Содержание
«Военная Литература»
Биографии
Диктует властно совесть мне: пиши!
Мы, к сожаленью, многое забыли.
Забыт он, горец
Яков Джугашвили.
Как мне частицей стать его души?
Нет, не наследник власти,
знатный родом,
От сверстников ничем не отличим,
Он так мне дорог тем, что был он рядовым,
Тем дорог мне, что был он - сын народа!
Николай Доризо

Трагедия 'Яков Джугашвили'

Часть первая.

Радости и огорчения

'Я еще не жил на свете, но уже сидел в тюрьме'

В первые годы нашего века Екатерина Сванидзе была известна сановным дамам Тифлиса. Ее называли самой искусной портнихой. Именно у нее шила свои роскошные туалеты супруга тифлисского генерал-губернатора Свечина. Она рекомендовала своим знакомым:

- Шейте только у Сванидзе. Будете довольны!

И дом ? 3 по Фреплинской улице, где проживала Екатерина Сванидзе, нередко посещали жены и дочери жандармов, генералов, чиновников канцелярии наместника царя на Кавказе.

Екатерина была и прачкой: стирала и отлично гладила белье. Но светские заказчицы и их мужья понятия не имели еще об одном деле, которое выполняла Екатерина Сванидзе. Если бы им о нем стало известно, их прошиб бы холодный пот:

:Морозной декабрьской ночью 1907 года в Тифлисе буйствовала вьюга. Снег падал на деревья, устилал белым покрывалом землю, тускло освещенную газовыми фонарями. В такую непогодь из подъезда дома ? 3 по Фреплинской улице вышла с тяжелой сумкой в руках молодая особа в элегантно сшитом зимнем пальто. В сумке находились пачки листовок, банка с клеем, кисточка. Женщина получила листовки накануне в подпольной типографии социал-демократов. Теперь же она быстро осмотрелась по сторонам, не торчит ли где полицейский, не идет ли ночной улицей околоточный надзиратель.

Той морозной ночью Екатерина Сванидзе побывала в нескольких уголках Тифлиса - у железнодорожных мастерских, у Арсенала, возле текстильной фабрики Мирзоева, у крепости 'Деда-цихе'. На стены зданий, столбы и заборы она приклеивала прокламации. В них говорилось о низкой заработной плате, непомерно высоких штрафах и каторжном труде пролетариев, об их жизни в тесных сырых домах. 'Долой власть самодержавия и капитала!' - призывали социал-демократы.

Тифлис - резиденция царского наместника на Кавказе. Отважным исполнителем следовало быть, чтобы расклеивать ночью революционные листовки. Действовать, презирая ежеминутную опасность ареста и тюремного заключения.

Сванидзе не заметила, что за ней следит полицейский. Страж порядка подскочил к Екатерине. Рванул из рук сумку, раскрыл ее и увидел пачку листовок.

- Вы арестованы!

Полицейский отвел Екатерину в участок. На допросе она не назвала ни одной фамилии революционеров, не сказала и адреса подпольной типографии. Ей угрожали:

- Вы же беременны. Подумайте о будущем ребенке. Вам дома надо быть, а не сидеть в тюремной камере.

- Вот и отпустите, господа хорошие:

- Удовлетворим просьбу, если скажете, кто послал вас расклеивать листовки и где их печатают.

Екатерина Сванидзе наивно отвечала:

- Да откуда, милые, мне знать? Пришел к нам незнакомый симпатичный мужчина в пенсне. Говорит, надо ночью расклеить. За это деньги получишь. Вот я и взялась. Кому деньги не нужны? А о чем написано в листовке - не знаю, не моего ума это дело.

Ее бросили в тесную, полутемную и холодную тюремную камеру Метехского замка. А в квартире на Фреплинской учинили обыск. Ничего предосудительного не нашли. Никто из жандармов не догадался заглянуть в портновские манекены. Там были спрятаны экземпляры нелегальных изданий ленинской газеты 'Искра', газет 'Брдзола', 'Дро', 'Тифлисский пролетарий', прокламации Тифлисского комитета Кавказского союза РСДРП.

Был и еще обыск. На этот раз жандармы нашли несколько номеров в прошлом легальной большевистской газеты 'Ахали Цховреба', портрет Карла Маркса. Но этих улик для ареста проживающих в квартире было недостаточно. Миха Монаселидзе, работавший когда-то казначеем редакции 'Ахали Цховреба' и квартировавший тут, заявил, что все эти газеты он обязан хранить для отчета. Через полтора месяца Екатерину Сванидзе отпустили из тюрьмы на волю: подходило время родов.

Она была известна Тифлисскому отделению по охране общественной безопасности. В октябре 1906 года в Москве через провокатора жандармам удалось раскрыть одну из районных социал-демократических организаций. Полицейские обыскивали квартиру московской подпольщицы Зверевой-Мечниковой и среди бумаг нашли листок с адресом: 'Тифлис. Фреплинская, д. 3. Портниха Сванидзе. Спросить Coco'.

Сотрудники Московской судебной палаты ухватились за ниточку, которая, как они полагали, приведет к раскрытию в Тифлисе нелегальной социал-демократической организации. Адрес Сванидзе московские жандармы сообщили в Тифлис.

После выхода из тюрьмы Екатерина Сванидзе уехала к родственникам в село Баджи Кутаисской губернии. В марте 1908 года она родила там сына Якова. Когда он станет взрослым, скажет: 'Я еще не жил на свете, но уже сидел в тюрьме'.

Отцом Якова являлся Иосиф Джугашвили. Это и был Coco (так его звали в семье), упомянутый в адресе, присланном из Москвы тифлисским жандармам. Екатерину грузины называли Като. Отцу Якова было двадцать восемь лет, матери - двадцать шесть. Иосиф Джугашвили родился в Гори в декабре 1879 года. Его отец - Виссарион Иванович Джугашвили - долгое время работал на обувной фабрике Адельханова, а дома занимался починкой обуви. Мать Иосифа - Екатерина Георгиевна Геладзе - была дочерью крепостного крестьянина, профессии не имела, занималась стиркой и другой поденной работой. С 1888 по 1894 год Иосиф был в Горийском духовном училище. Затем поступил в Тифлисскую духовную семинарию, хотел стать православным священником. В тогдашней семинарии царило негативное отношение к просвещению. У семинаристов вырабатывались догматизм, начетничество, нетерпимость к мнению других, подозрительность, злопамятность. В 1899 году Иосифа Джугашвили исключили из семинарии за то, что он связался с социал-демократами, участвовал в их нелегальной деятельности.

В духовной семинарии в одном классе с Иосифом Джугашвили учился его друг Михаил (Миха) Монаселидзе. Сестрой жены Михаила была Екатерина Сванидзе. Иосиф Джугашвили приходил в семью Михи, познакомился с Екатериной, влюбился в нее. Иосиф знал и ее брата Алешу Сванидзе по совместной революционной деятельности в Закавказье.

Фамилия Сванидзе связана со Сванетией - горным районом Западной Грузии, окруженным труднодоступными отрогами Кавказского хребта. Со всех сторон над этой красивой страной высятся снежные горы. В Сванетии, в верховьях рек Ингур и Ценис-Цкали, живут сваны - гордые, свободолюбивые люди.

Алеша Сванидзе родился в селе Баджи. Среднее образование получил в Тифлисе. По профессии наборщик, он с юношеских лет увлекался чтением. Семнадцатилетним юношей стал членом РСДРП и всю сознательную жизнь боролся за интересы трудового народа.

Одним из первых его друзей стал Иосиф Джугашвили. В революционном движении он был известен под кличкой Коба. Эту кличку молодой Джугашвили взял после прочтения романа грузинского писателя Александра Казбеги 'Отцеубийца'. Роман проникнут любовью к родному краю, в нем даны картины быта и нравов вольнолюбивых грузинских горцев. Ярко раскрывается в романе образ Кобы - неустрашимого борца за свободу и независимость крестьян.

Иосиф Джугашвили и Алеша Сванидзе вели нелегальные рабочие кружки, разъясняли слушателям учение Маркса. Пролетарии воспринимали марксистские идеи с такой страстью, с какой путешественник после томительного пути пьет воду из источника, найденного в оазисе пустыни.

Алеша испытывал к Кобе светлые и добрые чувства, делился с ним сокровенными мечтами. Уже тогда Алеша заметил, что Коба лишен чувства юмора, не терпит шуток в свой адрес, подозрителен и обидчив. Однако он любил книги, тянулся к знаниям, был трудолюбив. Коба умел рассказывать о прочитанном в книгах Маркса, Энгельса, Дарвина, по истории культуры, социологии. Любимыми писателями молодых революционеров были Шекспир и Шиллер, Толстой и Чернышевский, Гоголь и Салтыков-Щедрин, Некрасов и Чехов.

С гордостью Коба показывал знакомым свое стихотворение за подписью 'Сосело', опубликованное в 1895 году в издававшейся Ильей Чавчавадзе прогрессивной газете 'Иверия' ('Грузия'). В этом стихотворении была строфа:

И знай: кто пал, как прах, на землю,
Кто был когда-то угнетен,
Тот станет выше гор великих,
Надеждой яркой окрылен.

Екатерина Сванидзе, первая жена И. В. Сталина. 1907 год.

Екатерину Сванидзе обаятельный Коба привлекал начитанностью и мужеством. В один из августовских вечеров 1903 года он шел в Баку по набережной. Солнце заходило за горизонт, темнело. Иосиф услышал душераздирающий крик маленькой девочки, упавшей с парапета набережной в море. Глубина у берега была небольшая - может быть, метр. Но девочка могла погибнуть. Иосиф в одежде бросился в воду и спас малышку. Ею была двухлетняя Надя Аллилуева, дочь Сергея Яковлевича Аллилуева, которого Джугашвили хорошо знал по революционной деятельности в Закавказье (та самая Надя Аллилуева, которая в 1918 году в возрасте семнадцати лет станет второй женой Сталина).

Екатерина Сванидзе нравилась Иосифу Джугашвили не только внешней красотой. Она участвовала в революционной работе, не боялась идти на риск, в опасных ситуациях проявляла железную выдержку.

В тифлисском храме на горе Святого Давида в 1906 году регистрировался церковный брак сына сапожника Иосифа Джугашвили и красавицы портнихи Екатерины Сванидзе. На свадебном обряде посаженым отцом был известный в Закавказье деятель РСДРП, друг Фридриха Энгельса Миха Цхакая. Он выразил надежду, что у молодых будет долгая жизнь и счастье в согласии.

Сталин был профессиональным революционером. С 1907 года он вел партийную работу в Баку. Царское правительство бросало его в тюрьмы, отправляло в Сибирь. Из ссылки в село Новая Уда Иркутской губернии Сталин бежал, вернулся в Баку.

Знавший семью Иосифа Джугашвили в то время, знакомый Кобы писал, что воспоминания о жене и сыне всегда согревали Сталина в отъездах, в опасных ситуациях, вызывали желание скорее вернуться к ним. Про сына знакомый замечал: 'Яша рос лобастеньким, кареглазым, как мать, и неуемно прытким. Любовь к малышу была тревожной: как сложится его судьба?'

Над семьёй черной глыбой нависла неотвратимая беда. Когда Яше не было еще и года, захворала его мать. 'Она болела мучительно и страшно. Пылая в жару, молила мужа, чтоб достал ей соленого огурца. Приходивший врач испуганно махал на Иосифа рукой, когда он спрашивал, можно ли больной соленого. Но Като так просила, смотрела на него таким по-детски жалостливым взглядом, что он не выдержал: сбегал на рынок и купил огурцов'.

Когда она умерла, Иосиф плакал над ее гробом, как еще никогда в жизни не плакал. И тяжко корил себя, что исполнил ее просьбу. Справедливости ради скажем, что иного исхода при таком заболевании быть не могло.

Яша остался сиротой. Его взяли к себе в деревню родители покойной Като, а Сталин продолжал заниматься подпольной партийной работой, следовали очередные аресты и ссылки.

На берегу бурной Риони

Яша воспитывался в семье деда Семена Сванидзе в селе Баджи. Оно располагалось на берегу бурной реки Риони, начинавшейся на южном склоне Главного Кавказского хребта. К деду нередко приезжал его сын Алеша Сванидзе, любимец семьи, веселый и остроумный человек. С душевной теплотой и необыкновенной заботой он относился к племяннику - сыну своего друга Кобы: тот томился в царской ссылке, получал в месяц семь рублей двадцать копеек и не мог оказывать материальную помощь сыну.

Яков Джугашвили (в первом ряду слева) в семье Сванидзе.Село Баджи Кутаисской губернии. 1913 год.

Алеша Сванидзе искренне любил малыша; Каждая встреча с дядей была для мальчугана праздником.

Алеша Сванидзе играл с ним, носил его на плечах, показывал ему картинки в книгах. Они ходили в горы. Дядя катал Якова на ослике. Когда малыш подрос, Алеша Сванидзе читал ему вслух увлекательные книги. Часами мог слушать бибико (по-грузински - мальчик) рассказы о баснописце Сулхане Орбелиани, стихи Руставели, Пушкина, Гурамишвили, Грибоедова, Чавчавадзе, Шевченко. Дядя был первым учителем, воспитателем и старшим другом Якова.

Мальчишка отличался энергией, любил игры, порой затевал потасовки и драки. Нередко приходил домой с разбитым носом и ссадинами на лице. За ним ухаживала Марико Монаселидзе.

В селе Баджи не было школы. Самая ближняя грузинская школа находилась в селе Чребалово, в семи километрах от Баджи. Ранним утром мальчишка шагал по берегу реки в школу. Жарко и сыро, как в парнике: вся Колхидская низменность - морской залив, заполненный илом, который река выносит с гор. Влагой пропитаны воздух и земля. Вдоль берега изредка видны окруженные галереями крестьянские дома на высоких каменных столбах. Заросли скрывают развалины древних деревень. Из-за обилия дождей река Риони выходила из берегов, и тогда к школе надо было идти через прибрежные заросли.

Товарищем Якова в школьную пору был Григорий Гагошидзе. В августе 1982 года в Тбилиси он написал воспоминания о совместной с Яковом учебе в Чребаловской школе:

'Педагогами, преподававшими нам знания, учившими добру и справедливости, были Платон Давитулиани, Елпите Лекшишвили, Парнаоз и Бабулия Джниджавадзе, Вера Самтеладзе и другие.

Педагоги и ученики любили Яшу. Он был мальчиком грамотным, вежливым, веселым. Каждый день при любой погоде ходил из села Баджи в Чребаловскую школу семь километров туда и обратно.

В конце марта - начале апреля после сильных дождей река Риони заметно поднималась. Мостов не было, Яша порой не мог добраться через реку до дома своего деда, часто оставался у меня.

Однажды мы пошли в Пшани охотиться на диких уток. Подбитая мной утка упала в Риони, и я поплыл за ней. Река унесла меня по течению. Яша побежал за мной, протянул мне палку, которую держал крепкими руками, и спас меня. Его поступок я запомнил на всю жизнь. Мокрые, замерзшие, мы пришли домой, грелись возле печки. Мама поджарила утку, отец поставил черное вино, мы хорошо провели вечер.

Яша метко стрелял. Он пел по-грузински. Парень был сильный, в борьбе часто первый. И очень доброжелательный, помогал в учебе отстающим товарищам:'

В голодные 1919 и 1920 годы Яков продолжал учиться в Чребаловской школе. Директором ее был нравившийся ученикам Лонгиноз Киквидзе - честный, справедливый и мудрый человек. Он знал много народных песен и стихов грузинских и русских поэтов. Посадит ребят в кружок, читает им вслух книги о доброте и правде, смелости и отваге, о честности и справедливости. Все новые, добрые человеческие качества появлялись в душе Якова.

Родственники парня огорчались: растет без отца, тот относится к Якову как к чужому человеку. Они считали, что отец не только обязан, но и может содействовать сыну в дальнейшей учебе. Ведь парень учится в грузинской школе, русского языка не знает. Изучать его в Москве удобнее, чем где-либо. Алеша Сванидзе и другие родственники Якова надеялись на то, что в Москве Коба позаботится о сыне, определит его в русскую школу, окажет содействие с жильем. По инициативе Алеши Сванидзе без предварительного разговора со Сталиным родственники в 1921 году привезли Якова в Москву. Приезд сына расстроил отца. (Сталин вспомнил 'проступок' брата первой жены в 1937 году.)

Ко времени приезда в Москву у Якова сформировался характер. Дед Семен, его дочь Марико Монаселидзе, Алеша Сванидзе, учителя Чребаловской школы воспитали в нем честность, скромность, уважение к другим людям, порядочность, стремление всегда оказать содействие ближнему. Яков был высоконравственным человеком с большим запасом энергии и нерастраченных сил.

'Волчонок'

14-летний Яков впервые увидел своего отца. Тот был для него совершенно чужим, неизвестным человеком, о котором никто ничего ему не рассказывал. В село Баджи, где рос Яков, письма отца не приходили. Сын знал, что в царские времена Сталин не раз был в тюрьмах и ссылках, после революции стал государственным деятелем. Но этих сведений было мало для того, чтобы Яков уважал и любил отца.

Парень говорил только по-грузински, был молчалив, вел себя тихо и застенчиво. Все это с первых же дней жизни Якова в Кремле вызывало у Сталина раздражение и неприязнь. Иногда отцовский гнев вызывала самостоятельность Якова в суждениях. Сталин брезгливо-пренебрежительно называл сына волчонком: мол, он дикий, ничего хорошего от него ожидать нельзя.

Сталин был равнодушен к Якову, к его радостям и огорчениям. Но его вторая жена - Надежда Сергеевна Аллилуева - относилась к юноше тепло. Постоянно заботились о Якове Сергей Яковлевич и Ольга Евгеньевна Аллилуевы, он чувствовал их поддержку.

Сергей Яковлевич Аллилуев был из когорты революционеров, которая под руководством В. И. Ленина создавала большевистскую партию. В ряды социал-демократов он вступил еще в 1896 году, вел революционную работу в Закавказье, Москве. Царское правительство неоднократно подвергало его арестам и ссылкам. В Тифлисе и Баку он познакомился с молодым Coco Джугашвили. Когда Coco спас жизнь двухлетней Наде, вся семья восхищалась им и благодарила его.

В 1907 году С. Я. Аллилуев приехал в Петербург. Первое время жил нелегально. В 1908 году стал рабочим 'Общества электрического освещения 1886 года' центральной петербургской электростанции. Трудился вначале монтером-трансформаторщиком, затем помощником заведующего работами. Во время Февральской революции рабочие избрали С. Я. Аллилуева в фабрично-заводской комитет.

Аллилуевы помнили Сталина, заботились о нем. Анна Сергеевна Аллилуева (сестра Надежды Сергеевны) в книге 'Воспоминания' писала, что в то время, когда Сталин находился в ссылках, Аллилуевы регулярно отправляли ему из Петербурга в далекую Сибирь посылки: 'Мама покупала вещи и продукты. Упаковывать и отправлять посылки было нашей обязанностью. Мы складывали вещи, аккуратно зашивали пакеты, и Надя своим крупным, еще детским почерком надписывала адреса - нарымский, туруханский:'

После февраля 1917 года Сталин приехал из туруханской ссылки в Петроград. Он жил в доме 17а по 10-й Рождественской улице у С. Я. Аллилуева. В просторной квартире ему выделили комнату. Сталин был занят работой в ЦК, редакции 'Правды' и в доме появлялся редко.

В квартире на 10-й Рождественской бывал Владимир Ильич Ленин. Когда буржуазная контрреволюция обрушилась на большевистскую партию и Временное правительство отдало приказ об аресте Ленина, из этой квартиры Ильич вместе с Г. Е. Зиновьевым вечером 9 июля 1917 года отправился на Приморский вокзал в Новую Деревню. Оттуда они уехали на станцию Разлив, где скрывались от ищеек Временного правительства в доме сестрорецкого рабочего Н. А. Емельянова, а затем в шалаше на берегу Разлива.

В первом Советском правительстве Сталин стал наркомом по делам национальностей.

В 1918 году окрепла дружба Сталина с Николаем Ивановичем Бухариным. Именно Бухарин передавал 17-летней Надежде Аллилуевой письма от Сталина с предложением руки и сердца. Сталин был старше Надежды на двадцать два года.

В 1918 году Надежда Аллилуева вышла замуж за Сталина. Тогда же, в 1918 году, дочь старого большевика-ленинца была принята в партию. С 1919 года она работала в секретариате В. И. Ленина. Трудилась с утра до позднего вечера, а иногда и ночи напролет просиживала за машинкой, шифровала и расшифровывала телеграммы, поступавшие по прямому проводу. В секретариате ей поручалась самая ответственная работа. Стенографистка Владимира Ильича М. Володичева вспоминала, что Н. С. Аллилуева во всем была точной, исполнительной, аккуратной до самых мелочей: 'Владимир Ильич очень ценил Надю и часто, давая какие-либо поручения, за которыми надо было особенно тщательно проследить, говорил:

- Поручите это Аллилуевой, она сделает хорошо'.

В годы гражданской войны Надежда Аллилуева была на Царицынском фронте. Позже работала в журнале 'Революция и культура'. Его выпускала редакция газеты 'Правда', там же Н. С. Аллилуева состояла на партийном учете. Редакция журнала 'Революция и культура' откомандировала ее на учебу в Промакадемию, где она занималась на отделении искусственного волокна химического факультета.

В 1921 году Надежда Сергеевна родила сына Васю. Став матерью, она, конечно же, нуждалась в особом внимании, чуткой заботе о своем здоровье со стороны мужа. Но она почувствовала, что этих качеств у мужа нет. Он стал холодно относиться к ней, пренебрегал ее мнением. Не было у него духовной близости с женой, общих тем для разговоров.

Яков Джугашвили, живший в семье Сталина, чувствовал холодное отношение отца к Надежде Сергеевне. Когда между супругами возникали споры, он был на стороне Надежды Сергеевны. Яков помогал ей ухаживать за маленьким братом Васей, после школы гулял с ним, играл. Вместе с няней оставался с ребенком, если Надежда Сергеевна уходила по делам. А уже потом садился за уроки.

В школе на Арбате он плохо усваивал русский язык. Это раздражало Сталина. Особенно то, что по русскому Яков без оснований получал хорошие отметки. Сталин был этим недоволен, понимал, каковы 'заслуги' сына. Новая учительница русского языка и литературы Лукашевич поставила Якову двойку. Об этом сразу же заговорила вся школа. Испуганный директор упрекал учительницу: 'Что вы наделали?' Вскоре ее вызвали в Кремль к Сталину.

- Замечаю, что мой сын по русскому языку занимается не усердно. Он рос в грузинской среде. Благодарю вас, вы требуете от сына прилежного отношения к учебе.

Сталин написал на листке свой телефон и, передавая его, сказал Лукашевич:

- Когда мой сын не будет знать урок, прошу позвонить мне.

В июне 1921 года ЦК РКП (б) по предложению В. И. Ленина решил провести чистку партии, освободиться от тех, кто в годы гражданской войны запятнал высокое звание коммуниста. В связи с этим Владимир Ильич указывал: 'Очистить партию надо от мазуриков, от обюрократившихся, от нечестных, от нетвердых коммунистов'. В период чистки из партии исключили четверть ее состава.

В один из декабрьских дней 1921 года Надежда Сергеевна Аллилуева пришла в кремлевскую квартиру невероятно расстроенной. Яков впервые видел на ее лице слезы.

- Знаешь, меня исключили из партии, - сказала она по-грузински, утирая лицо.

- За что? - разволновался Яков.

- Якобы я на стороне анархо-синдикалистов.

- Кого, кого?

- Не знаешь? Это - оппортунистическое течение в профсоюзном движении. Я и сама не ведала, что выступаю за передачу профсоюзам орудий труда и средств производства.

- Да ну?

- Вот тебе и ну! Партийный билет у меня отобрали. Попрошу Сталина вмешаться.

- Ничего не сделает. Не такой он человек:

Яков судил с юношеским максимализмом. Но был прав: за несколько месяцев жизни в Кремле он стал понимать характер отца.

Действительно, Сталин отказался вмешиваться в это 'дело': он, мол, не может использовать свое служебное положение 'в личных целях', не в силах якобы доказать, что жена выступает за диктатуру пролетариата.

