мины и возвратились.) Полиция их гоняла по лесу два дня. По линии Гомель — Бахмач проходят за сутки 40 поездов. Об этом известили фронт и послали подрывников. Получили ответ с фронта, что с отрядом Маркова связь имеют.

Возвратилась разведка с Холмов. Есть там 40–50 немцев и 60 чел[овек] полиции. Возвратилась разведка сел: Шишковки, Прибини, Перелюба, Рудни, Тополевки. Немцев нигде нет. Полиция везде. В Холмах, в селах района существует мнение, что партизан нет. Остались пятерки, семерки. Люди, боясь, чтобы их не расстреляли, не пускают партизан в квартиры. Сестра тов. Самокиша не захотела разговаривать с ним. Жена партизана Ковезы не могла долго разговаривать со своим мужем. Отец партизана Иваненко хотел связать [сына] и отправить в Холмы.

Правда, это два противника. Сын в партизанах, а отец волостной старшина Перелюбской волости.

9 [мая] [19]42 г.

Разведчики поймали одного дезертира с отряда, удравшего 23 марта во время боя, Романенко. Его сфотографировали, набили морду и зарубили. Аминь!

Возвратилась диверсионная группа с линии ж[елезной] д[ороги] Новгород-Северский — Климов (Помаз, Немченко, Плечистый). Взорвали 10 мет[ровый] мост. В сутки проходит по этой линии 3–4 поезда.

Вышла диверсионная группа на ж[елезно]д[орожную] линию Щорс — Мена.

Задумал кое-что написать, после войны, о партизанском движении на Черниговщине. В связи с этим надо подобрать более конкретный и характерный материал. Чувствую, что мой дневник суховат и скучен. Надо его дополнить и дополнять. Привлечь к этому делу литературные силы отряда.

Что и как буду писать, еще не вырисовалось в моей голове, но сбор материалов надо разбить примерно так:

1. Зарождение и развитие отряда.

2. Зверства фашистов над мирным населением.

3. Боевые эпизоды с оккупантами.

4. Лучшие люди отряда.

5. Патриотизм населения (факты).

6. Агитация и пропаганда.

7. Карта движения отряда.

8. Разведчики и контрразведка.

9. Политика фашизма и дела.

10. Поэзия партизан.

10 [мая] [19]42 г.

Поручил собрать и оформлять материалы о нашей жизни и борьбе.

Балабаю — патриотизм населения и поэзия [в] отряде.

Лукиминскому — зверства фашистов над мирным населением и боевые эпизоды.

Днепровскому — политика фашизма — слова и дела. Пропаганда и агитация [в] отряде.

Горелому — зарождение и развитие отряда.

12 [мая] [19]42 г.

Умер Колосок. Он был ранен, напоровшись на [свою]мину. Пролежал два м[еся]ца.

Возвратились два разведчика с Корюковки. В райцентре немцев чел[овек] 15–20 и полиция. Везде считают, что нас нет.

Два источника подтверждают, что позавчера немцы были в Гутке-Студенецкой и Тихоновичах на мотоциклах и велосипедах до 500 чел[овек]. Уехали в сторону Корюковки и Щорса.

13 [мая] [19]42 г.

Разведка донесла, что в Гутке и Тихоновичах немцы и полиция до 600 чел[овек].

Решено переехать в другое место.

Приходил тов. Ворожеев, хочет переехать в другое место.

В 18.00 час[ов] передали по радио радостные вести. Выполняя приказ тов. Сталина, отдельные части Ю[го]-3[ападного] ф[ронта] перешли в наступление. За один день занято много населенных пунктов, взяты большие трофеи, много пленных. Наши части продвигаются вперед.

Народ наш ликовал! Баскину аплодировали!

14 [мая] [19]42 г.

Стоим в Хороменском лесу, где стояли зимой, возле х[утора] Шевченко. Ночью форсировали реку Снов и прошли 2 км болотом по пояс в воде и грязи. Переход был исключительно труден. Многие лошади остались в грязи и нашли себе там могилу. Боеприпасы и возы перевезли лодками. В общем, так могут переходить только партизаны.

В 13.00 час[ов] в хутор Шевченко приехали 50 чел[овек] нем[цев], разбили окна в 3-х домах. Сделали обыск во всех домах, спрашивали за партизан, обещали через пару дней прочесывать этот лес и уехали в 14.00 на Чуровичи.

Мы их решили не трогать.

Наступающие части Красной армии за 3 дня освободили 105 нас[еленных] пунктов. Ура! Дела начались.

15 [мая] [19]42 г.

В 21.30 час[ов] выехали с Хороменского леса.

16 [мая] [19]42 г.

До намеченного пункта не успели доехать. Задержались в одном болоте. Остановились в леску, возле х[утора] Уборки Шумиловского с[ельского] с[овета].

Вечером привезли картофеля и мяса. Накормили людей и двинулись дальше. Колхозники рассказали, что немцы с Шумиловки и Каменского хутора [сегодня] поспешно эвакуировались, имея данные, что на них двигается полторы тыс[ячи] партизан.

Сегодня впервые скупался.

День исключительно майский. Загремел первый гром, и появилась гроза.

17 [мая] [19]42 г.

Стоим в Соловьевских лесах Климовского р[айо]на.

18 [мая] [19]42 г.

В эту ночь в с[еле] Соловьевке заготовили продовольствие для отряда. Народ этого села исключительно приветлив. Провели собрание Климовского отряда. Ворожеева сняли с командира отряда. К[оманди]ром утвержден Зебницкий (б[ывший] комиссар), комиссаром — Воропаев. (Эту запись сделано возле озерка, где купался.)

Получили радиограмму за подписью тов. Строкача, что нашими частями окружен г. Харьков и взят г. Красноград. Эта весть молниеносно облетела весь отряд. Люди аплодируют! От нас требуется: крепче бить врага, разрушать коммуникации, пускать под откос эшелоны, уничтожать склады и т. д. Все сделаем!!

Вечером выехали в дальнейший путь. Не доезжая с[ела] Соловьевки, разведка донесла, что по нашему пути в леску сделали немцы засаду. Они днем были в с[еле] Соловьевке и пустили слух, что завтра будут чистить лес, в котором мы стоим. Видимо, рассчитали, что мы этого напугаемся и уйдем, а они нас встретят. Не выйдет! Мы возвратились.

19 [мая] [19]42 г.

Тов. Днепровский записал указ Президиума Верховного Совета о присвоении [звания] Героев Советского Союза трем партизанам, в т[ом] ч[исле] Федорову А.Ф.

Эта весть молниеносно облетела весь отряд. У бойцов отряда особый подъем. Они гордятся перед народом, что были в отряде, которым командовал Герой Советского Союза, трижды орденоносец. Эта награда командира — оценка действия всего отряда. Весь отряд живет героической жизнью в тылу противника.

Партизаны — это особый склад людей. Надо представить к награде еще одну группу бойцов, они за бои в Гутке-Студенецкой, в с[еле] Ивановка и за бои в лесу 23 [марта] [19]42 г. заслуживают этого.

20 [мая] [19]42 г.

В 4 ч[аса] утра прибыли в лес и остановились возле селения Холоповка, в 4-х км от Добрыни. Вечером выехали дальше.

21 [мая] [19]42 г.

Утром прибыли в назначенное место. Находимся в 55[-м] кв[артале], с нами Климовны, в 56[-м] кв[артале] Новозыбковский, а в 71 [-м] кв[адрате] Злынковский отряды.

22 [мая] [19]42 г.

Группа под командованием т[ов]. Балабая выехала на операцию.

Ховотянского Яна отстранили от занимаемой должности пом[ощника] ком[андира] взвода и перевели его рядовым бойцом за то, что он обманул командование отряда: будучи в пьяном виде, он выпустил из рук одну сволочь, а командиру доложил, что это наш человек и его не следовало было брать и уничтожать. После этого он застрелился. Туда и дорога!

Маруся родила партизана. Это природный партизан, его в лесу заделывали, и в лесу родился. Ребята смеются с Балицкого. Он говорят, на отца не похож и по времени на месяц раньше родился. Насчет времени и Гриша не отрицает.

23 [мая] [19]42 г.

Группа тов. Балабая возвратилась. Получился казус! Взяли 38 штук к[рупного] р[огатого] скота, но привели только одну корову, остальные по дороге разбежались, 8 штук свиней привезли.

Целый день ездил по определению площадки, где можно принять груз с самолетов. Место есть.

За подписью Тимошенко и Хрущева получили поздравление Федорову. Текст следующий:

«Федорову. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1942 года Вам присвоено звание Героя Советского Союза.

Поздравляем с высокой правительственной наградой! Желаем здоровья, успеха в разгроме немецких оккупантов.

Начавшееся активное наступление войск с фронта, при широком, развернутом народном движении в тылу врага обеспечит окончательный разгром фашистских мерзавцев в 1942 году.

Очистим родную Украину и братские республики от немецких захватчиков!

Шире народное партизанское движение.

Множьте свои ряды.

Высоко держите знамя Ленина — Сталина!

Тимошенко
Хрущев».

Ответ дали следующий: (записи нет).

24 [мая] [19]42 г.

Третий день летает вражеский самолет над селами, где мы проезжали. Вчера и позавчера бомбил села Крапивное, Олхов, Песочное. Обстрелял одного старика, ехавшего по лесу.

Две группы под командованием тт. Гулака и Решетько пошли на диверсию жГелезной! д[ороги].

25 [мая] [19]42 г.

Послали разведку на ж[елезно]д[орожный] мост и в Новозыбков. Это будут очередные операции.

26 [мая 1942 г.]

Девять месяцев, как фашисты вступили на территорию Черниговской обл[асти]. Девять месяцев существования областного партизанского отряда. Провели беседы о жизни и деятельности отряда в тылу врага. Я вел беседу в Злынковском отряде. Беседа длилась час, после выступил Алексей Федорович.

Гулак, Решетько возвратились с ж[елезно]д[орожных] эшелонов, под откос не пустили [ни одного]. Подрывник Иванов во время разминирования пошел в воздух. Тот и другой взорвали линии.

Пришла разведка с ж[елезно]д[орожного] моста. Длина моста 12–15 мет[ров], караул 10 чел[овек], часовых 2 чел[овека], всего охраны 30 чел[овек]. Живут в Гуте-[Муравьевской].

27 [мая] [19]42 г.

Разведка донесла, что в селах Рогово, Б[ольших] и М[алых] Щербиничах много немцев. В Добрине 250 чел[овек] полиции. Думают нас блокировать. Это их метод.

Ездил подыскивать посадочную площадку. Есть, но плохая. Установил два дополнительных поста со стороны Ново-Сергеевки.

28 [мая] [19]42 г.

Тов. Садиленко, 2-я рота [климовцев], с группой партизан пошел на ж[елезную] д[орогу]. В отряд прибыло 3 молодых партизана, «вооруженных» до зубов. Сами сделали обрезы, финки, достали патронов и т. д.

Надо с ними подробно поговорить.

29 [мая] [19]42 г.

Тов. Садиленко подорвал эшелон в 33 вагона с автомашинами. 4 платформы и 8 автомашин разбиты, 5 платформ и 10 автомашин сгорели. Остальные вагоны и машины повреждены ружейно-пулеметным огнем.

Группа в 25 чел[овек], (к[оманди]р т[ов]. Кошель), ушла на ж[елезную] д[орогу]. Разведка донесла, что немцы собираются чистить лес, в котором мы стоим. Думают пустить в ход 4 бронемашины.

Ушла разведка в Гомель (Кащенко, Кочинский, + 3 злынковцев). 35 чел[овек] ушли на диверсию ж[елезной] д[ороги] Гомель — Бахмач, через Щорск (10 [человек из] 1-й роты + 20 злынк[овцев] + 5 парашютистов с Генштаба).

30 [мая] [19]42 г.

В 4.30 ч[асов] три выстрела с винтовки. В лагере тревога! Стрельба была на посту первой роты. Одному бойцу показались три немца, и он по ним стрелял.

Прибыл к нам тов. Божек с отрядом в 43 чел[овека]. Всего у них 9 винтовок и несколько гранат, большинство из них пленные. Вечером прибыло еще три чел[овека]. Зимовали они в Черниговской области. По их рассказам есть много людей, желающих идти в партизанские отряды.

Надо проверять и набирать.

Решено создать кав[алерийскую] группу.

Кузнецов — к[оманди]р, Туник — комиссар.

31 [мая] [19]42 г.

Группы климовцев 11 чел[овек], новозыбковцев — 12 чел[овек] и злынковцев — под командованием тов. Кошеля подорвали эшелон с инженерным имуществом. Разбито 10 вагонов и паровоз, убили 7 чел[овек].

В эту ночь С.М. [Новиков] встречался с двумя охранниками ж[елезно]д[орожных] мостов Новозыбкова — Козлова. Они отказались служить в охране.

1 [июня] [19]42 г.

Козлов. Группой партизан (к[оманди]р т[ов]. Романов) взорвана большая труба. Движение приостановлено минимум на сутки. Этим они доказывают свою преданность партизанам. Группа в 25 чел[овек] злынковцев пошли на жел[езную] дорогу.

2 [июня] [1942 г.]

Кузнецов с группой в 40 ч[еловек] возвратился с Чолхово. Задания не выполнил. Приказом ему вынесен выговор и предложено это задание выполнить до 4 [июня] включительно.

Группа подрывников (злынк[овцев]) и 4 чел[овека] наших возвратилась с ж[елезной] д[ороги]. В леску, где они остановились, их окружили немцы и полиция. Из окружения вышли, двух чел[овек] нет. Это результат беспечности.

Сегодня пала моя Валя. Хорошая была лошадка. Вчера из Киева прибыло 3 чел[овека]. Знают все, что делалось в Киеве по состоянию на 18 [мая].

4 [июня] [19]42 г.

Еще ночью было известно, что немцы будут в нашем лесу. К утру выдвинули первую и вторую роты на свои позиции и послали засады на другие дороги. Немцы на 10–13 машинах приехали в Дубровку в количестве до 300 чел[овек]. С Дубровки пришли в Большие Ляды, подходили метров на 200–75 до нашей линии обороны, но в лес идти не решились. В этих селах набрали скота, хлеба и к вечеру выехали. Крестьяне хорошо знали, где находились партизаны, но ни одного слова немцам [не сказали]. После их отъезда одна крестьянка пришла в лес и сказала: «Хорошо, что вы не стреляли, и нас они не тронули. Обещали приехать второй раз, вот тогда обязательно стреляйте, и мы все с вами будем бить их».

Целый день в гарнизоне была тревога. Нужно было иметь силу, чтобы удержать порыв наших бойцов к бою! Обошлись без одного выстрела.

В этот день в отряд прибыло 23 чел[овека] с группы т[ов]. Божко. Этот старик, сидя дома в селе, смог организовать вокруг себя до 100 чел[овек] патриотов, 70 прибыло, а остальных надо забрать.

Тов. Строкач передал список награжденных наших партизан. Оказывается, орденом Ленина никто не награжден. Орденом «Красное Знамя» — 3 чел[овека], «Красной Звезды» — 6 чел[овек], «Знак почета» — 7 чел[овек], медалью «За отвагу» — 15, «За боевые заслуги» — 18.

Причем в этом списке 7 чел[овек] тех, которых мы не представляли в первом списке. Что-то неясное. Надо выяснить.

5 [июня] [19]42 г.

Возвратились тт. Цымбалист и Веремеенко. Прошли они около 400 км, ходили 2,5 месяца (с 12 [марта] по 5 [июня]), были в переплетах [с] немц[ами] и полицией. Этот поход надо описать.

1. Поездка в Корюковку.

2. Радио.

3. Красные знамена.

4. Проведение сессий.

5. Власть Советов на местах.

6. Отряды в Холмах.

7. За Корюковский отряд.

8. Об отдельных людях.

9. Эпизодах.

10. Хозяйственная часть — Афанасенко.

11. Типография.

12. Кузнецов.

13. Листовка первая.

14. Разведка, связь.

6 [июня] [19]42 г.

