Содержание
«Военная Литература»
Биографии

Звездный час полководца

На рассвете 22 мая (4 июня) на всем протяжении русского Юго-Западного фронта началась атака. Телеграфные агентства, газеты разнесли весть о ней по всему миру. Газета "Русское слово" под набранным крупным шрифтом заголовком "Бой на фронте генерала Брусилова" сообщала:

"На нашем Юго-Западном фронте случилось наконец то, чего с таким нетерпением и так страстно ждала вся Россия более года: наши войска перешли в наступление по всему фронту от Припяти до Румынской границы, т.е. на пространстве примерно в 400 верст. Фронт этот находится под общим командованием генерала Брусилова. О размерах и успехе для нас начавшегося боя свидетельствует количество пленных - 13.000, т.е. около одной австрийской дивизии, взятых нами всего только в первый день наступления. Нами взято много орудий, пулеметов и других предметов военного снаряжения, количество которого не приведено пока в известность... Несомненно: бой на Юго-Западном фронте - первое согласованное действие союзников. Несомненно и то, что наступление наше находится в связи с операциями на итальянском фронте и возможно, что в случае своего дальнейшего развития оно принесет в ближайшем будущем реальные плоды в виде оттяжки части австрийских войск с итальянского фронта и смягчит несколько затруднительное положение наших союзников в этом районе... Если наше наступление против австрийцев примет слишком угрожающий характер, то их союзникам германцам придется придти на помощь хотя бы из эгоистических соображений путем весьма затруднительной переброски войск с севера на юг"{50}.

В день, когда было опубликовано это сообщение, первый офицер штаба 8-й немецкой армии, дислоцированный на Восточном фронте, М. Гофман записал в дневнике:

"Вышло что-то скверное. Австрийцы у Ровно опять допустили, чтобы русские их поколотили... Самое возмутительное, что все русские резервы стоят около нас"{51}.

Последующие дневниковые записи Гофмана содержат своеобразную хронику Брусиловского наступления - взгляд на него с другой стороны линии фронта.

Для всеобщего сведения хронику этого наступления сообщали русские газеты 25 мая (7 июня):

"Наступление генерала Брусилова разразилось как гром среди ясного, - по крайней мере, в германском освещении, - неба австро-германского наступления у Вердена и в Трентино. Тринадцатый штурм Вердена, едва ли не самый упорный из всех бывших доселе и продолжавшийся почти беспрерывно две недели, сразу потух... Австрийское наступление в Трентино также замерло... Как видно из сегодняшнего донесения нашего штаба, за два дня, 22 и 23 мая, нами взято в плен почти 26.000 человек (в том числе 480 офицеров), 27 орудий и более 50 пулеметов... Со времени великой галицийской битвы 1914 года еще ни разу за два дня подряд не было захвачено такого громадного количества пленных"{52}.

26 мая (8 июня):

"Третий день нашего наступления на Юго-Западном фронте ознаменовался еще большими успехами, чем первые двое суток... До полдня 24-го мая армии генерала Брусилова взяли в плен 900 офицеров и более 40.000 нижних чинов и захватили 77 орудий и 134 пулемета".

Была опубликована телеграмма Николая II на имя генерала Брусилова:

"Передайте моим горячо любимым войскам вверенного Вам фронта, что я слежу за их молодецкими действиями с чувством гордости и удовлетворения, ценю их порыв и выражаю им самую сердечную благодарность".

Как подчеркивала газета "Русское слово", на генерала Брусилова "теперь с гордостью и надеждой взирает вся Россия"{53}.

29 мая (II июня) Гофман записал:

"Сегодня опять масса работы из-за почтенных союзников. Мы посылаем все, что только в силах"{54}.

В этот день Брусилов получил новую телеграмму верховного главнокомандующего:

"Приветствую Вас, Алексей Алексеевич, с поражением врага и благодарю Вас, командующих армиями и всех начальствующих лиц до младших офицеров включительно за умелое руководство нашими доблестными войсками и за достижение весьма крупного успеха. Николай"{55}.

Одновременно Алексеев сообщил Брусилову содержание телеграммы главнокомандующего французскими армиями генерала Жоффра:

"Вся французская армия ликует по поводу победы доблестной русской армии - победы, значение и результаты которой сказываются с каждым днем. Я счастлив случаю передать Вам выражение наших чувств и прошу Вас принять и передать генералу Брусилову наши поздравления с блестящей победой"{56}.

Тогда же в русских газетах была опубликована телеграмма президента Французской республики Николаю II. В ней, в частности, говорилось:

"Блестящая победа, одержанная Россией, дает совместным операциям, намеченным союзными штабами, мощный толчок к общему успеху... Франция затрепетала от радости при этом счастливом известии, и я прошу Ваше Величество принять за Себя и за Вашу армию мои горячие поздравления"{57}.

31 мая (13 июня) газета "Утро России", подводя итоги первой недели наступления, констатировала:

"Наши армии Юго-Западного фронта в течение одной операционной недели достигли таких результатов, о которых, конечно, едва ли кто-нибудь мог мечтать при условиях современной обороны полевых позиций. Пространства, покрываемые нашими войсками, измеряются не метрами и аршинами, а десятками верст, причем наибольшие расстояния, пройденные армиями генерала Брусилова, лежат на важнейших операционных направлениях, где противник оказывает интенсивное сопротивление при напряжении своих сил".