Надежда Сергеевна обратилась за содействием к В. И. Ленину. Сказала Ильичу, что муж называет ее членом анархо-синдикалистской группы, говорит, будто бы она принижает значение диктатуры пролетариата в хозяйственном строительстве и даже противопоставляет профсоюзы партии.

Ленин весело посмеялся над 'оппозиционеркой' и направил письмо председателю центральной комиссии по чистке партии П. А. Залуцкому и члену этой комиссии А. А. Сольцу: 'До меня дошло известие об исключении из партии Надежды Сергеевны Аллилуевой. Лично я наблюдал ее работу как секретарши в Управлении делами СНК, т. е. мне очень близко. Считаю, однако, необходимым указать, что всю семью Аллилуевых, т. е. отца, мать и двоих дочерей, я знаю с периода до Октябрьской революции. В частности, во время июльских дней, когда мне и Зиновьеву приходилось прятаться и опасность была очень велика, меня прятала именно эта семья: Очень может быть, что ввиду молодости Надежды Сергеевны это осталось неизвестным комиссии. Я не знаю также, имела ли возможность комиссия при рассмотрении дела о Надежде Сергеевне Аллилуевой сопоставить сведения об ее отце, который работал в разнообразных функциях по содействию партии задолго до революции, оказывал, как я слышал, серьезные услуги большевикам при царизме. Считаю долгом довести эти обстоятельства до Центральной комиссии по чистке партии'.

После письма В. И. Ленина Н. С. Аллилуева была восстановлена в партии. Можно представить, что она в это время переживала: Ленин помог ей, Сталин оттолкнул в тяжелую и горькую минуту.

Самыми близкими ее друзьями были жившие в Кремле жена Я. М. Свердлова Клавдия Тимофеевна Новгородцева, Зинаида Гавриловна Орджоникидзе, Полина Семеновна Жемчужина (Молотова). Н. С. Аллилуева бывала в их квартирах, делилась своим горем, сетовала, что ни в чем не чувствует поддержки Сталина и разочарована в нем. А в семье делилась своей бедой с Яковом Джугашвили. Он сочувствовал Надежде Сергеевне в ее переживаниях и стыдился за отца.

В апреле 1922 года, когда В. И. Ленин болел, Пленум ЦК партии по предложению Л. Б. Каменева избрал Сталина Генеральным секретарем ЦК. В то время генсек должен был руководить работой партийных организаций страны. Но Сталин не ограничился этим. Он постоянно вмешивался в деятельность государственных и хозяйственных руководителей. При этом не признавал мнений других людей, был злопамятен и мстителен, все замечания в свой адрес отводил. Об этом ему прямо говорила Н. С. Аллилуева. В семье порой вспыхивали ссоры.

Став Генеральным секретарем ЦК партии, Сталин нарушал ленинские принципы, извращал идеи Ленина, охаивал деятелей революции и в то же время говорил о своей якобы выдающейся роли в революционном движении, превозносил личные заслуги в подготовке и проведении революции. Отрицательные качества Сталина стали особенно резко проявляться в период болезни Ленина: он оскорбил Н. К. Крупскую, под видом заботы о здоровье Ленина ограничил доступ людей к нему.

Все это огорчало Надежду Сергеевну. Свою точку зрения она высказывала мужу откровенно, не заботясь о том, разгневается он или будет спокойным. В 1932 году Надежда Сергеевна сказала Сталину с едкой иронией: 'Поистине гениален человек, оставивший страну без хлеба'. Несколько дней Сталин не разговаривал с женой.

Н. С. Аллилуева начала заниматься в Промышленной академии. Вместе с ней учился Н. С. Хрущев. Никита Сергеевич вспоминал: 'Она изучала химию на текстильном факультете, специализировалась в производстве искусственного волокна, была парторгом группы, а я секретарем партийной организации академии, - поэтому мы часто встречались: Я знал, что, придя домой, она рассказывает Сталину о моих действиях. Надежда Сергеевна никогда не злоупотребляла своим родством со Сталиным. Даже о том, что она его жена, знал ограниченный круг людей. Она была Аллилуева - и только. Был в академии еще один Аллилуев - горный инженер с Дальнего Востока. Многие думали, что она его жена или сестра. Она никогда не пользовалась привилегиями, положенными ей как жене Сталина. Никогда не ездила на машине ни в Кремль, ни на работу, а всегда приезжала на трамвае. Ничто не выделяло ее из массы окружавших ее студентов'.

В 1967-м и в последующие годы в ряде стран Запада вышли мемуары 'Двадцать писем к другу' уехавшей из Советского Союза в США дочери Сталина Светланы Аллилуевой. Большой общественной ценности эти воспоминания не имеют. Но они содержат и объективные данные, раскрывающие обстановку в семье, взаимоотношения Сталина с женой и детьми. Некоторые из них связаны с Яковом Джугашвили.

Скромности, стремлению не подчеркивать родство со Сталиным Яков учился у Надежды Сергеевны. В воспитании этих качеств у Якова она сыграла большую роль. Ни разу в жизни Яков не обращался с какими-либо просьбами к отцу, не просил у него денег. Он был убежден, что человека в обществе определяют его личные способности и труд, а не заслуги и положение родителей.

В 1926 году Надежда Сергеевна родила Светлану. Яков помогал ей ухаживать за сестрой и братом. Вокруг Кунцевской дачи был лес. В березовой аллее Яков и Вася собирали грибы, землянику, чернику. И особая радость была у них, когда они косили траву. Яков косил лихо, удивляя всех трудолюбием и умением.

В играх с ребятами часто участвовали Г. К. Орджоникидзе и его жена Зинаида Гавриловна. Настоящим другом Якова был и Николай Иванович Бухарин, он пользовался у детей особым расположением.

Светлана Аллилуева вспоминала: 'В Зубалове у нас часто живал Николай Иванович Бухарин, которого все обожали. Он наполнял дом животными, которых очень любил. Бегали ежи на балконе, в банках сидели ужи, ручная лиса бегала по паркету, подраненный ястреб сидел в клетке. Я смутно помню Н. И. Бухарина в сандалиях, толстовке, в холщовых летних брюках. Он играл с детьми, балагурил с моей няней, учил ее ездить на велосипеде и стрелял из духового ружья. С ним было всем весело. Через много лет, когда его не стало, по Кремлю, уже обезлюдевшему и пустынному, долго бегала 'лиса Бухарина' и пряталась от людей в Тайницком саду:'

Григорий Гагошидзе вспоминал:

'В 1926 году я закончил 2-ю Кутаисскую девятилетку и поехал в Москву, стал рабочим винзавода. Изучал русский язык. В Москве сразу связался с Яковом Джугашвили, все свободное время мы проводили вместе. По воскресеньям ходили в Кремль, играли в футбол. Капитаном одной из команд был Яков Джугашвили, а во главе второй команды - сын Троцкого Лев.

Летом выезжали за город - на Воробьевы горы - с гитарой, мандолиной, баяном. Брали уголь в маленьких мешках. Готовили шашлыки, пили кахетинское вино. Пели, играли, Яша учил русских друзей исполнять грузинские песни'.

А вот с братом Василием у Якова Джугашвили сложились плохие отношения. Тот был человеком грубым, невыдержанным, плохо воспитанным. Сталин любил грузинское вино и приучал к нему малолетнего Василия. Не зная меры, Василий пристрастился к вину, постепенно становился алкоголиком. Н. С. Аллилуева незадолго до смерти сказала Светлане: 'Не пей вина! Никогда не пей вина!' 'Это, - пишет Светлана, - были отголоски ее вечного спора с отцом, по кавказской привычке всегда дававшего детям пить хорошее вино. В ее глазах это было началом, которое не приведет к добру. Наверное, она была права - брата моего Василия впоследствии сгубил алкоголизм:'

Продолжалась дружба Якова с его воспитателем и первым другом Алешей Сванидзе. Яков по-прежнему встречался с ним. Знал, что он еще до революции уехал в Германию, где закончил историко-филологический факультет знаменитого университета в Иене и получил хорошее образование. Стал прекрасным знатоком древней истории, овладел немецким и английским языками.

Вместе с Г. К. Орджоникидзе и С. М. Кировым Алеша Сванидзе являлся одним из борцов за установление Советской власти в Грузии. 25 февраля 1921 года трудящиеся Грузии свергли власть помещиков и капиталистов, изгнали меньшевиков. В Грузии провозгласили Советскую власть. И тогда же большую честь оказали Алеше Сванидзе: его назначили народным комиссаром иностранных дел и одновременно народным комиссаром финансов Грузии. 9 мая 1921 года В. И. Ленин в проекте постановления ЦК РКП (б) одобрил присланную по телеграфу просьбу Алеши Сванидзе - поддержать его в устранении того, что мешало налаживать торговлю Грузии и РСФСР с Италией и Германией. Алеша Сванидзе многие годы был торгпредом СССР в Германии, председателем правления Внешторгбанка СССР, заместителем председателя правления Госбанка СССР.

Он гордился своим племянником Яковом Джугашвили: парень рос благородным, скромным, честным. Таких юношей и девушек в Советской стране были миллионы. Яков Джугашвили один из них. Он жил судьбами Родины, ее радостями и тревогами, успехами и огорчениями.

В Советском Союзе бурлили напряженные будни первых пятилеток, проявлялся невиданный трудовой энтузиазм. В стране строились сотни заводов и фабрик, вспыхивали огни новых городов, электростанций, доменных печей. Прокладывались железные дороги и каналы. Осваивались новые шахты и нефтяные промыслы. Навсегда оставались в памяти названия - Магнитка, Сталинградский тракторный, Турксиб, Днепрострой. На просторах Сибири, в степях Казахстана и за Полярным кругом, в горах Алтая и Памира экспедиции геологов открывали месторождения полезных ископаемых.

То было время 'босоногого детства' нашей индустрии. Первое в мире рабоче-крестьянское государство волей партии Ленина преображалось. Радовал невиданный энтузиазм участников социалистического строительства: они хотели превратить отсталую Россию в индустриальную державу, развить экономику страны, обеспечить ее оборону. Создавались новые отрасли промышленности - станкостроение, автомобилестроение, тракторостроение, моторостроение, производство самолетов, сельскохозяйственных машин, мощных турбин и генераторов, синтетического каучука, искусственных волокон.

Советский строй умножал силы людей труда, воспитывал в них чувство собственного достоинства и чести. В стране был положен конец безработице, неграмотности, социальному неравноправию. Молодежь - боевая, задорная - отстаивала идеалы революции: свободу, равенство, справедливость. Были крупные успехи и серьезные ошибки, но народ, ведомый партией, закладывал прочные основы экономического и оборонного могущества страны.

Яков Джугашвили воспринимал достижения страны как должное и гордился ими. Простой, скромный молодой человек, он любил книги, участвовал в школьной комсомольской жизни, выступал на диспутах, занимался спортом. Особенно любил волейбол, был в этой игре азартен.

В Москве Яков вначале учился в общеобразовательной школе, на Арбате, потом в электротехнической школе в Сокольниках. У него были хорошие товарищи, надежные друзья. Его уважали: он всегда говорил правду в глаза, был справедлив. Увлекался музыкой, изобразительным искусством: часто его видели на выставках. Якова привлекала рыбалка, туристские походы, ночевки у костра.

Юноша закончил школу в 1925 году, получив высокие оценки по математике, физике, химии, черчению, другим предметам. Он думал о поступлении в институт, но не был уверен в прочности своих знаний и решил не подавать заявление в вуз. Человек исключительной порядочности, он не искал никаких привилегий на том основании, что является сыном Сталина.

Яков Джугашвили думал о том, как ему жить дальше. Хорошо бы посоветоваться с близким другом, который поймет тебя, поможет умным и добрым словом.

Сталин для него не был таким другом, он лишь указывал сыну, что тот обязан делать.

Пришла любовь. Одноклассницей Якова была дочь священнослужителя Зоя (фамилию ее установить пока не удалось). Простая, умная, красивая девушка нравилась Якову. И он был ей симпатичен. После окончания школы они решили создать семью. Но против их брака категорически выступил Сталин. Не может, мол, его сын жениться на дочери попа. А ведь когда-то юный Coco Джугашвили сам закончил духовное училище, занимался в духовной семинарии.

'Я приеду к вам, дядя Сережа!..'

На дачу Сталина в Кунцево приезжали видные деятели партии и государства. Самым близким для Якова среди них был Сергей Миронович Киров. Общительный, умный и простой человек, он вызывал у Якова беспредельную симпатию. Яков нравился Кирову открытой душой и правдивостью.

Летом 1926 года Яков и Сергей Миронович не раз гуляли в Кунцеве на территории дачи, огороженной высоким забором. Яков сердечно поздравил Сергея Мироновича: в феврале 1926 года Кирова избрали первым секретарем Ленинградского губернского (затем областного) комитета ВКП(б). А в июле того же года Киров стал кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Сергей Миронович поблагодарил Якова за поздравление и сказал:

- Это, брат, всё авансом. Доверие надо отрабатывать. Каждый день. Каждый час.

Однажды они шли обнявшись по берегу небольшого озера. Смотрели на поляну, засеяннуюгречихой, вдыхали свежий душистый воздух. Собирали в лесу землянику. На небольшой поляне, огороженной сетками, рассматривали фазанов, цесарок, индюшек. Рядом в небольшом бассейне плавали утки. Яков с грустью сказал Кирову, что не знает, как ему дальше жить. Сталин требует, чтобы он поступал в вуз.

- Но я не уверен, что сдам экзамены. Не желаю позорить ни себя, ни отца, - проговорил Яков. - Хотел бы несколько лет быть рабочим. Верно говорят: чтобы жить, надо уметь что-либо делать.

- Ну что ж, - сказал Киров, - приезжай в Ленинград. Уж кем-кем, а рабочим я тебя устрою. Придется немного подучиться - рабочая профессия тоже требует немалых знаний.

Яков с радостью согласился:

- Я приеду к вам, дядя Сережа!

И втайне от отца Яков отправился в Ленинград. Вместе с ним поехала Зоя, они решили не расставаться. В городе на берегах Невы Яков и Зоя поселились в семье Аллилуевых - в квартире ? 59 дома ? 19 по улице Гоголя.

Яков Джугашвили неоднократно приходил к С. М. Кирову в Смольный, бывал в его квартире дома 26/28 на Каменноостровском проспекте. Сталин несколько раз звонил сыну, требовал, чтобы он вернулся в Москву, но Яков настоял на своем.

Киров попросил приехать в Смольный начальника ленинградского 'Электротока'. Сказал ему, показывая на Якова:

- Вот известный мне молодой человек. Хочет быть рабочим. Надо помочь:

В 1926 году была пущена Волховская гидроэлектростанция - первенец ленинского плана электрификации России. Огромную роль в завершении строительства электростанции играл С. М. Киров. Волховский гигант сберегал ежегодно десять - двенадцать миллионов пудов угля. Друг и соратник В. И. Ленина, руководитель Госплана СССР Г. М. Кржижановский сказал: 'Действительным показателем перемен в рабочем дне нашей красной столицы Севера является уже не пушка на Петропавловской крепости, а стрелки амперметров на центральных электрических станциях'. Ленинградские рабочие оценили пуск Волховской ГЭС как второй залп 'Авроры'.

Яков Джугашвили - рабочий 11-й подстанции Ленинграда. 1926 год.

На Марсовом поле Ленинграда в старинном доме с массивными колоннами находится управление Ленэнерго. В двух больших комнатах тут помещается музей. Беседую с его директором, ветераном войны и труда Александром Прокофьевичем Воробьевым и электромонтером Евгением Андреевичем Лавровым, работающим в энергосистеме Ленинграда с 1926 года. Они показывают на стене фотографию С. Я. Аллилуева и копию текста его воспоминаний. Этот человек много лет возглавлял управление Ленэнерго.

Е. А. Лавров вспоминает, что в 1926 году он был дежурным электротехником 11-й подстанции, помещалась она на проспекте Карла Маркса, 12. На этой же подстанции помощником дежурного электромонтера трудился Яков Джугашвили. Он закончил специальные курсы, в электротехнике разбирался хорошо, знал, как надо действовать у трансформаторов в случае аварии.

'Яков Джугашвили вел себя просто и скромно, - вспоминал Е. А. Лавров. - Никому не говорил, что он сын Сталина, никогда не называл свое отчество. На телефонные звонки обычно отвечал:

- Яков Жук слушает!

Он был человеком среднего роста, брюнетом. Любил надевать толстовку, ходил в обычном костюме. Это был человек дела. Если что-то обещает - обязательно выполнит'.

В свободное время Яков читал художественную литературу, работал над учебниками, готовился для поступления в технический вуз. Иногда он и Зоя бродили по городу. Любовались его чарующей красотой - старинными архитектурными ансамблями и дворцами, просторными площадями, величавой Невой, чугунными оградами гранитных набережных, мостами, нависшими над рекой.

Профессор Иосиф Варфоломеевич Мегрелидзе, доктор филологических наук, друг Якова в юности, вспоминает:

'Однажды, находясь в Эрмитаже, я увидел Якова Джугашвили с барышней. 'Знакомься, это Зоя, моя невеста', - сказал Яков. У них были обычные билеты в этот музей. Я учился тогда в Ленинграде в аспирантуре Института языка и мышления, имел пропуск во все залы Эрмитажа.

Предложил им осмотреть Золотую кладовую. Они были довольны и после осмотра благодарили меня. С моим предложением познакомиться с. директором Эрмитажа, у которого, добавил, имеется личное письмо Сталина, Яков не согласился. Отказался он и от обеда в столовой для ученых, которая находилась рядом с Эрмитажем. Поблагодарив меня, Яков и барышня ушли.

Через несколько дней Яков пришел ко мне в Институт языка и мышления на Дворцовой набережной, 18. Это здание находилось между Эрмитажем и Мраморным дворцом. Когда мы вышли на улицу, Яков внимательно рассматривал дворец. Сказал: 'Здание построил архитектор Ринальди во второй половине восемнадцатого века. Он же - автор Китайского дворца и Катальной горки в Ораниенбауме, дворца в Гатчине'.

Я напомнил ему другие прекрасные архитектурные ансамбли города на Неве - Александро-Невскую лавру, Казанский собор. При этом он сказал: 'Думал, что ты больше интересуешься политикой, однако вижу, что тебя волнует и искусство'.

Далее я говорил об истории коней Клодта на Аничковом мосту, Зимнего дворца, Марсова поля, памятника баснописцу И. А. Крылову, 'Медного всадника'. Слушал меня Яков с удивительным вниманием.

Сам же сообщал мне о Петропавловской крепости, о дворцах Царского Села, о 'Самсоне' и других фонтанах Петродворца. Этот неразговорчивый человек буквально преображался, засыпал меня вопросами по истории города на Неве.

Через несколько дней мы встретились вновь для осмотра Петропавловской крепости. Его интересовали Монетный двор, камеры крепости, в которых томились декабристы, Чернышевский, Бакунин, Александр Ульянов, А. М. Горький. Потом мы с Яковом побывали в Петропавловском соборе у надгробных памятников.

Затем я повел его на Шестую линию Васильевского острова, где стоит собор с грузинской надписью на стене. Яков интересовался судьбой грузин, живших в старом Петербурге. Он видел во дворе Александро-Невской лавры надгробия над могилами грузинских академиков Тархан-Моуравова и других.

Рядом с Институтом языка и мышления находился Институт математики. В обоих институтах среди научных сотрудников было немало грузин. Однажды в кабинет, где я находился с профессором К. Д. Дондуа, вошли два грузина. Один из них - Чичико Орджоникидзе, которого я знал еще в Тифлисе.

Чичико сказал: 'Мы были в Ботаническом саду по делу. Нас интересуют грузины, которые проходят практику в аспирантуре. Знакомство с будущими профессорами лестно'.

Военный билет Якова Джугашвили.1933 год.

Яков был менее разговорчив.

К. Д. Дондуа предложил гостям пообедать в академической столовой. Яков отказался. Его, мол, ждут в одной близкой семье.

Последний раз я видел Якова в Ленинграде на Невском проспекте, он ехал на велосипеде Аллилуевых. Своего велосипеда у него никогда не было:'

Все, кто знал Якова Джугашвили в Ленинграде, замечали его исключительную порядочность.

Ветеран труда Е. А. Лавров вспоминает его выступления на комсомольских собраниях 11-й подстанции Ленинграда. Никогда не говорил он о своих успехах. Высказывался о комсомольской работе на подстанции, сообщал о причинах пассивности некоторой части молодежи, о том, что радует и что огорчает ее. В его речах отсутствовал менторский тон, он никого не учил, не навязывал свое мнение. Его выступления были раздумьями вслух. Яков терпеть не мог звонких фраз, ему претил барабанный бой по поводу любых побед.

Очарование Ленинграда, его памятные места, встречи и дружба с ленинградскими рабочими наложили свой отпечаток на характер Якова, на его поступки и дела в дальнейшем.

Тревожные будни

По категорическому вызову отца Яков Джугашвили в августе 1930 года после пяти лет работы на 11-й подстанции Ленинграда уехал с Зоей в столицу. В сентябре того же года он поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) на теплотехническое отделение.

Бывший студент этого института С. Босов вспоминает:

'Нас, студентов второго курса, направили на помощь приемной комиссии. Однажды в помещение, где работала комиссия, вошел среднего роста, худощавый, очень застенчивый юноша в сером костюме. Попросил меня пояснить, как правильно заполнять бланки. Рассказав, я отошел.

Один из членов комиссии отругал меня за то, что, прежде чем выдать бланки, я не выяснил, кто родители товарища. В то время двери институтов были открыты преимущественно для рабочих и крестьян. Пришлось спросить юношу о родителях. 'Отец - служащий', - был ответ. Это сильно осложняло дело.

Яков Джугашвили.1930 год.

В это время в приемную заскочил наш студент И. Варвашеня. Услышав разговор, заглянул в заполненный бланк, потом отозвал меня в сторону: может, это родственник Сталина? Тот ведь тоже раньше был Джугашвили. Пусть напишет, кем работает его отец'. На бланке появилась строчка: 'Секретарь ЦК ВКП(б)''.

Так мы познакомились с Яковом Джугашвили. Потом более двух месяцев жили в одной комнате в общежитии на Бахметьевской. Многих удивляло, что Яков, имея такого отца, все годы учебы в институте ходил только в форме железнодорожника. Лишь у нас, хорошо знавших Якова, это удивление вызывало усмешку. Он был таким же, как и мы, сыном трудового народа. У Якова и Зои родилась девочка. Существовать семье на студенческую стипендию было трудно, не хватало денег на необходимые лекарства для маленькой дочки. Девочка постоянно болела и восьми месяцев от роду умерла. Каково было Якову пережить страшное несчастье! Жизненные трудности казались ему непреодолимыми. И он решил покончить жизнь самоубийством. Метил в сердце, но пуля миновала его и вышла из тела. Увидев раненого сына, Сталин сказал: 'Ты, волчонок, и стрелять-то не умеешь', - и вызвал врача.

Светлана Аллилуева пишет, что Надежда Сергеевна для Якова 'делала все возможное, чтобы скрасить его нелегкую жизнь, защищала его перед отцом, всегда относившимся к Яше незаслуженно холодно и несправедливо.

И. С. Аллилуева, вторая жена И. В. Сталина.1930 год.

Мама утешала его в первом неудачном браке, когда родилась и умерла девочка. Мама очень огорчилась и старалась сделать жизнь Якова более спокойной. Но это было вряд ли возможно: Должно быть, на маму произвела тягостное впечатление попытка Яши покончить с собой. Доведенный до отчаяния отношением отца, Яша выстрелил в себя у нас на кухне в Кремле. Он, к счастью, только ранил себя: Но отец нашел в этом повод для насмешки. 'Хо, не попал', - любил он поиздеваться. Мама была потрясена. И этот выстрел, должно быть, запал ей в сердце надолго:'

Три месяца после невероятно трагической истории Яков лежал в больнице. Навещали его Надежда Сергеевна, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Киров, сестры Ленина Анна Ильинична и Мария Ильинична, П. С. Жемчужина, Алеша Сванидзе, Сергей Яковлевич и Ольга Евгеньевна Аллилуевы. Сталин у постели больного сына не был.

По воле Сталина отношения Якова с Зоей были прерваны навсегда.