Кавгруппа ходила на операцию (Кузнецов, Туник). Дело провалили. Подошли к МТС. Послали двух разведчиков, которые завели разговор с полицией, а те с окопа одного расстреляли, другого ранили, по дороге он умер. Остальные люди разбежались. Не смогли дать должного ответа. Привели 7 лошадей.

Опять немцы появились в Дубровке и хуторах. Они расстреляли трех наших разведчиков: Романова, Булаши и Корчагина. Попались в одной хате. Жалко ребят, хорошие боевые товарищи. О них отряд никогда не забудет.

Переехали в другое место стоянки. Выяснилось, что Романов был ранен и застрелился сам.

7 [июня] [19]42 г.

Возвратилась разведка с Гомеля (6 чел[овек] злынковских плюс 3 наших). Принесли исключительно ценные данные: где находятся и количество немцев, какие и где делаются укрепления, где аэродромы и т. д. По дороге эти разведчики (командир Мартынов) достали толу и пустили под откос паровоз с 3-мя клас[сными] вагонами, в которых ехали каратели. Убито 50 чел[овек] немцев.

Гриша Балицкий пришел с ж[елезной] д[ороги]. Пустили под откос эшелон с авиабензином. Уничтожено 44 вагона с бензином, один классный [вагон] и паровоз. Убито 13 немцев. Ходило 15 наших и Ц злынковцев.

В этот день возвратился с похода Помаз с группой 3 человека]. Пустили под откос один эшелон с П.Т.О.{200} Уничтожено 6 вагонов.

Строкач разъяснил: все сделано так, как в списке, указ был 18 мая [19]42 г.

8 [июня] [19]42 г.

Группа партизан 2-й роты — 11 чел[овек] плюс новозыбковцев 11 чел[овек], климовцев 11 чел[овек] плюс 2 подрывника ушли на ж[елезную] д[орогу]. К[оманди]р т[ов]. Хлебников.

9 [июня] [19]42 г.

В эту ночь ездил встречать самолет. Его не было. Немцы до 200 чел[овек] подъехали к Дубровке и, набравшись нахальства, пошли в лес. Дошли до старого места стоянки и встретились с нашими войсками 1-й роты. Завязался бой. Через пару часов они ушли восвояси.

По следу осталось много крови. Они убили одного климовского.

10 [июня] [19]42 г.

Стало известно, что [во] вчерашнем бою убито 3 немца, ранено 5.

11 [июня] [19]42 г.

Возвратилась группа парашютистов, которая ходила за взрывматериалами в Гомельскую область. По дороге взорвали один эшелон, шедший на Бахмач.

Третий раз ездил встречать самолет. Его не было. Люди, видимо, не знают наших условий встречи.

12 [июня] [19]42 г.

2 Климовских отряда слились в один. К[оманди]р Николаенко, комиссар Бирулин. В Бирулине я не вижу откровенности и большевистской прямоты. Ворожеев по этому поводу опять психовал. Перевели его в разведвзвод.

По радио передали сообщение о посещении В.М. Молотовым Лондона и Вашингтона. С Англией заключен договор по разгрому фашизма, а с США соглашение по этому же вопросу. Главное — договорились о втором фронте в Европе в [19]42 году.

Мне кажется, это должно быть быстро сделано.

13 [июня] [19]42 г.

Брянский фронт сбросил 14 парашютистов для разведки. Один из них разбился.

14 [июня] [19]42 г.

Возвратились обе группы с ж[елезной] д[ороги]. Никто ничего не сделал, мотивируя тем, что дорога крепко охраняется. Это чепуха. Надо рвать дороги невзирая ни на что!

15 [июня] [19]42 г.

Б[рянский] фронт выбросил 11 чел[овек] автоматчиков. Ребята на подбор. Привезли «Правду» за 13 [июня]. Все бойцы отряда хотят ее прочесть. В штабе фронта, видимо, не знают, что такое газета в наших условиях. Сколько ни просим, нам их не присылают.

Автоматчикам рассказали, за что даются ордена Отечественной войны.

Орден Отечественной войны I степени:

1. За истребление 83 немцев.

2. За взрыв базы горючего.

3. За уничтожение эшелона с горючим или вооружением.

4. За уничтожение б[оеприпасов] и крушения.

5. За взрыв моста через реку.

6. За сбитый самолет.

7. За уничтожение 3-х танков.

8. За поджог самолетов на аэродроме.

Орденом Отечественной] в[ойны] II степени:

1. За истребление 37 оккупантов.

17 [июня] [19]42 г.

В эту ночь высадилось еще 11 чел[овек] разведчиков-автоматчиков. Один из них разбился, другой поломал ногу. Это результат безответственности инструктора. Об этом известили командующего Брянским фронтом т[ов]. Хрущева{201}.

Так, добавилось к нам 34 чел[овека] разведчиков.

(Шарапов И.В., Луканов разбились.)

Пришла группа П…{202} чел[овек], и Климовцев 11 чел[овек]. Под командованием Панкова ничего не сделали. Струсили.

Составили список к награде на 93 чел[овека]. Начали передавать.

18 [июня] [19]42 г.

Климовцы и новозыбковцы 25 чел[овек] ушли на ж[елезную] д[орогу].

Взвод тов. Карпуши, 9 автоматчиков десанта ушли на ж[елезную] д[орогу]. Думаю, что наделают делов.

Группа с Злынковского отряда ушла на ж[елезную] д[орогу] Гомель — Бахмач.

19 [июня] [19]42 г.

Приходили три женщины. Из Гомеля ничего существенного не принесли. Дали им задание по разведке. Обсудили, где посадить самолет.

Многие писали письма к родным, даже писали и те, кто не знает адреса семьи. Адресату «Куда-нибудь»… Климовцы возвратились без результатов. Взорвали мост на железной дороге. Немцы их обстреляли.

21 [июня] [19]42 г.

Провел беседу с поэтами отряда. Лучше всех написал Вася Смагин. Неплохие стихи Кудинова, но легенькие по содержанию.

22 [июня] [19]42 г.

Год войны. Этому вопросу посвящена передовая «Правды». Сильная и убедительная статья.

Злынковская застава.

23 [июня] [19]42 г.

Возвратился Карпуша с автоматчиками с ж[елезной] д[ороги]. Они пустили под откос один эшелон. Уничтожили 30 грузовых автомашин, 2 цистерны с горючим, один вагон со снарядами, 7 классных вагонов, уничтожено 150–170 немцев. С нашей стороны убито 3 чел[овека], ранено 2. В числе троих была тяжело ранена Уля (медработник), которую бросили в лесу живой. Это просто преступление! Виноват в этом к[оманди]р группы Карпуша. Вообще-то говорят, он сильно трусил.

Возвратилась группа злынковцев с ж[елезной] д[ороги] Гомель — Бахмач. Эти тоже не дошли до дороги, испугались 7 полицейских.

Переехали на другое место в 67[-м] кв[адрате].

Сегодня 10 месяцев, как враг начал бомбить Чернигов, десять месяцев, как город, по существу, был оставлен.

24 [июня] [19]42 г.

Десять м[еся]цев, как выехали мы на левобережье р. Десны для руководства районами и перехода линии фронта в тыл противника. Эту задачу мы выполнили с честью.

В определенное время опишу это более подробно.

Вчера группа бойцов 1-й роты, к[оманди]р Креницкий, возвратилась с засады. Их обнаружили немцы и обстреляли. Во время привала по дороге боец Могилевский с винтовки смертельно ранил бойца Пастушенко, за что его расстреляли.

Возвратился с дальней разведки Тихановский.

25 [июня] [19]42 г.

Разведка и наблюдатели донесли, что в Новозыбкове выгрузился один полк немцев, а на ст[анции] Витков — два эшелона. В Рогове 250–300 чел[овек]; вечером в Дубровку прибыло более тысячи немцев, 8 пушек. В Злынке полно немцев.

По [полученным] данным, приехали они с фронта для борьбы с партизанами. Это, видимо, так.

С этого места выехали.

Сегодня побанился, как никогда.

Суслов — отличный банщик.

26 [июня] [19]42 г.

В 4 ч[аса] утра остановились в леску, в 5 км от Злынки.

27 [июня] [19]42 г.

Утром прибыли в лесок, что возле Цолхово. Уничтожили две сволочи [в] с[еле] Крапивное.

28 [июня] [19]42 г.

Утром приехали в Соловьевские дачи.

Разведка доложила, что немцы окружили Новозыбковский лес. Заняли села: Софиевку, Н[ово]-Сергеевку, Дубровку, Палом, Барки, Воронову-Гуту — и со всех этих сел одновременно 27 [июня] вели минометную и артиллерийскую подготовку, а через 3,5 часа пошли в наступление. Оказались они в дураках. Оттуда ушли мы днем раньше. Не было тогда в лесу ни одного партизана!

29 [июня] [19]42 г.

Приехали в Барановские леса. Р[еку] Снов форсировали между Каменским хутором и Сум[…]{203}.

Прошли прекрасно. Зебницкий со своей группой возвратился с засады. Уничтожили мост по дороге Климов — Чолхово.

Приехавших на тушение пожара немцев партизаны убили 7 чел[овек]. Остальные на двух машинах удрали. После этого они сделали засаду в Соловьевском лесу и убили 8 немцев, 2-х ранили, а одного взяли в плен. С нашей стороны убит один Воропаев. С немцем сегодня подробно говорили. С ним закончили без признания… Зебницкий привел Раковскую группу партизан 15 чел[овек].

Как мертвец появился Литвин Петр, которого 11 марта в боях в с[еле] Ивановка мадьяры взяли в плен раненым.

По его рассказам, его лечили 3 месяца, а потом решили расстрелять. Он из-под расстрела убежал. Какая-то нелогичная легенда.

Вечер. В 21.00 ч[асов] две машины немцев и националистов подъехали в Блешню и оттуда начали обстрел нашего места нахождения. Перестрелка длилась 1,5 часа. Жертв с обоих сторон нет. И вот в таком паршивом бою 4-я р[о]та потеряла стан[ковый] пулемет. Это неслыханное дело! Виноват в этом политрук р[о]ты Мельник и первый номер пулемета Ганкин. Они снялись с места обороны и подошли в лесок, где были немцы. Их автоматчики окружили, осыпали огнем, и, не дав ни одного выстрела со ст[анкового] пулемета, сдали пулемет. Это позор! Это преступление! За это надо расстреливать.

Вечером снялись с данного места.

30 [июня] [1942 г.]

Утром прибыли в Тополевские дачи. Форсировали реку Ревну в с [еле] Хандабоковке.

2 [июля] [19]42 г.

В эту ночь сделали налет на всю Перелюбскую волость. Как решили — так и сделали.

Выступили ровно в 4.00 по сигналу двух выстрелов с большого миномета.

Заняли села: Шишковку, Прибинь, Перелюб, Б[ольшую] Слободу и Рудню. Уничтожили 65 чел[овек] полицейских и одну автомашину, на которой вчера вечером приехали полицейские с Корюковки, 3 деревянных моста. Захватили 15 винтовок, 2 ст[анковых] пулемета, 6 тыс. патрон, 24 мины. С нашей стороны 5 убитых и три раненых.

По ротам:

1-я — 10 убитых полицейских

2-я — 32

3-я — 9

4-я — 7

Злынка — 7 = 65

2-я рота захватила 2 ст[анковых] пулемета.

В 21.00 выехали в другие места. Да, привели с собой до 100 шт. к[рупного] р[огатого] с[кота], до 20 шт. свиней.

3 [июля] [19]42 г.

В 4.00 приехали в Радомские леса. Провели разведку в Перелюбе, Б[елошицкой] Слободе. После вчерашнего «марафета» полицейские не возвратились домой.

Население приветствует партизан. Все удивляются, где и откуда взялись партизаны?

4 [июля] [19]42 г.

В 5.00 приехали в Орловские леса.

Остановились неудачно, в 5 км от Жадово, возле дороги Жадово — Орловка. Население бродит вокруг нас. Думали здесь постоять, но не придется. Люди утомлены, но ехать дальше надо.

Разведка донесла, что вся власть с Холмов выехала, боясь нападения партизан.

Вечером переехали в другое место (в этом же лесу).

6 [июля] [19]42 г.

В этот день утром, год тому назад, выехали наши семьи из Чернигова.

Вчера вечером я об этом думал, а ночью приснилась вся семья, особенно отчетливо и приятно снилась дочка Светланочка.

7 [июля] [19]42 г.

Вчера группа партизан отведала полицию Черного Рога. В ржи нашли станковый пулемет и одну винтовку. Нашли в квартире полицейского, она была в разобранном виде. Полицейский ее чистил, но не закончил. Вся полиция удрала из села и не произвела ни одного выстрела.

8 [июля] [19]42 г.

Утром передвинулись в Машевские леса.

Разведка донесла, что 160 конников и 100 велосипедистов проехали села Поповку, Машево и двинулись на ст[анцию] Узруй.

9 [июля] [19]42 г.

Утром появились мы в Узруевских лесах. Стоим в 7 км от Воробьевки.

Жел[езную] дорогу переехали между ст[анциями] Углы и Узруй. Вопреки ожиданиям — на дороге не было ни одного выстрела. Вся полиция и немцы, охранявшие дорогу, убежали в неведомые стороны. По дороге в лесу кто-то выстрелил с руч[ного] пулемета.

Днем на климовскую заставу наскочило три подводы немцев. Завязалась перестрелка. Никто никого. Видимо, спали и прошляпили.

10 [июля] [19]42 г.

В эту ночь сделали хозяйственную операцию на торфоразработках. Забрали муку и крупу. На мельнице смололи 50 мешков муки.

Днем машина немцев с Новгорода[-Северского] ехала исправлять телеграфную линию, нами ночью порванную. Их встретила засада 4-й р[о]ты. Расстреляли 22 чел[овека], сожгли машину, взяли один руч[ной] пулемет и 12 (32) винтовок, сапоги и прочее барахло. По дурости, без толку, выпустили 1500 патронов со ст[анкового] пул[емета]. Человека три удрало. Нашего убили одного и ранили одного.

В 17.00 появились 6–8 машин. В этот момент, когда я пишу, происходит бой.

Поздно вечером бой закончился. Убили еще 39 немцев и «казаков», в т[ом] ч[исле] 4 «казака» взяли в плен. Все они просились в отряд. Но во время допроса их основательно прибили.

И это законная ненависть к этим гадам — изменникам Родины!

Взяли один автомат, 32 винтовки, 20 гранат. Уничтожили одну легковую машину и мотоцикл.

Вечером переехали в другое место этого же леса.

11 [июля] [19]42 г.

Вечером переехали по ту сторону ж[елезной] д[ороги] в Машевские леса. Отправили группу во главе с тов. Самарченком в сторону Трубчевских лесов для связи с партизанскими отрядами.

12 [июля] [19]42 г.

Днем пришла разведка с лесов «Косого клина». Оказывается, там есть партизанс[кий] отряд в 80 чел[овек].

Рассказывали, что партизанские отряды в Трубчевских лесах действуют неплохо. Они взяли Шостку, Конотоп, Кролевец и много населенных пунктов. Если это так, так это отлично. Надо к ним двигаться.

13 [июля] [19]42 г.]

Две группы автоматчиков-разведчиков (Ковалев и Вретаев) ушли от нас в Новозыбковские леса. Хорошие, боевые были ребята.

Вечером переехали обратно через линию ж[елезной] д[ороги]. Стали там, откуда выехали.

14 [июля] [19]42 г.

Оказалось, что во время переезда 7 чел[овек] со Злынковского отряда дезертировали. Взяли с собой руч[ной] пулемет и винтовки. Два остались, и их разоблачили. В заговоре они признались. Их уничтожили.

15 [июля] [19]42 г.

Целую ночь ездили и проехали 3 км.

Думали ехать в «Косой клин», но проводники заблудили.

Целую ночь шел дождь.

Люди мокрые до нитки. Днем погода не улучшилась.

Получили радиограмму, что 16 [июля] будет посадка «Дугласа».

16 [июля] [19]42 г.

Группа партизан 72 чел[овека] прибыла к нам для связи с Брянских лесов.

