Содержание
«Военная Литература»
Биографии

Глава 7.

Асы истребительной эскадры 52

Среди героев выделяется только титан.
Аноним

Рьяный спорщик с самого детства, Эрих Хартманн нашел в JG-52 ту атмосферу, в которой он мог развернуться. Его восхождение к Дубовым Листьям было трудным, но прогресс стимулировался горячими пилотами, которые соперничали друг с другом в каждой эскадрилье JG-52. Их постоянное соревнование привело к появлению множества исключительных асов, которые заслужили Рыцарские Кресты и другие награды.

Самая результативная истребительная эскадра Люфтваффе, JG-52 за 4 года войны уничтожила более 10000 самолетов противника. В ней сражались 3 лучших аса как Германии, так и всего мира - Эрих Хартманн с 352 победами, Герхард Бакгорн с 302 победами и Гюнтер Ралль с 275 победами. Среди десятков других пилотов, которым привелось служить вместе с Эрихом Хартманном в JG-52, были Вилли Батц с 237 победами, Германн Граф с 212 победами, Гельмут Липферт с 203 победами. Белокурый Рыцарь и эти его 5 соратников имели чудовищный счет - 1580 самолетов противника.

Далеко позади этой звездной шестерки находилась группа асов, которые сбили от 100 до 200 самолетов. Все они провели большую часть войны в составе JG-52. Сюда входили майор Вальтер Крупински со 197 победами, майор Иоханнес Визе со 133 победами, обер-лейтенант Фридрих Облесер со 120 победами, обер-лейтенант Вальтер Вольфрум со 126 победами. [103]

К концу войны Германия имела десятки таких пилотов. В ходе войны шло постоянное соперничество внутри эскадрильи, группы, эскадры. Наивысший результат часто переходил из одних рук в другие, такое состязание заставляло каждого пилота проявлять свои лучшие качества.

Стремление быть лучшим являлось движущей силой всех удачливых летчиков. Соперничество было острым, но дружеским, своего рода спортом. По ночам пилоты собирались послушать новости и увидеть, как изменились цифры на доске с наивысшим счетом. Успехи и постоянно растущее число отметок держали боевой дух пилотов на высоком уровне. Они играли ключевую роль в том, что немцы удерживали превосходство в воздухе в России до конца, даже когда их Ме-109 стал технически устаревшим самолетом, погребенным под роями советских самолетов.

JG-52 повезло в том смысле, что хорошие командиры тоже стали частью традиций. Когда Эрих Хартманн впервые попал в огонь, командиром эскадры был полковник Дитрих Храбак. Командиром группы являлся майор Губертус фон Бонин. Среди других выдающихся командиров, вписавших свои имена в летопись эскадры, были ветеран «легиона Кондор» Герберт Иленфельд, Гюнтер Ралль и Иоханнес Штайнхоф.

Штайнхоф отличился в качестве командира эскадрильи, а потом и командира группы. Он проявил исключительный талант пилота и командира, поэтому не удивительно, что он стал генерал-лейтенантом в составе новых германских ВВС. В феврале 1940 он начал службу в JG-52 в качестве командира эскадрильи. Через 2 года он стал командиром группы II/JG-52. Несколько лучших германских пилотов прошли через подразделения, которыми командовал Штайнхоф. Среди них был бессмертный капитан Ханс-Иоахим Марсель{12}, который летела в составе эскадрильи Штайнхофа во время Битвы за Британию. Майор Вилли Батц был адъютантом Штайнхофа В России, а Вальтер Крупински летал ведомым Штайнхофа в начале своей карьеры. Сам Штайнхоф имел 176 побед. Большую часть этих самолетов он сбил в JG-52.

Такие блестящие командиры, постоянные успехи в боях с врагом и непрерывные воздушные бои воодушевляли молодых пилотов JG-52 и подстегивали их. Они добились неслыханных успехов, беспрецедентных в истории воздушной войны. И в этом споре высочайших асов Буби Хартманн вышел на первое место, опередив на 51 самолет своего ближайшего преследователя Герда Бакгорна.

