Содержание
«Военная Литература»
Биографии

Заключение

21 июля (3 августа) Брусилов приехал в Москву и поселился с женой в доме ? 4 по Мансуровскому переулку на Остоженке. Во время революционных боев в Москве при обстреле артиллерией восставших здания штаба военного округа мортирный снаряд попал в квартиру Брусиловых. Алексей Алексеевич получил тяжелое ранение в ногу и до июля 1918 г. находился на излечении в клинике. Осенью этого года генерал был арестован по подозрению в участии в заговоре против советской власти, организованном английским дипломатом и разведчиком Б. Локкартом, и в течение двух месяцев содержался на гауптвахте в Кремле. Подозрение не подтвердилось - Брусилов стал жертвой славы своего имени, которое заговорщики упоминали в переписке при обсуждении кандидатуры на роль вождя белого движения, - и генерал был освобожден. Весной 1920 г. Брусилов возглавил Особое совещание при главнокомандующем вооруженными силами РСФСР, а с октября этого же года - член Военно-законодательного совещания при Реввоенсовете. В ноябре 1921 г. Брусилов назначается председателем комиссии по организации кавалерийской допризывной подготовки, а в июле 1922 г. - главным военным инспектором коннозаводства и коневодства. С февраля 1923 г. Брусилов инспектор кавалерии РККА, с марта 1924 г. - состоит для особых поручений при Реввоенсовете. С 1925 г. в отставке.

17 марта 1926 г. А.А. Брусилов скончался от паралича сердца. Он был похоронен с воинскими почестями на территории Новодевичьего кладбища в Москве.

В чем же причина того, что талантливый военачальник, предложивший и осуществивший в 1916 г. оригинальную идею фронтовой операции, успех которой принес ему всероссийскую славу, год спустя, обладая полномочиями и властью верховного главнокомандующего, потерпел сокрушительное поражение? В новых условиях Брусилов оказался несомасштабен задаче руководства всеми вооруженными силами государства. Эти новые, по сравнению с 1916 г., условия были созданы прежде всего победой в России Февральской революции.

Наступление русских армий летом 1917 г. было не скоординировано с операциями других держав Согласия. Вследствие падения международного авторитета России союзники даже не проинформировали Временное правительство и Брусилова о решении воздержаться от поддержки наступления на русском фронте одновременными с ним активными действиями на Западе.

Брусилов готовил операцию на основе плана, утвержденного еще царской Ставкой, полагая, что договоренности, достигнутые в Шантильи в ноябре 1916 г. и в Петрограде в феврале 1917 г., сохранят силу. Этот его расчет не оправдался. Союзная Франция после провала своего неудачного наступления в апреле 1917 г., вызвавшего массовые волнения в армии, рост забастовочного и антивоенного движения, вынуждена была отказаться от новых наступательных операций до тех пор, пока не будет достигнуто превосходство над противником в снаряжении и численности войск. Английская и итальянская армии вели в мае-июне 1917 г. изолированные операции с ограниченными целями. В результате германское командование смогло заранее подготовить и беспрепятственно осуществить переброску войск с запада на восток.

Специалисты в области военной истории констатировали, что "если подходить к оценке общего замысла Ставки с чисто военной точки зрения, то в нем вряд ли можно усмотреть какие-либо существенные погрешности... Подготовка наступления в оперативно-тактическом отношении... была проведена достаточно полно. На направлении главного удара удалось обеспечить необходимое превосходство в силах и средствах "{92}. Но в то же время ни идея, ни план, ни подготовка наступления 1917 г. в отличие от наступления 1916 г. не составляли секрета для противника - им был заранее спланирован и подготовлен контрудар. Верховный главнокомандующий Брусилов не имел преимущества Брусилова - главнокомандующего Юго-Западным фронтом - оригинальности замысла операции и ее внезапности.

В 1917 г. Брусилов вынужден был считаться с тем, что в ходе революции миллионные массы солдат на фронте активно включились в политическую жизнь страны и теперь от их позиции в вопросе о продолжении войны зависела возможность проведения русской армией боевых операций. В воспоминаниях генерал признал, что ко времени вступления в должность верховного главнокомандующего "войска всех фронтов совершенно вышли из повиновения... не было, безусловно, никаких средств заставить войска воевать". Брусилов, однако, сумел использовать последнее, по его словам, средство, к которому тогда еще можно было прибегнуть в целях агитации за наступление - авторитету имени и ораторскому таланту Керенского: "Солдатская масса встречала его восторженно, обещала все, что угодно"{93}.

Но Брусилов не был бы Брусиловым, если бы, принимая на себя подготовку наступательной операции, уповал только на Керенского, находившегося тогда в зените популярности.

"Что касается меня, - вспоминал генерал, - то я хорошо сознавал, что после первого акта революции, бывшего в 1905-1906 годах, неминуемо должен быть и второй акт как неизбежное последствие этой грозной и продолжительной войны. Мне, любящему Россию всеми силами своей души, хотелось лишь одного: дать возможность закончить эту войну победоносно для России... Какую бы физиономию революция ни приняла, я внутренне решил покориться воле народной, но желал, чтобы Россия сохранила свою мощь, а для этого необходимо было выиграть войну"{94}.

Во имя победы Брусилов готов был не щадить ни себя, ни других, использовать любые средства. Он формировал ударные добровольческие части, которым предстояло первыми начать атаку. Но видел и другое их назначение - быть заградительными отрядами, когда "с последним выстрелом на фронте все, что теперь удается удержать в окопах, ринется в тыл, и притом с оружием в руках"{95}. В условиях начавшегося отступления именно Брусилов санкционировал применение карательных мер в целях укрепления дисциплины в революционной армии.

Несмотря на революционную риторику своих послефевральских приказов, Брусилов в 1917 г. оставался все тем же генералом царской армии. Он не смог понять, что людей, которые в ходе революции осознали свои жизненные интересы, уже нельзя опять заставить сражаться в войне, цели и смысла продолжени которой они не понимали.

26 октября (8 ноября) 1917 г. Декретом о мире, принятым II Всероссийским съездом Советов, новое правительство России предложило народам и правительствам всех воюющих государств начать немедленные переговоры о прекращении войны и заключении справедливого демократического мира. В марте 1918 г. Брест-Литовским мирным договором между Советской Россией, с одной стороны, и государствами Четверного союза, с другой, были зафиксированы условия выхода России из первой мировой войны. 13 ноября 1918 г. Брест-Литовский мирный договор был аннулирован Советским правительством.

Примечания