Эту ночь наши «мирошники» пустили мельницу и намололи 20 мешков муки. Того мельника, что молол нам муку, немцы арестовали.

Разведка доложила, что противник движется с Гремяча, Воробьевки и концентрируется вокруг леса, где мы стоим. Решено переехать ж[елезную] д[орогу] в Машевские леса. В этом решении я участия не принимал. Данные о концентрации исходят от баб, которым кто-то что-то говорил. Причем решили ехать в другое место, не зная, что делается по пути нашего движения и какая обстановка в селах, куда едем.

Так можно будет доездиться, что расплатимся за все переезды разом. Вообще-то за последнее время, начиная с последнего Елинского боя, установилась у нас тактика ухода от противника, боязнь с ним встретиться. Скажу откровенно, я в корне с этим не согласен.

Наши действия должны быть активные, а не пассивные. Мы в тылу существуем для того, чтобы уничтожать врага и нарушать его нормальную жизнь в тылу. Это наша прямая задача!

Кроме того, если мы не медлим, если мы делаем засады, то инициатива в наших руках, а не делаем этого — инициатива в руках противника.

У кого инициатива, за тем шансы к победе. Мне говорят: нельзя пускать под откос эшелонов, чтобы нас не заметили и не привлечь к себе внимание врага.

А в действительности получается, что после так или иначе знают, где мы бываем. Да и не могут не знать, так как мы ездим возле сел, встречаемся с населением в лесах. А противник в это время на наших глазах подбрасывает силы по железной дороге с целью разгромить нас.

Во всяком случае, если не прямо нас, то ясно, что силы, которые он подбросил в Новгород-Северский в это время, двинулись на партизан в Гремячские, Трубчевские леса, где идут бои.

С другой стороны, мы своим бездействием показываем свою слабость и даем возможность активизироваться врагу.

Было бы правильно: громить железную дорогу, бить врага при его появлении и там, где он скопляется, но если враг концентрируется и силы его для нас не под силу, то в этом случае отойти подальше. И так начинать сначала.

В борьбе закаляются люди, приобретаем опыт и, как показал опыт, в этом случае растет и крепнет отряд. Правда, я этим не открываю Америки. Мои товарищи по руководству отрядом это положение сами знают, но, видимо, придерживаются другого соображения. «Как бы меньше иметь потерь и сохранить отряд в таком составе до конца войны».

Это желание правильное, но осуществить его можно только через активную борьбу с врагом. Чтобы было ясно, добавлю, что инициатором «тактики ухода от противника» являются два человека. Кто они?

Многие, зная их, догадаются, а кто их не знает — можем сказать в другое время.

Меня могут упрекнуть: «Вы заместитель командира и можете влиять и действовать».

Это так. Я так и делаю. А.Ф. [Федоров] часто со мной считается. Но он не может не считаться с большинством. Причем это большинство всегда в таких случаях выдвигает тысячу аргументов, чтобы уходить и уходить. И, как правило, эти аргументы обоснованные на всякого рода предположениях.

17 [июля] [19]42 г.

Утром прибыли в Машевские леса.

Днем, часиков в 17.00, на опушку леса в 4-х км от нашей стоянки подъехали немцы и «казаки», поляскали затворами и покричали «партизан, партизан» и с тем уехали. Было их более ста человек.

18 [июля] [19]42 г.

Разведка доложила, что в Полюшкино, в Чайкино, в Шептаках никого нет и не было. Это те села, куда «двигались» немцы с Гремяча и Воробьевки и из-за чего мы переехали в другое место.

Вчерашние немцы поехали в Половку, Машево и Костобобровские хутора.

Возвратился тов. Самарченко с разведки. Отрядов с этой стороны Десны нет, на ту сторону перейти не удалось. Все переправы заняты немцами. И так движение наше в ту сторону приостановилось.

Группа 7 чел[овек] во главе с тов. Бочаровым направилась в Злынковские леса, чтобы подобрать людей, желающих быть в партизанах.

19 [июля] [19]42 г.

Уничтожили одного агента гестапо. Эта сволочь передавала немцам сведения о нашем движении.

В Новозыбковский отряд им. Щорса влились 72 чел[овека], которые к нам прибыли на связь, и 9 чел[овек], прибывших ранее. Этот отряд будет насчитывать более 130 чел[овек]. К[оманди]ром отряда утвержден тов. комиссар….

Вечером двинулись дальше. В общем, переехали в новое место, чтобы не стоять на старом.

20 [июля] [19]42 г.

Утром причалили в Красно-Хуторской лес. Стоим на старом месте. В 17.00 к заставе климовцев подошли мадьяры и полицейские, обстреляли тех, кто поил лошадей и брал воду. Там были и те, кто купался. Убили трое лошадей, в т[ом] ч[исле] А.Ф. [Федорова] Маруську. Убили Леву — связного четвертой роты.

После огня с нашей стороны эта сволочь быстро дала драп. Было их чел[овек] 70 на двух машинах и 6 подводах.

21 [июля] [19]42 г.

В прошедшую ночь группа партизан (к[оманди]р И.И. [Водопьян]) произвела налет на село Радомку. Взяли у них 11 шт. к[рупного] р[огатого] с[кота], 8 свиней.

22 [июля] [19]42 г.

Согласно радиограммы Брянского фронта, мы 19, 20, 21 [-го] встречали самолеты на посадку, но их не было.

Это была высшая точка издевательства. Сегодня дали радиограмму тов. Сталину. Думаю, что это поможет.

Третий день стоим на одном месте. Это считается много.

В эту ночь было приключение с С. В. Ожидали самолета.

23 [июля] [19]42 г.

Провел совещание по вопросу литературной работы. Думаю собрать всех поэтов отрядов.

Получили радиограмму, чтобы самолет ожидали ежедневно. Сегодня очередная встреча.

Одиннадцать ме[ся]цев, как живем и действуем в тылу противника. Вначале отряды насчитывали 250 чел[овек], теперь больше.

Ч[ерниговский] 432 + 240 = 672

Н[ово-]3[ыбковский] 72 + 55 = 127

Зл[ынковский] 157 + 44 = 201

Кл[имовский] 57 + 43 = 100

1100 + 97 = 5497

718 382 1100

24 [июля] [19]42 г.

Утром приехали в Кистерские дачи. Ночью сделали операцию в с[елах] Козиловка и Жукля. Уничтожили в Жукле полицейских. Взято винтовок 2, ст[анковый] пулемет один и 1000 шт. патронов; в Козиловке [уничтожили] одного полицейского, [взяли] одну винтовку.

В лесу поймали троих полицейских, в т[ом] ч[исле] двоих, которые были в нашем отряде. Били, как никого не били. Живьем и закопали.

25 [июля] [19]42 г.

Ночью переехали в Рейментаровские дачи. В эту ночь сделали нападение на полицию в с[еле] Рейментаровке. Захватили один ст[анковый] пулемет, 8 винтовок, 2600 патронов. Полицейские разбежались. (К[оманди]р И.И. [Водопьян].)

Рота т[ов]. Балабая сожгла лесопильный завод, и от взрыва мин сгорела мельница в Рудне. Две мины с батальонного миномета пустили в центр Холмов.

По данным лесника, в Холмах до 100 чел[овек] и вся полиция района, примерно до 500 чел[овек].

В Рудне сволочи заминировали мельницу, и от взрыва мины ранено 2 чел[овека], в т[ом] ч[исле] к[оманди]р взвода Гулак.

26 [июля] [19]42 г.

В эту ночь отведали Савенки, Сядрино и Самотуги. Результаты: в Савенках убили 23 полицейских, в т[ом] ч[исле] старосту села — Грыня, взорвали 2 трактора. Захватили 10 винтовок. С нашей стороны три раненых. В Сядрино никого не было.

В Самотугах полицейские разбежались. Взяли 4 винтовки. В Сядрино взяли одного, сожгли пеньковый з[аво]д.

В этих селах у полицейских забрали коров, свиней и прочее барахло.

После Перелюба они стали все переховывать. Народ поддерживает наши мероприятия.

Да, вчера не записал одной важности.

В отряде появился спирт.

Выпил одну стопку и опьянел.

27 [июля] [19]42 г.

Примерно в 17 ч[асов] две р[о]ты немцев и мадьяр появились со стороны Сядрино, и началась война. С нашей стороны участвовали первая и вторая р[о]ты.

Результаты боя, который закончился быстро, так как немцы поспешно отошли. Убили 10 и ранили 15 человек, в т[ом] ч[исле] убили одного обер-лейтенанта. Захватили пять винтовок, один автомат, 2 парабеллума, 700 патронов и 25 дисков к р[учному] п[улемету].

28 [июля] [19]42 г.

Издан приказ о создании штаба объединенных отрядов. В состав штаба входят: А.Ф. Федоров — командир, Дружинин В.Н. — комиссар, Рванов Д.И. — нач[альник] штаба, Новиков С.М. — нач[альник] особого от[дела], Капранов B.Л. — пом[ощник] командира по хозчасти, он же начальник тыла.

[Я] утвержден командиром отряда им. тов. Сталина и первым заместителем к[оманди]ра объединенных отрядов. Вторым заместителем утвержден Марков П.А.

Нач[альником] штаба отряда им. тов. Сталина назначен Мартынов. Все подразделения, кроме рот, исключаются из моего подчинения. Они подчиняются штабу объединенных отрядов.

Эти мероприятия очень правильны и своевременны.

С одной стороны, этим организационно оформляется объединение отрядов; с другой — этим вносится определенная ясность и объективность в руководство отрядами.

Уточнили: вчера убили не обер-лейтенанта, а капитана. Это большой [мерзавец]!

Эта группа появилась с Щорска, недавно прибыла с северной Франции, где занималась политической пропагандой и дорожным строительством (дорожная комендантская рота).

Значит, дело неважное, если на борьбу с партизанами идут такие части.

29 [июля] [19]42 г.

Третий день и [третью] ночь ожидали самолета. Как там получается — трудно сказать.

Ясно одно, что это издевательство высшей степени. Дали радиограмму, что самолет будет обязательно 28[-го], 29[-го]. Ждали с полной надеждой.

30 [июля] [19]42 г.

Разведка донесла, что в Савенки, Самотуги прибыли немцы, мадьяры и другая сволочь. Прибыло два танка. Гул моторов слышно было всем. Значит, будет война. Решено занять позиции. Наш отряд занимает позицию по речке от Савинок, Самотуг, Сядрино, Богдановка. За день эти места объехал. В речке хорошо искупался.

Погода холодная и паршивая. Она наводит на грустное размышление. Надо уже теперь готовиться к зиме.

31 [июля] [19]42 г.

С утра до трех ч[асов] дня ездил по занятым позициям отряда. Хорошая оборона в первой и второй ротах.

Здесь противник не пройдет. Третьей р[о]те позиции переставим. Бой начался в 12 ч[асов] дня в 4-й роте. Наступал противник от Савинок. Легко ранен первый пулеметчик 4-й р[о]ты т[ов]. Кесиков.

Два немца лежат убитыми на узкоколейке.

И. И. [Водопьян] действовал паршиво. Он безосновательно отошел на 2 км от опушки леса, дал возможность противнику проникнуть в лес.

1 [августа] [19]42 г.

Это значит, сегодня первое августа.

Утро осеннее. Военные действия явно затягиваются. Второго фронта не видно. Начиная с мая [19]42 года Красная армия на отдельных уч[астках] фронтов отступила. Противник, как азартный картежник в очко, поставил на кон все. Он собрал превосходящие силы на Южном фронте.

Идут ожесточенные, кровопролитные бои.

Безусловно ясно, что победа будет за нами. Но трудности нашей жизни и борьбы возрастают. Зимовать придется в тылу врага.

Нужна одежда, обувь. Нужны продукты питания. Баз, которые были заготовлены в прошлом году, теперь нет. Фронт много обещает, но ничего не дает. Все надо приобретать в борьбе. Для борьбы нужны боеприпасы, вооружение. Воевать против противника, когда нет боеприпасов, не так легко. Количество раненых возрастает. Заметно возрастает число женщин с детьми. Количество подвод возрастает до ста с лишним. В движении это количество подвод растягивается до 2-х км. Плюс к этому стадо к[рупного] р[огатого] с[кота]. Ежедневно режем по шесть голов.

Вся эта обуза усложняет его{204} маневрирование и боеспособность. Но без помощи фронта ее нельзя уменьшить. Вся эта обстановка ясна для всех и настроение людей в связи с этим неважное. Надо поработать над тем, чтобы разъяснить и поднять дух людей.

На то и трудности существуют, чтобы с ними бороться. Нет таких трудностей, чтобы большевики не преодолели. Достанем одежду и обувь, картошка поспела, скота хватает. Будем питаться за счет полицейских и хороших людей. Нельзя терять надежды, что фронт нам поможет.

Сегодня бой продолжался с более интенсивной силой. Немцы хитрили: они начали наступление с Рейментаровки с целью отвлечь сюда наше внимание, но через полтора часа основной удар решили нанести со стороны Сядрино; бой продолжался с 13 час[ов] до 20. Бил он с ротных, батальонных, полковых минометов и пушек. Много было автоматического огня с той и другой стороны. Они прорвались в лес. С нашей стороны бой вели Климовский отряд и вторая рота нашего отряда, частично дралась и первая р[о]та сталинцев.

С нашей стороны легко ранен к[оманди]р взвода 2-й р[о]-ты Быстров. Общие результаты такие: примерно убили [немцев] — 2-я р[о]та 58 (?), 1-я рота 92, климовцы 40 чел[овек], 4-я р[о]та вчера 7 чел[овек], не считая раненых. Всего 127 человек]).

Трофеи: винтовок — 2, кассет к венгерским пулеметам 11 шт., дисков с патронами РПД 6 шт.

Израсходовали: русск[их] патронов — 3 728.

Страшно много! Других патронов — 2450 шт. Мин 64 шт., климовцы — 28. 1-я р[о]та — 14, 2-я р[о]та — 15. Мин также много.

2 [августа] [19]42 г.

В эту ночь переехали в другое место этого же леса. За исключением отдельных очередей, военных действий не было. К утру немцы заняли Богдановку. Правда, мы ее и не занимали.

Утром прибыли Бочаров и Тихановский с Злынковских лесов. Проходили 15 дней, прошли к[ило]м[етров] до 400, привели с собой 25 чел[овек], говорят, что там никаких немцев нет.

3 [августа] [19]42 г.

Этот день опишу подробно. Вчера с вечера решено переехать на другое место. В 2 ч[аса] ночи выехали и проехали км 5–6 в сторону Хлопяников. Остановились. Не успели занять обороны, как со стороны Олейников, [находившихся] в километре от нас, услышали разговор и один выстрел. Через несколько минут немцы были возле нас. Раздалась команда: «Приготовиться к атаке». «Батальон вперед».

К этому времени успел развернутся Злынковский отряд и 2-я р[о]та нашего отряда. Причем развернулись там, где остановились.

Атака была отбита сильным огнем 2-й роты и злынковцев. Бой с этой группой продолжался до 9 час[ов] утра.

Противник отошел и зашел с другой стороны. К этому времени мы успели занять круговую оборону.

В 2 часа дня со стороны Жукли противник предпринял вторую атаку. Бой вели климовцы, хоз[яйственная] рота и саперы. Главные — климовцы.

Результаты боя: убито 68 чел[овек], климовцы — 42 чел[овека], 1[-я] р[о]та — 6, 2[-я] р[о]та — 13, злынковцы — 7. Захвачены трофеи: 4 руч[ных] пулемета, один немец[кий] автомат, винтовок 24, 12 дисков к РПД, один 50-мм миномет (все климовцы), русск[их] патронов 2380 шт… израсходовали патронов русск[их] 3297. мин 73 шт. Много!

Хорошо действовали климовцы. Они предприняли контратаку, и противник бежал. Захватили одного пленного (ранен). Он рассказал, что это действует б[атальо]н нацменов, т. е. туркестанский б[атальо]н, прибывший 26[июля] в г. Корюковку, а оттуда в Холменский р[айо]н. Он сообщил, что 2 августа в бою убит капитан немцев, к[оманди]р б[атальо]на, и что их мины ложились по ихним солдатам.