Чтобы точнее передать уникальные человеческие отношения, которые позволили Хартманну добиться таких успехов, мы приведем несколько [104] характеристик его товарищей-асов. Так как в эскадре имелись десятки блестящих асов, эти наброски будут отражать качество пилотов JG-52, хотя они совершенно типичны для лучшей истребительной эскадры Люфтваффе. В конце главы приведен список асов JG-52.

Эрих Хартманн редко беспокоился о своих старых товарищах. Исключением был его друг и соперник Герд Бакгорн. «Герд был одним из тех командиров, за которых люди охотно дают убить себя. Отец, брат, товарищ, друг, он был лучшим из всех, кого я встречал». Такое неприкрытое восхищение было типичным примером тех чувств, которые вызывало имя Бакгорна среди его товарищей в годы Второй Мировой войны. Его личность и характер производили более глубокое впечатление, чем его 301 победа.

В Герде Бакгорне было больше от средневекового рыцаря, чем в любом другом асе, которых встречали авторы. Он был рыцарственным, честным и благородным; сильным, милосердным и великодушным - подлинный отважный джентльмен. Бакгорн был на 4 года старше Хартманна. В свои лучшие годы он был привлекательным мужчиной с густыми темными волосами, оливковой кожей и пронзительными голубыми глазами, вроде тех, что имел Хартманн. Бакгорн имел рост 5 футов 9 дюймов. Он ушел в отставку в 1975 в чине генерал-майора. Вместе со своей женой Христль он погиб в автокатастрофе в 1983. Дочь Бакгорна Урсула живет возле Нью-Йорка.

Генерал-лейтенант Штайнхоф сказал о Бакгорне: «По моему мнению, это лучший из пилотов-истребителей Второй Мировой войны. Стойкий, надежный, хороший командир. Он никогда не претендовал на победу, которая не имела подтверждений». Для старых асов КВВС, с которыми подружился Бакгорн, а также для офицеров НАТО, с которыми он служил, он был живым напоминанием о днях рыцарства.

Когда Эрих Хартманн превзошел его по числу побед, Герд только порадовался. Его характер был таков, что Бакгорн радовался успехам друзей, как своим собственным. В бою его рыцарский дух выражался в том, что он часто проявлял позабытое другими качество - милосердие. Хартманн и другие пилоты рассказывали о попытках Бакгорна убедить пилотов подбитых им советских самолетов выпрыгивать с парашютом. Он пристраивался с боку и жестами подсказывал, чтобы летчики прыгали. Герд Бакгорн никогда не терял человечности даже в жестоких боях на Восточном Фронте.

Майор Иоханнес Визе вместе с Хартманном получал Дубовые Листья в Берхтесгадене. Он же был и одним из товарищей по JG-52. Русские называли его «Кубанским львом» за успехи в тяжелейших боях над Кубанью. Визе был профессиональным военным. Он поступил в Люфтваффе в 1936. [105]

Летом 1941 он попал в JG-52 в качестве адъютанта группы II/JG-52 после длительной службы в качестве инструктора и пилота-разведчика. Он стал специалистом по уничтожению штурмовиков Ил-2. Его пушками было уничтожено около 70 этих тяжело бронированных самолетов. В свой звездный час в 1943 Визе сбил в районе Орла - Курска 12 самолетов. Но за этот же день он совершил 5 вынужденных посадок. Он завершил свою службу в JG-52 на посту командира группы I/JG-52. В конце 1944 Визе был назначен командиром JG-77 вместо Штайнхофа.

Его военная карьера завершилась на Руром в бою против «Спитфайров». «Кубанский лев» был вынужден прыгнуть с парашютом, но поврежденный парашют раскрылся плохо. В результате страшного удара о землю, Визе сильно пострадал. После капитуляции он попал в плен к американцам.

Когда в сентябре 1945 американцы освободили Визе, и он вернулся домой, его узнали сочувствующие коммунистам немцы. Профессиональный офицер, имевший все высшие награды и сражавшийся против коммунистов стал жертвой послевоенных политических интриг. Полиция схватила его и передала советскому правительству.