В том же номере газеты под заголовком "Отголоски побед" было помещено сообщение Петроградского телеграфного агентства:

"Получены многочисленные телеграммы из разных городов империи о том, что сообщения о новых блестящих победах русского оружия повсеместно вызывают огромный энтузиазм среди местного населения. В церквах совершаются благодарственные молебствия. На улицах и в общественных местах царит ликование. Телеграммы расхватываются у газетчиков в несколько секунд и влекут новый подъем патриотических чувств"{58}.

Подобными сообщениями на протяжении всего периода наступления были заполнены русские газеты.

9(22) июня Гофман записал:

"Мы продолжаем отдавать войска на юг"{59}.

Тремя 9 днями позднее Брусилов сообщал жене:

"Получил от французского агента при Ставке извещение, что французское правительство пожаловало мне Почетного легиона 1 класса и военную медаль. Вообще наше наступление произвело на весь мир такой шум, а Россию и ее союзников так обрадовало, что мне делается не по себе, и боюсь сглазят"{60}.

В письмах домой Брусилов вел свою хронику наступления, фиксировал самоощущения в данную его минуту, давал откровенные оценки событиям и людям{61}.

17(30) июня:

"Бои чрезвычайно тяжелые и, пока, продвигаемся очень медленно. Ковель дается очень трудно. Сознание, что ныне разыгрываемое сражение решающее и что от него зависит участь кампании - заставляет мен напрягать все силы ума и воли... Ни о чем, кроме боевых действий, думать не могу"{62}.

На следующий день, 18 июня (1 июля):

"Дела идут недурно, считая, что могло бы быть гораздо хуже: как и нужно было ожидать против моего фронта неприятель направляет войска со всех сторон: от Эверта, Куропаткина, от итальянского, французского и балканского фронтов... Ты не можешь себе представить количества писем, телеграмм, стихов, образов и образков, которые я получаю и сколько людей молятся за нас! Как жаждала Россия победы хоть где-нибудь и как-нибудь"{63}.

Еще через день, 20 июня (3 июля):

"На фронте моем чрезвычайно тяжело. Несу громадные потери и атакуют нас сильно... Держимся и удерживаем захваченное... но вперед двигаться не можем. Хочу, однако, попробовать и завтра перейду в общее наступление. Не рассчитываю на особую удачу, но кое-где, может быть, удастся и, во всяком случае, это лучше, чем стоять на месте и отбиваться. Надеюсь, что станет легче, так как итальянцы перешли в наступление. Французы тоже, а сегодня и Эверт раскачался. Один Куропаткин все сомневается и не решается... Настолько решающее время: кто выиграет войну? Ни о чем другом думать не могу. Работаю и весь поглощен своим тяжким долгом"{64}.

Хронику противостояния продолжают дневниковые записи Гофмана:

21 июня (4 июля): "Мы теперь нацарапали со всех углов и концов войска, чтобы помочь на юге".

22 июня (5 июля): "Направо от нас приходится вести тяжелую борьбу. Мы посылаем все, что нам удается нацарапать".

24 июня (7 июля): "У австрийцев то же свинство"{65} - имеется ввиду обозначившийся новый успех войск Юго-Западного фронта.

26 июня (9 июля) Брусилов писал жене:

"Наши дела идут, благодар милости Божьей, хорошо, и мои две армии вышли на Стоход. Теперь вопрос - взять Ковель... Сделано все, чтобы был успех, остальное в руке Божьей... Каждый день усердно молю Бога за ниспосланные моим войскам милости. Ведь подумай, своим наступлением я перечеркнул все карты австро-германцев, а ведь меня не хотели пускать"{66}.

И снова записи Гофмана.

5(18) июля: "Противники наступают на нас первый раз объединенными силами и мешают нам перебрасывать резервы с Востока на Запад".

13(26) июля: "Положение австрийцев, как и раньше, невеселое"{67}.

В связи с явно обозначившимся успехом русских армий в Галиции английский король Георг V в письме Николаю II охарактеризовал войска державы-союзницы как доблестные, а взятые ими в ходе наступательных боев трофеи и количество пленных как превосходные{68}.

20 июля (2 августа) Брусилов был пожалован "георгиевским оружием, бриллиантами украшенным"{69}.

1(14) августа Гофман в очередной раз записал в дневнике:

"Как и прежде, у нас много неприятностей с австрийцами".

Неделю спустя, 8(21) августа, он вновь обратился к этой теме:

"Австрийский фронт напоминает больную челюсть. При каждом дуновении ветра моментально начинается зубная боль... Мы только и делаем, что стараемся наскребать какие-нибудь полки, создавать новые резервы, так как совершенно нельзя знать, что понадобится в ближайший час"{70}.

Одним из значимых результатов Брусиловского наступления в международном аспекте стало вступление в августе 1916 г. в войну Румынии на стороне держав Согласия.

П.М. Андрианов, автор изданной в начале 1917 г. биографии Брусилова, констатировал:

"Имя славного вождя русской армии уже принадлежит истории... Нет ни одного уголка в пределах обширной нашей родины, где не отозвались бы на победы Брусилова, откуда не летел бы к нему благодарственный привет... Все союзные монархи и правители обласкали словами привета доблестного русского вождя...

О Брусилове с восторгом отозвалась печать всех союзных стран. Им его не сходило со столбцов газет и журналов. Им заинтересовался весь мир, как поистине выдающимся человеком... Ему доверяют, в него верят. На его талант возлагают свои надежды и русские люди и наши многочисленные союзники"{71}.

К 1917 г. слава Брусилова достигла апогея.

Дальше