Мы сделали ему перевязку, дали листовки, политически его просветили и отпустили. Трудно сказать, куда эта сволочь пойдет. Он до последних минут не верил, что его отпустят{205}.

Удивительно, что артиллерия и минометы противника били с утра до вечера и только два снаряда попали на то место, где стоял обоз.

В этот день многие трусовали. В беспорядке отступал обоз, санчасть и другие мелкие подразделения. Стоило мне трудов, чтобы их остановить. С утра климовцы бросили ст[анковый] пулемет, а днем в бою дело поправили.

4 [августа] [19]42 г.

Стоим в Софиевских дачах. Все эти дни двигались и не было времени писать дневник. Вспомню по порядку.

После дневного боя 3 [августа] в 24.00 ч[асов] выехали с этого места и направились на Кистерскую переправу и дальше в Орловские леса через МТС, т. е. через мост.

На Кистерском мосту нас встретил противник, и мы повернули обратно. Остановились в 4-х км от Рейментаровки.

4 [августа] в 21.00 выехали с Рейментаровских лесов, форсировали р. Убедь между Богдановкой и Олешней. Проехали непроходимое болото и греблю — путь был исключительно труден. Немцы и не думали, чтобы мы могли туда под[аться].

Но партизаны так всегда думают: они появляются оттуда, откуда их не ожидают, и уезжают туда, куда не предполагает противник.

Да, переправа длилась 2 ч[аса] 15 м[инут], а на гребле обоз проходил больше часа. Причем лошадей переводили в руках, а возы с грузом выносили на руках.

По дороге в х[ут.] Кучугуры было несколько пулеметных очередей по нашей колонне. Остановились в Радомском лесу. Это была третья остановка в этом лесу.

Вечером выехали с этого леса и остановились в Барановском лесу. Шли 12 час[ов]. Прошли не менее 40 км, форсировали две речки: Снов и Ревну.

6 августа вечером вышли с Барановских лесов и утром остановились в Соловьевских дачах. Форсировали Снов. Характерно, начиная с 3 [августа] по 7 [августа] включительно, противник вел артиллерийскую стрельбу по лесам, откуда мы ушли еще 3 [августа].

7 [августа] [19]42 г.

Вечером выехали с Соловьевских лесов и сегодня утром остановились в Злынковских лесах, в 3-х км от Сергеевки и в 5 км от Дубровки. После прохода отрядов через с. Соловьевку буквально через 30 минут приехали немцы на 20 машинах (примерно б[атальо]н). Из-за этого намеченная операция в Гуровичи и Челхово была сорвана. Итак, поход за Снов кончился, мы снова в Орловской области. И, видимо, будем [тут], пока нас отсюда не уйдут.

На стоянке нашли 170 кг толу, 13 электромин, 2 цинка патронов.

Возьмемся за ж[елезные] дороги. Поход с 25 [июня] по 8 [августа] дал следующее. Убили разной сволочи 332 чел[овека], в т[ом] ч[исле] два немца — капитана.

Уничтожили: автомашин — 3, мостов — 6, заводов — 2.

Трофеи: ст[анковых] пулеметов — 4,

РПД — 7,

автоматов — 2,

минометов — 1,

винтовок — 116,

патронов — 10 780 шт.

9 [августа] [19]42 г.

В отряде отсутствует 23 чел[овека], в т[ом] ч[исле] взвод 2-й р[о]ты, который прикрывал отход кировцев и 2-й р[о]-ты от Чурович[ей].

В этот переход отстал Левин.

Из Щорского отряда дезертировало 11 чел[овек]. Взяли РПД. С Кировского — 9 чел[овек]. Мотив этих дезертиров прост: нежелание участвовать в боях и желание хорошо пожрать. Сволочи.

Ясно, с продовольствием большое затруднение. Люди шестой день едят одно мясо и картофель. Хлеба нет. Мяса 500 гр[аммов] на день. Но все знают, что у нас баз нет и с этим надо считаться.

10 [августа] [19]42 г.

Получили радиограмму за подписью тов. Хрущева и других о том, чтобы решительно усилить удар по врагу. Покончить с отсиживанием и бездеятельностью. Главный удар по коммуникациям и жизненным объектам врага.

Вторую радиограмму получили за подписью Строкача, который обвиняет нас в том, что мы по боевым действиям стоим на одном из последних мест на Украине, отсиживаемся в лесах и т. д. Он предлагает организовать подрывную деятельность юж[нее] р. Десна и ж[елезной] д[ороги] Нежин — Бахмач — Конотоп.

Ясно одно, что положение на фронтах таково, что от партизан, как никогда, требуются решительные смелые действия.

Верно одно, что на коммуникациях мы не работали, а это для фронта имеет основное значение. Мы много ведем борьбы с противником, но эти действия мало относятся к фронту и на положение немецкого фронта не влияют.

Короче говоря, надо выполнять директивы.

Разведка донесла, что немцы появились в Ново-Сергеевке, Дубровке и Софиевке. Видимо, собираются нас отведать.

11 [августа] [19]42 г.

Приняли по радио передовую «Правды». Об очередных задачах партизан. Предлагается не размениваться на мелочи, не делать то, что прямо не влияет на фронт.

Главное — коммуникации, склады, аэродромы, живая сила и техника. Все это надо уничтожать.

Война началась.

Ровно в 4.55 ч[асов] раздались первые пулеметные очереди. Немцы появились с Ново-Сергеевки, двигались через лес на Дубровку. Засада ворошиловцев подпустила их на 50–70 мет[ров] и встретила их огнем. Они немедленно откатились назад, оставив 3 повозки с боеприпасами и другие вещи. Халиулин как к[оманди]р и пулеметчик Туркин действовали отлично. Перестрелка в этом месте длилась 8 час[ов]. В 14.00 немцы появились с противоположной стороны и встретились с щорским отрядом. Бой длился до 15.30 ч[асов). Примерно в 16.00 началась артиллерийская канонада. С Дубровки стреляли пушки. Снаряды разрывались около обороны 4-й роты.

День закончен. Война прекращена.

Результаты: ворошиловцы захватили 2 миномета, 115 гранат, 1150 пат[ронов], 14 винтовок. Убили 35 чел[овек].

Щорсовцы — убили до 17 нем[цев], захватили 3 винтовки.

С нашей стороны убито 2 чел[овека].

Вечером переехали из 90[-го] кв[адрата] в 54-й. 12 августа войны не было.

13 [августа] [19]42 г.

В 18.00 немцы появились на [линии] обороны третьей роты. Завязалась стрельба, убили 2 чел[овек] и 20 ранили. Противник с Нового Пути обстрелял нас с б[атальонного] миномета.

Одна мина попала на оборону ворошиловцев, убито 2 и ранено 2 чел[овека].

В эту ночь хозяйственники попали на немецкую засаду. Не возвратилось 3 чел[овека]. Вчера не стало одного конника и 2-х разведчиков. [Всего] 5 + 2 + 2.

Дела в отрядах паршивые. Кругом стоят немцы, и ехать за продуктами некуда.

Начали резать лошадей.

14 [августа] [19]42 г.

Противник обстрелял хозчасть в поселке Новый Путь. Хотели там накопать картофеля, но не удалось. Люди голодные.

В эту ночь обещают посадить самолет. Приказано выбить немцев с поселка Новый Путь. Ибо возле него посадочная площадка. Трудная задача. Не знаем, где огневые точки противника и их количество. Ночь очень темная. Приказ есть приказ.

Решено послать на это 2 р[оты]: 3-ю и 4-ю. Под общим командованием т[ов]. Працуна.

15 [августа] [19]42 г.

Ночь прошла исключительно тяжело. Начиная с 20 ч[асов] и до часу длился бой за Новый Путь. Противника выбили с домика лесника, но с поселка не удалось. С его стороны было очень много огня. Работало два миномета. С нашей стороны убит один, ранено 2, а 26 чел[овек], в т[ом] ч[исле] к[оманди]р 1-й р[о]ты тов. Лысенко и политрук т[ов]. Ковтун [затерялись]. Командир 3-й р[о]ты ранен в шею и руку (Працун).

Это самый тяжелый для нас был бой. Если эти люди возвратятся, то дело поправится.

В эту ночь хотели вырваться с этого леса, но не удалось. Кругом немецкие заставы и патрули. Люди вторые сутки едят только конину и то один раз в сутки.

В 7.00, когда после тяжелой ночи люди уложились спать, раздались интенсивные артиллерийские выстрелы по лагерю. Стреляли с Ляд, Н[ового] Пути и дороги. Стреляли с пушки и двух б[атальонных] минометов.

В 12.00 немцы появились со стороны Нового Пути.

В 13.50 со стороны Ляд.

Войну вели ворошиловиы и 4-я р[о]та сталинцев.

Убит разведчик Деньгуб.

Решено бросить весь обоз, раненых взять на руки и выйти с окружения.

16 [августа] [19]42 г.

Утром приехали в 95[-й] кв[вадрат], от Клина 2 км, от Вороновой Гуты 3 км.

Переход был исключительно тяжелый. Прошли три непроходимых болота. Шли возле немецких засад. Думали, встретим группу хозяйственников, которые еще 12 [августа] выехали за продуктами, но их нет. Люди остаются голодными.

Ходили эту ночь в Щербиничи, но там ничего не достали.

В дороге отсеялось несколько человек. Очень тяжело нести раненых.

17 [августа] [19]42 г.

Днем Гулака и Помаза отправили в с[ело] Б[лешню]. Дали им 15 чел[овек]. 7 чел[овек] раненых оставили в лесу, для охраны оставили 43 чел[овека]. Вечером выехали дальше.

18 [августа] [19]42 г.

Утром прибыли в лес, что в 3-х километрах возле Нетешино. Лес паршивый. По дороге три группы ходили в Федоровку, Лысую и Хорошеевку за продуктами. Ничего не достали.

19 [августа] [19]42 г.

Ночью переехали в другое место.

Встретили группы Ковалева и Бретаева. Оказывается, они ничего не сделали после того, как уехали от нас. Это бездеятельность. Иметь тол, жить возле ж[елезной] д[ороги] и бездействовать — это преступление.

20 [августа] [19]42 г.

В эту ночь перешли линию ж[елезной] д[ороги]. Несмотря на ее усиленную охрану, перешли без одного выстрела. При переходе до ж[елезной] д[ороги] прошел поезд. За 2 часа прошло 3 эшелона. Эх, сердце болит, когда на нашей родной земле хозяйнует арийская чума — гитлеровская банда.

Остановились в Добрушевской даче. От ж[елезной] д[ороги] 4–5 км, 133–153 кв[адраты].

В этом лесу встретили группу парашютистов, выброшенных Генштабом 29 [мая] [19]42 г. 5 + 13 = 18, к[оманди]р Левченко, комиссар Кораблев. Днем посетили села Саньки, Хатки, Медведовку. Ночью — Деменку.

Вечером немцы обстреляли нашу разведку в Саньках. Сегодня люди отдохнут, а завтра за работу!

Надо дерзать: [взорвать] ж[елезную] дорогу и сжечь лесзавод и сено в Добруше.

21 [августа] [19]42 г.

Опять станция.

Подобрал группу на ж[елезную] д[орогу], и решили не посылать ее, пока не форсируем речки.

Эти мотивы не имеют основания. Нас знают, где мы находимся, это во-первых, во-вторых — этим привлечем их внимание к ж[елезной] д[ороге] и отвлечем их от пути нашего движения. И последнее — откуда им известно, с какой стороны ж[елезной] д[ороги] появилась эта диверсионная группа? Ведь можете стоять на одной стороне, а перейти линию ж[елезной] д[ороги] и действовать на другой.

А главное — выполнять директиву Хрущева и передовую газеты «Правда».

Переедем речку, но группу для действий на ж[елезной] д[ороге] обязательно оставим. Буду настаивать!

Составили сводку за бой в Софиевских дачах, я в этом составлении не участвовал. И с этой сводкой не согласен. Дали так: за одиннадцатое число уничтожено 52 чел[овека]. Это правильно. Но где-то разнесся слух, что немцы потеряли убитыми и ранеными 260 чел[овек]. Значит, решили, от 262-52 = 210. Стало быть, 210 убито за 13[-е] и 14[-е] и 15[-е] число. 13 [августа] бой вела III-я рота. Убила 3-я рота. 14-го боя не было.

В ночь с 14 на 15 был ночной бой, а 15 — небольшая перестрелка.

В Новом Пути было немцев не больше ста. 15 — перестрелка была слабая.

Откуда взялось 210?

Кому от этого легче?

Для чего все это делается?

Между прочим, так была составлена сводка за Елинские бои 23 [марта]. Когда никто не видел ни одного убитого, а написали — 437 уничтожено.

Когда я приступил к командованию отрядом, я всех командиров рот предупредил, чтобы не врали. Но соединению я указать не могу. Решил просто поделиться [мыслями] со своим дневником.

Вечером с трудом договорились, чтобы диверсионную группу послать на ж[елезную] д[орогу]. Командиром пошел тов. Балицкий. Думаю, дело будет.

22 [августа] [19]42 г.

В эту ночь Гриша Балицкий и к[оманди]р взвода второй р[о]ты т[ов]. Хлопянюк взорвали один эшелон. Уничтожили 13 вагонов, один паровоз и примерно убили 245 немцев. Это прекрасно!

Надо отдать справедливость, что немцы быстро исправляют пути. Отведали лагерь группы разведчиков. Вкусно пообедали. Ребята толковые. Решил пооткровенничать.

В связи с тяжелым продовольственным положением в отряде много разных толков. В частности, разговор ведут за баб и командиров. Правда, эти разговоры были и раньше, но теперь особенно. Я в этом не безгрешен и считаю, что люди правы.

Решено покончить раз и навсегда.

Получили радиограмму Коротченка и Строкача, что в конце августа будет митинг представителей украинского народа и чтобы мы прислали радиограмму с приветствием украинскому народу.

Подобрали цифры:

Убито немцев и венгров — 2433.

Националистов — 204.

Старост и полицейских — 518.

Уничтожено автомашин — 85.

Мотоциклов — 25.

Складов — 5.

Мостов разных — 27.

Тракторов — 2.

Эшелонов — 24 (?)

Спиртзаводов — 3.

Водокачек — 1 (?)

Мельниц — 1.

Пенькозаводов — 1.

Уничтожено спирта 4200 д[ека]л[итров].

Телефон[ной] линии 20 км.

Телефонных аппаратов 34.

Захвачено трофеев: кав[алерийских] седел — 120,

лошадей — 100,

ст[анковых] пулеметов — 8,

руч[ных] пулеметов — 24,

минометов — 3,

автоматов — 4,

винтовок — 309,

патронов — 62 703,

пушка 27-мм — 1.

В том числе отряд им. тов. Сталина:

Убито немцев, венгров — 1591+245.

Националистов 85.

Старост и полицейских 400.

Мотоциклов 25.

Мостов (разных) 18.

Эшелонов 13.

Спиртзаводов 2.

Водокачек 1.

Лесозаводов 1.

Тракторов 2.

Мельниц 1.

Телефон[ной] связи 5 км.

Трофеи:

Седел — 120.

Лошадей — 100.

Ст[анковых] пулеметов — 7.

Руч[ных] пулеметов — 18.

Минометов — 2.

Автоматов — 2.

Винтовок — 162 (?)

Патронов — 51 730.

Гранат 115.

Не хочу себе приписывать. Всем известно, что один автомат взяли кировцы 3 [августа], а 2[-й] — взяли ворошиловцы 11 [августа], они же захватили 115 гранат.

23 [августа] [19]42 г.

Вечером выехали дальше. Группу партизан в количестве 30 чел[овек] во главе с тов. Балицким оставили для диверсии на ж[елезной] д[ороге]. Для них дали толу на девять эшелонов.

Думаю, что дело будет. Побольше бы таких групп.

24 [августа] [19]42 г.

