Содержание
«Военная Литература»
Биографии

31-й Генералъ-Фельдмаршалъ

Князь Николай Васильевичь Репнинъ

Князь Николай Васильевичь Репнинъ, сынъ Генералъ-Фельдцейхмейстера Князя Васил?я Аникитича{416} и внукъ Генералъ-Фельдмаршала Князя Аникиты Ивановича, родился 11 Марта 1734 года; получилъ первоначальное образован?е въ домѣ родительскомъ подъ особеннымъ надзоромъ и попечен?емъ матери своей; въ службу записанъ солдатомъ, 1745 года, лейбъ-гвард?и въ Преображенск?й полкъ и на пятнадцатомъ году отъ рожден?я участвовалъ уже въ славномъ походѣ отца своего на Рейнъ, будучи Сержантомъ. Тогда понесъ онъ чувствительную потерю, оставшись сиротою, вдали отъ родины; но Императрица Елисавета Петровна поручила Канцлеру Графу БестужевуРюмину обнадежить его въ своемъ покровительствѣ и, въ ознаменован?е онаго, произвела Князя Репнина Прапорщикомъ, 11 ?юля 1749 года. Съ того времени юный воинъ, подававш?й больш?я надежды, посвятилъ себя снова наукамъ, безъ которыхъ природныя дарован?я и умъ ничего не могутъ произвести великаго. Военное ремесло служило ему наградою, отдохновен?емъ отъ трудовъ: въ 1751 году былъ онъ Подпоручикомъ гвард?и, въ 1753 Полковымъ Адъютантомъ. Вскорѣ Росс?я объявила войну Прусс?и и Князь Репнинъ получилъ отъ Государыни позволен?е находиться волонтеромъ въ арм?и Генералъ-Фельдмаршала Апраксина. Онъ явилъ опыты своей храбрости въ сражен?и при Гроссъ-Эгерсдорфѣ (1757 г.); при занят?и Кенигсберга, Мар?енвердера, во время осады Кистрина Генералъ-Аншефомъ Ферморомъ (1758 г.); награжденъ чиномъ Капитана гвард?и. Въ слѣдующемъ 1759 году, посланъ въ Французскую арм?ю и находился на Минденскомъ сражен?и, подъ начальствомъ Маршала Контада; возвратясь въ С. Петербургъ (1760 г.), перешелъ изъ гвард?и въ армейск?й полкъ Полковникомъ: участвовалъ въ занят?и Берлина; служилъ съ полкомъ своимъ въ корпусѣ Графа Чернышева, присоединенномъ къ Австр?йской арм?и (1761 г.); награжденъ чиномъ Генералъ-Ма?ора, 2 Апрѣля 1762 года, имѣя отъ роду двадцать восемь лѣтъ.

Императрица Екатерина II, вступивъ на Престолъ, возложила на Князя Николая Васильевича орденъ Св. Анны и отправила его Полномочнымъ Министромъ къ Фридриху Великому (1762 г.). Лестное назначен?е это сблизило Репнина съ первымъ Полководцемъ того времени, доставивъ ему возможность наблюдать его воинск?я распоряжен?я при Рейхенбахѣ и Швейдницѣ. Такимъ образомъ онъ обозрѣлъ въ течен?и трехъ лѣтъ три арм?и главныхъ Европейскихъ Дворовъ, узналъ совершенства ихъ, недостатки, и наблюден?я свои принаровилъ къ пользамъ любезнаго Отечества. Доселѣ служба его была какъ-бы продолжен?емъ наукъ: въ 1763 г., онъ опредѣлѣнъ, къ исправлен?ю должности Директора Сухопутнаго Кадетскаго Корпуса; Ноября 11 назначенъ Полномочнымъ Министромъ въ Польшу, съ ежегоднымъ жалованьемъ по двадцати тысячь рублей.

