Содержание
«Военная Литература»
Дневники и письма

178

9.7.1942, вечер
«Волчье логово»

За ужином шеф сперва подробно остановился на ходе военных действий в Египте. Обратившись к посланнику Хевелю, он заметил, что министерству иностранных дел после взятия Александрии или Каира{1} надлежит воздержаться от направления в Египет своего министра-резидента. В лице Роммеля мы имеет там полководца, который покрыл себя неувядаемой славой, и уже сегодня можно считать, что он займет одно из самых выдающихся мест в военной истории. Поэтому было бы просто глупо, если министерство иностранных дел вдруг начнет вмешиваться в его дела.

В остальном же он отстаивает ту точку зрения, что Египет нужно отдать итальянцам. Ибо мы совершенно не заинтересованы в египетском сфинксе, для итальянской же империи он жизненно важен. И если мы в данной ситуации пошлем своего министра-резидента в Египет, то создадим опасность прецедента. Ведь такой поступок с нашей стороны позволит итальянцам после завоевания Кавказа, например, потребовать разрешения назначить своего министра-резидента в район, в котором мы уже кровно заинтересованы. Вполне достаточно будет направить в качестве представителя при итальянском министре-резиденте какого-нибудь подходящего человека из оперативного штаба Роммеля.

Отвечая на вопрос, чем объяснить тот факт, что Роммель пользуется такой необычайной популярностью у мировой общественности, шеф объяснил это главным образом выступлениями Черчилля в палате общин, в которых тот из тактических соображений постоянно представлял его гениальным полководцем. Разумеется, Черчилль делает это лишь потому, что не желает признать, что англичане в Ливии и Египте получили именно от итальянских солдат хорошую взбучку. Возможно, он надеется подчеркнутой похвалой в адрес Роммеля вызвать раздоры между нами и итальянцами{2}. Но у дуче вполне хватит ума разгадать этот хитрый маневр. Он со своей стороны также неоднократно признавал перед всем миром заслуги Роммеля. Действия Черчилля и то, как дуче реагирует на них, лишь приведут к тому, что [431] имя Роммеля будет пользоваться совершенно немыслимой популярностью у примитивных народов Северной Африки и Ближнего Востока.

Этот факт говорит о том, насколько опасно всячески расхваливать вражеских военачальников так, как это сделал Черчилль с Роммелем. Ибо имя его по своему воздействию начинает тогда играть ту же роль, что и появление на фронте нескольких новых дивизий. Представьте себе только, что мы вдруг стали бы все время хвалить русского маршала Тимошенко. В конце концов мы просто-напросто убедили бы наших солдат в его каких-то совершенно необычных полководческих талантах. А какое впечатление производило бы его имя на примитивные народы! Когда попавшего в плен к англичанам нашего генерала Крювеля{3} спросили, понравилось ли ему здание роскошного туристского отеля Шеперда в Александрии и он заявил в ответ: «В нем будет очень удобно разместить ставку Роммеля», то эти его слова облетели все города и селения, в которых живут мусульмане, вплоть до Анкары.

Переходя к вопросу о том, в чьих руках будет власть в Египте, шеф заявил, что итальянцы крайне заинтересованы в этой стране. Уже из-за их восточноафриканских колоний, Эритреи и Абиссинии, Суэцкий канал играет для них жизненно важную роль. Но они лишь до тех пор могут быть уверены в том, что он не будет для них закрыт, пока в Египте находятся их гарнизоны. Если итальянцы хотят сохранить политический и военный контроль над Египтом, то им нужно воздержаться от каких бы то ни было проявлений своего комплекса неполноценности и не унижать местное население. Тут им следует брать пример с англичан, которые за много веков своего колониального владычества научились вести себя как господа, не давая при этом влиятельным туземцам почувствовать, что они живут под чужеземным господством.

Далее итальянцам вовсе не следует приспосабливаться ко всем местным обычаям. В этом отношении примером для них должен служить Роммель. За время всей военной кампании он ни разу не восседал на верблюде, а ездил исключительно в танке, поскольку хорошо знал, что ему все равно не сравняться с туземцами в езде на верблюде, но зато, разъезжая в танке, он сможет произвести на них сильное впечатление.

Нам тоже следует осознать, что на новых восточных землях от нас вовсе не требуется каждый день наводить лоск на их жителей и приучать покоренные народы быть [432] такими же чистоплотными, как немцы. И нам должно быть совершенно безразлично, берут ли они каждый день в руки щетку и начинают в своих домах уборку или нет. Ибо задача наша не устанавливать контроль за их повседневной жизнью, но единственно обеспечить наши интересы.

С этой целью нужно сделать так, чтобы жизнь немцев на колонизируемых восточных землях как можно меньше соприкасалась с жизнью местного населения. Мы не должны разрешать немцам селиться в гостиницах для туземцев, где все вокруг заплевано. Для немцев будут построены специальные дома для приезжих, куда не будет доступа местным жителям. И пусть они тогда плюют себе и сорят вокруг сколько душе угодно.

Предоставив туземцев самим себе, мы тем самым не будем без нужды шокировать этих людей, нарушая их жизненный уклад, и создадим наилучшие предпосылки для основания наших собственных, совершенно изолированных поселений, которые превратятся в центры германской колонизации.

Ведь противодействовать смешению немцев с туземным населением легче всего в том случае, если мы не позволим ему усвоить наш образ жизни и сразу же стать похожими на нас.

Затем шеф вновь завел разговор о будущем Египта. До сих пор итальянцы весьма искусно управлялись с мусульманами, и будем надеяться, что они, заполучив власть над Египтом, не погрязнут в мелочах и не растеряют свой ценный опыт.

Ирригация и дорожное строительство - вот чем прежде всего нужно заняться в Египте, и итальянцы, эти необычайно прилежные и трудолюбивые колонизаторы, под руководством дуче превосходнейшим образом справятся с этими первоочередными задачами. Если они в течение десяти лет могли удерживать Абиссинию{4}, то и эту страну они, показавшие себя выдающимися строителями дорог, также превратят в колониальный рай. С Египтом у них это даже легче получится, ибо эта страна почти на сто процентов обеспечивает сама себя и - за исключением угля и металла, - собственно говоря, ни в чем нужды не испытывает.

Как и в Египте - он это неустанно подчеркивает вновь и вновь, - на занятых нами восточных землях важнейшей задачей также является дорожное строительство. Поскольку зимой не представляется возможным содержать дороги в должном порядке, то с самого начала нужно пролагать [433] дороги так, чтобы их ни при каких условиях не заносило снегом. Поэтому необходимо проводить их по насыпи, ибо снег держится лишь в том случае, если есть защита от ветра, а с насыпи зимние ветры его всегда сметут. Основания у этих насыпей должны быть особенно прочными с учетом того, что бывают периоды, когда все вокруг утопает в грязи. Если есть гранит, то нужно использовать его; в остальных же случаях можно обходиться красным железняком, который можно обнаружить в руслах многих рек.

..............................................................................

{1}С 3.VII.1942 года Роммель прекратил попытки прорвать укрепленные позиции под Эль-Аламейном и перешел к обороне.

{2}В 1942 году между немцами и итальянцами в Северной Африке возникали подчас трения, особенно между Роммелем и итальянским главнокомандующим в Ливии маршалом Бастико.

{3}Генерал Крювель, командующий корпусом в Северной Африке. 29 мая 1942 года попал в плен к англичанам.

{4}Итальянские владения в Восточной Африке (Абиссиния, Эритрея и Сомали) были в 1941 году полностью завоеваны англичанами, и в Абиссинии была восстановлена власть негуса.

Дальше