В одиннадцать ночи (23.00) закончили переправу через р. Ипуть. Переправа длилась до 2-х час[ов]. Все прошло благополучно. Застряли в болоте. Сеном забили путь непроходимых для лошадей мест и с трудом перешли.

Проводник заблудил. Надо было пройти [село] Косицкое, а попали в с[ело] Савинки, где не было разведки. Прошли мимо села в 500 метрах.

Ребята зашли в село, и оказалось, что в нем было 27 полицейских и три немца. Произошла перестрелка. Убит политрук 3-го взвода III роты Леоненко, не возвратился пулеметчик т[ов]. Маргареев. Ранен Миша Егоров. После этого дан приказ кировцам, шедшим в хвосте колонны, разгромить сволочей. Действовали они дружно. Пустили две мины, дали несколько очередей и разогнали всю эту свору. Взяли много продуктов, гранат и прочего барахла. Разбили 15 велосипедов. Через несколько часов районный центр Ветка знал о приходе партизан.

В 17.35 раздался первый орудийный выстрел в направлении, где мы стояли, но 2 часа тому оттуда ушли. Всего было шесть выстрелов. Видимо, нет снарядов. В 20.00 было несколько выстрелов с б[атальонного] миномета. Откуда и куда стреляли — не поймешь. Леса не знаем, а проводников нет. Положение дурацкое.

Стоим в Светиловских лесах, в 4-х км от с. Беседь и в 3-х км от с. Побутье. Уничтожили одну сволочь — пом[ощника] старосты.

25 [августа] [19]42 г.

Ночью думали перейти р. Беседь через мост.

Охрану полицейских, которая была на-мосту, разогнали. Но к этому времени к мосту подошло пять автомашин немцев. 3-я р[о]та отошла. Решили дневать на месте и найти брод.

26 [августа] [19]42 г.

Днем на заставе был задержан отец и его сын — 14 лет.

Отца послали в разведку брода. Был он в селе Беседь, прошел мост. На мосту он видел 30 немцев, 2 пушки, 2 стан[ковых] пулемета, направленных на правую сторону реки. Видимо, немцев там больше. Почему огонь направлен по ту сторону — неизвестно.

В 21.00 двинулись в путь. Ночью форсировали реку Беседь против с[ела] Воробьевки, форсировали Старую и Новую Беседь вброд — 500 мет[ров]. Прошли возле с[ела] Хизы, где стояли немцы до 100 чел[овек]. Остановились в леску. Уроч[ище] Грабщина. Ширина 3 км, в длину 20 км.

В 12.30 на заставу второй роты набрели немцы. Убили их 2 чел[овека], в т[ом] ч[исле] одного офицера. Взяли один автомат и винтовку. Обоих застрелил Федчук.

В 14.00 выехали с этого места. Проводника нет. Движемся по азимуту 345°.

27 [августа] [19]42 г.

В 10.00 остановились в лесу уроч[ища] Грабщина, от поселков Усошная 4 км, от Гацкое-3. Шли 20 час[ов], прошли не менее 40 км. Причем люди не ели с 19 ч[асов] 26 августа.

Перешли 4 болота, довольны тем, что оттуда ушли, в том месте от минометного и орудийного огня уйти некуда. Лес, где стоим, замечательный.

28 [августа] [19]42 г.

Обнаружили отряд. Командир — Филиппов, комиссар — Обушенко, в количестве 50 чел[овек]. Рассказывают, что таких отрядов есть еще два. Кроме того, половина людей, которые были в отрядах, бродят в лесах и селах. Многие из них сдались немцам. Получилось так: существовало 4 отряда под общим руководством Куцака (секретарь Гомельского обкома партии).

В конце июля [19]42 г. в этом районе появились немцы, и после 4-х орудийных выстрелов Куцак с одной группой ушел в неизвестном направлении, оставив письмо на адрес тов. Дедик о том, что при возможности он уйдет через фронт и поставит вопрос о вооружении и рации. Отряды скрываются в лесах, перепуганы до невозможности. По существу, этот Куцак распустил отряд, а сам дезертировал.

29 [августа] [19]42 г.

В этот день [19]41 года я с группой товарищей переехал линию фронта и начал свою деятельность в тылу врага. В этом дневнике я хочу отчитаться перед партией и народом за свою работу: скажу основное и кратко, а оценку дадут люди, знающие меня по совместной борьбе с врагом.

1. 23 августа [19]41 г. в 19.30 началась бомбежка г. Чернигова. Город начал гореть. Люди в панике, рабочие бросали предприятия, служащие учреждения, милиция оставила свои посты; появились мародеры, начался грабеж магазинов и складов. Проходившая 5-я Армия через город не имела хлеба, так как хлебозавод из-за отсутствия рабочих остановился. В этот критический момент в городе я остался один (по своей инициативе и совести). Работники НКВД и облмилиции залезли в щели и оттуда не вылазили до утра. Одни работники облисполкома спасали свой дом и гараж, в дела в городе не вмешивались.

Рано утром учреждение облисполкома было на замке, НКВД и милиция удрали в неизвестном направлении, секретаря горкома Леоненко и пред[седателя] горисполкома Брона с трудом разыскали в щелях. Они бездействовали.

С наганом в руках я мобилизовывал всех людей для борьбы с пожаром и боролся с мародерами. Вообще непосредственно командовал милицией (вернее — теми милиционерами, которые по своему сознанию остались в городе, но не имели командира).

Люди, узнав, что в городе остался я один, брели все в обком за советом и поддержкой.

За первую половину дня 24 [августа] [19]41 г. я многих эвакуировал в села области, представлял им лошадей и подводы.

Авиация противника, не встречая сопротивления, продолжала город разрушать. Но фронт от города был на расстоянии 100–120 км. Со мной вместе остались и работали тт. Бобырь, Наконечный, Балицкий. Первый и последний чувствовали себя хорошо. Прекрасно действовал облвоенком Леман.

В 16.00 24 [августа] меня вызвал тов. Федоров в село, где находился обком КП(б)У.

Здесь было решено, что я еду через фронт в тыл противника и должен возглавить командование областным партизанским отрядом и подпольным обкомом КП(б)У.

25 [августа] я выехал, 29 [августа] я был в 187-й дивизии, а 2-го и 3 сентября машинами пробрались через огневую линию фронта. По нашим следам шли немцы.

2. Много пришлось поработать, чтобы удержать группы областного отряда, которые к этому времени были распределены по отдельным лесам для укрытия от противника. Еще больше нужно было сил и воли, чтобы организовать и удержать три отряда Холменского района и один отряд Корюковского района. И это все было сделано.

3. Провели большую политическую работу среди народа; достали радиоприемник; организовали типографию, проводили партийную работу в отрядах и селах.

4. Руководил или участвовал всеми сложными боями с противником.

По порядку (основные).

а) Участвовал и руководил сложным уличным боем с противником, по численности превосходящим нашу группу, в райцентре Понорница.

б) Шесть дней руководил боями с мадьярами в Рейментаровских лесах. Сам брал пленных.

в) Вместе с нач[альником] штаба разработали план нападения на немецкий гарнизон в с. Погорельцах и руководили этой операцией.

г) Руководил разгромом Корюковской полиции. В с[еле] Гутке-Студенецкой убили 43 человека, взяли ст[анковый] пулемет и один ручной. С нашей стороны потерь не было.

д) Руководил операцией по разгрому мадьярского гарнизона в с[еле] Ивановке. Убито 156 чел[овек] (92 + 64). Взят один ст[анковый] пулемет и 2 ручных.

е) Вместе с начштабом Д.Ив. [Рвановым] и командирами рот разработал план обороны и, по существу, план разгрома немецкого полка в Елинских лесах 23 марта [19]42 г. (А.Ф. [Федоров] был болен).

ё) В оборонительных боях я часто бывал на огневых позициях и сам строил оборону.

Короче говоря, я не руководил боями и не участвовал в них лишь в с[еле] Безугловка и других (хозяйственных операциях).

В штабе руковожу диверсионной работой, хотя и недоволен ее результатами (не все от меня зависело).

В общем, меня не могут обвинить в бездеятельности, в пассивности или трусости. И я этим горжусь. Наоборот, меня обвиняли в излишнем лихачестве и даже называли «антиреволюционным».

Вот, коротко, мой отчет.

Вообще-то за год можно было сделать больше. Постараюсь, если от меня будет зависеть, работать еще лучше. А вообще говоря, от нас теперь партия требует работать более решительно и с большим эффектом для фронта, чем когда-либо.

Сегодня нашелся еще один партизанский отряд (20 человек]). Командир — Балыков, комиссар — Дедик. Это был Чечерский отряд в количестве до 300 чел[овек]. Осталось 20 (?).

30 [августа] [19]42 г.

Днем переехали в другое место этого же леса. Стоим от Будище 4 км, от Волосовичи — 5 км. Дали координаты для посадки самолета.

К[оманди]р взвода т[ов]. Карпуша расстрелял бойца Попова за ложную тревогу и панику. Сделал совершенно правильно.

В эту ночь разгромили отряд полицейских, стоявший в с[еле] Козацкие Болсуны. Участвовало 100 чел[овек] моего отряда. Командовал отрядом тов. Козлов. Убили их 14 чел[овек], взяли 8 винтовок. Всего их 46 чел[овек]. Стояли в каменном здании, крепко окопавшись. Выбили их оттуда гранатами и минометами. Ранен (легко) т[ов]. Федчук.

Отлично действовали Козлов, политрук И р[о]ты т[ов]. Горелый, особо т[ов]. Козик, автоматчик Вася Туровский. В этом селе изрядно взяли продуктов.

Остальные отряды в эту ночь провели операцию [в] с[еле] Б[ольшие] Нимки.

Там было два полицейских. Взяли много гусей, овечек, к[рупного] р[огатого] с[кота]. Народ встречал наших ребят очень тепло и приветливо.

Характерный случай: полицейские отстреливались с огородов. Одна женщина схватила двух партизан за руки и говорит: детки, идите в хату, посидите, пока эти бандиты выстреляют свои патроны, и тогда вы их заберете живьем.

31 [августа] [19]42 г.

Всю ночь и день шел дождь.

1 сентября [19]42 г.

Это начало осени. Началась вторая партизанская осень. Эта осень, как и зима, будет отличаться от первой осени. Трудности будут большие. Продовольственных баз нет, зимней одежды нет, противник более активизировал борьбу с партизанами, поэтому нет возможности залезать в землянки. Но надо сказать, что за это время партизаны также приобрели большой опыт в жизни и в борьбе. Это уменьшает трудности. Кроме того, у партизан есть свой девиз: «Нет таких трудностей, которых бы партизаны не могли победить и пережить».

3 сентября [19]42 г.

Год, как я с С.М. [Новиковым] приехали в Гулино. К этому времени областной отряд распределился на 4 группы для укрытия от противника. Немцы уже знали, что в Гулино есть партизаны: люди сидели в трущобах и в болоте, еле дышали.

Помню, я с 3 на 4 ночью заблудил. Целую ночь шел проливной дождь. Я возвратился в тот взвод, откуда вышел; ходил вокруг этого места, кричал, свистел; все это они слышали, но, полагая, что это уловки врага, молчали. И так я проходил под дождем до утра.

4 [сентября] [19]42 г.

В эту ночь провели хозяйственную операцию в селах Глуховщина, Нимки, Бабечи. К вечеру переехали на другое место, чтобы для лошадей иметь пищу.

Поссорились к[оманди]р с к[оманди]ром{206}.

Я просто не знаю, с кем он не сорился и кого он не обругал. И, как правило, без основания. За пустяки. Удивляюсь, почему человек не понимает своих недостатков?

5 [сентября] [19]42 г.

Получили радиограмму за подписью Строкача и Спивака{207} о том, чтобы отряды вышли в Черниговскую область и левобережье Киевской обл[асти].

Обещают выбросить группу ответственных работников Украины. Мое мнение: идти туда нет смысла и возможности. Смысла [нет] потому, что мы можем так же успешно действовать и на другой линии ж[елезной] д[ороги], если у нас будут В. В. Да и без (В. В.) будем и должны действовать. Я имею в виду ж[елезную] д[орогу].

Возможности идти обратно очень ограниченные: расстояние до 400 км, надо пройти 6 больших рек. В условиях осени — это не легко. Тем более что люди раздеты. Концентрация и активность противника в тех местах несравненно большая, чем в этих местах.

В этом мы наглядно убедились во время последнего похода на Черниговщину. Там нам придется только отбиваться, а за каждый к[ило]г[рамм] картошки вести бои в населенных пунктах. А вообще-то нельзя людей понять из-за нераспорядительности.

Я имею в виду радиограмму Матвеева{208}, в которой говорится, чтобы наше соединение вышло в район Гремяча, что мы и сделали. После этого дается радиограмма идти обратно. Легко сказать «Идите!».

Правда, указания ЦК КП(б)У все-таки для нас закон, но следует сказать им наше мнение. Думаю, что они с нами будут согласны.

6 [сентября] [19]42 г.

Часа два провел в «В-В», разругался с А.Ф. [Федоровым] и бросил, он и в картах проявляет свой характер.

7 [сентября] [19]42 г.

В 7.30 группа немцев набрела на заставу кировцев. В результате перестрелки убита медсестра Ася. Немцы ушли. Найдена одна немецкая винтовка. Вечером выехали в другое место.

8 [сентября] [19]42 г.

Остановились в лесу в 5 км от Беляевки, в 4-х от Сидоровичи, в 6-ти от Волосовичи.

Целую ночь переходили под проливным дождем. Ночь была темная, блудили безбожно. Два раза колонна разрывалась, и по [целым] часам голова искала хвост, а хвост искал голову.

Форсировали р[еку] Покоть, а перед ней канаву.

9 [сентября] [19]42 г.

Посадили засаду на дороге нашего движения в лес. 30–50 немцев и полицейских набрели на засаду. К[оманди]р взв[ода] Хлопянюк встретил их своевременно. В результате перестрелки убито 2 полицая и два ранено. С нашей стороны потерь нет.

10 [сентября] [19]42 г.

Засада во главе с к[оманди]ром взв[ода] т[ов]. Карпушей (30 чел[овек]) обстреляла две автомашины с немцами. Видимо, есть убитые и раненые. Плохо, что машины не остановили и не уничтожили. Мина, на которую была надежда, не взорвалась. По шоферу не попали, гранат не бросали, хоть и позволяло расстояние. В общем, получилось плохо.

Это было утром, а вечером немцы начали обстрел леса с минометов и пушки. Снаряды ложились далеко от нашего лагеря (1,5–2 км).

11 [сентября] [19]42 г.

По Чечерской дороге проехали на Сидоровичи 30 подвод и одна машина немцев. Правда, машина и 7 чел[овек] на ней шла, но спотыкнулась на нашей мине и разлетелась в воздухе. Это прекрасно! Но мало.

12 [сентября] [19]42 г.

В 8.30 раздалась канонада с артиллерии. Через 10 мин[ут] выяснилось, что засада сталинцев встретила шедшего с Сидорович[ей] противника. Передовое охранение с 19 чел[овеками] засада пропустила на правый фланг, а колонна в это время подошла к левому флангу.

И так до 30 чел[овек] убили и многих ранили. С нашей стороны ранены медработник Валя и пулеметчик т[ов]. Широков.

В 12.30 немцы, видимо, решили зайти в тыл нашей засаде и набрели на оборону кировцев и ворошиловцев. Переменный бой длился до вечера. Я с нач[альником] штаба все время находился на [линии] обороны своих рот. Когда я был в 1-й роте, третья вела огонь по колонне немцев, шедших во фланг кировцам. Когда я спросил, где эти немцы, мне ответили неопределенно.

Я предложил проверить место, где шел противник. В этой проверке участвовал и я сам. Оказалось, что группа немцев и националистов лежала в 20 метрах от штаба р[о]-ты в густой заросли. Подлез на расстоянии 5 метров, я вцелил в голову одному националисту Козлову B.C. с пистолета. Политрук роты т[ов]… убил двоих, всего убили 5. Дал приказ кировцам и ворошиловцам проверить поле боя. Они ринулись в атаку. Немцы и националисты бежали без оглядки 1,5 км. На этом кончилась война. После того как их выгнали из лесу, началась артиллерийская стрельба по нашей обороне. 4 снаряда сделали перелет и угодили по нашей колонне, которая отходила на другое место, а остальные ложились в расположении 1-й и II-роты.