Тогда скончался Августъ III, на 67 г. отъ рожден?я, послѣ тридцатилѣтняго государствован?я. Главною цѣл?ю посольства Князя Репнина было избран?е въ Короли Стольника Литовскаго Графа Станислава Понятовскаго: въ этомъ важномъ поручен?и Екатерина II болѣе полагалась на него, нежели на своего Посла въ Варшавѣ, Графа Кейзерлинга, и не обманулась. Усил?я Франц?и возмутить противъ Росс?и разгоряченные тогда умы Поляковъ, остались тщетными: для подкрѣплен?я Диссидентовъ, Князь Репнинъ арестовалъ вельможъ, явно сопротивлявшихся намѣрен?ямъ Государыни: Епископа Краковскаго Ка?етана Солтыка, Графа Ржевуцкаго, Епископа К?евскаго, и отправилъ ихъ въ Росс?ю. Князь Радзивилъ и Маршалъ Браницк?й спаслись бѣгствомъ. 7 Сентября 1764 года Понятовск?й возведенъ единогласно на Польск?й престолъ, а 25 Ноября коронованъ въ Варшавѣ. Въ это время скончался Графъ Кейзерлингъ, и зван?е Полномочнаго Посла передано Князю Репнину, который получилъ отъ новаго Короля ордена Бѣлаго Орла и Св. Станислава, имъ учрежденный (1765 г.). Въ шестилѣтнее пребыван?е въ Варшавѣ, Князь Николай Васильевичь твердою рукой управлялъ кормиломъ Государства Польскаго, дѣйствуя именемъ Екатерины, достойно имъ представляемой. Понятовск?й, слабый, малодушный, носилъ одно только наименован?е Короля: Князь Репнинъ, предпр?имчивый и дальновидный, защищая Диссидентовъ, соединилъ (1767 г.) двѣ конфедерац?и Польскую и Литовскую въ одну генеральную, и заставилъ оную отправить въ С. Петербургъ Чрезвычайныхъ Посланниковъ Графовъ Поцея, Вельгорскаго, Потоцкаго и Оссолинскаго, съ изъявлен?емъ Императрицѣ благодарности народа Польскаго и Литовскаго за оказываемое покровительство. Между тѣмъ онъ занялся прекращен?емъ возникшихъ междоусоб?й въ Королевствѣ и изъ сконфедерованной республики Польской настоялъ, чтобы избраны были семьдесять Поляковъ въ особую Коммис?ю, съ которыми совѣщалъ о доставлен?и спокойств?я Диссидентамъ. Слѣдств?емъ сего былъ договоръ, постановленный имъ въ Варшавѣ, 13 Февраля 1768 года, между Росс?йскимъ и Польскимъ Дворами, въ IX статьяхъ, съ двумя сепаратными актами: I) подтвержденъ трактатъ, заключенный въ Москвѣ 1686 года. II) Обѣ Державы согласились гарантировать взаимно цѣлость и сохранность тогдашнихъ ихъ владѣн?й въ Европѣ. III) Король и Рѣчь Посполитая обязались обезпечить на вѣчныя времена особливымъ сепаратнымъ актомъ вольное исповѣдан?е Вѣры Греческой Восточной несоединенной и Диссидентовъ Евангелическаго исповѣдан?я. IV) Постановлено навсегда означить во второмъ сепаратномъ актѣ предметы и части правлен?я. V) Императрица торжественно гарантировала конституц?ю Рѣчи Посполитой, форму правлен?я, вольность и законы. VI) Договоры Карловицк?й, Оливск?й и друг?е, заключенные съ прочими Державами, оставлены во всей силѣ. VII) На отвѣтственность пограничныхъ полномочныхъ Судовъ возложена обязанность скоро и безпристрастно разбирать возникающую распрю между подданными обѣихъ договаривающихся сторонъ, съ сохранен?емъ чрезъ то порядка и тишины. VIII) Утверждена свободная торговля, безъ отягощен?я излишними налогами. IX) Ратификовать трактатъ въ Варшавѣ черезъ два мѣсяца. — Первымъ сепаратнымъ актомъ Рѣчь Посполитая Польская, уважая пр?емлемое участ?е Дворами Росс?йскимъ, Англ?йскимъ, Прусскимъ, Шведскимъ и Датскимъ, постановила пять статей, которыми возвращены и обезпечены всѣ церковныя и гражданск?я права Неунитовъ и Диссидентовъ. Вторый заключалъ въ себѣ права кардинальныя и ограничивалъ власть первыхъ чиновъ Республики. Между прочимъ узаконено: чтобы дворянинъ за умышленное уб?йство крестьянина подвергался впредь казни, а не денежному взыскан?ю.