После выздоровления Яков продолжал заниматься в Институте инженеров транспорта. В 1931 году прошел первую практику в депо станции Кавказская.

Когда приходил в Кремль, возился со Светланой и Васей, играл с ними. Яша, Вася и Светлана были довольны, когда в 1931 году единственный раз из Грузии в Москву приехала их бабушка Екатерина Георгиевна. Ей исполнился тогда 71 год. Она привезла внукам подарок - ореховое варенье и сухие фрукты.

Осенью того же года в Тифлисе у нее взял интервью американский журналист Кникербокер. Екатерина Георгиевна в национальном грузинском костюме сфотографировалась с Кникербокером. По ее просьбе он послал этот снимок Сталину. Интервью Кникербокера с Екатериной Георгиевной и фотоснимок были опубликованы тогда в американском журнале.

В марте 1932 года Яков практиковался на паровозоремонтном заводе в городе Козлове (ныне Мичуринск). Выдержал там экзамен на должность машиниста-дизелиста.

Московский писатель Лев Разгон был знаком с Я. М. Свердловым, знал его жену Клавдию Тимофеевну Новгородцеву, ее детей. До 1936 года эта семья жила в кремлевской квартире. К. Т. Новгородцева неоднократно рассказывала ему о тяжелой судьбе Н. С. Аллилуевой. Разгон пишет о Надежде Сергеевне в книге 'Непридуманное': 'Это была скромная, добрая и глубоко несчастная женщина. Несколько раз, когда я приходил в Кремль к Свердловым, я заставал у Клавдии Тимофеевны заплаканную Аллилуеву. После ее ухода Клавдия Тимофеевна говорила: 'Бедная, ох бедная женщина''.

Многие говорили тогда о Надежде Сергеевне, вынужденной сносить характер своего мужа. И про то, как он бьет детей - Свету и Васю, и про то, как он хамски обращается со своей тихой женой. И про то, что в последнее время Коба стал принимать участие в 'забавах Авеля'. Какие это были забавы? 'Сталин объявил, - читаем в книге 'Непридуманное', - что 'веселее' должны жить не только его подданные, но и он сам. И начал участвовать в той свободной и вольной жизни, которую вел его самый близкий, еще с юности, человек - Авель Енукидзе. И тогда пошли слухи о том, что железный Коба размягчился: Сталин и Авель участвовали в гульбищах'.

Н. С. Аллилуева с возмущением говорила Якову о том, что Сталин приблизил к себе Лаврентия Берию - самую мрачную фигуру из его ближайших 'соратников'.

Светлана Аллилуева пишет, что все чаще поблескивало в кабинете Сталина пенсне Лаврентия Берии, еще тогда скромненького, такого тихонького: 'Он приезжал временами из Грузии 'припасть к стопам:' Все, кто тогда близок был нашему дому, ненавидели его, начиная с Реденса и Сванидзе, знавших его еще по работе в ЦК Грузии. Отвращение к этому человеку и смутный страх перед ним были единодушными у нас в кругу близких'.

Н. С. Аллилуева еще в 1929 году спорила со Сталиным о Берии, говорила: 'Он же негодяй, я не сяду с ним за один стол'. Сталин в ответ твердил: 'Ну, убирайся вон, это мой товарищ, он хороший чекист, он помог нам в Грузии предусмотреть восстание мингрелов, я ему верю:'

В ноябре 1932 года, в 15-ю годовщину Октябрьской революции, Н. С. Аллилуева присутствовала на торжественном приеме в Кремле. Сталин знал, что жена не может пить коньяк или вино: от одной капли алкоголя у нее начинались судороги. После тоста в честь продолжателя дела Ленина товарища Сталина все присутствовавшие поднялись и стоя осушили бокалы. Н. С. Аллилуева не выпила вино и поставила бокал на стол. Сталин это заметил, громко обратился к ней:

- Эй, ты, пей!

Он унизил и оскорбил жену. Н. С. Аллилуева тут же поднялась из-за стола:

- Я тебе не 'эй, ты'!

И ушла. Успокаивать ее бросилась жена Молотова, ее близкая подруга, П. С. Жемчужина. Они долго гуляли по Кремлю. Надежда Сергеевна от обиды не могла прийти в себя.

Н. С. Хрущев вспоминал: 'Все разъехались с приема в Кремле. Уехал и Сталин. Уехал, но домой не приехал. Было уже поздно. Надежда Сергеевна стала беспокоиться, где же Сталин, и стала его по телефону искать. Прежде всего она позвонила на дачу. Они жили тогда в Зубалове.

На звонок ответил дежурный. Надежда Сергеевна спросила:

- Где товарищ Сталин?

- Товарищ Сталин здесь.

- Кто с ним? Дежурный назвал:

- С ним жена Гусева.

Гусев - это был военный, и он тоже был на обеде. Когда Сталин уезжал, он взял жену Гусева с собой. Я Гусеву не видел никогда, но Микоян говорил, что она очень красивая женщина.

Когда Власик (начальник охраны И. В. Сталина. - Я. С.) рассказывал эту историю, он комментировал:

- Черт его знает. Дурак неопытный этот дежурный: она спросила, а он так прямо и сказал:

Утром, когда Сталин приехал, Надежда Сергеевна уже была мертва'.

Бабушка Якова Джугашвили - Е. Г. Джугашвили дает интервью американскому журналисту Кникербокеру.Тифлис. 1931 год.

В ночь на 9 ноября в комнате кремлевской квартиры она застрелилась. Светлана Аллилуева пишет: 'Каролина Васильевна Тиль, наша экономка, утром всегда будила маму, спавшую в своей комнате. Отец ложился у себя в кабинете или в маленькой комнате с телефоном, возле столовой: Каролина Васильевна рано утром, как всегда, приготовила завтрак в кухне и пошла будить маму. Трясясь от страха, она прибежала к нам в детскую и позвала няню - она ничего не могла говорить. Обе пошли. Мама лежала в крови возле своей кровати, в руке был маленький пистолет 'вальтер''.

Светлана Аллилуева сообщает о том, как этот пистолет оказался у ее матери. Павел Аллилуев, брат Надежды Сергеевны, работал в Бронетанковом управлении Красной Армии, бывал в заграничных командировках. В 1931 году он приехал из Берлина и привез с собой купленный там пистолет. В том году Надежде Сергеевне исполнилось 30 лет. Павел преподнес ей этот пистолет. Невероятно странным был такой подарок женщине. Ведь Павел дарил сестре пистолет не для того, чтобы она застрелилась.

Летом 1903 года Иосиф Джугашвили спас жизнь двухлетней Наде Аллилуевой. Теперь по вине Сталина Надежда Сергеевна рассталась с жизнью. Каким надо было быть тираном, чтобы довести жену до самоубийства!

Тяжело переживал несчастье Яков Джугашвили. Он всегда ценил заботу Н. С. Аллилуевой о нем и беспредельно ее уважал.

Светлана Аллилуева пишет: 'Все дело было в том, что у мамы было свое понимание жизни, которое она упорно отстаивала. Компромисс был не в ее характере. Она принадлежала к молодому поколению революции, к тем энтузиастам-труженикам первых пятилеток, которые были убежденными строителями новой жизни, сами были новыми людьми и свято верили в свои новые идеалы человека, освобожденного революцией от мещанства и от всех прежних пороков. Мама верила во все это: Вокруг нее было тогда очень много людей, поддерживавших своим поведением ее веру'.

Перед тем как уйти из жизни, Н. С. Аллилуева написала письмо. Содержание его было известно 'наверху' и живо обсуждалось в семейных кругах. Надежда Сергеевна писала, что не может видеть, как вождь партии катится по наклонной плоскости и порочит свой авторитет, который является достоянием не только его, но и партии. Она решилась на крайний шаг, потому что не видит другого способа остановить вождя партии от морального падения.

Известны слухи о том, будто бы Аллилуеву застрелил Сталин. Это не соответствует истине. Сталин сам никогда никого не убивал и, вероятно, был неспособен это сделать. А что такая легенда может возникнуть, он понимал. Енукидзе предложил составить акт о скоропостижной смерти из-за сердечного припадка. Сталин ответил: 'Нет, будут говорить, что я ее убил. Вызвать судебно-медицинских экспертов и составить акт о том, что есть на самом деле, - о самоубийстве'. Такой акт подготовили, но он не был опубликован.

Светлана Аллилуева замечает о предсмертном письме матери: 'Прочитав его, отец мог думать, что мама только для видимости была рядом с ним, а на самом деле шла где-то рядом с оппозицией тех лет. Он был потрясен этим и разгневан. И когда пришел прощаться на гражданскую панихиду, то, подойдя на минуту к гробу, вдруг оттолкнул его от себя руками и, повернувшись, ушел прочь: Он считал, что мама ушла как его личный недруг: Я часто думаю: какая судьба ждала ее дальше, если бы она не умерла? Ничего хорошего ее не ждало. Рано или поздно она оказалась бы среди противников отца. Невозможно представить себе, чтобы она молчала, видя, как гибнут лучшие старые друзья - Н. И. Бухарин, А. С. Енукидзе, С. Реденс, оба Сванидзе, - она не пережила бы этого никогда. Быть может, судьба даровала ей смерть, спасшую ее еще от больших ожидавших ее несчастий. Ведь она, 'трепетная лань', не могла бы предотвратить все эти несчастья или остановить их: Она бы не предала старых друзей: И как смогла бы она бороться с ненавистным ей Берией? К чему гадать? Судьба спасла ее от таких тяжелых испытаний, которых бы ее душе не вынести:'

Лгать, выдумывать небылицы Сталин и его подручные умели. Газеты напечатали сообщение о том, что в ночь на 9 ноября Н. С. Аллилуева 'внезапно скончалась'. О причине ее смерти ничего не было сказано. В сообщении, которое было подписано членами Политбюро ЦК, а также Екатериной Ворошиловой, Полиной Жемчужиной (Молотовой), Зинаидой Орджоникидзе, Марией Каганович, Татьяной Постышевой, Ашхен Микоян, говорилось:

'Не стало дорогого, близкого нам товарища, человека прекрасной души.

От нас ушла молодая, полная сил и бесконечно преданная партии и революции большевичка: Надежда Сергеевна самоотверженно служила делу партии, всегда скромная и активная на своем революционном посту'.

Демьян Бедный в стихотворении 'Светлой памяти Н. С. Аллилуевой' писал:

Смерть пошутила вновь
Проклятой злобной шуткой.
И я, склонясь в печали жуткой,
Стою, стареющий поэт,
У гроба той, кого я резвой знал малюткой,
Чей наблюдал я рост и жизненный расцвет.
Работу средь каких бойцов, в какие годы?
И вот в тот час, когда шумят победно всходы
Посевов Октября, у гроба мы стоим
Того, кто нас пленял всем обликом своим,
Кто с нами все делил - и радость, и невзгоды.

После смерти Н.С. Аллилуевой Яков не находил покоя. Растерянный, удрученный страшной бедой, он провожал Надежду Сергеевну в последний путь.

Тело покойной лежало в гробу, установленном в помещении Хозяйственного управления ЦИК СССР (здесь ныне находится ГУМ). Яков стоял у гроба Н. С. Аллилуевой, по его лицу текли слезы, он рыдал.

Поток людей проходил мимо гроба. Отдать долг покойной пришли тысячи рабочих и работниц Москвы, товарищи Надежды Сергеевны по учебе. Убитый горем, стоял у гроба Алеша Сванидзе. Лев Разгон пишет: 'А сам Сталин все время сидел у гроба и зоркими, все видящими желтыми глазами высматривал: кто пришел, кто как себя ведет, какое у кого выражение лица: Это было свойство его характера'.

За гробом на Новодевичье кладбище Сталин не пошел. Он мстил мертвой Надежде Сергеевне. Преследовал тех, кто выражал ему в связи с самоубийством Аллилуевой соболезнование.

Особенно досталось Демьяну Бедному. Они еще с мая 1912 года вместе сотрудничали в редакции большевистской 'Правды'. Сталин тогда одобрял стихи, газетные фельетоны и басни Демьяна Бедного. Поэт знал Надю Аллилуеву девочкой. И вот трагический ее конец. Поэт хотел высказать свои переживания Сталину. Он не знал, что в сочувствии Сталин в данном случае не нуждается. Наоборот, любые искренние слова в адрес его жены злили Сталина. Он считал поступок Надежды Сергеевны предательским по отношению к нему.

Злопамятный и мстительный, Сталин не забыл 'проступок' Демьяна Бедного. Когда тот по заказу редакции 'Правды' написал антифашистский памфлет, разоблачавший гитлеровцев, Сталин сделал на тексте памфлета пометку: 'Передайте новоявленному 'Данте', что он может перестать писать'. Как следовало понимать эти слова? Видный русский советский поэт должен прекратить литературную деятельность? Или возможен более худший вариант в его судьбе?

Сталин стал придираться к произведениям Демьяна Бедного, выискивал в них идейные ошибки. В августе 1938 года поэта исключили из партии, а затем из Союза писателей СССР. Перед ним были закрыты двери редакций всех газет и журналов.

Яков Джугашвили был свидетелем того, что происходило в семье Сталина после гибели Надежды Сергеевны. Сталин перестал бывать в Зубалове. По его указанию была построена новая дача в Кунцеве. Он не хотел оставаться в том месте, где жила Аллилуева.

Яков продолжал заниматься в институте. Изучал технические дисциплины, другие науки, предусмотренные программой. Продолжалась его дружба с С.М. Кировым. Бывая у Сталина в Кремле или на даче в Зубалове, Киров интересовался успехами Якова. Нередко они вместе гуляли. Яков рассказывал Сергею Мироновичу о своей учебе в институте, о встречах с интересными людьми. Но дружба эта оборвалась.

Московский институт инженеров транспорта. Яков Джугашвили стоит в третьем ряду (крайний слева).1931 год.

Как новое безмерное горе переживал Яков Джугашвили злодейское убийство Кирова. Навсегда ушел из жизни 'дядя Сережа', искренне заботившийся о Якове, в трудное время оказавший ему помощь в приобретении рабочей профессии. Потеря эта была невосполнима.

Если в беде твой друг:

Известный советский поэт Николай Доризо десять лет собирал материалы и писал трагедию 'Яков Джугашвили'. В 1988 году она была опубликована в журнале 'Москва'. Это художественное произведение имеет документальную основу. В трагедии действуют герои вымышленные и подлинные. Поэт создал правдивый образ старшего сына Сталина.

В трагедии 'Яков Джугашвили' Яков говорит Олегу, товарищу по заключению в фашистском концлагере (Олег был сыном репрессированного наркома): Ведь мой отец дружил с отцом твоим И поступил так беспощадно с ним. Я часто думаю порой ночною: Не слишком ли отец мой крут? Кабы со мной одним, А то со всей огромною страною!.. На площадях мы пели Первомаю О том, что счастлив молодой наш век: 'Я другой такой страны не знаю, Где так вольно дышит человек'. То было время первых Днепрогэсов, То были дни, когда в краю любом Гремел набат карающих процессов Над ненавистным классовым врагом.

Конституция СССР предоставляла гражданам страны демократические права. Но на деле постепенно они превращались в фикцию, устанавливалась единоличная власть, диктатура Сталина. От его воли, болезненной подозрительности, кичливости, тщеславия стали зависеть свобода, судьба, жизнь советских людей.

Выдающийся деятель Французской буржуазной революции конца XVIII века Жан Поль Марат выпускал в свое время газету 'Друг народа', в которой неустанно разоблачал происки контрреволюции. По-своему истолковав слова Марата, Сталин ко всем инакомыслящим приклеивал страшный ярлык врага народа. Ушли в прошлое спокойные товарищеские дискуссии, обсуждения, стала исчезать демократическая обстановка в партии и стране. Главным доводом Сталина был 'палочный аргумент'. Людей без всякой вины арестовывали, сажали в тюрьмы, расстреливали.

Яков Джугашвили с горечью наблюдал, как исчезали люди, которых в свое время Сталин считал друзьями. Яков хорошо знал их. Он видел коварство отца, сознавал, что Сталин творит невиданный произвол. В стране усиливался кровавый террор. В то же время органы печати и массовой информации всячески превозносили Сталина и его мнимые заслуги в истории революционного движения. Официальная пропаганда славила великого вождя народов.

О политике Яков никогда не говорил с отцом, но он отважно защищал своих товарищей, репрессированных без всякой вины. Не боясь гнева отца, Яков за таких людей заступался, не задумываясь о последствиях.

Его школьный друг Григорий Гагошидзе 27 июня 1937 года был в Рустави, где летчики овладевали парашютным делом. Он вспоминал:

'В тот день я находился на аэродроме. Сделал первый показательный прыжок. Потом сел за штурвал самолета, в нем находилась группа студентов Грузинского индустриального института. Студент Кутателадзе раньше, чем было необходимо, раскрыл парашют, задел хвост самолета, испортил его. Мне угрожала смерть. По инструкции я оставил самолет и прыгнул с парашютом.

Со следующего дня каждый вечер за мной к дому приезжала машина. Меня возили в отделение НКВД. Порой допрашивали два часа, иногда четыре. Обвинение - будто бы я умышленно, без причины, оставил самолет и являюсь виновником его гибели.

Допрашивал меня Ашот Асланов. Он требовал:

- Подпиши, что ты враг народа, изменник.

Я говорю: 'Ашот! Пригласи специалистов. Они скажут, что я не мог поступить иначе. Я не нарушил инструкции'.

Допросы продолжались. Понимая, что одно письмо в Кремль может не дойти, я написал семнадцать писем с одинаковым текстом на имя моего школьного друга Якова Джугашвили, просил его вызволить меня из беды: 'Ты знаешь мою семью, знаешь меня. Может ли в моей семье быть враг народа? Прошу помощь. Пусть для проверки всего случившегося со мной выделят комиссию специалистов'.

Часто письма, посланные в Москву, в Кремль, возвращались обратно. Просил своих друзей-летчиков взять мои письма и отправить их в Москву из тех мест, куда они прилетят, - из Баку, Ростова, Харькова, Краснодара. Одно письмо просил бросить в Москве в почтовый ящик у Красной площади.

Асланов вызвал меня на последний допрос, стал угрожать: 'Расстреляю!' Вынул из стола одно мое письмо и говорит: 'Еще жалуешься!'

Поздней ночью я пришел домой. Потом три дня меня никто не вызывал: в Рустави была нелетная погода.

Через несколько дней мне сообщили, что все обвинения с меня сняты. Я спросил сотрудника НКВД; чье это распоряжение. Он ответил: 'Самого большого человека в стране'.

Не знаю, сколько времени Яков говорил обо мне с отцом: Великое спасибо Якову Джугашвили за то, что он оказался надежным другом в самом страшном для меня испытании, которое могло закончиться моей гибелью без всякой вины'.

Диктаторские замашки Сталина, конечно же, отрицательно влияли на развитие советского общественного и государственного строя, наносили ему ущерб. В то же время честный, самоотверженный труд миллионов энтузиастов, преданных делу Ленина, преображал Родину. С каждым годом крепло ее экономическое и оборонное могущество. За несколько лет Советская страна, используя преимущества социализма, из нищей, отсталой России превратилась в могучую индустриальную державу.

На Западе многие люди хотели подробнее знать, что происходит в семье самого Сталина.

Падкие на сенсацию и 'жареные' факты, органы буржуазной печати пытались через своих корреспондентов в Москве выяснить, что творится в 'главной семье Советского государства'.

Но по воле Сталина эта семья находилась в зоне молчания. Вождь считал, что его личная жизнь не должна становиться предметом публичного внимания.

И советские люди ничего не знали о личной жизни Сталина и членов его семьи. Читатель 'Известий' В. Васильев заметил: 'Эта традиция возникла еще тогда, когда деятельность наших вождей показывалась как непрерывная 'денная и нощная' работа на благо советского народа. Помните: вся Москва спит, и только одно окно в Кремле светится - это товарищ Сталин неустанно размышляет о том, как бы сделать советских людей еще более счастливыми:'

В цивилизованном обществе интерес к личной жизни руководителей - не праздное любопытство, с этим связано утверждение в стране определенных нравов. Политическое руководство не должно быть анонимным, ибо 'покров неизвестности' способствует созданию антинародной идеологии вождизма, культа личности.

Когда Яков Джугашвили учился в Московском институте инженеров транспорта, он каждое лето после практики приезжал в небольшой тихий городок Урюпинск на левом берегу реки Хопер. Там жил дядя Надежды Сергеевны - Михаил Яковлевич Аллилуев с женой Матреной Федоровной. Они занимали одну половину дома, а в другой поселилась семья Голышевых - Павел Антонович и Екатерина Алексеевна. У Голышевых было четыре дочери. Среди них темноволосая Оля. Ей нравился Яков Джугашвили - красивый кавказец, хорошо воспитанный, обходительный молодой человек. Ольга серьезно увлеклась им. После одного из приездов Якова в Урюпинск Ольга Голышева отправилась

Яков Джугашвили (сидит справа) - студент Московского института инженеров транспорта. 1932 год.

с ним в Москву, поступила в столичный авиационный техникум.

В январе 1936 года в Урюпинске у них родился сын. В загсовской записи от 10 января 1936 года значилось имя новорожденного - Евгений. Отец - Джугашвили Яков Иосифович, грузин, 27 лет, студент. Мать - Голышева Ольга Павловна, русская, 25 лет, техник.

В октябре 1935 года Сталин разрешил ТАСС подготовить для печати материал о своей поездке в Тифлис. 18 октября в 'Правде', 'Известиях' и других газетах появилось краткое сообщение: '17 октября товарищ Сталин прибыл в Тифлис навестить свою мать. Проведя с матерью весь день, товарищ Сталин отбыл ночью в Москву'.

Через десять дней после отъезда Сталина из этого города в печати появился репортаж 'Беседа с матерью товарища Сталина'. Видимо, Сталин перед публикацией этот текст не читал. Мать сообщала корреспонденту о своих беседах с сыном:

'Спросила я и о внучатах. Я их люблю больше всего на свете - моих Светлану, Яшу и Васю. A Coco в шутку мне говорит, что он приехал как раз по приказу Светланы, которая просит бабушку прислать ей орехового варенья. Coco также любит это варенье. Еще с детства у него такая слабость. <:> Скоро Coco и товарищи вернулись с прогулки по городу. (Сталин в тот день совершил поездку по Тифлису. - Я. С.) Опять беседовали. Угостила его хорошо. Не забыла дать на дорогу и банку орехового варенья для Светланы'.

В печати были опубликованы также статьи о матери вождя, о детских и юношеских годах Coco.

Репортаж возмутил 'отца народов'. Зачем сообщили об ореховом варенье? Разве имеет значение то, что он любит это варенье? За публикацию материала в 'Правде' ее редактор Мехлис получил от Сталина выговор. Почему он не был наказан более строго? Вождь смилостивился по той причине, что с 1922 по 1926 год Мехлис работал в ЦК помощником Сталина и был еще нужен ему.

Яков Джугашвили сказал:

- Надо было строже наказать редактора, чтоб впредь не лебезил перед отцом.

В середине 1930-х годов Сталин высказал мысль, что целесообразно большому писателю написать о нем солидную публицистическую книгу. Это, мол, необходимо для дальнейшего повышения авторитета ленинской партии. Работать над книгой о Сталине решил видный французский писатель-коммунист Анри Барбюс. По специально подобранным для него документам Барбюс за месяц написал книгу о Сталине. Вышла она в середине 1936 года. Книга полностью фальсифицировала историю партии, явно преувеличивала роль вождя в истории революционного движения. С первой и до последней страницы книга была кощунственной, но она получила резонанс во всем мире. Описание скромной бытовой обстановки, в которой жили Сталин и его семья, в книге Барбюса было правдивым:

'В Кремле, напоминающем выставку церквей и дворцов, стоит маленький трехэтажный домик: Домик этот был раньше служебным помещением при дворце; в нем жил какой-нибудь царский слуга.

Поднимаемся по лестнице. На окнах - белые полотняные занавески. Это три окна квартиры Сталина: Три комнаты и столовая. Обставлены просто - как в приличной, но скромной гостинице. Столовая имеет овальную форму; сюда подается обед - из кремлевской кухни или домашний, приготовленный кухаркой. В капиталистической стране ни такой квартирой, ни таким меню не удовлетворился бы средний служащий. Тут играет маленький мальчик. Старший сын Яша спит в столовой - ему стелют на диване; младший - в крохотной комнатке, вроде ниши'.