Осколками снарядов ранены комиссар отряда В.Е. Еременко, к[оманди]р первой роты тов. Решетько и боец Хумекало. Легко ранен в руку к[оманди]р Кировского отряда т[ов]. Николенко. И вот случай! Комиссар зашел в первую роту после войны, когда был дан приказ сняться с обороны. Он решил зайти и забрать с собой роту, чтобы она не блудила по пути к новому месту. В это время снаряд разрывается в воздухе, и осколком ранено троих, в т[ом] ч[исле] В.Е. Еременко.

Этот день обошелся немцам дорого, они недосчитаются не менее 50 чел[овек], и думаю, что в лес будут ходить не с такой уж охотой. Они думали, что здесь собрались «тюха да матюха и калупай с братом». Они рассказывают населению, что «в этом лесу находится 500 чел[овек] жидов и цыган, но такие вредные, что не тикают». Да, эти «цыгане» не только не «тикают», но и идут в атаку, гонят немцев без оглядки, делают засады и смело бросаются на превосходящие силы противника.

От старого места отъехали 3 км и остановились. Обед варили ночью, пообедали к 24.00.

13 [сентября] [19]42 г.

После завтрака выехали в другое место. Ехали целый день. Стоим в 6-ти км от Осиповки (на запад).

Прибыло 2 чел[овека] связных от Куцака. Он с военной группой в 150 чел[овек] находится в Белинковичских лесах. Говорят, что в р[айо]не Клетня собралось 12 отрядов. Принесли с собой приказ начальника Центрального штаба партизанского движения при ставке Главного Верховного Командующего за подписью Пономаренко (секретарь ЦК партии Белоруссии). В приказе сказано то, что было сказано в радиограмме Хрущева и передовой «Правда» о задачах партизан. Но надо подчеркнуть одну деталь (за эту деталь я получил неприятности). В приказе сказано, что надо не ограничиваться подрывом путей и пуском с рельс поездов или части поезда, а обязательно уничтожать состав и т. д. Мы такую задачу группам ставили, но не выполняли ее.

14 [сентября] [19]42 г.

Разведка доложила, что в Осиповку из Сидоровичей приехало до 120 немцев и националистов. Оказывается, думают зимовать, привезли с собой машину шуб. Вот дело! Предложил со своим отрядом идти в это село забрать кожухи и уничтожить сволочей — мне не разрешили, мотивируя тем, что, мол, будем иметь раненых, что не выгодно, заставим противника стянуть на нас силы и прочее.

В общем, мне нет смысла в этом дневнике доказывать несостоятельность этих доводов.

Факт остается фактом, мы с противником не боролись. Мало того что не выполняем прямой приказ и указание тов. Сталина об усилении борьбы с врагом, о диверсиях на железных дорогах и вообще на его коммуникациях. Мы далее нигде его не беспокоим.

Мне кажется, что если бы нам не нужно было есть, то мы не тронули бы и полиции. Посмотришь [на] свои действия, и получается: все время ведем оборонительную войну. Если на нашу оборону наткнутся — ведем бой, после уйдем и т. д. Просто непонятно! Надоело уж доказывать доказуемое.

Скажу откровенно, если бы не настоял, что надо оставить группу Балицкого на ж[елезной] д[ороге], то ничего не было бы. Он жалеет об этом, что распыляем свои силы. Кому нужны эти силы. Если они бездействуют!

Я уверену что Балицкий много сделает. Короче: если он пустил под откос 9 эшелонов, так это больше, чем мы сделали с соединением до сих пор…

Мне просто неудобно об этом писать. Кто прочтет — скажет, что я бессильный человек, констатирую факты и все.

Но это скажет тот, кто не знает командира соединения… Думаю продолжать на своем до…

Меня поддерживает нач[альник] штаба и другие, но ответ один: выполняем, все, все, все и т. д.

Мне кажется, что он доволен своим положением и что при всяких обстоятельствах с ним будут считаться. Если это находится точка для подобных действий, то это получается не по-большевистски.

Сегодня пролетел первый снег, прошел град.

Ночь и день холодные.

Люди есть разутые и раздетые.

15 [сентября] [19]42 г.

Горелый П.С. приступил к обязанностям комиссара отряда. Политруком роты утвержден Нахаба.

В 15.30 вражье начало артиллерийскую стрельбу по лесу. Выпустили 27 снарядов.

16 [сентября] [19]42 г.

В 13.00 закончил читать Некрасова. Много в нем хороших вещей, особенно понравилась поэма о русских женщинах. Вот они какие женщины. В Отечественной войне они выглядывают еще и еще лучше!

Самарченко пришел от Балицкого. Он, оказывается, ушел на Белину. Пустил под откос три эшелона, в т[ом] ч[исле] пассажирский с офицерами. Говорят, убито 277 человек].

18 [сентября] [19]42 г.

В 5.00 подъем. В 6.00 шагом марш!

Прошли два болота, которых никто и никогда не проходил. В таких случаях каждый партизан берет жмут веток, чтобы закласть болото.

Шли целый день.

19 [сентября] [19]42 г.

Обнаружили 27 партизан с Кирлинского отряда, распавшегося при наступлении немцев. К[оманди]р отряда ушел с Шемякиным.

В 4.35 пулеметные и винтовочные выстрелы. Уточнили: крестьяне с. Осиповки рано утром начали молотить свой хлеб в своих гумнах, немцы подумали, что это движение и действие партизан, и открыли по этим гумнам огонь. Бросили туда гранаты, сожгли три гумна и один дом. Есть убитые и раненые.

Сказано: «Напуганная ворона и куста боится».

20 [сентября] [19]42 г.

В 16.30 немцы обстреляли нас с пушки. Три снаряда угодили прямо по лагерю. Ранено 2 человека. Вечером двинулись дальше.

21 [сентября] [19]42 г.

За эту ночь прошли не менее 35 км. Шли 12 час[ов] по открытой местности, возле сел Морозовка, Медведи, где были немцы и полиция. Форсировали реку Палуж.

22 [сентября] [19]42 г.

В эту ночь прошли 20 км. Форсировали р[еку] Беседь. Встретили группу партизан с отряда Шемякина, которые занимаются здесь зимними заготовками продуктов. Остановились в лесу недалеко от с[ела] Великий Бор. Днем нашлось еще две группы партизан.

Вечером я с группой партизан в 200 чел[овек] выехал на операцию в Гордеевку и Творишено.

23 [сентября] [19]42 г.

Операция в Гордеевке и Творишено прошла, на мой взгляд, успешно.

Уничтожили 46 сволочей, в т[ом] ч[исле] 11 немцев, двух офицеров, коменданта, бургомистра и нач[альника] полиции.

Сожгли МТС и 12 тракторов, 2 молотилки, нефтебазу и 80 тонн горючего, маслозавод, спиртзавод и 31 тыс. литров спирта, сенопункт — 6 тыс. тонн сена, заготовленного и спрессованного немцами, гараж и две автомашины, продуктовых складов — 3, магазинов — 2, учреждений — 3, велосипедов 20, мост через р[еку] Беседь [по пути] с Клинцов. Сожгли отделение банка и 4 кассы взорвали. Порвали телефонную связь с Суражем и Клинцами, освободили с тюрьмы 16 чел[овек] (всех).

Трофеи:

300 пуд[ов] муки, 1800 лит[ров] спирта, 13 седел, 1 автомашина, обоз в 40 подвод, 12 винтовок, 5 тыс. патрон, меду — 40 пуд[ов], соль — 1,5 тонны, спичек — 10 000 коробок, масла 20 пуд[ов], 200 немецких мешков, [много] коров, свиней, гусей и т. д.

Взято много одежды и кожтовара.

Оделись в сапоги и костюмы 200 чел[овек].

Из-за отсутствия лошадей и подвод не смогли забрать всего, что там имелось в магазинах, складах и спиртзаводе.

Эта операция имела и экономическое и, тем более, политическое значение.

Это районный центр, в котором не была нога партизан. Стоит в 25 км от леса. Немцы и полиция не могли и думать о том, что произошло.

Во главе районной полиции стоял заклятый враг народа — быв[ший] кулак. Раскулаченный и сосланный, но во время войны появившийся и оказавшийся самым ценным человеком для гитлеровской банды. Под его руководством эта полиция уничтожила много партийного и советского актива, евреев и просто мирного населения. Для жителей района разгром этой банды имел исключительное значение. Народ встретил партизан сдержанно, но с большой радостью в душе. Факт тот, что люди, несмотря на временный наш приход к ним, все же смело забирали все, что партизаны не смогли забрать (спирт, соль, спички). Многие заявляли, что они за год увидели впервые «своих людей».

Немцы и полиция им все время говорили, что советской власти нет и немцы уже за Уралом и т. д. и т. п.

Ход операции

По данным было известно, что в Гордеевке 5 немцев и 46 полицейских; в Творишено на заводе — 7 полицейских. По дороге сделали разведку и установили, что немцев столько же, а полицейских намного больше. После выяснилось, что полицейских до 200 ч[еловек]. В Творишено 9 немцев и 25 полицейских. В школе жили не полицейские, как было известно, а комендант с охраной полицейских. Вышли в 19.00 22 [сентября].

В 4.00 23 [сентября] подошли к Гордеевке и остановились в одном км от нее, в Лоприне. Здесь собрал я всех командиров, политруков, объяснил обстановку, поставил задачу, и начали действовать по плану, о котором здесь же я всем рассказал. Поставил пять застав на дорогах. Ворошиловцы и кировцы пошли на завод (70 чел[овек]). 1-я рота — 40 чел[овек], к[оманди]р т[ов]. Карпуша, 2-я р[о]та — к[оманди]р Козик (40 чел[овек]) были боевыми наступающими группами на райцентр.

Третья р[о]та — 20 чел[овек] и хозчасть 10 чел[овек] шли во втором эшелоне. Я со штабом и 20 чел[овек] конников, минометчиков, разведчиков и ординарцев после трех выстрелов с б[атальонного] миномета двинулся с кладбища через мост в центр местечка.

1-я рота шла с правого фланга, а вторая — с левого. Нач[альник] штаба т[ов]. Козлов пошел с т[ов]. Козиком. Бой длился 20 мин[ут]. Противник не успел опомниться и занять обороны, как партизаны были в центре и громили учреждения и базы.

Разрывом трех гранат убито 2 партизана, в т[ом] ч[исле] к[оманди]р взв[ода] тов. Радин, и пять ранено, в т[ом] ч[исле] три чел[овека] легко ранены.

На обратном пути стало известно, что в Строгацкой Буде 46 полицейских. Решено ехать через Буду и очистить ее от этой мрази, что было и сделано. Десяток конников разогнали всю полицию. С их стороны не было ни одного выстрела. Они разбежались и поховались при нашем появлении.

В Гордеевку шли пешим ходом, а обратно пехоты не было. Шел обоз, двигалась кавалерия, велосипедисты, гудела автомашина с грузом. Впереди шла тачанка. Все это прошли днем по чистому полю, через десяток сел.

24 [сентября] [19]42 г.

Выехали в дальний путь. Оказалось, что в с[еле] Ивановке противник. Возвратились на старое место.

25 [сентября] [19]42 г.

Вечером выехали другим путем.

26 [сентября] [19]42 г.

Шли целую ночь с 18 до 6 утра = 12 час[ов]. В селе Артюхах на мосту налетели на засаду противника. Убили наших 2 чел[овека], и ранен один. Это первая ловушка, в которую мы попали. Противник с трех сторон бросал ракеты и обстреливал. Создавал видимость окружения. Многие так и думали. Пушка обстреливала нас с Белинковичей, но, выпустив шесть снарядов, перестала стрелять. Оказалось, все снаряды ложились по своим.

Хорошо действовали первая и вторая р[о]ты, которые прокладывали путь обозу, и отлично действовала 3-я рота, которая прикрывала отход всей колонны. По сведениям разведчиков, минометчик разбил две автомашины, а одна ушла. Убито 2 немца и два ранено. Французы, которых там было 37 чел[овек], разбежались.

С утра до 14.00 стояли в лесу возле поселка. Возле группы капитана Скандилова. Говорят, он неплохо действует на линии желез[ной] дороги.

В 14.00 выехали дальше и к вечеру приехали в лагерь Шемякина. Остановились в 800 мет[рах] от него. По дороге я зарезал одну сволочь (лесника).

27 [сентября] [19]42 г.

Ездили в лагерь тов. Шемякина. Познакомились. Выпили и закусили. Оттуда возвратились все по-разному и не в одно время. Некоторые не помнят, что и как было. О деловых вопросах не разговаривали. Знаю, что отряд в 250 чел[овек] имеет задачу разведки и диверсии. Нужно отметить, что разведка поставлена у них неплохо. Нач[альник] разведки т[ов]. Шанин толковый человек и квалифицированный разведчик.

28 [сентября] [19]42 г.

Состоялось совещание работников штаба соединения и шемякинцев. Участвовал m[ов]. Куцак.

Разобрали подробности ухода Шемякина и Куцака с Чечерских лесов и почему они оставили некоторые отряды и допустили разброд.

Они старались доказать свою правоту, но их доводы остались неубедительными. Факт, что Шемякин, во время появления немцев на этой территории, решил двигаться через фронт. в советский тыл.

Куцак, который еще до прихода Шемякина руководил отрядами, пошел также с Шемякиным — оставив все отряды на произволяще. Более того — дал установку разойтись по мелким группам, в результате разброд и многие «партизаны» сдались немцам, а некоторых немцы полонили.

29 [сентября] [19]42 г.

В эту ночь провели очистку с[ела] Батаево от полиции. Убили одного офицера-немца и трех полицейских. Остальные ушли. Это непростительно. Наших людей было триста чел[овек]. Окружили село, но все полицейские (было их 56 человек] плюс 3 немца) ушли одним выходом, унеся с собой вооружение. В то же время перестрелка произошла между своими — Сталинский отряд, который вплотную подошел к школе, попал под огонь двух отрядов, наступающих на ту же школу с другой стороны. Пользуясь этим замешательством, полиция ушла. Командовал операцией т[ов]. Николенко.

Сожгли 60 дворов и привезли оттуда до 500 пуд[ов] хлеба. Одежды и обуви не оказалось. Полицейские в школе плели лапти.

С нашей стороны убито 2.

30 [сентября] [19]42 г.

Передали сводку о действиях соединения с 12 [августа] по 29 [сентября] [19]42 г.

1 [октября] [19]42 г.

В эту ночь на заставу второй р[о]ты подошло 13 чел[овек], вооруженных винтовками и тремя РПД. Их задержали. Оказалось, это военнопленные, а впоследствии служили в национальной армии, брошенной немцами против партизан.

12 [сентября] под Сидоровичами они участвовали в бою против нас, причем они же были и залегли возле третьей р[о]ты, где в то время был я. По их рассказам, мы убили несколько чел[овек] хороших людей у в т[ом] ч[исле] Козлова B.C. Они же убили нами раненного офицера. Против нас не стреляли (?).

Решили перейти к партизанам. Приняли.

Вечером — «живая газета». Можно и нужно организовать лучше. […]{209}

4 [октября] [19]42 г.

Переехали в другое место. Стоим от Николаевки 4 км, [от] Мамаевки 6 км на запад. Форсировали р[еку] Ипуть. Оказывается, в этих лесах стоит до 8 отрядов.

Вчера в с[еле] Дубровке расстреляли двух мародеров. Один с Гомельского отряда, другой — с санчасти.

Крестьяне просили не расстреливать, но в душе одобрили эти меры.

Днем были Зебницкий — к[оманди]р отряда НКВД и комиссар отряда — Еремин..

5 [октября] [19]42 г.

Ездили в соседние отряды: Еремина, Зебницкого, Шестакова, Сухорукова, Шемякина.