Визе присоединился к Эриху Хартманну в русской тюрьме и был освобожден в 1950. В 1956 он переехал в Западную Германию и поступил в новые германские ВВС. В 1959 он попал в новую «Эскадру Рихтгофен», где служил под командованием бывшего товарища по JG-52 и русскому плену Эриха Хартманна.

Карьера подвижного Гюнтера Ралля оказалась переплетенной с карьерой Хартманна, с того дня, когда осенью 1942 Эрих прибыл на русский фронт неопытным юнцом. Профессиональный офицер, в годы войны Ралль добился блестящих успехов, не только как ас и командир, но и как человек несгибаемой воли и отваги. Он летал в Битве за Британию, Битве за Францию, Балканской кампании, Битве за Крит, на Восточном Фронте, в последних воздушных боях над Рейхом против англо-американских самолетов.

Больше всего товарищи Ралля запомнили его поразительную меткость. Ралль мог уничтожить противника с невероятной дистанции под немыслимым углом. Подполковник Гейнц Бэр, сбивший 225 самолетов, в том числе более 120 английских и американских, был великолепным специалистом и одним из величайших асов Люфтваффе. Перед своей безвременной гибелью на легком самолете в 1957 Бэр сказал авторам, что считает Гюнтера Ралля величайшим воздушным снайпером, превосходящим даже легендарного Ханса-Иоахима Марселя. [106]

Агрессивный летчик, прекрасный командир и превосходный организатор, Гюнтер Ралль и сегодня остается энергичным и дружелюбным человеком, несмотря на свои 60 лет. Он ушел в отставку из новых германских ВВС в чине генерал-лейтенанта. Возможно, он был самым умным среди лучших германских пилотов и долгое время держался на первой строчке. Ралль мог кончить войну величайшим асом, если бы дважды счастье не изменило ему.

Следя в сумерках за горящим русским самолетом, он на мгновение забыл о ведомом русского, и через несколько секунд сам падал в Ме-109 с заклиненным мотором. В последовавшей посадке на брюхо Ралль сильно повредил себе спину. Когда германские пехотинцы через несколько часов вытащили его из самолета, одна сторона тела у Ралля оказалась парализована. Доктора запретили ему летать, но Ралль выиграл эпическую битву у собственного организма с помощью прекрасной молодой докторши, на которой потом женился.

Воображение Ралля распалял выросший за время его лежания в госпитале счет фронтовых приятелей. Ралль отмел все возражения докторов и заставил свою спину заработать после почти года неподвижности. Летая с подушкой под ногой и второй подушкой под спиной, он начал стремительно набирать победы. К апрелю 1944 Ралль стал лучшим летчиком-истребителем Люфтваффе. Но ему пришлось покинуть элитное подразделение, где он заслужил свое имя.

Переведенный на Западный Фронт, Ралль на прощание пожал руку Эриху Хартманну. Эскадрилья устроила прощальную вечеринку.

«Теперь, Буби, - сказал Ралль, - Я больше не буду стоять на твоем пути. Ты будешь лучшим пилотом».

«Все в руках судьбы», - ответил Хартманн.

События доказали правоту Ралля. Они больше не виделись до возвращения Хартманна в 1955 из России.

Вскоре после перевода из JG-52, Ралль потерял большой палец в бою с американскими «Тандерболтами» над Берлином. И ему пришлось вести битву совсем другого рода. Противником была инфекция. Потребовалось 9 месяцев, чтобы залечить палец, и все это время ему снова угрожал паралич. Эрих Хартманн и Герд Бакгорн обошли Ралля, пока он лежал в госпитале. Однако Ралль об этом не жалеет. «Потери пилотов на Восточном Фронте стали ужасными. Если бы я продолжал летать, то погиб бы. Я рад, что загноившийся палец спас меня».