Этим фактом исчерпывается все, что советские люди до войны знали о Якове Джугашвили.

Светлана Аллилуева пишет о нем: <Юн был похож на отца миндалевидным, кавказским разрезом глаз и больше ничем. Больше он был похож на свою мать Екатерину Сванидзе: Это сходство бросается в глаза и на портретах. Очевидно, и характер ему достался от нее - он не был ни честолюбив, ни резок, ни одержим, ни властолюбив. Не было в нем противоречивых качеств, взаимоисключающих стремлений. Не было в нем каких-либо блестящих способностей; он был скромен, прост и очаровательно спокоен.

Я видела лишь раз или два, что он может взорваться - внутренний жар был в нем. Это происходило иногда из-за Василия, из-за привычки последнего сквернословить в моем присутствии и вообще при женщинах, при ком угодно. Яша этого не выдерживал, набрасывался на Василия, как лев, и начиналась рукопашная: Вообще говоря, жизнь в Кремле в одной квартире с нами и учеба на русском языке, трудно дававшемся ему вначале, - все это было совсем не для него. Оставшись в Грузии, он, наверное, жил бы спокойнее и лучше. Яша всегда чувствовал себя возле отца каким-то пасынком:'

Яков не забывал своих друзей, любил общаться с ними, высоко ценил доброе, благожелательное отношение к нему. Часто бывал в семье Алеши Сванидзе. Несмотря на огромную загруженность государственной работой, Сванидзе вел большую научную деятельность. Как академик он занимался Древним Востоком. Прекрасно знал историю Персии, Византии, Китая, Древней Руси, культуры и языки древних народов Закавказья и Малой Азии. Его жена Марико Сванидзе работала помощником секретаря Президиума ВЦИК А. С. Енукидзе. Глубокое знание ассирийских и урартских источников дало Алеше Сванидзе возможность написать очерк древнейшей истории Закавказья.

Вместе с академиком В. В. Струве и С. И. Ковалевым Алеша Сванидзе в 1934 году вошел в комиссию по подготовке школьного учебника древней истории. В 1936 году в Тбилиси вышла его книга 'Материалы по истории алородийских племен'. В этом произведении он впервые сделал попытку решить на основе марксистско-ленинской теории трудные проблемы, связанные с этнической историей Закавказья в древности.

А. С. Сванидзе стал организатором журнала 'Вестник древней истории', его редактором. В первом номере, вышедшем в начале 1937 года, были опубликованы две его статьи - 'Наши задачи' и 'Названия древневосточных богов в грузинских песнях'. Его книги и статьи отличались глубиной научных исследований, публицистическим мастерством. Блестяще написал он предисловие к выпущенному в Москве в 1936 году роману Михаила Джавахишвили 'Арсен из Марабды'.

В передовой статье 'Наши задачи' ни разу не была упомянута фамилия Сталина. Какое непочтение к великому вождю! Сталин считал это вражескими происками. Была сфабрикована фальшивка о том, что в то время, когда Алеша Сванидзе учился в Иенском университете в Германии, его якобы завербовала немецкая разведка. Припомнил Сталин и то, что по совету Алеши Сванидзе родственники привезли Якова в 1921 году в Москву к отцу, чем он, как известно, был крайне недоволен. Без всякой вины Алеша Сванидзе был объявлен врагом народа, арестован и в 1942 году расстрелян.

А. С. Сванидзе был реабилитирован посмертно. В заключительном слове на XXII съезде КПСС Н. С. Хрущев 27 октября 1961 года сказал: 'Трагической оказалась и судьба: Алеши Сванидзе, брата первой жены Сталина. Это был старый большевик, но Берия путем всяких махинаций представил дело так, будто Сванидзе подставлен к Сталину немецкой разведкой, хотя тот был ближайшим другом Сталина. И Сванидзе был расстрелян'. Перед расстрелом ему были переданы слова Сталина, что если он попросит прощения, то его простят. Когда Сванидзе передали эти слова Сталина, то он спросил: 'О чем я должен просить? Ведь я никакого преступления не сделал'. После смерти Сванидзе Сталин сказал: 'Смотри, какой гордый, умер, но не попросил прощения'. И не подумал, что Сванидзе прежде всего был честным человеком.

Жена 'врага народа' Сванидзе - Мария Анисимовна - была арестована и умерла в 1942 году в одном из казахстанских лагерей. Горькой была судьба их сына Ивана. В детстве в семье его называли Джонридом (соединили вместе имя и фамилию Джона Рида, американского писателя, свидетеля Октябрьской революции, автора книги '10 дней, которые потрясли мир'). В юности Ивана звали в семье Сванидзе Джоником. Его, сына Алеши Сванидзе, арестовали в 1937 году 'за политику', но сидел он в одной камере с уголовниками. Освобожден был в 1956 году.

Так 'расплатился' Сталин с Алешей Сванидзе и его семьей, с людьми, которые с 1908 года четырнадцать лет растили и воспитывали его сына Якова.

Узнав о тяжелейших утратах, о вопиющей несправедливости, мог ли Яков спокойно относиться к Сталину и уважать его? Он боялся отца и в душе был огорчен тем, что является сыном Сталина. Но перечить ему не мог и внешне держался с ним спокойно.

Яков Джугашвили не любил охранников Сталина и не разговаривал с ними. Не так давно на экраны вышел документальный фильм 'Я служил в охране Сталина'. Фильм рассказывает о живущем ныне майоре в отставке Алексее Трофимовиче Рыбине. Он более двадцати лет был одним из охранников Сталина. Сейчас Рыбину более 80 лет.

Его непосредственным начальником был генерал-лейтенант Николай Сергеевич Власик. Сталин познакомился с ним еще на Царицынском фронте, где Власик был рядовым красноармейцем, приставленным для охраны Сталина. Светлана Аллилуева отмечает, что Власик был невероятно малограмотным, грубым, но вельможным человеком. В последние годы он сообщал даже некоторым деятелям искусства, понравились ли 'самому' фильм или опера, или даже силуэты строившихся тогда высотных зданий.

В названном фильме Рыбин более часа вспоминает многое из того, что пришлось наблюдать ему в 1930-е и 1940-е годы.

Яков не переносил присутствия Рыбина, относился к нему с явным презрением.

Слушатель военной академии

Имея диплом о высшем образовании, Яков Джугашвили поступил работать инженером-дизелистом на электростанцию Московского автомобильного завода. Считал, что ему нет необходимости приобретать еще какую-либо специальность.

Сталин имел иное мнение. Он хотел, чтобы оба его сына стали офицерами. Международная обстановка накалялась, над страной сгущались тучи военной угрозы. В 1937 году Сталин сказал Якову, что ему следует готовиться к экзаменам на вечернее отделение Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.

В архиве академии сохранилось несколько воспоминаний и документов о том, как занимался там Яков Джугашвили. В 1937 году он сдал экзамены на вечернее отделение академии, а в 1938 году был переведен на четвертый курс дневного отделения факультета наземной артиллерии.

Многое в жизни любого человека зависит от его семьи. Яков вместе со своей женой Ольгой Павловной Голышевой жил в квартире дома ? 3 в переулке Грановского. Их сын Женя, родившийся в 1936 году, был великим счастьем Якова. Но у Ольги Павловны и мужа характеры оказались разными. При желании Яков мог обратиться к отцу за помощью и улучшить материальное положение семьи. Но он не делал этого. Светлана Аллилуева пишет: 'Жизнь Яши была всегда честной и порядочной. Ему претило всякое упоминание о том, что он сын Сталина. И Яков честно и последовательно избегал любых привилегий для своей персоны, да у него их никогда и не было:'

Они мирно расстались. Развод с женой Яков переживал тяжело. Когда увидит он своего дорогого и любимого сына? Мысли об этом мучили, не давали покоя.

Яков Джугашвили - слушатель Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.Май, 1939 год.

:Шли занятия в академии, они занимали у Якова порой и свободное время. Светлана Аллилуева вспоминает о Якове того времени: 'Он приходил иногда к нам на квартиру в Кремле. Играл со мной, смотрел, как я делаю уроки, и с напряжением ждал, когда отец придет обедать.

За столом Яша сидел обычно молча. Отец и он были слишком разные люди, сойтись душевно им было невозможно (отец всегда говорил 'тезисами', как однажды сказал мне Яша). Яшино спокойствие и мягкость раздражали отца, который был порывист и быстр даже в старости'.

Занимаясь в военной академии, Яков Джугашвили понимал, что искусству артиллерийского офицера надо учиться с особым упорством и прилежанием. Трудным делом было для него освоение теории стрельбы. Но он овладевал ею настойчиво. Свои теоретические и практические знания Яков Джугашвили показывал во время учебных стрельб. Его товарищ по академии подполковник-инженер Н. Неверов вспоминал: 'В 1939 году мы были на практике в лагере Артиллерийской академии. На полигоне проводились показательные артиллерийские стрельбы по видимым наземным целям из боевых орудий. Одну из показательных стрельб по наблюдению знаков разрывов снарядов провел слушатель академии Яков Джугашвили. Он действовал грамотно, умело, как и положено. Я и сейчас хорошо помню расположение батареи, слушателей, сидящих недалеко от ведущего стрельбу. Хорошо слышу и сейчас уверенный голос Якова с сильным грузинским акцентом.

Яков Джугашвили был человеком среднего роста, живой, крепкого телосложения. У него была красивая шевелюра, подстриженная, как положено для военнослужащего. Это был грузин без усов. При встречах он был жизнерадостным, всегда улыбался'.

Вот несколько документов об учебе Якова Джугашвили в академии. Передо мной 'Аттестация за период с 15 августа 1939 года по 15 июля 1940 года на слушателя 4-го курса командного факультета Артакадемии лейтенанта Джугашвили Якова Иосифовича'. Старшина группы капитан Иванов писал: 'Общее развитие - хорошее, политическое - удовлетворительное. Участие в партийно-общественной жизни принимает. Дисциплинирован, но недостаточно овладел знанием воинских положений о взаимоотношениях с начальниками. Общителен, учебная успеваемость хорошая, но в последнюю сессию имел неудовлетворительную оценку по иностранному языку. Физически развит: Военная подготовка в связи с краткосрочным пребыванием в армии требует большой доработки'.

Еще одно заключение: 'С аттестацией согласен. Необходимо обратить внимание на ликвидацию недостатков органов слуха, препятствующих нормальному прохождению службы в дальнейшем. Начальник 4-го курса майор Кобря'.

Заключение аттестационной комиссии: 'Подлежит переводу на 5-й курс. Необходимо больше внимания уделять освоению тактики и выработке четкого командного языка'.

В академии произошло знаменательное в жизни Якова событие: Джугашвили приняли в члены партии. При вручении партийного билета он, человек спокойный и тихий, сказал от души, что всей своей жизнью постарается оправдать звание коммуниста. А в анкете на вопрос 'Кем является ваш отец?' ответил: 'Один из ответственных работников'.

Диплом Якова Джугашвили об окончании Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.

Вот еще один документ - партийная характеристика на члена ВКП(б) слушателя 5-го курса I факультета Артиллерийской ордена Ленина академии имени Ф. Э. Дзержинского Джугашвили Якова Иосифовича: 'Член ВКП(б) с 1941 года, партбилет ? 352 864, год рождения 1908, служащий. Делу партии предан. Работает над повышением своего идейно-теоретического уровня. Особенно интересуется марксистско-ленинской философией. Принимает участие в партийной работе. Участвовал в составе редколлегии стенной газеты, проявил себя хорошим организатором. К учебе относится добросовестно. Упорно и настойчиво преодолевает трудности. Пользуется авторитетом среди товарищей. Партийных взысканий не имеет'.

Характеристика утверждена на заседании партбюро 14 апреля 1941 года. Подписал ее секретарь партбюро 5-го курса Тимофеев. Думаю, что комментировать ее нет необходимости.

Накануне войны на Якова Джугашвили была написана еще одна аттестация: 'Общее и политическое развитие хорошее. Дисциплинированный, исполнительный. Учебная успеваемость хорошая. Принимает активное участие в политической и общественной работе курса. Имеет законченное высшее образование (инженер-технолог). На военную службу поступил добровольно. Строевое дело любит и изучает его. К разрешению вопросов подходит вдумчиво, в работе аккуратен и точен. Физически развит, тактическая и артиллерийско-стрелковая подготовка хорошая. Общителен. Пользуется авторитетом. Полученные знания в ходе академических занятий применять умеет. Отчетно-тактическое занятие в масштабе стрелковой дивизии провел на 'хорошо'. Марксистско-ленинская подготовка хорошая.

Партии и социалистической Родине предан. По характеру спокойный, тактичный, требовательный, волевой командир. За время прохождения войсковой стажировки в должности командира батареи проявил себя вполне подготовленным. С работой справился хорошо. После кратковременной стажировки в должности командира батареи подлежит назначению на должность командира дивизиона. Достоин присвоения очередного воинского звания капитан.

Сданы государственные экзамены по следующим предметам:

Тактика - хорошо.

Стрельба - хорошо.

Основы марксизма-ленинизма - посредственно.

Основы устройства артвооружения - хорошо.

Английский язык - хорошо'.

Заключение аттестационной комиссии: достоин диплома, может быть использован на должности командира батареи. Подписали это заключение начальник академии генерал-лейтенант артиллерии Сивков, председатель комиссии генерал-майор артиллерии Шереметов и члены комиссии бригадный комиссар Красильников, полковой комиссар Прочко.

Гроза перед грозой

В 1939 году, в период учебы в академии, Яков Джугашвили зарегистрировал свой брак с балериной Юлией Исааковной Мельцер. Светлана Аллилуева пишет, что Яков 'женился на прехорошенькой женщине, оставленной мужем. Юля была еврейкой. И это взволновало отца. Правда, в те годы он еще не высказывал свою ненависть к евреям так ясно, это началось у него позже, после войны, но в душе он никогда не питал к ним симпатии. Но Яша был тверд. Он сам узнал все слабости Юли, но относился к ней, как истинный рыцарь, когда ее критиковали другие. Он любил ее, любил дочь Галочку. Был хорошим семьянином и не обращал внимания на недовольство отца'.

В мемуарах Светлана Аллилуева часто пишет об отношении ее к Якову. Несмотря на восемнадцатилетнюю разницу в возрасте, они, когда Светлана повзрослела, понимали друг друга, проявляли взаимную заботу. Светлана отмечает: 'До войны Яша жил у нас в Зубалове каждое лето, а весной мы вместе занимались, готовясь каждый к своим экзаменам.

Перед началом войны Яше исполнилось 33 года, а мне 15, и мы только-только подружились по-настоящему, Я любила его за ровность, мягкость и спокойствие. Он всегда любил меня, играя со мной, а я теперь возилась с его дочерью. Коли бы не война, мы стали бы настоящими крепкими друзьями на всю жизнь'.

Яков тяжело переживал известия о кровавых событиях, связанных с массовыми репрессиями. Шли судебные процессы над невинными людьми. Яков знал, что многие из пострадавших были близки к Сталину. Он видел их в Кремле, на дачах в Кунцеве и Зубалове. И вот Каменев, Зиновьев, Рыков, Бухарин, Пятаков, Радек, видные советские военачальники сидят на скамье подсудимых, их приговаривают к расстрелу:

Меч вопиющей несправедливости был поднят и над родственниками второй жены Сталина - Н. С. Аллилуевой. Светлана вспоминает: 'Дядя Павлуша, мамин брат, будучи военным, не раз приходил к отцу отстаивать кого-нибудь из своих знакомых военных, тоже попавших в эту гигантскую волну, но эхо оставалось безрезультатным. Осенью 1938 года Павлуша уехал в отпуск в Сочи, что было для его нездорового сердца вредно. Когда он вернулся из отпуска и вышел на работу в свое Бронетанковое управление, то не нашел там, с кем работать. Управление как вымели метлой, столько было арестов: Павлуше стало плохо с сердцем тут же в кабинете, где он и умер от сердечной спазмы в возрасте сорока четырех лет.

Позже Берия, уже водворившийся в Москве, выдумывал разные версии его смерти и упорно внушал отцу, что вдова Павлуши Евгения Александровна заподозрена в отравлении мужа, и бог знает, что еще ни говорилось.

Берия все-таки не отстал, и в 1948 году, через десять лет после смерти Павлуши, его вдову отправили в тюрьму, наряду со 'шпионскими делами' ей предъявили обвинение в отравлении мужа. И она вместе с Анной Сергеевной, моей тетей, была репрессирована:'

Ольга Голышева с сыном Евгением.1938 год.

Анну Сергеевну приговорили к десяти годам тюремного заключения. Сидела она в одиночной камере Владимирской тюрьмы, ее выпустили на свободу после смерти Сталина, 2 апреля 1954 года. Вернувшись в Москву, она сказала сыну: 'А все-таки наш родственник освободил меня'. Она не знала, что еще год назад Сталин умер.

Пострадали без всякой вины и другие родственники Н. С. Аллилуевой. Дочь Павла - Киру Павловну Аллилуеву - арестовали в 1948 году. Ее освободили после смерти Сталина. Каким преступником надо было быть, чтобы палачески расправиться с родственниками и первой, и второй жены!

Яков Джугашвили с дочерью Галей. 1940 год.

Был арестован и расстрелян Станислав Реденс - муж сестры Н. С. Аллилуевой, Анны Сергеевны.

Для личного дела в Артиллерийской академии Яков Джугашвили 11 января 1939 года написал автобиографию:

'Родился в 1908 году в семье профессионального революционера Сталина. Ныне он находится на профессиональной работе, а мать умерла в 1908 году.

Брат Василий Сталин занимается в авиашколе, сестра Светлана - учащаяся московской средней школы. Жена Юлия Исааковна Мельцер родилась в Одессе, в семье служащего, брат жены - служащий, мать жены - домохозяйка. До 1935 года жена находилась на иждивении отца - училась'.

Заканчивалась автобиография так: 'С 1936 по 1937 год работал на электростанции завода имени Сталина в должности дежурного инженера: В 1937 году поступил на вечернее отделение Артакадемии РККА'.

:Май 1941 года. Был теплый весенний день. В Кремле собрались выпускники военных академий. Ступени широкой белой лестницы вели в большие залы. Сквозь широкие окна светило майское солнце, его блики сверкали на паркете.

Командиры, получившие высшее военное образование, собрались в зале заседаний Верховного Совета СССР. Перед ними с речью выступил Сталин. Он говорил о напряженной международной обстановке, о том, что возрастает опасность империалистического нападения на Советский Союз.

Потом был традиционный правительственный прием в Георгиевском зале Кремля. Этот зал посвящен славе русского оружия. На белых мраморных досках высечены золотыми буквами названия русских полков, фамилии Георгиевских кавалеров.

О. П. Голышева.1953 год.

Сталин был в хорошем настроении. Он сидел за столом членов Политбюро ЦК ВКП(б), пил из бокала грузинское вино, ищущим взглядом смотрел в глубь зала, где собралась военная молодежь: там среди выпускников должен находиться его сын Яков. Кто-то из членов Политбюро заметил взгляд Сталина и послал разыскать его сына.

Яков Джугашвили подошел к столу. Все члены Политбюро чокнулись с ним бокалами. Сталин сказал:

- Ну, Яша, мы рады за тебя. Поздравляю! Артиллеристы нужны Родине. И не только артиллеристы:

Через два дня после приема выпускников военных академий в Кремле Яков Джугашвили получил звание старшего лейтенанта и диплом об окончании Артиллерийской академии им. Дзержинского. В дипломе ? 418 665 было сказано: 'Предъявитель сего тов. Джугашвили Яков Иосифович в 1938 г. поступил и в 1941 г. окончил полный курс Артиллерийской ордена Ленина академии Красной Армии им. Дзержинского по специальности наземная артиллерия: Решением государственной экзаменационной комиссии ему присвоена квалификация - командир с высшим военным образованием'.

Якова Джугашвили направили для продолжения воинской службы командиром гаубичной батареи в 14-ю танковую дивизию, находившуюся в то время в подмосковном городе Нарофоминске.

Вместе с Яковом Джугашвили в одном полку служил В.А. Кривоносов, после войны работавший старшим экспертом объединения 'Машиноимпорт'. Он наблюдал действия Якова Джугашвили в начале войны и написал о нем воспоминания. С ними в 1982 году он дважды выступал по грузинскому телевидению. Его воспоминания использованы в сценарии художественного фильма о Якове Джугашвили, который выпущен киностудией 'Грузия-фильм'.

В. А. Кривоносов пишет:

'Весной 1941 года, после зимних учений, лагерей и походов, в дивизии начались ежедневные тренировки парадных расчетов. Было известно, что в параде 1 Мая 1941 года на Красной площади примут участие танковые подразделения и сводный батальон мотострелков. Участие в параде на Красной площади требует особой выучки и подготовки.

Незадолго до первомайского парада в частях и подразделениях нашей дивизии с 'дружественным' визитом побывала германская военная делегация. Она знакомилась с казармами, учебными плацами и вооружением дивизии. В составе германской делегации, как потом выяснилось, было много бывших белогвардейских офицеров. Один из них интересовался у нашего лейтенанта военной подготовкой бойцов и командиров, оснащенностью автоматическим оружием, распорядком дня.

После посещения полка германской делегацией у нас произошло чрезвычайное происшествие. Ночью диверсанты совершили нападение на часовых у складов артиллерийских боеприпасов. Один красноармеец был убит, второй тяжело ранен в грудь.

В этом происшествии по приказу командования подробно разбиралась комиссия, в которой был старший лейтенант Яков Джугашвили - командир батареи артиллерийского полка. Здесь мне и пришлось с ним познакомиться. Он только недавно прибыл в дивизию после окончания артиллерийской академии. Стало известно о том, что он сын Сталина.

Яков Джугашвили производил впечатление интеллигентного и культурного человека, больше гражданского, чем военного в сравнении с другими членами комиссии. Обращался к красноармейцам с небольшим грузинским акцентом, очень сдержанно и дружелюбно. В беседе со мной Джугашвили рассказал, что до академии он окончил институт. В то время в армии было мало людей со средним и тем более с высшим образованием. Между такими военнослужащими, независимо от званий, устанавливались очень тесные отношения. Так было и с Яковом Джугашвили. Он быстро вошел в наш коллектив. Мы вместе приходили в Дом Красной Армии, слушали лекции о международном положении, смотрели и обсуждали кинофильмы.

В воскресенье 22 июня 1941 года я смотрел в наро-фоминском Доме Красной Армии новый фильм 'Моя любовь'. Киносеанс начался в 11.00. Он еще не кончился, как в зале вдруг зажгли свет. Сеанс был прерван. Наступила какая-то жуткая, не свойственная военным людям тишина, и каждый почувствовал что-то недоброе. На сцену вдруг вышел комиссар дивизии и начал громко, с волнением говорить о том, что фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Сеанс дальше не продолжался. Всем было приказано срочно разойтись по своим подразделениям. При выходе я встретился с Яковом Джугашвили. Мы поздоровались. Он сказал, что отпросился 'и поедет в Москву проститься с отцом и с семьей':'.

Часть вторая.

Фронт в фашистских застенках

Земля родная огнем опалена

Для всей страны настало самое суровое время, когда с оружием в руках советский народ должен был отстоять свободу и независимость социалистического Отечества. Началась Великая Отечественная война.

В первый день войны Сталин был невероятно расстроен. Рухнули его надежды на то, что ему удастся оттянуть срок фашистского нападения. Яков знал, что у отца множество государственных дел чрезвычайной важности: фронт огненной линией протянулся от Баренцева моря до Черного. Встреча была короткой. Сын сказал, что решил ехать на фронт. Сталин напутствовал его:

- Иди и сражайся!

Из Кремля Яков направился домой. Попрощался с Юлией, взял на память фотокарточки детей - пятилетнего Жени и двухгодовалой Гали: своих малышей он любил больше всего на свете.

