Содержание
«Военная Литература»
Биографии

Эпилог

Нет ни одного сколько-нибудь систематического изложения событий Великой Отечественной войны, в котором не упоминалась бы высадка в Станичке и имя ее легендарного командира. «Суровой штормовой ночью в феврале 1943 года десантный отряд армии, возглавляемый майором Цезарем Львовичем Куниковым, сделал то, что казалось невозможным»,- сказал на торжественном заседании, посвященном присвоению городу Новороссийску почетного звания «Город-герой», Л. И. Брежнев.

Завоевание плацдарма не привело к немедленному освобождению Новороссийска. Но там, на Малой земле, были проявлены такие высоты духа, такое мужество, стойкость и товарищество, которые изумили и долго еще будут изумлять человечество и которые связали ту новую историческую общность, что зовется советским народом, самой неразрывной из всех связей - совместно пролитой кровью.

Можем ли мы нынче, в нашей мирной и благоустроенной жизни, представить, что это такое было - Малая земля?

Обширная территория, плоская, без деревца, без кустика, без единого целого строения, почти без пресной воды, без оврагов и балок, этих верных естественных укрытий солдата. Все это простреливалось насквозь, перепахивалось огнем и металлом. По одиночным бойцам стреляли из пушек. Часами висела над плацдармом авиация противника. Орудия, наведенные по данным дневной пристрелки, ночью засыпали берег тысячами снарядов. Вражеские катера и подлодки били торпедами в пляжи, в причалы, в береговые обрывы, обваливая их на раненых, укрывшихся в ожидании эвакуации.

В связи с захватом плацдарма командование Северо-Кавказского фронта сформировало 18-ю десантную армию, в состав которой вошли все части и соединения, действовавшие в районе Новороссийска, в том числе на Малой земле. 16 февраля командование 18-й десантной армии (командующий генерал-лейтенант К.Н.Леселидзе, начальник штаба генерал-майор Н.О.Павловский, член Военного совета генерал-майор С.Е.Колонии, начальник политотдела полковник Л.И.Брежнев) приняло на себя оперативное руководство войсками.

Смехотворно звучали строки донесения германского командования в районе Новороссийска командованию армий группы «А», датированного 4 февраля: «Второй участок высадки строго южнее Новороссийска отрезан. Командование 5-го армейского корпуса надеется до наступления темноты очистить местность».

Местность действительно пришлось очистить: со считаных квадратных метров плацдарм увеличился до 40 квадратных километров.

Костью в горле был этот плацдарм в планах гитлеровского командования. Скрежеща зубами, оно готовилось к его ликвидации, не жалея для этого сил.

«Много раз я был на переднем крае боевых порядков частей на «Малой земле»,- сказал Л.И.Брежнев при вручении ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» городу-герою Новороссийску.- Должен признаться вам, товарищи, что более тяжелых и кровопролитных боев, чем на «Малой земле» я, пожалуй, не видел за все четыре года пребывания на фронте.

Особенно памятны апрельские дни, когда враг получил приказ - любой ценою разгромить и сбросить в море малоземельцев. Вспоминается день 17 апреля 1943 года...»

17 апреля 1943 года четыре отборные полнокровные дивизии при поддержке многочисленной артиллерии и четырех воздушных эскадр ринулись на решающий штурм плацдарма с целью ликвидировать его. Клятву командующий ударной группировкой генерал-лейтенант СС Ветцель дал лично фюреру и по древнему тевтонскому обычаю скрепил ее, расписавшись кровью.

Каскады огня захлестнули плацдарм. После многочасовой артиллерийской и авиационной подготовки пьяные эсесовцы шли в атаку в полный рост, полагая, что впереди уже не осталось ничего живого...

25 апреля обескровленный огромными потерям противник вынужден был прекратить бесполезные попытки наступления и перейти к обороне. Командующий ударной группировкой уже не кровью, а обыкновенными канцелярскими чернилами доносил фюреру, что плацдарм ликвидировать невозможно, потому что его защищают «не люди, и даже не фанатики, а дважды моряки и трижды коммунисты».

- Ну что же - правильная оценка! - под бурные аплодисменты новороссийцев резюмировал на торжественном митинге Л. И. Брежнев.

В одном из последних писем Куников написал: «В войне, как в гигантском котле, разварились и выплыли на поверхность отходы людские, шлак, осталась чистая сталь. И эта сталь, принявшая закалку в огне боев, занеслась над врагом. Расплата будет страшной».

Да, на Малой земле не было трусов. Каждый ее защитник - герой, каждый достоин самых высоких воинских почестей. Уже одно пребывание на этом насквозь простреливаемом клочке земли было подвигом. Каждый рейс малютки из «тюлькиного флота» был актом высочайшего мужества. Каждая погрузка и выгрузка на берегу была демонстрацией бесстрашия.