Пока Эрих сидел в русском концлагере, Ралль служил в новых германских ВВС. Когда Белокурый Рыцарь начал исполнять обязанности офицера [107] тактической оценки на авиабазе Ванн возле Кёльна, генерал Ралль стал его начальником. Ралль отличается от Хартманна, так как с самого начала вся его жизнь была посвящена военной карьере. Он представляет, собой превосходный образец офицера, умного, энергичного и высоко профессионального. Этим он отличается от Хартманна, который со школы невзлюбил обычную военную жизнь.

Когда осенью 1942 Эрих попал на Восточный Фронт, Гюнтер Ралль уже был зрелым, опытным офицером с огромным боевым опытом. Мальчишество Эриха, естественное при его возрасте, проходило медленно и трудно. Раллю приходилось принимать сложные решения, касающиеся Эриха, но эти 2 человека стали друзьями на долгие годы. Генерал Ралль вникал в проблемы Эриха Хартманна на протяжении всей его жизни. Уже в новых германских ВВС Ралль стал одним из защитников Хартманна, когда после 1959 вокруг аса закипели склоки.

Ралль, Бакгорн и другие лучшие асы рвались победить в состязании пилотов-истребителей. Они задавали темп гонки. Но их подпирали снизу приходящие на фронт молодые пилоты. Среди менее известных, но талантливых юнцов JG-52 был Ханс-Иоахим Биркнер, который осенью 1943 летал ведомым Хартманна.

Пытаясь скопировать стиль ведения боя у Хартманна, Биркнер сбил свой первый самолет 1 октября 1943. Через год он уже имел 100 подтвержденных побед и получил Рыцарский Крест. Ему предстояла блестящая карьера. Биркнер стал командиром эскадрильи со 117 победами. Однако в середине декабря 1944 лейтенант Биркнер разбился во время испытательного полета в Кракове.

Некоторые пилоты просто наслаждались самой атмосферой боя. Может им везло, а может они были умелыми пилотами и хитрыми тактиками. Чаще всего это было сочетание умения и везения. Эрих Хартманн признавался, что он был везунчиком. Однако то, что он прошел более 800 воздушных боев говорит о его тактической зрелости, а не о затянувшемся везении. Он тщательно планировал свои действия, чтобы остаться живым и невредимым.

Еще одним пилотом, которого в ожесточенных боях сбивали много раз, но при этом он не получил ни царапины, был капитан Гельмут Липферт. Он закончил войну с 203 подтвержденными победами и сегодня работает школьным учителем вблизи Кёльна. Липферта сбивали 15 раз: 2 раза русские пилоты и 13 раз смертоносные русские зенитки.

Гельмут Липферт появился в JG-52 вскоре после Эриха Хартманна, и они летали вместе в течение 2 следующих лет. Первой победы Липферт [110] добился в январе 1943. За следующие 27 месяцев Липферт довел свой счет до двух сотен и получил чин капитана и Дубовые Листья к своему Рыцарскому Кресту.

Молодым современником Хартманна и сослуживцем по JG-52 был обер-лейтенант Вальтер Вольфрум, который позднее сыграл большую роль в жизни Эриха и Уш Хартманн. Вольфрум начал службу в самом смертоносной истребительной эскадре Люфтваффе через 90 дней после Белокурого Рыцаря. Темноволосый и стройный Вольфрум испытывал серьезные проблемы с ведущим глазом и в первые 6 месяцев после прибытия на фронт не сбил ни одного самолета.

Но с июля 1943 по июня 1944 Вольфрум увеличил свой счет до сотни. Через месяц он был сбит и получил тяжелую рану. Вынужденный покинуть фронт на 6 месяцев для поправки, он отстал от других пилотов. К концу войны Вольфрум имел 137 побед. Он был среди тех пилотов, с которыми летал Эрих Хартманн. Вольфрум рассказывал, что Хартманн поражает цель с огромных дистанций, когда с ней нельзя сблизиться.