7 [октября] [19]42 г.

Вчера и сегодня А.Ф. [Федоров] и В.Н. [Дружинин] были в отрядах. Я — дома.

Вечером к[оманди]р Щорского отряда тов. Тарасенко и 3-я р[о]та Сталинского отр[яда] возвратились с операции.

Привезли 600 пуд[ов] зерна. Полиции там не оказалось (с[ело] Деремна), но зато есть там тиф и смертность от него. Это будет хорошо, если пройдет все благополучно.

8 [октября] [19]42 г.

Решили поехать в так называемую дивизию. Доехали до отряда Шемякина и узнали, что сюда приехал комиссар этой дивизии — батальонный к[омисса]р Лебедев. В обед заехали в отряд Горбачева (Мглинский). В этот день отряд справлял свою годовщину.

9 [октября] [19]42 г.

Ночевали у Шестакова. Позамерзали. Подъехал Лебедев. А.Ф. [Федоров] и он обменялись мнениями, Л[ебедев] дал характеристику отрядам. Сказал, что ими недоделано, и в конце заявил, что нет никакой дивизии, а есть оперативный штаб по руководству отрядами в Клетнянских лесах. В этих лесах такие отряды: север — Рощина, Денченко, Талотина, Кезикова; юг — Глебова (хорош[ий]), Сухорукова (большой), Еремина (хорош[ий]), Каплена (мглинской) не действовал, (Горбачева — орджоникидзеградский), Зебницкого, Шестакова, Шемякина, Клетнянский и ряд групп (3).

Историю этих отрядов и групп я не знаю. Узнаю — запишу.

13 [октября] [19]42 г.

Стоим в 206[-м] кв[адрате] от Тельчи, 4 км на восток — Соловьяновка, Болотня — 4, Николаевка — 8, Котолин — 10, Молодьково — 15, Луковица — 12 км. В это место переехали вчера. Случилось так:

Разведка Мглинского отряда доложила, что в Мглин прибыло 500 немцев, пять танков и три пушки. Имеют задачу — сжечь села, прилегающие к лесу, и угнать скот. Мы стояли в 4 км от Николаевки и поэтому переехали. Сегодня оказалось, что все эти данные от «агентства СКБ» (сообщение каких-то бабец).

Собрали совещание всех командиров южных лесов. Установили зоны разведки и наблюдения для каждого отряда. Договорились о порядке обороны и т. д.

На совещании был бат[альонный] комиссар Лебедев С.В. Не было скучно.

31 октября 1942 г.

Признаюсь! Виноват, что так долго молчал. Правда, существенных изменений за это время не произошло, но надо было бы писать «день за днем». Дальше постараюсь таких пропусков не делать. На данное время все отряды закончили строительство землянок. Сколько времени в них придется жить — трудно сказать. Мне думается, что если мы хорошенько окопаемся, построим оборону, будем делать засады и бить противника в 15–20 км от нас, крепко и дружно будут драться все отряды, расположенные в этих лесах, то победа будет за нами. Мы уничтожим тысячи немцев, а на ж[елезной] д[ороге] нанесем противнику большой урон. С другой стороны — дадим людям [возможность] жить в тепле.

За эти 17 дней работали и работаем над заготовками продуктов и фуража. С этой целью сделали операции в с[елах] Струженка, Нивное, Мужиново, Алены, Узлоги, Лопазное и в ряде других. Хорошая операция была в Лопазном. Сделали много, но [еще] мало. Армия у нас большая, и ее надо прокормить.

За последнее время в соединение прибыло пополнение, и есть перспективы, что оно будет еще прибывать.

Прибыл Ковалев и Ходаш с группой автоматчиков. Сегодня создана группа автоматчиков в 45 чел[овек] при штабе соединения. Командиры хотели остаться у Еременко, а бойцы решили перейти к А.Ф. [Федорову]. Кроме того, прибыли группы партизан Гомельской обл[асти]. К[оманди]ры тт. Коротчеков, Фролов, Мордашкин, Орлов, Воловик, Дунаев. Таким образом, по состоянию на 31 [октября] [19]42 г. соединение насчитывает 1048 плюс 985 плюс 797.

По отрядам

Сталинский 28 + 2

Ворошиловский 7 + 9

Кировский 8 + 4

Щорсовский 12 + 2

Чапаевский 6 + 5

Калининский 11,0

кавгруппа 3 + 2

разведка 4 + 1

минвзвод 2 + 2

подрывники 2

хозчасть 7 + 4

и другие 10 + 3

Вооружение имеем: 10. П.-1, б-з р-п. М-348

2 [ноября] [19]42 г.

Пришла группа в 14 ч[еловек] парашютистов, выброшенных для Федорова еще 22 [октября]. В этом числе представители ЦК ВЛКСМ, ЦКЛКСМУ и представитель от Центрального штаба партизанского движения на Украине. Знакомая — Коваленко Мария{210}, ранее работавшая в Черниговском OK ЛКСМУ, рассказала, что Костюченко, Петрик, Рогинец, Савранский вышли из окружения.

5 [ноября] [19]42 г.

Провел совещание командиров и политруков рот и взводов по вопросу проведения праздника и несения службы в эти дни.

6 [ноября] [19]42 г.

Ночью выпал первый снег. Мороз (температура) до 8°. Вечером — обед и гулянье в честь 25-й годовщины Октября. Вечер прошел организованно, культурно. Присутствовало 65 чел[овек].

7 ноября [19]42 г.

Парад наших войск. Художественная часть (13–16 ч[асов]).

8 [ноября] [19]42 г.

Гуляли у Чернова. Ковалев сдурел.

10 ноября [1942 г.]

События исключительной важности. В эту ночь А.Ф. [Федоров] и группа раненых вылетели на самолете в советский тыл на Большую землю.

Это новый этап в нашей жизни. Самолет приземлился и поднялся прекрасно. Я уверен, что после этого отношение Центрального штаба партизанского движения на Украине к нам в корне изменится. Семьи наши также узнают о нашем существовании.

Вечером пришел тов. Балицкий, о делах его группы опишу после.

12 [ноября] [19]42 г.

В эту ночь вторично сделал посадку самолет. Эвакуировали 18 чел[овек]. Приняли груз.

Военные действия в Алжире, Египте развиваются успешно. Американские войска высадились в Алжире и действуют неплохо. Немецкие и итальянские войска начали занимать неоккупированные города Франции. Возмущение народа растет. В общем, все эти события, по-моему, являются началом второго фронта.

Ездил к т[ов]. Шемякину.

Вечером собрал всю группу т[ов]. Балицкого. Выпили и закусили.

14 [ноября] [19]42 г.

Передал сводку за действия подрывной группы т[ов]. Балицкого.

17 [ноября] [19]42 г.

Думал передать список к награждению, но нет питания. Передадим самолетом.

18 [ноября] [19]42 г.

Ездил к Шемякину. Был Шестаков и Зебницкий. Полностью договорились насчет Клетни, ее нужно разгромить до основания.

21 [ноября] [19]42 г.

Второй день идут бои между немцами и партизанами на севере. Удивляюсь, почему не требуют помощи южной группы.

22 [ноября] [19]42 г.

Послал вторую диверсионную группу на линию ж[елезной] д[ороги]. Завтра пошлю третью.

На очередь надо поставить: разгром Клетни или Хотинска, уничтожение моста через р[еку] Беседь в Белинковичах. Кроме того, провести несколько хозопераций.

По данным разведки, с Хотинска немцы выехали на Сураж. Осталось там 200 немцев и 300–400 человек другой швали, 2 пушки, 10 ст[анковых] пулеметов.

В Клетне — гарнизон 1200 чел[овек], последнее время туда и оттуда никого не пускают.

В Мглине — было более 1000 немцев и вчера прибыло еще 90 автомашин. Собираются на партизан. Три дня тому я об этом дал радиограмму Строкачу.

Сегодня тринадцатый день, как уехал А.Ф. [Федоров]. За это время не написал ни слова. Это просто неприлично с его стороны. Строкача запросил, где он.

К очередному плану действий надо добавить спиртзаводы… Немцы используют спирт как горючее. Есть задание Строкача з[аво]ды сжигать.

25 [ноября] [19]42 г.

Сегодня получил вторую радиограмму за подписью Федорова. Предлагает заняться заготовкой саней, лыж, лошадей, сухарей, колбасы, сала и т. д. Ясно, что надо собираться в поход на Украину.

Эх, родная ты моя Украина. Стонешь ты под грязным фашистским сапогом! Но стонала ты больше, чем осталось стонать. Скоро ты будешь такой, как была: жизнерадостной, свободной, цветущей! Ты тогда узнаешь своих освободителей, своих патриотов, тогда ты узнаешь своих партизан-героев. Это они пускали под откос вражеские эшелоны, уничтожали машины, танки, самолеты, склады и живую силу противника. Они были первые свидетели твоей каторжной подневольной жизни при власти бандита Гитлера.

27 [ноября] [19]42 г.

Ушла разведка в Раковскую группу на Украину (т[ов]. Кочинский).

28 [ноября] [19]42 г.

Половина соединения ушла на операцию.

Долго разговаривали с пленным французом. Надо всех их использовать для разлагательской работы в их полку. Эти шесть французов с 638-го полка 3-го б[атальо]на, охраняющих ж[елезную] д[орогу] Унеча — Орша.

29 [ноября] [19]42 г.

Послал две радиограммы Строкачу и одну А.Ф. Федорову.

30 [ноября] [19]42 г.

С операции возвратились. Это была самая неудачная операция со всех неудачных.

Имели задачу уничтожить мост и станцию. Ходило более тысячи чел[овек]. В бою потеряли одиннадцать чел[овек], ранено 27 чел[овек], в т[ом] ч[исле] с нашего соединения убито 4 чел[овека] и ранено 16. Остальные с отряда Еремина — но задачи не выполнили.

Причины?

1. На мосту начали операцию позже на 40–60 минут, чем на станции.

2. Для моста два часа было мало, а дальше продолжать вести бой было невозможно, так как заставы в это время были сняты.

3. Хорошо не знали подходов к мосту и где находились дзоты и траншеи.

Выполнить эту задачу можно было при отсутствии указанных недостатков и лучшей организованности.

Обещал Федорову проинформировать за результаты операции, но теперь буду молчать. Это не операция, а позор. Израсходовали: рус[ских] патронов 2954, патронов ППШ — 1915, польских — 455, РГД — 30, б[атальонных] мин — 10, ротных мин — 67 (?).

Эти мины выбросили на ветер — бесцельно стреляли. Вообще-то расход боеприпасов большой.

Ереминцы также подмочили свою репутацию.

В общем, операцию просрали!

Я не верю, что нельзя было выполнить задачи.

Приедет А.Ф. [Федоров], так я сам туда пойду.

3 [декабря] [19]42 г.

Присутствовал на разборе операции у Шестакова. Мало было критики собственных промахов. О факторе времени не говорили ничего, а между тем время сыграло свою роль. На мосту начали позже на 40 мин[ут], чем на станции. Заставы снялись в 24.00, а бои за станцию и за мост были в самом разгаре. Боясь подходов противника с Суража и Костюковичи, нужно было, не окончив дела, уходить. Кроме того, у Еремина не было чем зажигать постройки. Гранат у Еремина, как и у нас, не было достаточно, чтобы забросать ими дзоты и окопы.

В начале боя ереминцы сразились между собою, а тем временем противник приготовился. Имевшиеся две пушки не использовали. И это непростительно. Майор Архангельский отметил героизм бойцов, штурмовавших мост. Это были сталинцы.

7 [декабря] [19]42 г.

За невыполнение задания по диверсии снял с работы нач[альника] штаба Щорского отряда Левина и арестовал его на трое суток.

9 [декабря] [19]42 г.

Ездили к Шемякину на новоселье.

10 [декабря] [19]42 г.

Месяц, как уехал А.Ф. [Федоров]. Мне думается, что он приедет до 25 [декабря].

15 [декабря] [19]42 г.

Все командиры отрядов собрались у Шестакова и обсудили ряд вопросов.

По нашей инициативе установили единый выпуск с лагерей, с отрядов в села.

Установили комендантов в тех селах, что прикреплены к отрядам. Это дает возможность контролировать деятельность людей и устранить всякие безобразия.

Говорили о произвольной стрельбе, о самогонке, пьянстве; о том, что надо принимать в отряды людей независимо [от того], есть ли у них оружие или нет. Об улучшении работы разведки и т. д.

Получил радиограмму от Федорова. Возмущается, почему не приняли самолета с 10 на 11 декабря. Потому, что его не было! На днях обещает прилететь.

16 [декабря] [19]42 г.

По двум источникам установлено, что в боях за ст[анцию] Белинковичи и мост убито 94 и ранено 87 немцев. (12 + 28 — это другой источник.)

17 [декабря] [19]42 г.

Стало известно, что немцы разогнали северные бригады партизан. Галюга расположился в с[еле] Каменец. Данченко и Коротчеков ушли в неизвестном направлении. Плохо, что не было и нет с ними связи. Уход мотивируют отсутствием боеприпасов.

18 [декабря] [19]42 г.

В эту ночь встречали А.Ф. [Федорова], его не было. Приехал Львов, Шеремет (поэт), Кухаренко (лектор ЦК КП(б)У).

21 [декабря] [19]42 г.

Были у меня майоры Архангельский и Галюга, к[оманди]ры бригад Шестаков, Сухоруков, подполковник Галаган. Разработали план совместных действий против врага в южных лесах. По всем данным, противник готовится против нас.

27 [декабря] [19]42 г.

Приехал с Москвы А.Ф. [Федоров]. С ним Петрик H.A.

Корреспонденты ТАСС и «Ком[сомольской] правды» Коростоянова и Трифон, кинооператор Фроленко и фоторепортер Давидзон. Привезли кинопередвижку. В общем, хозяйство подходящее. Решено выпускать газеты «Большевик» и «Коммунист» в нашем соединении. Привез знамя Верховного Совета и ЦК КП(б)У для партизан. Привез ордена и медали. Приехал Волошин, бывший нач[альник] РО НКВД г. Прилуки.

28 [декабря] [19]42 г.

Особо торжественный день. Петрик от имени ЦК и СНК вручил знамя. Бойцы и командиры получили ордена. Кинооператор заснял всю эту процессию. Я выступал от имени всех.

29 [декабря] [19]42 г.

Ездили в с[ело] Каменец до Галюги. Кинооператор заснял его гарнизон, беседу А.Ф. [Федорова] с крестьянами и его речь перед бойцами и народом.

Это историческое событие, если только удастся сохранить все это. Но это только начало.

Жалко, что не смогли мы зафиксировать прежних наших событий.

Вечером В.Н. [Дружинин] принес письмо и заставил меня танцевать. Это письмо от любимой жены и дорогих деток — дочки и сына. Зная меня, Тося в коротеньком письме написала только о детках. Света подросла и стала умницей. Ей часто снится папа, поет песню «Кончит бой, придет домой, с партизанской славой…». Валерик только начал говорить, а драться начал давно. За себя постоит, и его называют партизаном. Пишет, что живут неплохо, но кто скажет другое?

31 [декабря] [19]42 г.

В моей квартире встречали новый год и провожали старый год. Присутствовало 55 чел[овек]. Время прошло весело. Все выразили надежду, что война в 1943 году закончится, а следовательно, закончатся и наши мытарства. При мысли, что война закончится и что мы останемся живы и будем жить и работать, при этой мысли — сколько радости и гордости, что ты участвовал в Отечественной войне, вел борьбу с нашествием фашизма. Да еще где! В тылу противника.

Разошлись в 4.30. С.В. инцидент местного значения.

1 января 1943 года.

Днем были у Шестакова, вечером у Шемякина.

Кинооператор заснял гулянье партизан Сталинского отряда.

2 [января] [19]43 г.

Примерно в 15.00 появились шесть вражеских самолетов. Несколько бомб пустили по лагерю. В штабной землянке вылетели окна. Крепко бомбили и обстреливали Каменец.

Немцы заняли с[ело] Василевку.

Ереминцы отошли в Католин.