Прибыть на Малую землю можно было только морем. Редкому суденышку удавалось достигнуть заветного берега и вернуться обратно, не подвергшись обстрелу, бомбардировке, торпедированию или встрече с минами. Но, несмотря на это, на Малой земле бывали командующий Черноморской группой войск Иван Ефимович Петров, командующий 18-й армией Константин Николаевич Леселидзе, командир Новороссийской военно-морской базы Георгий Никитич Холостяков, а чаще других начальник политотдела 18-й армии полковник Леонид Ильич Брежнев. Невозмутимое спокойствие, неторопливость, внимание к запросам людей, простота и обаяние снискали ему уважение среди личного состава плацдарма и моряков НВМБ. Всегда подтянутый и доброжелательный, он распространял вокруг себя атмосферу непринужденного спокойствия и уверенности в победе.

Море за кормою яростно ревет,
Катера с отрядом держат путь вперед.
Ночью над Мысхако шел девятый вал -
Куников с отрядом берег штурмовал.
Вперед, с «полундрой», хлопцы,
За мною, краснофлотцы!
Нас в бой майор ведет:
«За мной, новороссийцы,
Подбавим жару фрицам,
Нас пуля не возьмет!»
Мы давали клятву партии родной:
Биться беспощадно с черною ордой
И в огне жестоких, яростных атак
Вел вперед матросов коммунист-моряк.
Под Новороссийском жаркий бой идет,
Куников отряд свой в этот бой ведет.
Ты поверь, товарищ, слову моряка:
Не сдержать фашистам русского штыка...{21}

Они еще сидели в своих казематах из лучшего в мире новороссийского цемента. Они еще надеялись отсидеться.

Поредевший отряд куниковцев был выведен с передовой и отправлен на переформирование в Геленджик. Там его доукомплектовали людьми и присвоили наименование - 393-й отдельный батальон морской пехоты. Командовать батальоном стал капитан-лейтенант В. А. Ботылев (впоследствии Герой Советского Союза), заместителем командира по политической части по-прежнему остался капитан Н. В. Старшинов.

Батальон жил куниковскими традициями, готовился к новым боям по куниковской программе, тренировал новичков с куниковской настойчивостью.

В последних числах августа Н. В. Старшинова вызвали к начальнику политотдела НВМБ капитану 1-го ранга М. И. Бакаеву.

Позднее он вспоминал, как явился в кабинет начальника политотдела и четко доложил.

- Собственно, вызывал не я,- сказал Бакаев и обратился к находившемуся в кабинете полковнику в армейской форме: - Это и есть тот самый капитан Старшинов, о котором шла речь.

- А, первый комиссар Малой земли,- шагнул мне навстречу полковник.- Давайте знакомиться. Моя фамилия Брежнев.

Он предложил мне сесть.

- Вам, очевидно, известно, что в новороссийском десанте будут участвовать и наши армейские части. Так вот, есть просьба выделить 20-25 хороших ребят. Пусть они побеседуют с пехотинцами, обучат их, как надо вести себя при высадке, как вести бой в новых для них условиях. Надеюсь, такие люди у вас есть?

- Еще бы! - ответил за меня Бакаев.- В этом батальоне плохого человека найти трудно.

- И не найдете,- вставил я.

- Вот видите,- заметил полковник Брежнев, - я так и знал, поэтому и приехал за помощью.

Будучи начальником политотдела 18-й десантной армии, он сейчас прилагал все усилия к тому, чтобы как можно лучше осуществить психологическую подготовку, в которой заложено начало любого будущего успеха.

После этой беседы в политотделе мы выделили для обучения армейцев самых отважных, проявивших себя в схватках с врагом бойцов.

В глубокой тишине слушали пехотинцы армейских частей бесхитростные и полные суровой правды рассказы куниковцев о высадке, об их командире, о подвигах героев-десантников{22}.

В ночь с 9 на 10 сентября 1943 года, совершив неслыханный по дерзости бросок, части десанта высадились в самом центре Новороссийска. Первыми были куниковцы. И, обгоняя их, гремела среди развороченных, полыхающих улиц песня:

Вперед, с «полундрой», хлопцы,
За мною, краснофлотцы!
Нас в бой майор ведет:
«За мной, новороссийцы,
Подбавим жару фрицам,
Нас пуля не возьмет!»

Пять суток в окружении, в самом центре обороны противника, моряки 393-го отдельного батальона морской пехоты вели непрерывный изматывающий уличный бой. С ними рядом дрался 1339-й полк подполковника С. Н. Каданчика и 255-я бригада морской пехоты полковника А. С. Потапова. Казалось, превосходящие силы врага вот-вот сомнут горстку советских воинов.