Рѣшительныя мѣры возстановили противъ Князя Репнина Магнатовъ и Духовенство Польское. Версальск?й Кабинетъ, завидуя могуществу нашему, убѣдилъ Порту Оттоманскую объявить войну Росс?и, и Князь Николай Васильевичь, награжденный Императрицею орденомъ Св. Александра Невскаго и чиномъ Генералъ-Поручика (1768 г.), какъ опытный Полководецъ, былъ отозванъ въ С. Петербургъ. Онъ поступилъ въ первую арм?ю, предводимую Княземъ Голицынымъ (1769 г.); участвовалъ въ блокадѣ и занят?и Хотинской крѣпости; командовалъ (1770 г.) отдѣльнымъ корпусомъ въ Молдав?и и Валах?и: воспрепятствовалъ, въ ?юнѣ мѣсяцѣ, двѣнадцати тысячамъ Турокъ и двадцати тысячамъ Татаръ переправиться черезъ Прутъ, преслѣдовалъ ихъ шесть верстъ; сражался, подъ знаменами Румянцова на битвахъ Ларгской и Кагульской; овладѣлъ, 26 ?юля, Измаиломъ, который сдался ему на услов?яхъ съ двадцатью пушками; преслѣдовалъ двадцатитысячное Турецкое войско, оставившее эту крѣпость при его приближен?и; положилъ на мѣстѣ семьсотъ человѣкъ; двинулся къ крѣпости Кил?и, снабдивъ Измаилъ достаточнымъ гарнизономъ. 9 Августа, Турки, примѣтивъ наше войско, зажгли предмѣстье въ четырехъ мѣстахъ; не смотря на сильный пожаръ, Князь Репнинъ вступилъ въ оное и, среди огня и пепла, обозрѣлъ положен?е крѣпости, назначилъ мѣсто первой батареи отъ гласиса въ восмидесяти саженяхъ; оттуда, открывъ траншею, велѣлъ вести оную на лѣвую сторону, а Бригадиру Барону Игельстрому заложить главную батарею противъ воротъ. Непр?ятель между тѣмъ тремя вылазками старался воспрепятствовать производимымъ работамъ; но принужденъ былъ удалиться. Тогда Князь Репнинъ отправилъ съ однимъ плѣннымъ слѣдующее воззван?е въ крѣпость. «Ея Императорское Величество, моя Всемилостивѣйшая Государыня, по природному своему великодуш?ю и человѣколюб?ю, повелѣваетъ намъ сохранять, сколько возможно, отъ напраснаго пролит?я кровь человѣческую. Покоритесь побѣдоносному оруж?ю премудрой моей Монархини. Я обѣщаю оставить вамъ жизнь, дать свободу и отпустить съ вами ваше имѣн?е. Жизнь остается вамъ для того, что побѣдители гнушаются разить побѣжденныхъ; свобода, чтобъ вы пронесли въ мѣста, вами обитаемыя, славу щедротъ и великодуш?е Росс?йской Императрицы; а имѣн?е, дабы разумѣли, что Росс?йск?е герои корысть презираютъ. Знайте, что Росс?я умѣетъ побѣждать; но вездѣ, гдѣ только человѣчество склоняетъ къ жалости, щадитъ и прощаетъ. Впрочемъ, если вы далѣе будете сопротивляться: то завтра по утру открою я начало той казни, которая покажетъ вамъ, сколь трудно раздражать побѣдителей, у коихъ должно вамъ искать пощады.» — Воззван?е это не произвело желаемаго дѣйств?я: началась пушечная пальба изъ крѣпости. Росс?яне подъ картечными выстрѣлами кончили главную батарею и на другой день по утру открыли сильный огонь изъ всѣхъ оруд?й, четыре часа продолжавш?йся. Раздался вопль между осажденными. Князь Репнинъ, всегда великодушный, отправилъ къ нимъ другое воззван?е: убѣждалъ ихъ искать пощады, свободы и всего предложеннаго, если не желаютъ подвергнуться ярости героевъ, многократно наносившихъ уже имъ поражен?е. Османъ Паша, командовавш?й въ крѣпости, потребовалъ трое сутокъ на размышлен?е; но князь Репнинъ изъявилъ соглас?е только на шесть часов. Срокъ наступилъ вечеромъ; неприятель умолялъ продлить оный еще до разсвета; Репнинъ уважилъ эту просьбу и, 18 Августа, Кил?я покорилась Императрицѣ. 21 числа поднесены ключи Росс?йскому Полководцу; пять тысячь жителей вышли къ нему на встрѣчу: Греки и Армяне съ Крестомъ и Евангел?емъ, Жиды съ хлѣбомъ. Въ крѣпости найдено: четыре мортиры, шестьдесять четыре пушки, восемь тысячь ядръ, до четырехъ сотъ бочекъ пороха и множество съѣстныхъ припасовъ. Узнавъ, что Турки претерпѣваютъ недостатокъ въ скотѣ, Князь Репнинъ отправилъ къ нимъ сто барановъ; приказалъ двумъ лекарямъ перевязать раны Музульманъ, находившихся въ крѣпости; переправилъ черезъ Дунай четырехъ-тысячный гарнизонъ, положивш?й оруж?е, дозволивъ оному взять имущество. Мног?е Оттомане, пораженные столь удивительнымъ человѣколюб?емъ, пали передъ нимъ на колѣна, проливая слезы благодарности, и поклялись не сражаться болѣе съ Росс?янами. Императрица наградила Князя Николая Васильевича военнымъ орденомъ Св. Георг?я втораго класса.