Вальтер Вольфрум был командиром эскадрильи в группе Эриха на день капитуляции. Он попал в заключение к русским вместе со своим командиром, хотя был ранен незадолго до конца войны. Через месяц русские освободили Вольфрума из-за ранения. Он вынес письмо Эриха из лагеря, зашив в подкладку пальто. Это был первый неофициальный контакт Эриха и Уш после захвата Белокурого Рыцаря русскими. Сегодня Вольфрум процветающий западногерманский ювелир и имеет собственный легкий самолет. Он один из лучших воздушных акробатов Германии.

Даже самый краткий перечень пилотов JG-52 будет неполным без майора Вильгельма Батца, чьи 237 побед делают его четвертым асом в мире. Эрих Хартманн некоторое время командовал эскадрильей в группе Батца, и они стали друзьями на долгие годы. Батц, по его собственному признанию, несколько лет был «вошебойкой». Однако время, проведенное в госпитале, превратило голубка в ястреба, и он добился одного из самых впечатляющих результатов в этой войне.

Батц был профессиональным пилотом Люфтваффе еще в мирное время. Проведя многие тысячи часов в воздухе в качестве инструктора, в декабре 1942 Батц попал на фронт. Прошло 11 месяцев, прежде чем он сбил первый самолет. Атмосфера JG-52 его угнетала, он испытывал комплекс неполноценности.

Батц добавил на свой счет еще несколько самолетов за 1 или 2 месяца, что тоже не впечатляло. А потом попал в госпиталь с какой-то инфекцией. В строй пилот вернулся возрожденным. В течение года, с марта [111] 1944 по март 1945, он добился 222 побед. Ни один другой пилот в истории не имеет такого достижения.

Закончил войну Батц в чине майора на посту командира II/JG-52, имея 237 побед и Мечи к своему Рыцарскому Кресту. Проявив исключительную предусмотрительность, он вывел свою группу с Восточного Фронта. Этим он спас людей от страданий в русских лагерях.

Самым знаменитым человеком в военный период в JG-52 был подполковник Германн Граф, чьи несчастья делали его героем пропагандистских листовок Геббельса. Граф был кузнецом и в июле 1942 оказался в испытанной 9 эскадрилье JG-52. Через 8 месяцев он имел Рыцарский Крест, Дубовые Листья, Мечи и Бриллианты.

В течение 17 дней ожесточенных боев он добился 47 подтвержденных побед. А в октябре 1942 - когда мальчишка Эрих Хартманн пришел в JG-52 - Германн Граф стал первым пилотом в истории, сбившим 200 самолетов. Переведенный на Западный Фронт, Граф в октябре 1944 вернулся в JG-52 командиром. Он был вместе с Эрихом Хартманном, когда остатки некогда гордой JG-52 сдались американцам в Чехословакии. Граф и Хартманн попали в советские лагеря одновременно, когда американцы через неделю после капитуляции JG-52 выдали их русским.

Здесь приводится список лучших асов JG-52. Это впечатляющий список показывает, какие долгие и тяжелые бои вела эскадра, чтобы заслужить свое место в истории воздушной войны. Он также показывает и то окружение, в которое попал Эрих Хартманн.

Герхард Бакгорн 301
Вильгельм Батц 237
Ханс-Иоахим Биркнер 117
Губертус фон Бонин 77
Адольф Борхерс 132
Ганс Даммерс 113
Адольф Дикфельд 136
Петер Дюттманн 152
Отто Фённекольд 136
Адольф Глунц 71
Германн Граф 212
Карл Гратц 138
.Альфред Гриславски 133
Герхард Хоффманн 125
Дитрих Храбак 125
Герберт Иленфельд 130
Герхард Кёппен 85
Бертольд Корте 113
Вальтер Крупински 196
Гальмут Липферт 203
Рудольф Митиг 101
Фридрих Облесер 120
Гюнтер Ралль 275
Гейнц Заксенберг 104
Франц Шалль 137
Гейнц Шмидт 173
Леопольд Штайнбатц 99
Иоханнес Штайнхоф 176
Генрих Штурм 158
Рудольф Тренкель 138
Ганс Вальдман 134
Иоханнес Визе 133
Вальтер Вольфрум 137
Иозеф Цвернеманн 126
[113]
Дальше