Приехал в дивизию в Нарофоминск. К вечеру 22 июня в полку были объявлены сбор и построение. Командир полка зачитал приказ. Весь день 23 июня велась подготовка к выступлению на фронт: выдали боевые патроны, гранаты, каски, медицинские пакеты. Воины получали неприкосновенный трехдневный запас продовольствия. Заполнялись и упаковывались в трубки медальонов узкие листки с адресами родных и близких. Бойцы и командиры писали домой письма. Вместо обратного адреса указывали номер полевой почты и часть по фамилии командира.

Утром 24 июня части дивизии подготовились для движения по Минскому шоссе на запад. Одновременно материальную часть артиллерийских, танковых и тыловых подразделений еще ночью погрузили в железнодорожные эшелоны. Отправлялся на фронт и старший лейтенант Яков Джугашвили.

Дивизия двигалась через Вязьму, Оршу. В лесу между Оршей и Витебском заняла оборону.

В воздухе появились вражеские самолеты, участились бомбежки. В конце июня западнее Витебска дивизия начала тяжелые бои с фашистами. В небе тогда господствовала вражеская авиация. Самолеты гитлеровцев беспрерывно бомбили наши позиции. Только изредка появлялись советские истребители, тогда возникали воздушные бои. Неистовствовали пикирующие вражеские бомбардировщики. Бойцы отрывали глубокие щели и вели огонь по самолетам из винтовок, карабинов и автоматов. Иногда удавалось сбивать вражеских стервятников, это поднимало моральный дух и уверенность.

Группа фашистских армий 'Центр', которой командовал генерал-фельдмаршал Теодор фон Бок, имела пятьдесят дивизий. Среди них пятнадцать танковых и моторизованных. Им было придано много артиллерийских, саперных и других частей. Группу армий поддерживал 2-й воздушный германский флот. Это была наиболее сильная группировка врага. Она стремилась во что бы то ни стало за несколько недель взять Москву.

Напор группы армий 'Центр' сдерживали наши 22-я армия под командованием генерала Ф. А. Ершакова и 20-я армия, которой командовал генерал П. А. Курочкин. 3 июля наши соединения приостановили вражеское продвижение на Витебск. Советские воины, отстаивая каждую пядь родной земли, прочно удерживали рубеж на Западной Двине.

После войны, в 1954 году, в западногерманском городе Гейдельберге вышла книга одного из гитлеровских офицеров-танкистов с характерным названием: 'Витебск: борьба и гибель 3-й танковой армии'. Она свидетельствовала о стойкости советских воинов.

За действиями советских войск в районе Витебска наблюдал заместитель командующего Западным фронтом генерал-майор А. И. Еременко (будущий Маршал Советского Союза). 15 августа 1941 года он писал в газете 'Красная звезда': 'Изумительный пример подлинного героизма показал в боях под Витебском командир батареи Яков Джугашвили. В ожесточенном бою он до последнего снаряда не оставлял своего боевого поста, уничтожая врага'. Это, к сожалению, единственное упоминание в печати о Якове Джугашвили в годы войны.

В. А. Кривоносов вспоминает:

'Наш батальон получил приказ атаковать поселок Черногостье при поддержке танков и артиллерии. Среди артиллеристов на передовой появился командир первой батареи артполка старший лейтенант Яков Джугашвили. Я был выделен связным первого взвода к командиру роты лейтенанту Тактагулову и присутствовал при уточнении задачи артиллерии, которую Тактагулов ставил Якову Джугашвили. После короткой, но мощной артподготовки мы ринулись тогда в атаку и побежали за танками. Яков со своими разведчиками и радистами также поднялся с нами и вместе с лейтенантом Тактагуловым руководил боем, корректируя огонь артиллерии. Как необходимо было такое тесное и бесстрашное взаимодействие пехоты и артиллерии в бою! Оно во многом зависело от умения и совести артиллерийских командиров.

Но вот наступление приостановилось, бойцы залегли. Тактагулов срочно направил меня во взвод. Пулеметы врага почти в упор открыли смертельный огонь. Старший лейтенант Яков Джугашвили быстро подготовил данные для стрельбы и открыл меткий огонь батареей по этим вражеским точкам. Удалось подавить пулеметы.

Наш взвод поднялся в атаку и захватил господствующую высоту. Мы взяли в плен трех фашистов, которые со страху орали: 'Гитлер капут!' Противник был выбит из поселка. 'Не так страшен черт, как его малюют фашистские писаки', - сказал Яков Джугашвили. Это была наша первая скромная победа. Мы убедились, что фашистов можно бить и обращать в бегство.

К вечеру небо очистилось, вновь появились вражеские пикирующие бомбардировщики. Они стали бомбить наши боевые порядки. Особенно досталось тогда артиллеристам и танкистам.

На следующий день бой на нашем участке утих. Фашисты, получив отпор и понеся большие потери в живой силе и технике, оставили заслон, обошли нас с флангов и устремились на Витебск и Борисов. Там их встретили части нашего корпуса. Мы фактически оказались в окружении.

Поступил приказ об отступлении. Из разрозненных подразделений стрелков, артиллеристов, танкистов был создан отряд во главе с командиром второго батальона Чепурным (стал впоследствии Героем Советского Союза). В этом отряде был и старший лейтенант Яков Джугашвили со своими артиллеристами. По проселочным дорогам, лесам и болотам мы стали пробираться на восток. На привалах, в перерывах между боями я, как связной командира роты, часто видел Якова Джугашвили среди бойцов. Он уже воевал как пехотинец. В его подчинении были связисты, разведчики, бойцы огневых взводов, и он фактически заменил погибшего командира роты лейтенанта Тактагулова.

Поскольку мы находились в окружении, всем командирам было приказано снять знаки различия. Якову Джугашвили дали такую же простую красноармейскую форму, как и другим командирам.

В отряде оказалось полторы тысячи человек. Будучи подготовленным артиллерийским командиром, Яков Джугашвили хорошо разбирался в тактических вопросах, ориентировании на местности по карте. Он был храбрым человеком, не терял самообладания в самых критических ситуациях. У него спокойный, уравновешенный характер. Он немногословен. Это имело большое значение в той ситуации, в которой мы оказались тогда.

Мы пробивались на восток, вступая в бои, теряя своих людей. 11 июля 1941 года восточнее Витебска у железной дороги на Смоленск сто пятьдесят фашистов на машинах и мотоциклах ворвались в деревню. Они расстреляли там взятых ими ранее в плен бойцов и командиров Красной Армии и группу крестьян.

Было решено срочно блокировать этот отряд фашистов. В деревне разгорелся жестокий бой. Уцелевшие бойцы и командиры, которых гитлеровцы не успели расстрелять, хватали что попало под руку и уничтожали их.

В этом скоротечном бою отличился Яков Джугашвили. Он с бойцами прорвался к колодцу и блокировал большую группу фашистов. Среди пленных оказался немецкий майор, командир этой группы, по приказу которого расстреливали попавших в плен советских воинов. Надо было видеть этого вояку, вдруг заговорившего по-русски. Он сообщил, что возглавляет часть специального назначения. Ее задача - диверсионно-разведывательная работа в тылу Красной Армии и захват в плен сына Сталина (в начале войны фашистские диверсанты, переодетые в форму красноармейцев, пробирались в наш тыл, они могли знать, что в одной из частей находится Яков Джугашвили).

Один из бойцов указал на Якова:

- Вот сын Сталина.

Фашист обезумел от такого сообщения, упал как подкошенный. Яков застрелил его. Уничтожили мы и всю остальную фашистскую свору.

Наш отряд по лесам и просекам отправился дальше в сторону Лиозно и Рудни, там мы надеялись встретиться с нашими частями. Этот поход был трудным и оказался трагическим. Каждый наш шаг был уже на виду у фашистов. У нас кончились боеприпасы, продукты. Мы непрерывно натыкались на вражеские части. Во второй половине июля положение еще больше осложнилось.

16 июля в районе Лиозно мы были окружены плотным кольцом фашистов. Это произошло так. На опушке леса появилась кухня. Кто-то произнес:

- Наконец-то вышли к своим.

Была дана команда построиться и следовать за получением пищи. В это время наш командир отделения старший сержант Г. Богданов что-то заметил, отдал приказ:

- Отставить, отделению приготовиться к бою!

Оказалось, кухню обслуживали переодетые в нашу форму немецкие солдаты. Мы вступили в бой. В гитлеровцев полетели гранаты, по ним мы открыли огонь из стрелкового оружия. Гриша Богданович, человек могучий, крепкого телосложения, разил врагов штыком и прикладом. Но он был сражен вражеской пулей.

Бой уже шел несколько минут. Сбоку на меня замахнулся прикладом фашист. Мне удалось его опередить и проткнуть штыком. Оставшиеся в живых наши воины были оттеснены к лесу и небольшому овражку. Мы успели забрать наших раненых и за бугром спрятать их. Бой переместился в расположение наших артиллеристов, возглавляемых Яковом Джугашвили.

Фашистский офицер ведет пленного Якова Джугашвили с аэродрома на допрос в штаб командующего 3-й немецкой танковой армией 18 июля 1941 года (снимок немецкого офицера).

Всем нам вынужденно пришлось отступить. Постепенно бой затих. Мы сосредоточились в глубине леса. Когда все утихло, стали подходить уцелевшие бойцы и командиры. Но среди них Якова Джугашвили не оказалось'. Его группа уничтожила десятки фашистов, но и сама понесла большие потери. В пылу боя Яков не заметил, как его окружили немцы. Навалившись на Якова, они выбили из его рук оружие. Старший лейтенант хотел покончить с собой, чтобы не попасть в плен, но это ему не удалось сделать.

У Красной Армии тогда не было сил остановить фашистские полчища. Они имели значительный перевес в силе и вооружении. Враг оккупировал огромную территорию. Погибло много воинов Красной Армии и мирных жителей. Более пяти миллионов советских людей оказалось в фашистском плену. В то время вождь заявил: 'Нет военнопленных, есть изменники Родины'. Любого воина, оказавшегося в гитлеровских застенках, Сталин считал предателем, врагом народа.

Светлана Аллилуева вспоминает: 'Когда в 1941 году разразилась война, старший брат мой Яша отправился на фронт: Он не сделал попытки использовать какую-нибудь, хотя бы малейшую возможность избежать опасности - хотя бы поехать не в самое пекло (Белоруссию) или, может быть, отправиться куда-нибудь в тыл, или остаться где-нибудь при штабе. Подобное поведение было исключено для него всем его характером, всем укладом честной, порядочной и строгой жизни. И так как отец относился к нему незаслуженно холодно, а это было всем известно, то никто из высших военных чинов не стал оказывать ему протекции, зная, что это встретило бы ярость отца. Не знаю, почему Яша сделался профессиональным военным. Он глубоко штатский человек - мягкий, немного медлительный, очень спокойный, но внутренне твердый и убежденный'.

:В тот день, когда враги опознали Якова, его привезли на полевой аэродром. Там уже был готов к отлету одномоторный восьмиместный самолет. Якова доставили в штаб генерал-фельдмаршала Понтера фон Клюге, командующего 3-й танковой армией, и незамедлительно приступили к следствию.

Берлинское радио сообщило населению Германии 'потрясающую новость': 'Из штаба фельдмаршала Клюге поступило донесение, что шестнадцатого июля под Лиозно, юго-восточнее Витебска, немецкими солдатами моторизованного корпуса генерала Шмидта захвачен в плен сын кремлевского диктатора Сталина - старший лейтенант Яков Джугашвили, командир артиллерийской батареи из седьмого стрелкового корпуса генерала Виноградова. Будучи опознанным, Яков Джугашвили вечером 18 июля доставлен самолетом в штаб фельдмаршала Клюге. Сейчас ведется допрос важного пленника'.

Можно представить его состояние: он, сын советского Верховного Главнокомандующего, в плену у гитлеровцев! Станет ли известно отцу и всем советским людям, что добровольно врагам он не сдавался и перед Родиной не виноват? Уж если так получилось, надо бежать из плена. Но как осуществить побег?

Его бросили в помещение бывшего колхозного скотного двора, опутанное тремя рядами колючей проволоки. По углам на вышках стояли часовые.

В сводке Советского Информбюро от 16 июля 1941 года говорилось: 'На Витебском направлении весь день шли ожесточенные бои против мотомехчастей противника, безуспешно пытавшихся прорваться на восток. Бои продолжаются. Обе стороны несут большие потери'.

Под Никополем с фашистских самолетов была сброшена листовка-фотография Якова Джугашвили со следующим текстом:

'Это Яков Джугашвили, старший сын Сталина, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, который 16 июля сдался в плен под Витебском вместе с тысячами других командиров и бойцов.

По приказу Сталина, учат вас Тимошенко и ваши политкомы, советские воины в плен не сдаются. Однако красноармейцы все время переходят к нам. Чтобы запугивать вас, комиссары вам лгут, что немцы плохо обращаются с пленными.

Собственный сын Сталина своим примером доказал, что это ложь. Он сдался в плен, потому что всякое сопротивление германской армии отныне бесполезно! Следуйте примеру сына Сталина - он жив, здоров и чувствует себя прекрасно. Зачем вам приносить бесполезные жертвы, идти на верную смерть, когда даже сын вашего верховного заправилы уже сдался в плен?

Переходите и вы!'

На листовке был отпечатан пропуск для перехода на сторону германской армии.

В грязном бараке Яков Джугашвили просидел двое суток и понял: кругом охранники, колючая проволока, бежать нет никакой возможности. Кормили в лагере отвратительно: на день давали миску бурды и двести граммов хлеба. Таким был 'рацион' каждого пленного.

: К Якову подошел гестаповский офицер. Посмотрев на смуглолицего пленного, спросил:

- Еврей?

- Нет.

- Ваша фамилия Сталин?

- Нет. Джугашвили.

- Сын Сталина?

- Да, я сын Сталина.

'Дело ? Т-176'

В Центральном архиве Министерства обороны СССР в Подольске в фонде документов Западного фронта хранится написанная карандашом записка:

'20 июля 1941 г.

Передайте немедленно командиру-20 Курочкину: Жуков приказал немедленно выяснить и донести в штаб фронта - где находится командир батареи 14-го гаубичного полка 14-й танковой дивизии старший лейтенант Джугашвили Яков Иосифович.

Маландин'.

Советское военное руководство искало исчезнувшего командира батареи Якова Джугашвили.

А геббельсовские подручные немедленно использовали факт пленения сына Сталина. В фашистских газетах печатались, передавались по германскому радио фальшивки о том, что Яков Джугашвили якобы добровольно сдался в плен немцам, 'отрекся от отца и от Советов' и впредь будет служить интересам 'великой Германии'. Якова снимали операторы немецкой хроники.

Фашистские главари утверждали, будто Советский Союз окончательно разгромлен: если в плен добровольно сдался сын Сталина, то что же говорить о моральном состоянии других советских воинов? Их дух сломлен, они не способны к дальнейшему сопротивлению. Подполковник фон Лоссберг, служивший в штабе вермахта, писал тогда о Советской стране: 'Через три недели после нашего наступления этот карточный домик развалится'.

Яков Джугашвили в плену. Июль, 1941 год (снимок немецкого офицера).

В августе 1941 года фашистские самолеты сбрасывали над позициями наших войск сотни тысяч листовок. На каждой справа была копия написанного по-русски от руки текста, а слева - снимок неизвестного человека в форме советского командира, но без петлиц и без пилотки. Под снимком подпись: 'Яков Сталин'.

Такую листовку я лично читал в конце августа 1941 года под деревней Выра, когда курсантский отряд Ленинградского фронта, в котором служил, сдерживал натиск немецко-фашистских войск, рвавшихся к городу революции.

Появилась тогда и еще одна фашистская листовка, агитировавшая красноармейцев сдаваться в плен. Под текстом была помещена фотография двух немецких офицеров с пленным, а под ней подпись:

'Немецкие офицеры беседуют с Яковом Джугашвили. Сын Сталина, Яков Джугашвили, старший лейтенант, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, сдался в плен немцам'. Далее следовало несколько строк, написанных якобы Яковом и адресованных Сталину: 'Дорогой отец! Я в плену. Здоров, скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей Германии. Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яков'.

Свежим июльским утром 1945 года с взлетной полосы аэропорта западногерманского города Франкфурта-на-Майне поднялся в воздух и взял курс на Вашингтон американский транспортный двухмоторный самолет 'Дуглас'. Его охраняли два истребителя. Люди с автоматами в руках сопровождали специальные контейнеры с секретным грузом. В каждом контейнере были упакованы папки с гестаповскими материалами, попавшими американцам в немецких городах, занятых в ходе войны войсками США.

В одном из контейнеров наряду с другими гестаповскими документами находилось 'Дело ? Т-176'. В папке лежали сорок четыре машинописные страницы на немецком языке и две - на английском. Это было дело сына советского Верховного Главнокомандующего, документы о его допросах в концлагерях. На папке был гриф 'Совершенно секретно'.

Двадцать пять лет - до 1970 года - ни один человек не имел к этим гестаповским материалам доступа. Они хранились в специальном сейфе отдела трофейных немецких документов в массивном с колоннами здании Национального архива США (Архив американского конгресса). Корреспондент 'Литературной газеты' в США Иона Андронов был и остается единственным советским журналистом, которому удалось в 1970 году ознакомиться с 'Делом ? Т-176'.

Ряд документов 'Дела' Иона Андронов опубликовал в 1978 году. Эти бесценные документы, как в фокусе, отражают идейные убеждения, характер, нравственные качества Якова Джугашвили, дают возможность глубже понять его жизнь, истоки его мужества в годы войны.

В 'Деле ? Т-176' хранится стенограмма первого допроса советского военнопленного Якова Джугашвили. Он сразу же стал 'шутцхефтлингом' - человеком, заключенным без предъявления каких-либо обвинений.

18 июля 1941 года, через два дня после того, как Яков был взят в плен, в штабе генерал-фельдмаршала Теодора фон Бока его допрашивал майор Вальтер Холтерс. С пленным говорили четыре сотрудника абвера - кадровые офицеры и переводчики. Присутствовал на допросе и Шаттендорф - офицер связи верховного командования вермахта с министерством иностранных дел Германии. Он должен был подготовить Риббентропу записку о Якове Джугашвили.

- О, вы сын Сталина! - потирая руки, обрадовался Холтерс. - Вот это подарок! Садитесь, как это у вас говорят: 'Ноги не любят правды'.

Яков Джугашвили сел на стул.

- Вы, наверное, такой же фанатик, как ваш отец? - продолжал Холтерс. - Любите все, что происходит в большевистской России?

- Ну, почему же? Кто любит все, тот не любит ничего.

- О, вы, я вижу, мудрец. Философ!..

Допрос вели в комнате, где на большом столе под кипами карт и бумаг были спрятаны микрофоны. Яков не знал, что его ответы записываются на магнитофонную ленту.

Очутившись в стане врагов, Яков Джугашвили с первых же минут плена держал себя в высшей степени достойно. 'Лучше биться орлом, чем жить зайцем', - говорят в народе. Якову предстояли невиданные испытания, но он понимал: надо с честью переносить то, чего нельзя избежать. Стремление сохранить честь советского командира было для него выше чувства страха.

Один из допросов Якова в штабе генерал-фельдмаршала Гюнтера фон Клюге вел 18 июля 1941 года капитан Решле.

- Каким образом выяснилось, что вы сын Сталина, если у вас не обнаружили никаких документов?

- Меня выдали некоторые военнослужащие моей части.

- Каковы ваши отношения с отцом?

- Не такие хорошие. Я не во всем разделяю его политические взгляды.

В 'Деле ? Т-176' хранится запись дальнейших вопросов гестаповских следователей и ответов на них Якова Джугашвили.

- Считаете ли вы, что ваши войска еще имеют шанс добиться поворота в этой войне?

- Считаю лично, что борьба будет продолжаться.

- А что произойдет, если мы вскоре займем Москву, обратим в бегство вашу власть и возьмем все под свое управление?

- Не могу себе такого представить.

- А ведь мы уже недалеко от Москвы, так почему же не представить, что мы ее захватим?

- Позвольте контрвопрос: а если вы сами будете окружены? Уже бывали случаи, когда ваши части, прорвав наши боепорядки, были позже окружены и уничтожены.

- Для чего Красной Армии комиссары? Каковы у них задачи?

- Обеспечивать боевой дух и политическое руководство.

- Известны ли случаи, чтобы комиссаров удаляли из воинских частей?

- Такие случаи неизвестны. Комиссар - правая рука командира в политических вопросах. Хорошего комиссара солдаты уважают и любят.

- Вы считаете, что новое устройство в Советской России более соответствует интересам рабочих и крестьян, чем в былые времена?

- Конечно. А вы спросите их, каково им было при царях. Спросите-ка да подумайте, что они скажут.

- Но известно, что комиссары призывают гражданское население сжигать при отступлении все ценное и уничтожать все запасы, обрекая тем самым русских на лишения и беды?

- Во времена Наполеона мы действовали точно так же.

- Разве это правильно?

- По чести говоря, правильно.

- Почему?

- К чему играть в прятки: мы с вами враги! В борьбе с врагом надо использовать все возможности. Человек всегда должен сражаться, пока есть хоть малейшая возможность.

- Значит, правильно, если советские власти подожгут Москву и выведут из строя все промышленные предприятия? Разве это не самоуничтожение?

- Почему вы так уверены, что непременно захватите Москву?

- Да знаете ли вы, сколько самолетов уже потеряли русские?

- Нет, не знаю.

- Свыше семи тысяч!

- А сколько самолетов потеряли вы сами?

- Менее двухсот.

- Что-то не верится.

- Неужто вы не видели русских аэродромов с вашими разбитыми самолетами?

- Видел у границы, но вовсе не здесь.

- Выходит, вы верите в остатки русской авиации?

- Честно говоря, верю, как вы выражаетесь, в эти 'остатки' нашей авиации.

Нелегкий для гитлеровцев пленник был перед гестаповскими следователями. Враги предложили ему написать письмо своей семье: при содействии Международного Красного Креста письмо, мол, дойдет до жены. Яков отказался. Понимал: по адресу письмо все равно не доставят. Гестаповцы используют его почерк для подделки провокационных 'воззваний' от его имени. Не знал он, что враги уже сфабриковали написанное якобы его рукой письмо воинам Красной Армии с призывом переходить на сторону немцев и напечатали этот 'документ' в миллионах экземпляров. Фашистские самолеты сбрасывали эти фальшивки в районах расположения наших войск.

Светлана Аллилуева пишет: 'На Москву осенью 1941 года сбрасывались с немецких самолетов листовки с фотографиями Яши - в гимнастерке, без ремня, без петлиц. Худой, черный Василий принес эти листовки домой. Мы долго разговаривали, надеялись, что это фальшивка. Но нет, не узнать Яшу было невозможно. Спустя много лет возвращались домой люди. Освободившись от фашистского плена, они попадали к нам в лагеря, в тайгу, на север. Многие слышали о том, что Яков был в плену, немцы использовали этот факт в пропагандистских целях. Но было известно, что он вел себя достойно, не поддавался ни на какие провокации и соответственно испытывал жестокое обращение.

Яша ушел на фронт через два дня после начала войны, - продолжает Светлана Аллилуева. - Мы с ним простились по телефону. Уже невозможно было встретиться. Их часть отправляли прямо туда, где царила полная неразбериха, - на запад Белоруссии, под Барановичи. Вскоре перестали поступать какие бы то ни было известия. Юля с Галочкой остались у нас. Неведомо почему (в первые месяцы войны никто не знал, что делать, даже отец) нас отослали всех в Сочи - дедушку, бабушку, Анну Сергеевну с двумя сыновьями, Юлю с Галочкой и меня с няней.

В конце августа я говорила с отцом по телефону из Сочи. Юля стояла рядом, не сводя глаз с моего лица. Я спросила отца, почему нет известий от Яши, и он медленно и ясно произнес: 'Яша попал в плен'. И прежде, чем я успела открыть рот, добавил: 'Не говори ничего его жене пока что'.

Юля поняла по моему лицу: что-то случилось, и бросилась ко мне с вопросами, как только я положила трубку. Но я лишь твердила: 'Он сам ничего не знает:'

Новость мне казалась настолько страшной, что я была не в силах сообщить ее Юле, пусть уж ей скажет кто-то другой.

Но отцом руководило совсем не гуманное соображение по отношению к Юле. У него зародилась мысль, что этот плен неспроста, что Яшу кто-то умышленно 'выдал', 'подвел', и не причастна ли к этому Юля?