Но 16 сентября 1943 года над Новороссийском наступила тишина. Теплый ветер полоскал над развалинами израненные пулями алые знамена.

* * *

Ордена Отечественной войны 1-й степени город-герой Новороссийск. Многолюдный красивый город. Большие магазины. У книжных развалов толпится народ. Неторопливо движутся троллейбусы. Читаешь маршрут - и вдруг замирает сердце: «Вокзал - Малая земля». Так просто... Поселок Станичка уже включен в черту города, только зовется теперь Куниковка. Есть там и проспект Куникова. Все застроено современными домами - промытые стекла, яркие балконы, детвора шумит на площадках... И можно доехать троллейбусом.

А на Малой земле пустынно. По-прежнему ни деревца, ни кустика, и выгоревшая рыжая трава клонится печально к земле незабываемого подвига.

А в самом центре, в тихом парке между магистральной улицей и морем, на площади Героев, разделенные пьедесталом с чашей вечного огня, стоят лицом друг к другу два невысоких обелиска.

«Здесь похоронен Герой Советского Союза капитан 3-го ранга Николай Иванович Сипягин, командир дивизиона катеров, под руководством которого совершен героический прорыв в Новороссийскую бухту 10 сентября 1943 года. Родился 23 июня 1911 года. Геройски погиб 1 ноября 1943 года».

«Здесь похоронен Герой Советского Союза майор Цезарь Львович Куников. Под его руководством совершена 4 февраля 1943 года легендарная десантная операция на «Малую землю». Родился 23 июня 1909 года. Геройски погиб 12 февраля 1943 года».

Каждый час из-под чаши с вечным огнем, словно звучит сама земля, рвется простая и величественная мелодия «Новороссийских курантов». И в негромком ее звучании - та неизбывная память, которая наделяет героев бессмертием.

Его легко представить живым. Постаревший? Возможно. Располневший? Да, наверно. Все те же теплые и живые карие глаза, добрый рот с загнутыми кверху уголками, тот же праздничный карнавальный юмор.

Его легко представить живым. Его и тысячи, десятки, сотни тысяч других, известных и безвестных...

Имена... Их надо назвать - совершивших первый бросок ненастной февральской ночью. Хотя бы назвать тех, кто не был еще упомянут - не потому, что меньше других совершил, а потому, что тесные рамки повествования о Цезаре Куникове попросту не позволяют проследить достойную преклонения судьбу людей его десанта.

Филипп Рубахо, Михаил Кориицкий, Алексей Рыбнев, Иван Гребенщиков, Сергей Колот, Николай Алешичев, Владимир Вартанов, Кирилл Дибров, Владимир Кайда, Федор Савенко, Иван Лукашов, Николай Романов, Александр Ширшов, Петр Головко, Владимир Егоров, Капитон Плакунов, Отарий Джайяни, Георгий Волков, Иван Диденко, Александр Красюк, Виктор Климов, Михаил Ляшенко, Владимир Новожилов, Петр Смирновский, Иван Чугуевец, Василий Толстых, Степан Ткаченко, Дмитрий Хохлов, Алексей Шутов, Василий Чернов, Дмитрий Яицкий, Иван Макаренко, Яков Котелевец, Иван Коваленко, Зинаида Романова, Лидия Верещагина, Галина Воронина, Ольга Жерновая, Любовь Щетинина, Надежда Лихацкая...

Добровольцы из добровольцев.

Когда-нибудь не только эти, но все до единого имена участников легендарной высадки будут выбиты в камне на месте их бессмертного подвига.

А пока те из них, кто остался жив,- обыкновенные люди, и не отметишь их, когда они скромно идут в толпе. Награды свои они надевают только в памятные годовщины.

«Когда-нибудь мы вспомним это - и не поверится самим... А нынче нам нужна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим...»

Они не постояли за ценой.

Танцуют на вечерах мальчики и девочки. Обучаются десантники, у которых сегодня есть то, о чем даже и не мечтал он для своих ребят. И мощь страны такова, какой желал бы ее видеть он, инженер довоенного времени. Вырос его сын, Юрий Цезаревич Куников, инженер третьего поколения. Живет наново отстроенный Новороссийск, Бороздит океаны белоснежный красавец танкер «Цезарь Куников».

«...В пароходы, в строчки и в другие долгие дела...»

А на прямой аллее, с которой открывается набережная, порт, бухта, стоят два невысоких обелиска. И в тишине раннего осеннего вечера кажется, что не обелиски стоят лицом друг к другу, а неразлучные в жизни и в смерти друзья. Беспокойно бьется между ними в чаше вечный огонь. Синеет небо. Деревья низко склоняются и шелестят. Тихо падает лист.

Мир на нашей земле.

Примечания