Въ 1771 году поручена Князю Репнину команда надъ всѣми войсками въ Валах?и. Онъ пр?ѣхалъ въ Букарестъ, оттуда отправился въ Журжу, осмотрѣлъ эту крѣпость, занятую достаточнымъ Росс?йскимъ гарнизономъ; рекогносцировалъ Турну, построенную на крутой горѣ подъ Никопольскими пушками, и получилъ въ то время донесен?е, что непр?ятель, переправясь черезъ Дунай, атаковалъ Журжу. Князь оставилъ тогда Генералъ-Ма?ора Потемкина{417}подъ Турною, а самъ поспѣшилъ форсированными маршами къ осажденнымъ. Въ семи верстахъ отъ Журжи узналъ онъ, что Комендантъ Ма?оръ Гензель, имѣвш?й пров?анта на три мѣсяца и значительное число снарядовъ, сдалъ эту крѣпость на капитуляц?ю. Отрядъ, сопровождавш?й Князя Репнина, состоялъ только изъ трехъ сотъ человѣкъ: онъ принужденъ былъ удалиться къ Букаресту отъ трехъ тысячной Турецкой конницы, выѣхавшей къ нему на встрѣчу; расположился подъ Вакарештскимъ монастыремъ. Ободренный полученнымъ успѣхомъ, непр?ятель показался, 10 ?юня, въ виду нашихъ войскъ, въ числѣ десяти тысячь человѣкъ, подъ предводительствомъ трехъ-бунчужнаго Паши Ахмета, командовавшаго прежде въ Арав?и: Князь Репнинъ предупредилъ его атакою, обратилъ въ бѣгство, за двадцать верстъ, къ рѣкѣ Аргису, положилъ на мѣстѣ пятьсотъ человѣкъ, отбилъ одну пушку и пять знаменъ. — Между тѣмъ Румянцовъ поставилъ ему въ вину потерю Журжи: обиженный несправедливост?ю Полководецъ испросилъ увольнен?е въ чуж?е краи, гдѣ пробылъ до 1774 года. Онъ находился потомъ при облежан?и Силистр?и, когда побѣды Задунайскаго заставили Турц?ю просить мира у Росс?и, и не отказался быть производителемъ этого важнаго дѣла, забывъ для пользъ Импер?и прошедшее: 10 ?юля (1774 г.) подписанъ имъ и Турецкими полномочными Ресми Ахметъ Эфенд?емъ и Ибрагимъ Мюнибъ Рейсъ-Эфенд?емъ славный договоръ вѣчнаго мира между обѣими Импер?ями въ лагерѣ Кучукъ-Кайнарджи, близь Силиетр?и, въ XXV?II статьяхъ{418}. По утвержден?и Визиремъ этого трактата, Графъ Румянцовъ отправилъ съ онымъ Князя Репнина, имѣвшаго — по словамъ его въ донесен?и къ Императрицѣ — полное участ?е въ заключен?и мира. — Екатерина II произвела Князя Николая Васильевича Генералъ Аншефомъ и Подполковникомъ лейбъ-гвард?и Измайловскаго полка, а въ слѣдующемъ 1775 году назначила его въ Турц?ю Чрезвычайнымъ и Полномочнымъ Посломъ.