Когда мы вернулись в сентябре в Москву, он сказал мне: 'Яшина дочка пусть пока останется у тебя. А жена его, по-видимому, нечестный человек, надо будет разобраться в этом:'

Юля была арестована в Москве осенью 1941 года и пробыла в тюрьме до осени 1943 года, когда выяснилось, что она не имела никакого отношения к этому несчастью, и когда поведение самого Яши в плену наконец-то убедило отца, что Яша не собирался сдаваться в плен'.

'Да я трижды проклял бы себя!..'

В один из июльских вечеров 1941 года в кабинете Верховного Главнокомандующего собрались для решения текущих дел члены Государственного комитета обороны СССР. Был на этом заседании и Мехлис, в то время начальник Главного политического управления Красной Армии. Он сообщил, что Яков Джугашвили в плену у немцев. Сталин сказал:

- Я об этом знаю. Мехлис предложил:

- У нас есть несколько пленных гитлеровских генералов: Нельзя ли обменять их на Якова?

Что же сказал Сталин? Как это установить? Писатель Иван Стаднюк, автор романов 'Война', 'Москва, 41-й', вспоминает, что значительное содействие в сборе конкретных фактов для этих произведений оказал ему В. М. Молотов, возглавлявший с 1930 года по май 1941-го Советское правительство. С мая 1941 года он стал народным комиссаром иностранных дел СССР и заместителем Председателя Совнаркома, вошел в состав Государственного комитета обороны СССР.

После войны писатель в течение двадцати лет неоднократно бывал у Молотова на квартире в Москве и на его подмосковной даче на станции Жуковка. Их беседы касались разных тем, многих людей. Иногда шла речь о семье Сталина. Некоторые факты, почерпнутые в этих беседах и соответствующие жизненной правде, Стаднюк использовал в своих романах о войне.

Факты, раскрытые ему Молотовым, дают возможность понять обстановку летом и осенью 1941 года на подступах к Москве и в самой советской столице, представить то, что происходило на заседаниях Государственного комитета обороны в начале войны.

О том, как реагировал Сталин на предложение Мехлиса, Иван Стаднюк рассказывает:

'Сталин ответил:

- Я не представляю себя торгующимся с Гитлером: Немыслимо!.. Конечно, хорошо бы спасти Яшу: Ему в плену будет тяжелее, чем кому бы то ни было: С сыном Сталина постараются поиграться всерьез: Но что нам скажут те многие, многие тысячи наших бойцов и командиров, которых мы не выкрадем и не обменяем?.. Мы считали и по-прежнему будем считать, что сдача в плен не только проявление малодушия, но и предательство: Другое дело, если люди оказываются в плену случайно, не по своей воле, захваченные без сознания: Я верю, что и Яков не сам сдался в плен: Верю!

Далее Сталин сказал, что обмен возможен.

- Я полагаю, можно будет через Женеву, через Красный Крест обратиться к этому людоеду Гитлеру с предложением: пусть возьмет у нас своих генералов, кто ему нужен. Даже всех, сколько будет!.. Не жалко! А взамен пусть отдаст нам пока только одного человека - Эрнста Тельмана: Если есть хоть один из тысячи шансов на успех такой операции, ее надо планировать и при первой возможности попробовать осуществить. Это была бы огромная победа в борьбе за будущее Германии, за новую Германию'.

Светлана Аллилуева отмечает:

'Отец бросил Яшу на произвол судьбы. Это весьма похоже на отца - забывать своих, отказываться от них, как будто их не было. Впрочем, отец предал точно так же всех советских военнопленных'.

Надеялся ли Яков на то, что отец вызволит его из плена? Николай Доризо не без оснований передает в трагедии такой разговор. Сосед по бараку в концлагере обращается к Якову, размышляя о возможных действиях Сталина:

Он выручит тебя,
Я очень верю в это.
И вот тебе - разменная монета!
И этого вояку-генерала
Отец твой обменяет на тебя.

Яков (взрываясь):

Да я бы трижды проклял бы себя!
Позором бы такая сделка стала.
Моей семье - позором на века.
Мол, пользуясь своею властью,
Товарищ Сталин выручил сынка,
При этом по взаимному согласью
С врагом, что истерзал страну.
А тысячи пускай гниют в плену.

:Допрос в штабе генерал-фельдмаршала Понтера фон Клюге продолжался. Следователи задали узнику около ста пятидесяти вопросов. Прежде всего пытались выяснить обстоятельства пленения Якова Джугашвили.

В 'Деле ? Т-176' имеется протокол дальнейшего допроса.

- Считаете плен позором?

- Да, считаю позором.

- С отцом говорили о войне?

- Да, последний раз 22 июня.

- Что сказал ваш отец при расставании 22 июня?

- Сказал: 'Иди и сражайся!'

Понимая, что желаемого для них признания гестаповские следователи от этого пленного не добьются, они решили еще потянуть время, изнурить его допросами, пока он морально не сдастся, и передать Якова другим фашистским службам.

В 'Деле ? Т-176' есть такой протокол допроса Якова Джугашвили. Его вел кадровый разведчик капитан Вильфред Штрик-Штрикфельдт. Не случайно гестаповское начальство поручило вести допрос сына Сталина опытному немецкому разведчику, знавшему русский язык.

В 1941 году этому потомку остзейских баронов было сорок четыре года. Он родился на острове Гельголанд, гимназию закончил в Петербурге, являлся русским подданным. С 1915 года служил в царской армии, до конца первой мировой войны был русским офицером. С октября 1917 года стал врагом Советской власти, оголтелым белогвардейцем. Когда в феврале 1918 года немецкие войска захватили территорию Латвии, Штрик-Штрикфельдт остался там, изучал юриспруденцию и экономику. Пять лет - с 1924-го по 1929-й - представлял в Риге немецкие и английские промышленные предприятия, был агентом фашистской разведки. После нападения гитлеровской Германии на СССР, с 1941 по 1945 год, - офицер вермахта и переводчик, друг предателя Родины генерала Власова. После войны, пытаясь выдать себя за объективного историка, Штрик-Штрикфельдт выпустил в ФРГ книгу 'Против Сталина и Гитлера. Генерал Власов и русское освободительное движение'.

Начало допроса Якова Джугашвили капитаном Штрик-Штрикфельдтом изложено в 'Деле ? Т-176' так:

'Мы предложили ему еду и спиртное, но он отказался. Затем стали убеждать его в духовном превосходстве германской культуры.

Джугашвили заметил: 'Россия породила всемирно известных писателей, композиторов, ученых, философов. Вы смотрите на нас, словно на примитивных островитян южных морей. Но я, находясь в ваших руках, не обнаружил ни единой причины смотреть на вас снизу вверх'.

При дальнейшем допросе Штрик-Штрикфельдт пытался выяснить, как пленник оценивает 'освободительную миссию' Германии. Яков Джугашвили сказал, что нападение на СССР считает 'откровенным бандитизмом', агрессоры получат крепкий отпор и будут разгромлены.

Штрик-Штрикфельдт спросил:

- Итак, вы заявляете, что не верите в победу Германии?

- Нет, не верю.

Один из следователей, сидевших во время допроса рядом со Штрик-Штрикфельдтом, решил пофилософствовать о радости земного бытия:

- Вы не будете отрицать, что природа дала каждому из нас инстинкт самосохранения. Любой человек хочет видеть солнечные лучи, смеяться, думать, просто дышать. Не так ли?

Гестаповский следователь уговаривал пленника позаботиться о себе, о будущем своих детей. В ответ Яков Джугашвили отрезал:

- За такую 'философию' ваши хозяева, наверное, хорошо платят.

Гестаповцы все еще надеялись сломить волю Якова Джугашвили. Они сохранили бы ему жизнь, если бы он согласился выполнить хотя бы одно их требование. Еще бы, весь мир изумится: сын Сталина осудит отца, выступит против 'большевистского режима', заявит о его 'антинародном характере', возглавит в Германии русскую освободительную армию, о создании которой уже мечтали гитлеровцы.

Фашисты неоднократно фабриковали материалы о Якове Джугашвили. В конце ноября 1941 года они сбрасывали с самолетов листовку, где он был снят с Георгием Скрябиным, якобы сыном Молотова (у В. М. Молотова сына никогда не было). На фотографии они показаны на фоне осеннего пейзажа: стоят оба в пилотках, в шинелях без ремней, руки в карманах. Рядом текст: 'Посмотрите на них! Это ваши вчерашние товарищи, которые, увидев, что дальнейшее сопротивление бесполезно, сдались в плен. Это сыновья Сталина и Молотова. Они находятся в германском плену - оба живы, здоровы, сыты и одеты. Бойцы и командиры! Следуйте примеру сыновей Сталина и Молотова! И вы убедитесь сами, что есть новая жизнь. Она лучше, чем та, которую вас заставляли вести ваши 'вожди''.

В Берлине был издан буклет. В нем 54 снимка о германских концлагерях. На двух фотографиях - Яков Джугашвили. Рядом текст: 'Даже сын Сталина, старший лейтенант Джугашвили, бросил это бессмысленное сопротивление: Взгляните на эти картины из германских лагерей военнопленных! Такова действительность в германском плену!..'

В конце 1941 года Якова привезли в Берлин, передали в распоряжение чиновников министерства пропаганды. Повсюду Якова сопровождали два гестаповских охранника. Они решили уговорить его хотя бы один раз выступить по радио на русском языке с восхвалением гитлеровского рейха, заявить, что он навсегда отрекается от большевистской России. Для этого враги пытались использовать разные средства, учитывали и то обстоятельство, что он давно оторван от дома.

Поселили Якова в одном из самых фешенебельных берлинских отелей 'Адлон'. Купили ему роскошный костюм. Жил он в номере 'люкс'. Порой к нему посылали 'для бесед' контрреволюционеров грузин - изменников Родины. Они должны были уговорить Якова перейти на сторону немцев. Но ничего у гестаповцев и их прихвостней не получалось.

В ресторане охранники заказывали для Якова изысканные блюда. Его угощали дорогими винами, фруктами из тропических стран. По вечерам в ресторане царило веселье: выступали артисты варьете. Они исполняли, скабрезные песенки о неразделенной любви. Среди артистов были полуголые девицы. Охранники предлагали Якову познакомиться с одной из них.

В трагедии 'Яков Джугашвили' Николай Доризо пишет:

'Осень 1941 года. Кабинет рейхсминистра пропаганды доктора Геббельса. Геббельс и Рейнгард Гелен, возглавляющий в германском генштабе разведотдел 'Иностранные армии Востока'.

Геббельс. Меня интересует сын Сталина. Что нам о нем известно? Характер?

Гелен. Мягкий, тихий, покладистый.

Геббельс. Это хорошо. Отношения с отцом?

Гелен. Как нам известно, сложные. Яков не был любимым сыном. После очередной ссоры с отцом даже пытался застрелиться. Ушел из дома. Работал в Ленинграде на электростанции чернорабочим.

Геббельс. Это хорошо. Это то, что нам нужно. Думаю, будет нетрудно, пользуясь всем этим, склонить его к сотрудничеству с нами. Переход сына Сталина на нашу сторону - это важное сражение, выигранное нами. Если сын Сталина служит нам, значит, плохи дела и Сталина, и всех большевиков. Надо предложить ему стать во главе нового правительства в России. Какой эффект! Эффект с мировым резонансом. Как раз сейчас, когда наши войска переходят в решающее наступление по всему фронту, такое правительство во главе с сыном Сталина самим фактом своего существования отрезвит умы американцев и англичан, лишит их иллюзии возможной победы. Земля шатается под ногами Советов. Итак, ваша задача, Гелен, во что бы то ни стало, вы слышите, во что бы то ни стало склонить сына Сталина к сотрудничеству с нами:'

Выходивший после войны в ФРГ журнал 'Штерн' о тех днях писал: 'Джугашвили перевезли из главной резиденции гестапо на Принц-Альбертштрассе в роскошный отель 'Адлон': Геббельс понадеялся, что ему удастся трансформировать этого русского в антисоветского пропагандиста. Но Яков, убежденный коммунист, стоял на своем. И тогда его из геббельсовского гостя в дорогом отеле снова превратили в обычного военнопленного. Он был ценным заложником, но весьма неудобным, он повсюду, где только мог, убеждал своих товарищей, что Германия неизбежно проиграет войну и большевизм победит'.

У гестаповских палачей все еще теплилась надежда на то, что им все-таки удастся сломить сына Сталина. В декабре 1941 года Якова Джугашвили перевели в офицерский лагерь 'Офлаг XIII-Д'. Он находился на баварской земле, в Хаммельбурге. Разные там оказались узники. Не все стали борцами. Но большинство было предано Отчизне до последнего дыхания. Они создавали организации Сопротивления, поддерживали друг друга. Были заключенные, пытавшиеся бежать из лагерей, хотя знали, что за побег гитлеровцы карают расстрелом.

В Хаммельбурге томились военнопленные из ряда стран - Советского Союза, Югославии, Франции. В концлагере гестаповцы изощренными пытками пытались устрашить иных заключенных и сделать их своими тайными агентами. Того, кто не соглашался стать предателем, уничтожали. В Хаммельбурге не было крематория, узников-антифашистов увозили для казни в другие лагеря - Бухенвальд, Маутхаузен, Заксенхаузен, но чаще всего в Дахау. Там пленных, привезенных из Хаммельбурга и отказавшихся сотрудничать с нацистами, раздевали догола. Особый отряд СС расстреливал их. Трупы с места расправы отправляли в крематорий.

Бывший унтер-офицер 828-го пехотного полка Зекл, служивший в лагерной охране, дал такое показание: 'Яков Сталин (так в тексте, опубликованном в чехословацком журнале 'Жизнь' в 1968 году. - Я. С.) был заключен в одиночку барака ? 6. Там он не смел ни читать, ни писать. В семь часов утра я подавал ему кофе, затем на полчаса выводил во двор, огражденный колючей проволокой. И после ужина он имел право на короткую прогулку. На ночь его камера закрывалась тяжелыми железными решетками и на две двери, которые закрывались на два замка'.

Начались новые допросы. Гестаповцы все делали, чтобы 'повлиять' на Якова Джугашвили. Но он был по-прежнему непреклонен и верен намеченной линии поведения. Как подлинный советский патриот он преодолевал страх и держался с достоинством.

Политрука П. П. Кашкарова первый день войны застал на западной границе - он был начальником штаба одной из частей, оборонявших Брестскую крепость. Когда оставшихся в живых защитников крепости взяли в плен, немцы отобрали офицеров и отправили их в концлагерь Хаммельбург.

Там П.П. Кашкаров стал другом генерала Д. М. Карбышева. До войны Карбышев был генерал-лейтенантом инженерных войск, профессором, доктором военных наук, преподавателем Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

Петр Павлович Кашкаров вспоминал: 'Когда в 1942 году пришел эшелон из концлагеря Замостье, я заметил среди привезенных узников генерала Дмитрия Михайловича Карбышева, с которым был прежде знаком. Он был прекрасным специалистом, автором известного до войны 'Справочника по военно-инженерному делу'.

Несколько дней спустя после прибытия Карбышева я его спросил:

- Товарищи интересуются, можно ли доверять Якову Джугашвили?

Карбышев ответил:

- К Якову Джугашвили следует относиться как к непоколебимому советскому патриоту. Это очень честный и скромный товарищ. Он немногословен и осторожен, потому что за ним постоянно следят. Он опасается подвести тех, кто с ним будет общаться.

Я догадался, что Карбышев и другие руководители подполья тайно поддерживают контакт с Джугашвили. Затем я сам с ним познакомился и убедился, что это настоящий советский человек. К его характеристике, данной Карбышевым, хочу добавить, что Яков Джугашвили был исключительно отзывчивым; страдая от недоедания, он часто делился хлебом с больным и ослабевшим товарищем.

Он и Карбышев еще оставались в Хаммельбурге, когда меня и часть узников отправили в Нюрнберг. Через некоторое время туда же доставили Карбышева. Когда я спросил его о Джугашвили, он сказал:

- Якова Иосифовича увезли из концлагеря неизвестно куда. Гитлеровцы на него злы невероятно'.

В Москве живет бывший узник Хаммельбурга Александр Константинович Ужинский. Он рассказывает:

'Я уже находился в концлагере Хаммельбург, когда туда доставили Якова Джугашвили. Я знал его в лицо, потому что до войны, обучаясь в Москве в Военно-инженерной академии, иногда ходил на занятия по физкультуре в спортивный зал Академии имени Дзержинского и встречал там Джугашвили. С той поры он сильно изменился: лицо исхудало, почернело, взгляд глубоко запавших глаз стал тяжел и мрачен. Он был одет в потрепанную шинель и рваную гимнастерку. На голове - советская армейская пилотка. На ногах - башмаки с деревянными подошвами.

Я видел, как к нему подошел один из лагерных охранников. Держа в руках банку с краской и кисть, он начертил на груди Джугашвили буквы 'SU'. Такие метки всем нам ставили на груди и на спине. А Якову Джугашвили - и на груди, и на спине, и на брюках, и на рукавах, на плечах и даже на пилотке.

Пока охранник мазал кистью, Джугашвили обернулся к стоявшим рядом военнопленным и громко крикнул:

- Пусть малюют! Советский Союз - эта надпись делает мне честь. Я горжусь этим!

Его слова произвели большое впечатление. Мужественное поведение Якова Иосифовича мы, конечно, горячо одобряли. А сохранить бодрость духа тогда было непросто. Каждый день из наших бараков уносили трупы товарищей, умерших от истощения и болезней. И каждое утро эсэсовцы, построив нас на плацу, вырывали из рядов свои очередные жертвы, которые под дулами автоматов уводили из лагеря. Мы знали, что этих товарищей никогда больше не увидим.

К Якову Иосифовичу приставили одного пленного, который стал изменником Родины. Этот субъект следил за Джугашвили и приставал к нему с антисоветскими разговорами. Однажды Яков Иосифович вспылил, схватил табуретку и пригрозил провокатору:

- Если ты, сволочь, еще раз оскорбишь Родину - размозжу голову!

В те дни узники под руководством попавшего в Хаммельбург советского генерал-майора Тхора готовили массовый побег: наметили места для разрыва колючей проволоки, составили карту окрестностей и стали мастерить самодельные компасы. В это время я довольно близко сошелся с Яковом Иосифовичем. За ним неотступно следили, шансов на побег у него практически не было, но он знал о наших планах и обратился ко мне с просьбой:

- В случае удачи расскажи потом обо всем дома.

Передай, что я ни за что не сдамся. Немцы меня и в Берлине уговаривали, и тут пытаются. Но я не отступлю. Ненавижу их всем сердцем! Они обо мне клеветнические листовки разбрасывают, но я верю, что наши во всем разберутся. Фашисты мне смертью грозят. Сообщи, если погибну, всю правду обо мне.

Я посоветовался с друзьями и с их согласия привлек Якова Иосифовича, когда охранники были вдалеке от него, к тайной выделке компасных стрелок. Для этого использовались бритвенные лезвия'.

В мрачных застенках фашистского концлагеря Яков стремился помочь другим узникам, участвовал в тайной выделке компасных стрелок из лезвий: компасы требовались тем, кто готовился к побегу. Даже в невероятно трудных обстоятельствах порядочный человек заботился прежде всего о других. Яков так и действовал, хотя находился на краю гибели, ежесекундно рискуя собственной жизнью.

Бывшие узники, знавшие Якова Джугашвили, вспоминают, с какой лютой ненавистью говорил он о предателе Родины генерале Власове. Немецкие газеты опубликовали открытое письмо Власова 'Почему я стал на путь борьбы с большевизмом'. Предатель призывал советских военнопленных 'подняться на борьбу против Сталина и его клики, за построение новой России без большевиков и капиталистов'.

- Иуда! - заклеймил Власова Яков Джугашвили.

Так же называл он подручных Власова - бывших советских военнослужащих Жиленкова и Малышкина, перешедших на службу к фашистам и носивших форму генералов гитлеровской армии.

Подлых предателей Родины было немного. Большинство же советских командиров и бойцов, не по своей воле попавших в плен, вело себя достойно, было верно Родине до последнего дыхания.

Но были и иные узники. В Хаммельбург гестаповцы привезли из Берлина несколько грузинских буржуазных националистов. Фашистская печать расхваливала их: они перешли на сторону Гитлера и поливали помоями советский строй. Им устроили 'торжественную' встречу с Яковом Джугашвили. Они бросились обнимать и целовать его:

- Генацвале! Мегоброра! (Товарищ! Дружба!) Яков брезгливо отстранил их.

- Кроме дружбы есть еще и служба. Знаю, кому вы служите, - сказал он 'гостям'. Дал понять, что не желает видеть отщепенцев.

Они уговаривали его стать в ряды 'борцов за свободу России'. В ответ Яков предложил им выйти вместе с ним на лагерный плац. При этом присутствовал военнопленный (ныне покойный) полковник Фесенко. После войны на встрече с бывшими узниками Хаммельбурга он вспоминал: 'Джугашвили тогда во всеуслышание заявил предателям: 'Возвращайтесь туда, откуда вас прислали, и скажите там, что, если даже останется в живых всего один боец Красной Армии на последнем клочке нашей земли, то и в таком случае он будет биться с вашими хозяевами до самого конца!'

После этого один из изменников буркнул, что Якову 'недолго осталось жить''.

В Музее Великой Октябрьской революции в Ленинграде мне довелось беседовать с Григорием Кирилловичем Сырковым, членом секции бывших узников фашистских концлагерей. Ныне он - пенсионер, живет в поселке Яскеля Карельской АССР. В одном из боев он, офицер, был ранен, потерял сознание и попал в плен. Его доставили в концлагерь Хаммельбург. Сырков рассказал:

'Запомнился зимний день 1942 года, когда охранники ввели в наш барак человека в форме советского офицера. У него были черные волосы, грузинский тип лица. Гестаповский офицер заявил:

- Внимание военнопленных! Перед вами выступит добровольно сдавшийся в плен сын кремлевского диктатора Сталина Яков Джугашвили.

В бараке были офицеры-военнопленные. Они поняли, что перед ними подставное лицо. Фашистский прихвостень призывал вступить в 'русскую освободительную армию' генерала Власова. Из рядов военнопленных кто-то крикнул:

- Сколько тебе заплачено?

Видимо, 'оратор' был одним из тех изменников-грузин, которые в бараке, где находился Яков Джугашвили, пытались уговорить его перейти на сторону гитлеровцев. Он тут же удалился'.

После войны чехословацкий журнал 'Жизнь' в ? 48 за 1968 год опубликовал очерк 'Кто убийца?'. Автор приводил текст последнего письма Якова Джугашвили. Оно было адресовано Сталину. Яков писал, что он всегда был предан Родине и никогда не изменит ей. В конце письма рукой Якова сделана подпись: 'Джугашвили Яков, старший лейтенант. Москва, улица Грановского, 3, кв. 84. 20.9.42'.

Это письмо в сентябре 1942 года в концлагере Хаммельбург Яков передал Милутину Стефановичу, генералу бывшей югославской армии, попавшему в немецкий плен в апреле 1941 года. В честность этого человека Джугашвили верил и был убежден, что его письмо обязательно дойдет до Сталина. Не зная, выживут ли сидевшие с ним в лагере советские офицеры, Яков передал свое последнее письмо югославскому генералу: у него было больше шансов остаться в живых. Это письмо Милутин Стефанович долго прятал и опасался, чтобы оно не попало к гитлеровцам.

Таинственный узник

В апреле 1942 года Джугашвили доставили в лагерь 'Офлаг 10-Ц' под Любеком. Большинство его узников составляли пленные польские офицеры.

Положение советского узника в лагере для польских офицеров было непростым. Пилсудский и его клика, стоявшие во главе буржуазной Польши, почти двадцать лет вели разнузданную антисоветскую пропаганду. Среди польских офицеров, оказавшихся в плену, были и те, кто верил, будто бы в трагедии Польши повинен Советский Союз, подписавший 23 августа 1939 года договор о ненападении с гитлеровской Германией и тем якобы открывший дорогу для фашистской агрессии против Польши. Но среди пленных польских офицеров было немало людей объективных, понимавших характер происходивших событий, сочувствовавших Советскому Союзу.