Вечер: начальник] штаба т[ов]. Козлов и заместитель мой П.С. [Горелый] выгнали немцев из с[ела] Василевки. Было их до 300 чел[овек]. Наших 70 чел[овек]. Бежали они исключительно быстро и неорганизованно. Не успели забрать скот, свиней и барахло. По всем данным, в с[ело] Василевку привел немцев один партизан — предатель с отряда Еремина. В это время партизаны, жившие в этом селе, были пьяны.

Старуха так и заявила, что Еремин пропил Василевку.

В Каменце ранено до 20 чел[овек], в т[ом] ч[исле] ранен к[оманди]р бригады Галюга. хорош[ий] товарищ и боевой командир. Имеет орден Ленина. Ранен в обе ноги и в бок. Убито 8 чел[овек]. Разрушено более десяти жилых домов. Есть убитые и раненые старики и дети.

3 [января] [19]43 г.

Погода нелетная. В селах спокойно. Согласно решения ЦК КП(б)У, решено завтра двигаться на Украину.

Начнется новый этап в нашей жизни.

4 [января] [19]43 г.

Выезд перенесен на 5 [января] [19]43 года.

Предполагалось, что Шемякин будет идти с нами, но он не захотел и Нарком согласился.

Боюсь, чтобы не передумал Галюга.

5 [января] [19]43 г.

Утро. Народ собирается в поход. Люди суетятся, под нос себе поют разнообразные мелодии, что-то думают. Никто не знает, что его ждет впереди. Сколько придется еще жить, где ожидает смерть.

В то же время настроение приподнятое тем, что идем на Украину, в свои знакомые и родные места. Погода исключительно паршивая. Ветер, вьюга, большие осадки. Дорога неважная.

6 [января] [19]43 г.

Выехали 5 [января] [19]43 г. в 13.00. Бригада Галюги с нами не пошла. Я так и чувствовал!

Как это непорядочно с их стороны. До последней минуты собирались. Дали им 20 мешков сухарей, 40 — муки. Все это осталось за «спасибо».

Дорога была исключительно тяжелой для лошадей и невыносима для людей. Ехали по бездорожью, впереди ничего не видно, ветер пронизует любую одежду, сидеть — холодно, а идти невозможно. Есть обмороженные. В общем, из-за этой погоды — заблудили.

Возвратились обратно. Прошли км 40. В дороге были сутки.

На обратном пути остановились в с[елах] Ширковка и Болотне. Народ был рад, что мы возвратились. Оказывается, следом за нами в этих селах появились партизаны с бригады Галюги. Они, по существу, начали обирать крестьян. Забрали много скота, свиней и другое. Причем при этом приговаривали: «Мы не Федоровцы, чтобы оставлять скот и хлеб для жильцов» и т. д.

Они за полсуток сумели занять наши землянки.

7 [января] [19]43 г.

Вечером смотрел кинокартину «Разгром немцев под Москвой». Это впервые за время войны смотрел кино.

9 [января] [19]43 г.

Третий день немцы и другая шваль добиваются в села, прилегающие к лесам, т. е. в партизанские села. Партизаны и население дают им по мордасам.

Полиция поймала одного нашего разведчика. Надо полагать, что он им ничего не скажет. Но может быть и другое. В таком случае надо сделать выводы и перестроиться.

Вечером было совещание командиров бригад. Разбирали [вопрос] о грабеже.

12 [января] [19]43 г.

Утром проходила операция по разгрому полицейских гарнизонов в с[елах] Мужиново, Акулюги, Алены.

В Мужиново — ходило наше соединение. (К[оманди]-ром т[ов]. Козлов.) Не знаю, как в других селах, а в Мужиново дело не вышло. Село заняли, а с дзотов не выбили. Ранено наших 13 чел[овек], в т[ом] ч[исле] пять — тяжело. С 13-9 чел[овек] сталинцев. Убито пять, в т[ом] ч[исле] политрук 2-го взв[ода] 2-й р[о]ты Зыков, политрук взв[ода] Кировского отряда Ильюков.

В третий раз ранен наш гвардеец, знаменоносец — Вася Гуровский.

Это вторая неудачная операция на этой стоянке (первая — Белинковичи). Сколько убито противника — неизвестно. Надо разведать.

Откровенно говоря, мы за эти три с лишним м[еся]ца ничего существенного не сделали. Четырежды посылали на ж[елезную] д[орогу], но безрезультатно. И две операции безуспешных.

Живем да хлеб переводим. Правда, было время, когда ежедневно вели бои и хлеба не видели.

14 [января] [19]43 г.

Принимали присягу. Текст присяги прикладываю в этот дневник. Фотооператоры в это время делали свое дело. Вообще-то у них представление такое, что они создают историю. Ну, да и пускай создают. Верно, что историю создают люди, а не история людей.

Но фото — и кинооператоры не создают истории, а только документируют ее.

15 [января] [19]43 г.

Провел беседу с работниками пропаганды соединения по вопросу боевых действий отряда.

16 [января] [19]43 г.

Написал письмо жене и деткам…

Вечером Федоров, Дружинин, Воробьев{211} выехали в Москву. Если бы от меня это зависело, я бы их ни в коем случае не послал. Решили просто проехать.

18 [января] [19]43 г.

Утром противник начал наступление одновременно на Католин, Василевку, Николаевку, Ормино.

К исходу дня [враг] занял Католин, Василевку, Ширковку. В Ормино его отбили и забрали у него пушку. Вечером провел совещание к[оманди]ров бригад. Лебедева не было.

Враг, по-видимому, серьезно взялся за нас. Движение идет с юго-запада и сев[еро]-запада. Общее число до 5-ти тыс[яч] сволочей.

1. Операция

2. Что сделано с дня отъезда

3. Письмо матери

4. Разбор операций

В Католине и Ширковке — до 2000, ранено наших 3 чел[овека], убит один.

19 [января] [19]43 г.

0 часов 35 минут. Надо задремать. Рано встать, если раньше не поднимут. […]{212}

Примечания

{141} Новиков С.М. (1908–?) — партийный работник, активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; родился в г. Александро-Грушевск (Ростовская область РСФСР). В начале Великой Отечественной войны — секретарь по кадрам Черниговского обкома КП(б)У. В августе 1941 г. — сентябре 1943 г. — начальник особого отдела, комиссар партизанских соединений А.Ф. Федорова и H.H. Попудренко, член Черниговского областного штаба партизанского движения и секретарь Черниговского подпольного обкома КП(б)У. В послевоенные годы — на ответственной партийной и советской работе в УССР.
{142} Зачеркнуто слово «уполномоченным«.
{143} В дневнике фамилия не указана.
{144} В тексте явная ошибка автора. Начальником штаба Центрального фронта в августе 1941 г. был генерал-лейтенант Г.Г. Соколов.
{145} Васюк В.Н. (?-?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг. В начале Великой Отечественной войны — начальник одного из районных отделов НКВД Черниговской области УССР; в 1941–1943 гг. — начальник особого отдела в Черниговском областном партизанском отряде им. И.В. Сталина, затем — помощник заместителя командира по разведке Черниговского партизанского соединения H.H. Попудренко.
{146} Фамилия не указана.
{147} В дневнике фамилия не указана, но в машинописной копии этого дневника вписано от руки — «Головановский«.
{148} Речь идет о Г.В. Балицком.
{149} Два слова зачеркнуто.
{150} Фамилия отсутствует.
{151} То же самое.
{152} Слово записано вместо зачеркнутого «объединить«.
{153} Так в тексте.
{154} Фамилии не указаны.
{155} Василий и Николай.
{156} А.Ф. Федоров с группой партийных работников Черниговского обкома КП(б)У оказался в киевском окружении войск Юго-Западного фронта и длительное время (15 сентября — 18 ноября 1941 г.) не мог возвратиться на территорию Черниговской области.
{157} Маруся Товстенко и Валя Проценко.
{158} Зозуля.
{159} Фамилия не указана.
{160} Вероятнее всего, речь идет об А.Ф. Федорове.
{161} Фамилия третьего человека не указана.
{162} Фамилии отсутствуют.
{163} Коротков Ф.И. (1905–?) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; родился в селе Думино Калининской области РСФСР. С 1929 г. проживал и работал на Украине; с мая 1932 г. по сентябрь 1937 г. — секретарь Семеновского, позже — Корюковского райкомов комсомола в Черниговской области УССР; с сентября 1937 г. по сентябрь 1941 г. — председатель Корюковского райисполкома, затем — секретарь райкома КП(б)У. В середине сентября 1941 г. организовал Корюковский партизанский отряд, который вошел в состав Черниговского партизанского соединения. В начале июля 1943 г., после гибели в бою H.H. Попудренко, Ф.И. Коротков — командир Черниговского партизанского соединения и начальник Черниговского областного штаба партизанского движения.
{164} Так в тексте.
{165} То же самое.
{166} 2 — в тексте зачеркнуто.
{167} Товстенко.
{168} Количество не указано.
{169} Новиков.
{170} Яременко.
{171} Новиков.
{172} Яременко.
{173} Товстоног.
{174} Тимошенко С.К. (1895–1970) — советский военный деятель, Маршал Советского Союза (1940), дважды Герой Советского Союза (1940, 1965); родился в селе Фурманка Измаильского уезда Бессарабской губернии; участник Первой мировой войны. С 1918 г. — в Красной армии; в 1933–1938 гг. командовал войсками ряда военных округов; во время советско-финской войны 1939–1940 гг. возглавлял Северо-Западный фронт; с мая 1940 г. по июль 1941 г. был наркомом обороны СССР; до марта 1943 г. руководил войсками Западного и Юго-Западного направлений, Западного, Юго-Западного, Сталинградского и Северо-Западного фронтов; в 1944–1945 гг. координировал действия фронтов в Ясско-Кишиневской и Будапештской наступательных операциях. В послевоенные годы занимал руководящие должности в советских Вооруженных силах.
{175} Федоров.
{176} Капранов.
{177} Герасименко.
{178} Одно из первых свидетельств того, что отсутствие в достаточном количестве оружия сдерживало развитие партизанского движения.
{179} Капранов В.Л.
{180} В дневнике нарушена хронология описания событий: запись 19 января 1942 г. стоит перед записью 18 января.
{181} Так H.H. Попудренко назвал леса, в которых дислоцировался партизанский отряд.
{182} Мазур.
{183} Не публикуется список на 33 человека.
{184} Это псевдоним А.Ф. Федорова, которым он подписывал свои приказы и воззвания к местному населению на Черниговщине в 1941–1942 гг.
{185} Васюк B.H.
{186} Здесь и далее количество убитых не указано.
{187} Не публикуется список на 42 человека.
{188} Наверное, H.H. Попудренко имел в виду — собрать оружие.
{189} Речь идет о жене H.H. Попудренко — Антонине.
{190} Тут и далее под националистами следует понимать не членов ОУН, а всех тех, кто принадлежал к активным сторонникам Украинской Народной Республики (УНР) периода 1917–1921 гг. и был противником большевистского режима.
{191} Очевидно, ошибка, так как финнов в то время на Черниговщине не было. Возможно, речь идет о латышах или эстонцах.
{192} Название хутора не указано.
{193} Помощники лекарей, то есть врачей.
{194} Кириченко А.И. (1908–1975) — государственный и партийный деятель; генерал-майор. Родился в с. Чернобаевка (ныне Херсонская область Украины). С марта 1938 г. — на ответственной работе в аппарате ЦК КП(б)У, возглавлял транспортный отдел. В начале Великой Отечественной войны — секретарь ЦК КП(б)У по промышленности, затем — член военных советов Юго-Западного, Донского, Южного и 4-го Украинского фронтов. После войны — первый секретарь Одесского обкома, второй и первый секретарь ЦК КП(б)У. С декабря 1957 г. по январь 1960 г. — второй секретарь ЦК КПСС; в январе — июне 1960 г. — первый секретарь Ростовского обкома КПСС.
{195} Считалось, что П. Литвин погиб в бою (см. запись в дневнике за 11 марта 1942 г.). Перед этим его включили в список партизан для награждения орденом Красной Звезды.
{196} Зленко А.Н. (1905–?) — партийный работник, участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины 1941–1944 гг.; родился в селе Лабазовка (Полтавская область УССР). В годы Великой Отечественной войны был заведующим организационно-инструкторским отделом ЦК КП(б)У, одним из организаторов и руководителей коммунистического подполья, членом Оперативной группы по руководству партизанским движением и организации партийного и комсомольского подполья при Военном совете Юго-Западного фронта (ноябрь 1942 г. — май 1943 г.). В послевоенные годы — на ответственной партийной работе, потом — секретарь Президиума Верховного Совета УССР.
{197} Речь идет об А.Ф. Федорове.
{198} Сергиенко В.Т. (1903–1982) — руководящий работник органов МВД-МГБ; генерал-лейтенант; родился в городе Волочанск Харьковской губернии. В 1923–1924 гг. проходил службу в Красной армии; в 1924–1927 гг. — на хозяйственной работе в Харькове и Мариуполе; с июля 1927 г. — в органах госбезопасности в Полтавской, Днепропетровской и Харьковской областях. В 1938–1940 гг. — на работе в НКВД СССР: помощник начальника отделения, старший следователь, помощник начальника, начальник следственной части. В 1940–1941 гг. был начальником УНКВД Львовской области, заместителем наркома и наркомом внутренних дел СССР; в 1942–1943 гг. — заместитель начальника ЦШПД; в 1943–1946 гг. — руководитель органов внутренних дел Крымской АССР и Крымской области; потом — на работе в системе ГУЛАГа СССР. В июле 1954 г. уволен из органов за «фактами дискредитации высокого звания генерала«, а в январе 1955 г. лишен звания генерал-лейтенанта.
{199} Очень редкий пример снабжения продовольствием воздушным путем.
{200} Противотанковые орудия.
{201} Здесь ошибка. Н.С. Хрущев был членом военного Совета Юго-Западного фронта.
{202} Так в тексте.
{203} Неразборчивый текст.
{204} Речь идет о соединении.
{205} Очень редкий случай, когда партизаны освобождали захваченных в плен немецких солдат.
{206} Очевидно, речь идет о размолвке между H.H. Попудренко и А.Ф. Федоровым.
{207} Спивак М.С. (1902–?) — партийный деятель, один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; родился в г. Городище Киевской области УССР в рабочей семье. С 1932 г. — на партийной работе. В годы Великой Отечественной войны — секретарь ЦК КП(б)У по кадрам, руководитель Оперативной группы ЦК по организации и руководству партизанским движением и коммунистическим подпольем, член военного совета Юго-Западного фронта, заместитель начальника УШПД. С января 1944 г. — секретарь Житомирского обкома КП(б)У.
{208} Матвеев А.П. — секретарь Орловского областного комитета ВКП(б), начальник штаба партизанского движения на Брянском фронте.
{209} Неразборчивый текст.
{210} Коваленко М.М. (1918–?) — комсомольский работник, участница партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; родилась в с. Карпиловка Среблянского района Черниговской области УССР. В 1937 г. окончила Черниговский учительский институт, затем — на работе в комсомоле Черниговской и Черновицкой областей. В начале Великой Отечественной войны — инспектор спецшкол Наркомпроса УССР; с марта 1942 г. — инструктор отдела школ ЦК ЛКСМУ. В октябре 1942 г. переброшена в партизанское соединение А.Ф. Федорова в качестве секретаря Черниговского подпольного обкома комсомола. С июля 1943 г. — секретарь Волынского подпольного обкома ЛКСМУ и помощник по комсомолу комиссара Черниговско-Волынского партизанского соединения А.Ф. Федорова.
{211} Воробьев П.В. (1907–?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941–1944 гг.; родился в городе Верхнеднепровске Днепропетровской области УССР. В 1939–1942 гг. — на оперативной работе в НКВД УССР; с февраля 1942 г. — заместитель начальника особого отдела в Черниговском партизанском соединении под командованием А.Ф. Федорова; в мае 1943 г. откомандирован в отдел кадров НКВД-НКГБ УССР.
{212} На этом записи в дневнике закачиваются.
Титул