В год тридцатой годовщины Победы над германским фашизмом выходящая в польской столице газета 'Жиче Варшавы' ('Жизнь Варшавы') 27, 28, 29 сентября опубликовала документальный материал Томаша Собаньского 'Якуб Джугашвили - узник, Офлага 10-Ц''.

Яков Джугашвили - узник фашистского концлагеря 'Офлаг 10-Ц' 1942 год(снимок немецкого офицера).

Лагерь этот фашисты создали еще до нападения Германии на Советский Союз. Как и все концлагеря, он был окружен каменной стеной с колючей проволокой в несколько рядов, по которой шел электрический ток высокого напряжения. Лагерь был на особом положении: в нем находились тысяча восемьсот пленных польских офицеров, их обслуживали двести ординарцев - пленных польских солдат. Солдаты приносили офицерам с кухни еду, чинили белье, чистили сапоги.

На основании Женевской конвенции 1929 года об обращении с военнопленными офицеры - узники лагеря имели право получать посылки и деньги, переписывались с родными (СССР эту конвенцию по воле Сталина не подписал). В этом лагере не было пыток и истязаний заключенных, проходили церковные богослужения в специально построенном небольшом костеле.

Якова Джугашвили в сопровождении трех автоматчиков доставили в лагерь ночью. Его поместили не в обычный барак, а в карцер. Выдали пилотку, полосатый 'костюм', брезентовые ботинки на деревянной подошве.

Что это за личность? - интересовались пленные офицеры. Почему 'новичка' сразу в карцер? Польских офицеров туда сажали нечасто. Кто же все-таки находится в карцере? За какие проступки? Почему нового узника не выводят на прогулки?

Шло время, и тайна постепенно раскрывалась. Солдату из роты ординарцев Франтишеку Гилю было приказано убрать карцер. Ему удалось передать Якову кусок хлеба и пачку сигарет. Комендантом барака сделали пленного польского поручика Мариана Венцлевича. Он вошел в карцер вместе с Франтишеком Гилем, поговорил с Яковом. Тот был без головного убора, со слипшимися волосами. Они узнали, что это старший сын Сталина. Вскоре польские офицеры, сидевшие в лагере, стали обращаться к 'таинственному узнику' с особым уважением и теплотой. Так же относился к ним Яков Джугашвили.

Бывший узник 'Офлага 10-Ц' Винсенты Ковалец писал после войны в польском еженедельнике 'Политика':

'Помню, как во время одной переклички в концлагерь доставили военнопленного в советском мундире. На следующий день немцы назвали его на перекличке пленным полковником Макаровым. Однако уже через пару дней мы знали, что это был на самом деле Яков Джугашвили, сын Сталина. Интерес к нему, понятно, был очень большой. Однако он находился в карцере под постоянным наблюдением двух стражников, и контакт с ним казался невозможным. Джугашвили был лишен права получать какие-либо посылки, письма, газеты. Все же через два дня мы узнали, что контакт с ним установлен. Стали собирать для него продукты, папиросы и передавать их разными способами. Атмосфера вокруг него была доброжелательной. Когда через некоторое время немцы начали выводить Джугашвили из барака на прогулку в специально отведенный участок лагерной территории, мы устроили ему очень теплый прием. В лагере среди военнопленных возник тайный кружок друзей Советского Союза'.

Томаш Собаньский - видный участник польского Сопротивления и его историк. До сентября 1939 года он был учеником Второй варшавской гимназии. Когда гитлеровские орды вторглись в Польшу, Томаш вступил в польский отряд Сопротивления. В феврале 1941 года был схвачен гестаповцами и арестован, сидел в польских фашистских концлагерях. Из Освенцима после трехлетнего пребывания бежал вместе со своим товарищем.

После войны Томаш Собаньский многие годы собирал материалы о гитлеровских концлагерях на территории Польши, в том числе и о лагере для пленных польских офицеров под Любеком. Собаньский воссоздал обстановку в этом лагере. О ней он рассказал в газете 'Жиче Варшавы' и в своей книге о борьбе польских патриотов в фашистских концлагерях (выпущена тремя изданиями издательством министерства национальной обороны Польской Народной Республики).

Почему гитлеровские палачи бросили Якова именно в этот лагерь? Они, несомненно, надеялись на то, что необычная для этого концлагеря обстановка 'умиротворит' Якова, и им удастся со временем 'сломить' его, уговорить перейти на сторону Германии служить фюреру.

Многое о Якове Джугашвили поведал Томашу Собаньскому бывший узник этого концлагеря поручик Мариан Венцлевич.

Группа польских офицеров передала Якову через Франтишека Гиля вырезку статей из главной фашистской газеты 'Фолькишер беобахтер' о добровольном переходе под Витебском на сторону немцев Якова Джугашвили и о том, что он заявил, будто бы не считает Красную Армию способной победить. Якобы он отрекся от отца и полагает сопротивление фашистским войскам бессмысленным. Яков просил передать польским друзьям, что в плен он попал не по желанию и никаких заявлений фашистам никогда не делал и не сделает.

Из карцера Якова Джугашвили перевели в изолятор. Лишь узкий коридор отделял камеру Якова от другой, подобной ей, в которой находился сын бывшего французского премьера Леона Блюма.

Рене Блюм после Победы в интервью французскому журналисту говорил: 'Я встречался с Яковом Джугашвили чаще одного раза в неделю. Яков твердо верил в победу своей страны. Он так схватывался с нацистами, не делая им никаких уступок, что в наказание за это находился в карцере больше времени, чем в бараке. Карцер же был сырой, без света, гестаповцы жестоко обращались с провинившимися'.

Яков получал в день полмиски бурды и кусок хлеба. Ему не полагалось то, что выдавалось пленным польским офицерам.

Чтобы Яков Джугашвили мог чем-нибудь заняться, пленные поляки по его просьбе разыскали на территории лагеря лошадиную кость и вместе с перочинным ножом передали ему. Мастер на все руки, Яков Джугашвили перочинным ножом вытачивал из кости миниатюрные шахматы и дарил их польским друзьям.

Денежной кассой в лагере распоряжался полковник Малишевский. Этот офицер конной артиллерии за бой с немцами в сентябре 1939 года был награжден орденом 'Вертути милитари'. Деньги, приходившие в лагерь, шли в 'общий котел', их собирал и распределял Малишевский. Решили из этой кассы выдавать Якову Джугашвили тридцать шесть марок в декаду (столько денег получали в лагере пленные польские поручики).

В камеру к Якову Джугашвили направились поручик Венцлевич и ротмистр Лабецкий, хорошо знавший русский язык. Они сообщили Якову об общем решении. Он был рад и восхищен солидарностью. Яков Джугашвили стал вслух рассуждать, может ли он принять эти деньги.

- Это не милость, - сказал Венцлевич, - а выражение товарищества попавших в беду людей. Мы верим в победоносное завершение войны. После победы вы передадите эти деньги в фонд польского Красного Креста.

Яков принял деньги и сказал, что приобретет на них сигареты. Поручик Венцлевич спросил Якова: - Есть ли у вас какие-либо просьбы?

Яков ответил:

- Нельзя ли достать получше сапоги и нерваную шинель?

За несколько дней эту просьбу выполнили польские ординарцы, которые до службы в польской армии трудились портными и сапожниками.

Якову Джугашвили запрещалось ходить на лагерную кухню. Малишевский добился, чтобы к Якову был приставлен ординарец капрал Владислав Хмельницкий. Тот приносил Якову обед.

Лагерному начальству не нравились контакты польских военнопленных с Яковом Джугашвили. Его стали выводить на прогулки в сопровождении охранников.

Особые контакты установились у Якова Джугашвили с Марианом Венцлевичем. Венцлевич под разными предлогами заходил в камеру Якова: то досмотреть его вещи, то для проверки исправности замка. В это время он передавал Якову небольшие передачи - продукты и кое-что из посылок.

Польские пленные офицеры чем могли стремились помочь Якову. Во время одного из совещаний поляки - коменданты бараков - решили, чтобы сын Сталина ежемесячно получал одну стандартную посылку из тех, которые поступали в лагерь по линии Международного Красного Креста. Кроме того, было решено, что одну продовольственную посылку в месяц для Якова Джугашвили соберут сами польские пленные в своих бараках.

Не раз Мариан Венцлевич беседовал с Яковом Джугашвили в его камере с глазу на глаз. Яков узнал, что официальная фашистская печать продолжает клеветать на него. Во время одной из бесед Джугашвили попросил Венцлевича прийти к нему с хорошим переводчиком, ибо он хочет передать особо важное сообщение.

Просьбу его выполнили. В следующий раз к Якову вместе с Венцлевичем пришел польский поручик Корагини, владевший русским языком.

Газета 'Жиче Варшавы' писала: 'Яков Джугашвили, стоя по стойке 'смирно', весь возбужденный и даже торжественный, сказал:

- Если мне не суждено вернуться на свою Родину, прошу сообщить моему отцу Иосифу Сталину, что я никогда не подводил его, а то, что преподносят гитлеровские пропагандисты, является несомненной ложью'.

В тот же день Мариан Венцлевич был свидетелем беседы Якова Джугашвили с немецким комендантом лагеря полковником фон Вахтмейстером. Тот предложил советскому военнопленному, чтобы он обратился к коменданту лагеря с письменной просьбой о выдаче ему офицерского денежного содержания. Яков Джугашвили ответил, что не может этого сделать, поскольку ни один из пленных его соотечественников не получает денежного содержания, он не желает находиться в лагере на особом положении. Кроме того, он получает деньги и посылки от польских коллег, и этого ему вполне достаточно.

- У вас нет денег для советских военнопленных, ибо для этого нет юридических оснований, - добавил Яков. - А те деньги, которые вы предлагаете, будут за счет обкрадывания кассы военнопленных:

Сын Якова Джугашвили - полковник Евгений Яковлевич Джугашвили.1988 год.

Однажды во время беседы с Франтишеком Гилем Яков вынул из зеленого футлярчика две свои записки. В одной из них было сказано: 'Господину поручику Венцлевичу. Я достал у господина поручика Корагини суконный материал, и если Вас не затруднит, прошу отдать распоряжение в мастерскую, чтобы мне сделали полушинель. Я торопился, так как слышал, что мастерская закроется. Говорят, что она перегружена заказами. Так что если найдется какая-либо возможность, то прошу Вас не отказать мне в просьбе. Старший лейтенант Джугашвили'. Текст второй записки: 'Поручику Венцлевичу на память в знак уважения. Я спокоен и готов к самому худшему. Старший лейтенант Джугашвили'.

Несмотря на то, что лагерь был на особом положении и его заключенные имели некоторые привилегии, никто из них не хотел сидеть за колючей проволокой, все мечтали о свободе. Пять отчаянных смельчаков предложили Якову Джугашвили принять участие в побеге. Он согласился.

Дело было крайне рискованным. Из опасных бритв Яков сделал магнитные стрелки для компасов, которые могли потребоваться при побеге. Днем Яков постоянно находился под наблюдением двух охранников. Ночью положение улучшалось: его стражники спали. И тогда Яков Джугашвили в конце апреля 1942 года принял участие в подкопе под колючей проволокой. Надо было прорыть ход; выводивший к дороге, а она шла вдоль лагеря к полям, заросшим пшеницей и рожью. Поля густые, в случае успеха можно было скрыться в них.

Газета 'Жиче Варшавы' писала, что произошло обстоятельство, заранее непредвиденное. Когда около двенадцати часов ночи группа из шести беглецов выползла из лаза на дорогу, по ней бежал немецкий солдат - он опаздывал принять вахту у часового. Этот находившийся в отлучке солдат задержался в соседнем селе у какой-то женщины. Заметив беглецов, он на мгновение опешил, затем выстрелил из автомата в воздух. Беглецов через несколько минут окружили охранники с собаками и всех водворили в лагерь. Гестаповских начальников концлагеря прошиб, наверное, холодный пот, когда они узнали, что среди беглецов был сын Сталина.

После попытки группы узников бежать гитлеровские главари окончательно поняли, что они никогда не заставят Якова Джугашвили изменить Родине.

В то время группа советских разведчиков пыталась освободить Якова Джугашвили из фашистского плена. Об этом стало известно в 1985 году, когда в Барселоне вышла книга пламенной испанской коммунистки Долорес Ибаррури 'Мне не хватало Испании'. Она рассказывает, что в годы блокады Ленинграда в его пригороде, оккупированном Пушкине, стояла франкистская 'Голубая дивизия' - единственное испанское соединение на германо-советском фронте. В списках офицеров штаба этой дивизии числился Луис Мендоса Пенья. В его удостоверении было сказано: возраст 24 года, родом из Куэнки, холост, прошел военную подготовку в Африке. Но он родился в другом месте и никогда не был в Африке. Воевал в рядах республиканской армии против африканцев-мавров в окопах под Мадридом в 1936 году.

С удостоверением офицера 'Голубой дивизии' и ее красно-желтым знаком Пенья в немецкой форме разъезжал по Прибалтийским республикам. Его настоящее имя - Хосе Парра Мойя. Боевые товарищи называли его просто Паррита. Советский разведчик, он был прикомандирован к одной из немецких воинских частей. Никогда не терялся и сохранял абсолютное самообладание, когда немецкие контрольные патрули и даже офицеры гестапо проверяли его документы.

Долорес Ибаррури писала: 'Какие же задания выполнял Хосе Парра Мойя в немецком тылу? В составе специальной команды он вместе с другими интернационалистами должен был участвовать в освобождении из концлагеря попавшего в плен сына Сталина. Операция эта по причинам, о которых Паррита так никогда и не узнал, провалилась. Но он провел ряд других операций, хотя и не столь сенсационных, но весьма результативных, по обезвреживанию планов врага. После выполнения этих опасных заданий Хосе Парра вернулся в строй, чтобы в открытом бою сражаться против фашистов'.

Действия Парриты окутаны тайной. Побег Якова готовили смелые, преданные Советской власти люди. Они не боялись погибнуть при выполнении боевого задания.

'Гитлеру скоро конец!'

В приказе гитлеровского верховного командования за побег из концлагеря предусматривался расстрел. Он не распространялся лишь на американских и английских военнопленных.

Судьба пятерых поляков, с которыми пытался бежать Яков Джугашвили, неизвестна. Самого же его на следующий день после неудачного побега вызвал гестаповский следователь. Якова Джугашвили втолкнули в комнату, где были устроены приспособления для пыток, в том числе цепи с поручнями для закрепления рук и ног. Узника раздели догола, положили на пол, руки и ноги заковали в цепи, затем избивали резиновыми палками до потери сознания. После этого Якова приволокли в карцер.

Эти и другие факты гестаповских зверств были установлены в 1947 году на заседаниях военного трибунала Группы советских войск в Германии. Трибунал рассматривал дело по обвинению бывших гестаповских главарей фашистских концлагерей.

:До войны в двадцати шести километрах от Берлина, около города Ораниенбурга, в вековом сосновом лесу был расположен немноголюдный дачный поселок Заксенхаузен. В начале 1936 года туда пригнали тысячи немецких заключенных. Главари 'Третьей империи' решили расположить тутглавное управление нацистских концлагерей. Вскоре сосновый бор вырубили, на его месте соорудили 'показательный лагерь'. Площадь его напоминала огромный треугольник. В центре - аппельплац, место ежедневной переклички узников. Вдоль трехметровой каменной стены, окружавшей лагерь, были установлены железные столбы, густо опутанные колючей проволокой. На ней развесили таблички: 'Ток 550 вольт. Не подходить. Стреляем без предупреждения'. Вся территория концлагеря могла простреливаться пулеметами.

В Заксенхаузене заключенные построили шестьдесят восемь бараков, каждый из которых был рассчитан на шестьсот - семьсот узников. Их были тысячи, все они в бараках не умещались. Узников гоняли на каторжные работы на соседний с лагерем металлургический завод Кайзера, прокатный завод в Хёнинсдорфе, самолетостроительный завод 'Хейнкель', кирпичный завод 'Клинкенверке'. Здания цехов, где работали невольники, были обнесены колючей проволокой.

Заксенхаузен был местом тренировки убийц. Там находились так называемая станция 'зэт' с устройством для расстрела в затылок, четыре печи крематория, газовая камера. Был сооружен ров для расстрелов - 'тир' со стрельбищным валом, рядом с которым было здание мертвецкой. При участии лагерного врача Гейнца Баумкеттера в Заксенхаузене разрабатывались и испытывались на узниках усовершенствованные орудия и способы массового уничтожения людей. После испытаний эти способы распространялись по всем концлагерям гитлеровского рейха.

Была сооружена бетонированная площадка для публичных порок. Здесь зверствовал охранник Густав Зорге по кличке 'Железный Густав'. Он хлестал пленников плеткой, на конце которой был закреплен свинцовый наконечник.

В барачной столовой каждому узнику выдавали в день по двести граммов хлеба и по миске супа из полусгнившей капусты. Трупы тысяч людей, которые умирали от истязаний и голода, гестаповцы отправляли в печи крематория, из труб которого постоянно вился темно-серый дым. В нос бил смердящий, тошнотворный запах. Фашистские палачи называли крематорий 'дорогой в небо'. Узникам они издевательски говорили: 'На свободу вы выйдете только через эту трубу'.

После начала второй мировой войны в Заксенхаузен стали привозить и военнопленных из государств Европы, оккупированных гитлеровцами. Тут томились и были расстреляны испытанный соратник Эрнста Тельмана, коммунист с 1920 года, член подпольного ЦК Германской компартии, друг Советской страны Эрнст Шнеллер и его друзья - Маттиас Тезен, Густав Зантнер, Рудольф Мокри. За колючую проволоку Заксенхаузена были брошены немецкие антифашисты Отто Гротеволь и Макс Рейман, чех Антонин Запотоцкий, норвежский художник Одд Нансен, сын известного полярного исследователя Фритьофа Нансена, лауреата Нобелевской премии. бараке находилась галерея крохотных камер с толстыми стенами. Заключенных подвергали 'медицинскому осмотру': подставив под ростомер, узника расстреливали через амбразуру из соседней камеры. Убивали, заглушая звуки выстрелов музыкой, разносившейся из мощных

Внуки Якова Джугашвили - Виссарион (справа) и Яков. 1989 год.

В августе 1941 года четыре барака оцепили колючей проволокой и создали 'лагерь в лагере'. Этот особый блок гитлеровцы называли 'Целленбау'. В каждом репродукторов. За два месяца 1941 года в этом лагере под 'музыкальное сопровождение' было расстреляно восемнадцать тысяч советских военнопленных.

Несмотря на дикие пытки, многие советские пленные отказывались вступать во власовскую армию и оставались до конца верными Советской Отчизне.

В Заксенхаузене Якову Джугашвили выдали полосатый 'костюм', стираную пилотку и брезентовые ботинки на деревянной подошве. На пилотке желтой масляной краской были намалеваны буквы 'СУ'. По указанию коменданта лагеря Антона Кайндля его поместили во внутреннюю тюрьму концлагеря 'Целленбау'. Начальником тюрьмы был эсэсовец Курт Эккариус. На первом же допросе Якову Джугашвили предложили последний раз подумать, что ждет его, если он не согласится служить нацистам.

- Никогда! - ответил Яков. Эккариус ударил его сапогом в живот:

- Хау аб! (Катись!)

Эккариус скомандовал своему помощнику Услеппу:

- Зондербехандлюнг! (В особую обработку!)

И эта 'обработка' началась. Эккариус вместе с другим лагерфюрером Августом Геном пришел в 'специальную' камеру и долго стоял возле жертвы, подвешенной на крюке с вывернутыми назад руками. Изверг обожал наблюдать, как истязуемый мучается.

Издеваться над заключенными Эккариусу помогал еще один лагерфюрер - Михель Кернер, раппортфюреры Густав Зорге и Рихард Ульман, оберштурмфюрер доктор Христиан Шмитц.

В этой невыносимой обстановке, преодолевая невероятные муки, многие узники все же вели героическую борьбу с кровавым фашизмом. В лагере действовала подпольная организация Сопротивления. В нее входили советские военнопленные А. С. Зотов, В. Я. Шамин, В. С. Ионов, И. С. Потапов, И. А. Михайлов, А. Н. Уголев, М. С. Рубинскин, А. К. Ковшов, военный врач из Тбилиси Вахтанг Хачапуридзе. Яков Джугашвили знал о нелегальной организации в лагере и поддерживал связь с подпольщиками.

Гестаповцы обдумывали злодейский план его уничтожения. Они поняли, что им никогда не удастся склонить на свою сторону Якова Джугашвили. По их мнению, этот узник не только был непоколебим в своих воззрениях, но и разлагал других.

В конце января - начале февраля 1943 года подпольщики Заксенхаузена узнали об истинном положении немецко-фашистских войск под Сталинградом. Они не верили официальной гитлеровской газете 'Фолькишер беобахтер', сообщавшей о 'временных перегруппировках войск вермахта', о 'незначительных прорывах русских'. Стало известно, что под Сталинградом окружены 22 немецкие дивизии.

2 февраля 1943 года в Сталинграде сдался в плен генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс, командовавший 6-й немецкой армией. Величайшая битва на Волге была успешно завершена войсками Красной Армии.

Светлана Аллилуева пишет: 'Уже после Сталинграда отец вдруг сказал мне в одну из редких наших встреч: 'Немцы предлагали обменять Яшу на кого-нибудь из своих: Стану я с ними торговаться! Нет, на войне, как на войне'. Он волновался, это было видно по его раздраженному тону. И больше он не стал говорить об этом ни слова:'

Франц Далем, старый немецкий коммунист, друг и соратник Эрнста Тельмана, в двухтомнике 'Накануне второй мировой войны', изданном Политиздатом в 1982 году, сообщает, что Ева Паулюс после пленения ее мужа под Сталинградом обратилась к Гитлеру с просьбой обменять его на Якова Джугашвили. Гитлер от этого отказался. В годы войны не было ни одного случая обмена военнопленными.

Яков Джугашвили искренне радовался победе советских войск под Сталинградом. Он говорил:

- Наступает закат фашистской Германии! В бараке крикнул:

- Гитлеру скоро конец!

В другой раз сказал узникам:

- Скоро фашистские захватчики будут переодеты в наши лохмотья, и каждый из них, способный работать, поедет в Россию восстанавливать камень за камнем все то, что они разрушили.

Операция 'Кугель'

О высказываниях Якова Джугашвили в связи с разгромом немецких войск под Сталинградом один из провокаторов, находившийся среди узников, сообщил в рапорте лагерному начальству. Это ускорило гибель Якова. Гитлеровцы уже готовили операцию 'Кугель' ('Пуля').

Курт Эккариус вызвал Якова Джугашвили на последний допрос. На этот раз узник стал говорить первым, не скрывая своей искренней радости в связи с поражением гитлеровской армии под Сталинградом:

- Я был прав, когда не сомневался в победе Красной Армии. Есть на свете правда!

- Швайген, роте гезиндель! - осатанело заорал эсэсовец. - Ринге херум! (Молчать, красная сволочь! Кругом!)

Якова Джугашвили втолкнули в комнату, где были специальные приспособления для пыток. Ему заломили руки и подвесили на крюк в потолке.

Фашисты часто использовали обычный для них прием: 'убит при попытке к бегству'. Так гитлеровцы объясняли убийство Тельмана и других коммунистов. Этот прием заранее согласовали с главарем гестапо рейхс-фюрером СС Гиммлером.

'Если национал-социалистской Германии суждено погибнуть, - изрекал Гиммлер, - то наши враги, сидящие в концлагерях, не должны дожить до победы и стать победителями'. И он отдал приказ гестаповцам: 'Ни один заключенный не должен попасть живым в руки врагов'.

Писатель Анатолий Рыбаков в романе 'Тридцать пятый и другие годы' утверждает, что Яков Джугашвили погиб в концлагере Заксенхаузен якобы при невыясненных обстоятельствах. Это не соответствует действительности: обстоятельства его гибели известны.

14 апреля 1943 года по приказу начальника лагерной тюрьмы Курта Эккариуса Яков Джугашвили в возрасте тридцати пяти лет был убит гитлеровскими палачами.

Об этой 'операции' лагерные гестаповцы составили рапорт: Яков Джугашвили будто бы взбунтовался, отказался вечером зайти в барак, побежал к 'полосе смерти' у проволочного заграждения, а на окрик часового ответил: 'Стреляйте!' Потом якобы сам бросился на проволоку, по которой шел электрический ток высокого напряжения. После этого, поскольку узник пытался бежать, эсэсовский охранник Конрад Харфиш в присутствии начальника караула Карла Юнглинга убил Якова Джугашвили.

На самом же деле пленник был расстрелян. Затем его тело бросили на проволоку и сделали фотоснимок: мол, Джугашвили убит при попытке к бегству.

Николай Доризо так закончил свою трагедию 'Яков Джугашвили':

Сын за отца не отвечает -
сказал его отец родной:
Но милость ваша получает,
товарищ Сталин,
смысл иной:
Он, сын,
ответил за отца,
за нас,
за всех живых ответил.
Ответил подвигом бойца,
тем, что он смерть достойно встретил.

Его смерть была засвидетельствована батальонным медиком дивизии СС 'Мертвая голова': '14 апреля 1943 года, когда я осмотрел данного пленного, я констатировал смерть от выстрела в голову. Входное пулевое отверстие расположено в четырех сантиметрах ниже уха, сразу же под скуловой дугой. Смерть должна была наступить немедленно после этого выстрела. Очевидная причина смерти: разрушение нижней части мозга'.

Живущий ныне в ФРГ на свободе Карл Юнглинг подтверждает, что Яков Джугашвили погиб 14 апреля 1943 года около девяти часов вечера. Конрад Харфиш, также проживающий в ФРГ, сообщил, что Яков Джугашвили был убит не в связи с попыткой к бегству, а по секретному приказу гестаповского начальства. При встрече с журналистом ФРГ Харфиш подтвердил: 'Это точно, что я в него выстрелил'.

15 апреля 1943 года, на следующий день после убийства, останки Якова Джугашвили были сожжены в крематории Заксенхаузена. Палачи Юнглинг, Харфиш и другие эсэсовцы из дивизии 'Мертвая голова' под угрозой расстрела были предупреждены своим начальством о необходимости молчать об этой расправе.

Чем объяснить строжайший приказ скрыть обстоятельства этого злодеяния? Гестаповцы в апреле 1943 года уже понимали, что надвигается катастрофа гитлеровской Германии. Поэтому они постепенно стали уничтожать все компрометировавшие их улики. Новые документы составляли так, чтобы скрыть любую свою вину. Мол, одно дело - узник расстрелян, другое - убит при попытке к бегству.

В 'Деле ? Т-176' есть документ о том, что 22 апреля 1943 года главарь СС Генрих Гиммлер направил письмо Риббентропу в нацистское министерство иностранных дел под грифом 'Совершенно секретно'. В том письме говорилось: 'Дорогой Риббентроп! Посылаю Вам рапорт об обстоятельствах, при которых военнопленный Яков Джугашвили, сын Сталина, был застрелен при попытке к бегству из особого блока 'А' в Заксенхаузене, близ Ораниенбурга'.

Почему этот рапорт главарь гестапо направил Риббентропу, которому никогда не подчинялся и перед которым никогда не отчитывался? Видимо, Гиммлер не хотел, чтобы убийство сына Сталина связывалось с его личным приказом. Пусть русские, если этот рапорт попадет в их руки, полагают, что Гиммлер не имел отношения к этому убийству.

Понятна тактика кровавого гитлеровского палача: рапорт он писал 'на всякий случай'. Действительно, в конце войны по приказу Гиммлера почти все архивы гестапо были уничтожены, а многие документы фашистского министерства иностранных дел попали в руки союзников.

В книге 'Воспоминания и размышления' Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал, что 7 и 8 марта 1945 года, когда наши войска под его руководством проводили Восточно-Померанскую операцию, он по вызову срочно вылетел в Ставку. Прямо с московского аэродрома направился на дачу Сталина. Верховный Главнокомандующий задал несколько вопросов об обстановке в Померании и на Одере, затем предложил Жукову немного пройтись.

Г. К. Жуков спросил во время прогулки:

- Товарищ Сталин, давно хотел узнать о вашем сыне Якове. Нет ли сведений о его судьбе?

На вопрос Сталин ответил не сразу. Пройдя добрую сотню шагов, сказал каким-то приглушенным голосом:

- Не выбраться Якову из плена. Расстреляют его душегубы. По наведенным справкам, держат они его изолированно от других военнопленных и агитируют за измену Родине.

Помолчав минуту, твердо добавил:

- Нет, Яков предпочтет любую смерть измене Родине.

Чувствовалось, он глубоко переживает за сына. Сидя за столом, И. В. Сталин долго молчал, не притрагивался к еде. Потом, как бы продолжая свои размышления, с горечью произнес:

- Какая тяжелая война! Сколько она унесла жизней наших людей! Видимо, у нас мало останется семей, у которых не погибли близкие:

Сталин не знал, что его старшего сына уже два года нет в живых.

Светлана Аллилуева пишет: 'Еще раз отец сказал о Яше летом 1945 года, после Победы (мы долго не виделись до этого): 'Яшу расстреляли немцы. Я получил письмо от бельгийского офицера, принца, что ли, он был очевидцем, их освободили американцы'.

:Может быть слишком поздно, когда Яша уже погиб, отец почувствовал к нему тепло какое-то и осознал несправедливость своего отношения к нему. Яша перенес почти два года плена, который был для него, вероятно, ужаснее, чем для кого-либо другого. Он был тихим, молчаливым героем, чей подвиг был так же незаметен, честен и бескорыстен, как и вся его жизнь'.

Копии протокола допроса Якова Джугашвили гестаповцы направляли по распоряжению Гитлера высшим фашистским бонзам и в разведывательные немецкие органы. Если бы Яков Джугашвили сказал хотя бы одно слово восхваления рейха, одно слово против Советской власти или о своем желании служить фашистской Германии, оно немедленно было бы подхвачено Геббельсом, передано по немецкому радио и напечатано в немецких газетах. Однако ни одного такого слова Яков Джугашвили не произнес.

Кроме гестаповских материалов о его допросах имеются и другие, порой неожиданные факты удивительной стойкости и целеустремленности Якова Джугашвили. В 1982 году в столице ГДР Берлине вышла книга Генриха Кегеля 'В бурях нашего века'. Она чрезвычайно любопытна. Родился автор в 1907 году в семье железнодорожника в Бреслау. Поступил в университет. Стал печататься в 'Бреславских последних известиях'. В этой газете во время прихода Гитлера к власти заведовал отделом экономики. Затем переехал в Варшаву еще до нападения Германии на Польшу. В германском посольстве в Варшаве отметили его антипольские материалы и предложили ему перейти на работу в посольство. Но беспартийных людей в посольство не брали. Кегель вступил в фашистскую партию. Там же, в Варшаве, он стал изучать русский язык. Его усердие было замечено начальством еще до войны. Кегеля перевели в Москву заместителем заведующего торгово-политическим отделом немецкого посольства. Кегель подружился с советником посольства Хильгером. Тот сам был выходцем из России и хорошо знал русский язык, участвовал во время переговоров Риббентропа со Сталиным и Молотовым в августе 1939 года в Москве и в ноябре 1940 года Молотова с Гитлером в Берлине. Кегель пишет, что Хильгер однажды во время войны дал ему уже в Берлине прочесть часть протокола допроса сына Сталина, офицера Красной Армии, по своей гражданской профессии инженера, раненным попавшего в немецкий плен. На мой вопрос, сам ли он, Хильгер, вел допрос, тот ответил отрицательно. Но мне все же кажется, он, по крайней мере какое-то время, участвовал в допросе.

Сын Сталина на соответствующие наводящие вопросы дал откровенные ответы относительно внутренней политики СССР и критиковал слабую подготовку к войне с Германией. Но когда его попросили ответить, кто победит, он без всякого сомнения выразил убеждение, что победителем из войны выйдет, конечно, Советский Союз.

Из донесения советских разведчиков Сталин знал, что его сын в плену не допустил ни одного недостойного поступка. Его мнение, основанное на фашистской пропаганде, о том, что сын сдался в плен добровольно, стало меняться.

Кегель на самом деле был советским разведчиком, коммунистом с 1931 года. Как и Рихард Зорге, он многие годы передавал ценнейшие сведения представителям советской разведки. Впоследствии Советская Родина наградила бойца невидимого фронта орденами Красного Знамени и Дружбы народов. До своего 70-летия Кегель был послом и постоянным представителем ГДР в женевском европейском представительстве.

После Победы

Настал великий и незабываемый день 9 мая 1945 года. Над рейхстагом взвилось Знамя Победы. Гитлеровская Германия была повержена, человечество спасено от угрозы фашистского порабощения. Пришел праздник по-особому светлый, небывало торжественный.

Группа экспертов союзников приступила к изучению захваченных американской и английской армиями трофейных документов. Были среди них и материалы о Якове Джугашвили. 30 июня 1945 года исполнявший обязанности государственного секретаря США Грю направил телеграмму в Москву послу США в Советском Союзе Авереллу Гарриману:

'Сейчас в Германии объединенная группа экспертов Государственного департамента и британского министерства иностранных дел изучает важные германские секретные документы о том, как был застрелен сын Сталина, пытавшийся якобы совершить побег из концлагеря.

На сей счет обнаружено письмо Гиммлера к Риббентропу в связи с данным происшествием, фотографии, несколько страниц документации. Британское министерство иностранных дел рекомендовало английскому и американскому правительствам передать оригиналы указанных документов Сталину, а для этого поручить английскому послу в СССР Кларку Керру информировать о найденных документах Молотова и попросить у Молотова совета, как наилучшим образом отдать документы Сталину.

Кларк Керр мог бы заявить, что это совместная англо-американская находка, и презентовать ее от имени британского министерства и посольства США. Есть мнение, однако, что передачу документов следует произвести не от лица нашего посольства, а Госдепартамента. Суждение посольства о способах передачи документов Сталину было бы желательно знать в Госдепартаменте.

Вы можете обратиться к Молотову, если сочтете это полезным. Действуйте сообща с Кларком Керром при наличии у него аналогичных инструкций'.

В 'Деле ? Т-176' хранится и такая справка:

'После более тщательного изучения этого дела и его сути британское министерство иностранных дел предложило отвергнуть первоначальную идею передачи документов, которые по причине их неприятного содержания могли огорчить Сталина. Советским должностным лицам ничего не сообщали, и Государственный департамент информировал посла Гарримана в телеграмме от 23 августа 1945 года, что достигнута договоренность не отдавать документы Сталину'.
На подмосковной станции Жуковка у дачи В. М. Молотова.Справа налево: Виссарион Джугашвили, Е. Я. Джугашвили, поэт Ф. Чуев| В. М. Молотов, Мамлакат Нахангова. 1983 год.

Неужели союзники на самом деле не желали огорчать Сталина? Они не хотели публиковать документы о зверствах фашистов в концлагерях, надеялись спасти от справедливого наказания многих нацистских преступников. После войны реакционеры Запада стали обелять отъявленных гитлеровских головорезов. Палач Курт Эккариус, как и другие фашистские изверги, жил в ФРГ и поначалу избежал наказания. Прокуратура Мюнхена сразу же после войны не довела до конца следствие о его прямой причастности к убийству Якова Джугашвили. Обвинение основывало свои выводы не на показаниях бывших узников Заксенхаузена, а на допросе помощника Эккариуса унтершарфюрера СС Вальтера Услеппа. Тот подтвердил, что его начальник Курт Эккариус лично участвовал в расправе с Яковом Джугашвили.

Не желали служители западногерманской Фемиды найти истину. В 'Деле ? Т-176' хранится протокол заседания мюнхенского суда, который должен был расследовать преступления Курта Эккариуса. Во всех его действиях в концлагере буржуазные судьи не нашли состава преступления, и он был оправдан.

Но от суровой кары он, как и другие палачи Заксенхаузена, не ушел. 23 октября 1947 года военный трибунал Группы советских войск в Германии в открытом судебном заседании слушал дело палачей Заксенхаузена. Ленинградец В. В. Краснов, юрист, впоследствии работник военной прокуратуры 1-го Белорусского фронта, участвовал в расследовании злодеяний фашистских извергов этого концлагеря. Я беседовал с Василием Васильевичем Красновым, когда ему было восемьдесят четыре года. Память у него оказалась хорошей. Он мне рассказал о том, что на скамье подсудимых сидели бывший комендант концлагеря Антон Кайндль, второй лагерфюрер Август Ген, начальник лагерной тюрьмы Курт Эккариус, главный врач Гейнц Баумкеттер, начальник филиала лагеря при клинкерном заводе Генрих Фриземан, раппортфюрер Густав Зорге, блокфюреры Вильгельм Шуберт, Мартин Книттлер, Франц Фиккер, Менке Заатгоф и другие - всего 16 человек. В Берлин на суд прибыли бывшие узники концлагеря Заксенхаузен из Польши, Чехословакии и других стран Европы. Обвинительное заключение огласили на немецком и русском языках. Курт Эккариус вел себя не так нагло, как на заседании мюнхенского суда, пытался доказать, будто он играл незначительную роль и к убийству Якова Джугашвили не имел прямого отношения.

Жесточайшие зверства в Заксенхаузене становились известными при допросе палачей, властвовавших в концлагере. Все они не смогли скрыть свою жестокость, изуверский садизм, массовые убийства. Вот лишь один отрывок из допроса раппортфюрера Густава Зорге, одного из организаторов убийства Якова Джугашвили.

'Прокурор. Это вы были известны под кличкой 'Железный Густав'? Вы говорили в своих показаниях на предварительном следствии, что все работники лагеря были зверями в большей или меньшей степени. Это правильно?

Зорге. Да, это правда, но я был наибольшим зверем среди них. (В зале шум возмущения.)

Прокурор. В чем же заключалось ваше зверство?

Зорге. В издевательствах над заключенными, в избиении их, проведении штрафспорта, обливании на морозе водой, закапывании людей в землю, натравливании на них собак, в подвешивании на столбе, проведении наказаний на 'козле'.

А вот показания блокфюрера Вильгельма Шуберта, также участвовавшего в расправе над Яковом Джугашвили:

'Прокурор. Вы избивали заключенных?

Шуберт. Это было для меня само собой разумеющимся делом.

Прокурор. Вы истязали заключенных?

Шуберт. Так точно, я делал это.

Прокурор. Обливали вы их зимой на морозе холодной водой и оставляли под открытым небом, пока они не замерзали?

Шуберт. Так точно, и это я делал'.

Советский суд приговорил палачей, убивших в лагере Заксенхаузен Якова Джугашвили и других советских людей, к суровым мерам наказания.

Благодарной памяти достоин

После 1970 года, когда было рассекречено 'Дело ? Т-176', в ряде изданий коммунистических и рабочих партий западных стран стали появляться материалы о Якове Джугашвили. Его имя нередко упоминалось (да и ныне встречается) на страницах буржуазных газет, журналов, в радио- и телепередачах Запада. 25 октября 1974 года газета американских коммунистов 'Дейли уорлд' писала: 'Во время второй мировой войны среди многих советских военнопленных, которые предпочли погибнуть в Германии, лишь бы не предать свою социалистическую родину, был старший лейтенант Яков Джугашвили'.

Светлана Аллилуева (Питерc), ее дочь Ольга Питере и Е. Я. Джугашвили. 1984 год.

Еще в годы войны некоторые органы печати союзников распространяли версию геббельсовских брехунов о том, будто бы Яков Джугашвили добровольно сдался фашистам в плен, якшался с гитлеровцами, был готов отречься от Советской власти и служить гитлеровской Германии. До сих пор некоторые органы пропаганды и информации на Западе утверждают, что Яков Джугашвили будто бы после войны жил во Франции, Италии, в странах Латинской Америки. Появились даже 'очевидцы' и самозваные свидетели, привыкшие получать мзду за беспардонную ложь.

Вымыслы о Якове Джугашвили наши недоброжелатели на Западе муссируют и ныне для того, чтобы опорочить беззаветную борьбу советских людей за свою Родину, приуменьшить вклад советского народа и его Вооруженных Сил в победу над гитлеровской Германией, в спасение человечества от фашистской чумы. Английские историки Дж. Рейтлинджер и А. Кларк, западногерманские профессор Э. Хассе и историк фон Готберг стремятся всячески принизить нравственные качества советских воинов. Американский философ А. Тиллет, рассуждая о Якове Джугашвили, пишет об 'иллюзорности советского патриотизма', якобы существовавшего лишь на страницах газеты 'Правда'. Они же заявляют, что якобы вся семья вождя была порочной.

Нет, в семье Сталина, первой и второй, были и благородные, высоконравственные люди. Екатерина Семеновна Сванидзе, ее брат Алеша Сванидзе, Яков Джугашвили, Надежда Сергеевна Аллилуева:

Все они были патриотами Родины, высоконравственными, благородными, честными людьми. В нашей печати о них рассказано мало. Что ж, так случилось. Но они навсегда останутся в памяти народной.

Светлана Аллилуева пишет о старшем брате:

'Была сделана попытка увековечить его как героя:

Михаил Чиаурели, собираясь ставить марионеточную 'эпопею' 'Падение Берлина', советовался с отцом. У него был замысел показать Яшу как героя войны. Великий спекулянт от искусства, Чиаурели почуял, какой мог выйти сюжет об этой трагической судьбе. Но отец не согласился. Думаю, что Чиаурели сделал бы из Яши такую же фальшивку, как из всех остальных. Ему был нужен сюжет лишь для возвеличивания отца, восхвалением которого он так успешно занимался в своем 'искусстве'. Слава богу, Яша не попал на экран в таком виде. Хотя отец вряд ли имел в виду это, отказав Чиаурели. Ему просто не хотелось выпячивать своих родственников, которых он всех без исключения считал не заслуживающими памяти. А благодарной памяти Яша заслуживал'.

28 октября 1977 года, накануне 60-летия Советской власти, Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Яков Джугашвили за стойкость в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и мужественное поведение в плену был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. Однако этот Указ был закрытым, советские люди о нем ничего не знали. Почему решение, которое восстанавливало справедливость, скрыли от советского народа?

С. Я. Аллилуев. 1898 год.

В эпоху застоя отсутствовали гласность и демократия. Брежнев не хотел, чтобы стала известна правда о Якове Джугашвили. Но ведь сын за отца не отвечает. Яков в самых трагических обстоятельствах вел себя достойно не потому, что был сыном Сталина. В житейском смысле он не отличался от миллионов своих сверстников. Он был обычным советским человеком, но волею судьбы ему пришлось жить и действовать в необычных обстоятельствах. Сотни тысяч советских военнопленных в фашистских концлагерях, как и Яков Джугашвили, мужественно сражались за колючей проволокой против нацистских палачей.

У Брежнева не было никаких оснований делать закрытым Указ о награждении Якова Джугашвили.

Подвиг Якова Джугашвили увековечен на мемориальных досках, посвященных погибшим выпускникам Московского института инженеров транспорта и Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского. В музее МИИТа установлена урна с пеплом и землей, взятыми с места бывшего крематория концлагеря Заксенхаузен.

После отъезда Якова Джугашвили на фронт его сын Евгений жил с матерью Ольгой Павловной Голышевой. С 1947 по 1954 год он учился в суворовском училище. Мальчишка, носивший гимнастерку с алыми погонами, участвовал в общественной работе, любил спорт. Окончив суворовское училище, Евгений Яковлевич поступил в Военно-воздушную инженерную академию им. Н. Е. Жуковского. Потом работал у Сергея Павловича Королева в коллективе конструкторов первых советских космических кораблей.

О своей матери Евгений Яковлевич сообщил мне в письме: 'Моя мама - Ольга Павловна Голышева, 1909 года рождения. Окончила в Москве авиационный техникум. Прошла всю войну операционной сестрой. Умерла в 1957 году. Похоронена на Головинском кладбище (Москва)'.

Растут два сына у Евгения Яковлевича и его жены Нанули Георгиевны - Виссарион и Яков. Первый отслужил срочную службу в армии, заканчивает Сельскохозяйственный институт в Тбилиси. Яков окончил 23-ю среднюю школу Москвы. Мать Галины Яковлевны - Ю. И. Мельцер после выхода из тюрьмы долго болела и умерла. Галина Джугашвили закончила Московский университет. Она кандидат филологических наук. До ухода на пенсию работала научным сотрудником Института мировой литературы им. А. М. Горького.

В конце войны Сталин знал, что в плену Яков вел себя достойно. В присутствии посторонних вождь порой хотел подчеркнуть, что помнит старшего сына.

Когда-то был популярен артист Михаил Геловани - исполнитель роли вождя в ряде фильмов. Геловани встречался со Сталиным один раз - в конце 1946 года после премьеры фильма режиссера М. Чиаурели 'Клятва'. Один из участников этой встречи вспоминал: 'Застолье было сумрачным, получилось что-то вроде тризны. В этот день Берия принес Сталину личное дело Якова Джугашвили.

По грузинскому обычаю Сталин оросил кусочек хлеба несколькими каплями красного вина и съел его в память о сыне. Геловани поразило, как тщательно и аппетитно Сталин поглощал цыпленка табака, разгрызая каждую косточку и запивая еду небольшими глотками вина:'

От автора

За большую помощь в работе над этим повествованием сердечно благодарю директора Института истории партии при ЦК Компартии Грузии Д. Г. Стуруа, директора Тбилисского филиала Центрального музея В. И. Ленина Ф. М. Махарадзе, начальника отдела Центрального архива Министерства обороны СССР полковника Н. С. Долгодумова, заместителя начальника отдела Главного управления кадров Министерства обороны СССР полковника А. Д. Бондарчука, старшего научного сотрудника Института истории партии Ленинградского обкома КПСС доктора исторических наук Т. П. Бондаревскую, бывшего директора Ленинградского филиала Центрального музея В. И. Ленина, персонального пенсионера союзного значения Ю. П. Смирнова, кандидата исторических наук Г. Я. Великанову, заведующую квартирой-музеем В. И. Ленина в доме ? 17 по 10-й Советской улице Ленинграда С. П. Осипову, заведующего музеем Ленэнерго, ветерана войны и труда А. П. Воробьева, ветерана труда Ленэнерго, рабочего Е. А. Лаврова, сына Якова Джугашвили - полковника Е. Я. Джугашвили.

Иллюстрации

Екатерина Сванидзе, первая жена И. В. Сталина. 1907 год.
Яков Джугашвили (в первом ряду слева) в семье Сванидзе.Село Баджи Кутаисской губернии. 1913 год.
Яков Джугашвили - рабочий 11-й подстанции Ленинграда. 1926 год.
Военный билет Якова Джугашвили.1933 год.
Яков Джугашвили.1930 год.
И. С. Аллилуева, вторая жена И. В. Сталина.1930 год.
Бабушка Якова Джугашвили - Е. Г. Джугашвили дает интервью американскому журналисту Кникербокеру.Тифлис. 1931 год.
Московский институт инженеров транспорта. Яков Джугашвили стоит в третьем ряду (крайний слева).1931 год.
Яков Джугашвили (сидит справа) - студент Московского института инженеров транспорта. 1932 год.
Яков Джугашвили - слушатель Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.Май, 1939 год.
Диплом Якова Джугашвили об окончании Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.
Ольга Голышева с сыном Евгением.1938 год.
Яков Джугашвили с дочерью Галей. 1940 год.
О. П. Голышева.1953 год.
Фашистский офицер ведет пленного Якова Джугашвили с аэродрома на допрос в штаб командующего 3-й немецкой танковой армией 18 июля 1941 года (снимок немецкого офицера).
Яков Джугашвили в плену. Июль, 1941 год (снимок немецкого офицера).
Яков Джугашвили - узник фашистского концлагеря "Офлаг 10-Ц" 1942 год(снимок немецкого офицера).
Сын Якова Джугашвили - полковник Евгений Яковлевич Джугашвили.1988 год.
Внуки Якова Джугашвили - Виссарион (справа) и Яков. 1989 год.
На подмосковной станции Жуковка у дачи В. М. Молотова.Справа налево: Виссарион Джугашвили, Е. Я. Джугашвили, поэт Ф. Чуев| В. М. Молотов, Мамлакат Нахангова. 1983 год.
Светлана Аллилуева (Питерc), ее дочь Ольга Питере и Е. Я. Джугашвили. 1984 год.
С. Я. Аллилуев. 1898 год.
Титул