Свита Князя Репнина была столь же блистательна, какъ и многочисленна, состояла изъ пятисотъ человѣкъ{419}. Онъ въѣхалъ въ Константинополь (5 Октября) Андр?анопольскими воротами на Турецкой лошади, богатоубранной, высланной ему Султаномъ, съ распущенными знаменами, музыкою и барабаннымъ боемъ; въ Перу прибылъ въ семь часовъ по полудни съ зажженными Факелами и одинъ только

въѣхалъ на дворъ; сопровождавш?е его Турки вошли на оный пѣш?е. 7 Октября, Князь Репнинъ извѣстилъ пребывавшихъ въ Константинополѣ Пословъ иностранныхъ о своемъ пр?ѣздѣ чрезъ Кавалеровъ Посольства, и Министровъ черезъ офицеровъ{420}. Они немедленно прислали къ нему Секретарей Посольства съ поздравительнымъ привѣтств?емъ и, вслѣдъ за ними, сами посѣтили его; а послѣ обѣда въ тотъ же день пр?ѣхали къ Княгинѣ Репниной{421}супруги Французскаго и Венец?анскаго Пословъ, также Прусскаго Посланника и провели у нея вечеръ. 8 Октября, Посолъ, въ сопровожден?и свиты своей, отдалъ визиты передъ полуднемъ Посламъ, послѣ обѣда Посланникамъ.

По предварительному соглашен?ю съ Портою, Князь Репнинъ былъ, 28 Ноября, у Визиря. Онъ подъѣхалъ къ самому крыльцу, гдѣ встрѣченъ переводчикомъ Порты, который, вмѣстѣ съ Чаушляръ Емин?емъ и Чаушляръ К?ятиб?емъ предшествовали ему въ пр?емную залу. Къ нимъ присоединился на крыльцѣ Тесрифаджи, или первый церемон?ймейстеръ. Вступя въ залу, Посолъ немного пр?остановился, не видя Визиря, который однакожъ тотчасъ вошелъ въ оную. Когда они приближились другъ къ другу, то сдѣлали взаимный поклонъ и пошли къ назначеннымъ имъ мѣстамъ. Князь Репнинъ вручилъ Визирю грамоту Императрицы; онъ принялъ ее стоя и положилъ на подушку возлѣ себя. Тогда Посолъ и Визирь сѣли въ одно время, послѣдн?й на софу, первый противъ него на креслахъ. Визирь привѣтствовалъ Посла, навѣдываясь о состоян?и его здоровья. Исполнивъ съ обѣихъ сторонъ обыкновенныя учтивости, Князь Репнинъ, въ произнесенной рѣчи, объявилъ Визирю причину своего Посольства; удостовѣрилъ: «что Императрица желаетъ твердо и ненарушимо содержать блаженный миръ, заключенный между обѣими Импер?ями, и возобновленную дружбу; не сомеѣвается въ похвальныхъ и миролюбивыхъ его чувствован?яхъ» — и въ заключен?е просилъ исходатайствовать ему скорѣе ауд?енц?ю у Султана. Драгоманъ Порты перевелъ эту рѣчь. Визирь отвѣчалъ: «что онъ съ своей стороны, желая утвердить и сохранить блаженный миръ, приложитъ къ достижен?ю этой цѣли совершенное попечен?е и трудъ; ошущаетъ истинное удовольств?е въ томъ, что выборъ Посольства палъ на особу, въ коей обитаютъ способность и прилежан?е къ общимъ интересамъ обѣихъ сторонъ.» — Послѣ сего поднесли Визирю и Послу конфекты, кофе, шербетъ, розовую воду и куренье, чѣмъ угощали и чиновниковъ свиты Посольской, исключая умыванья и куренья; подали Послу соболью шубу съ парчевымъ верхомъ, которую онъ надѣлъ на себя, не вставая съ креселъ; надѣли шубы на Повѣреннаго въ дѣлахъ, Г. Петерсона, на Маршала Посольства, Г. Булгакова, и на двухъ Секретарей лапчатыя собольи, покрытыя сукномъ и опушенныя пластинчатымъ собольимъ же мѣхомъ; на десять Кавалеровъ Посольства горностаевыя, покрытыя камлотомъ; свитѣ Посольской роздано сто кафтановъ.

29 Ноября, Князь Репнинъ отправилъ подарки къ Визирю съ Маршаломъ Посольства, къ его Кегаѣ и кь Рейсъ-Эфенд?ю съ Секретарями. 30 числа отнесены подарки въ Сераль къ Султану. Посолъ имѣлъ у него ауд?енц?ю 1 Декабря: доѣхавъ до вторыхъ воротъ Сераля, онъ слѣзъ съ лошади у праваго рундука и встрѣченъ тутъ Переводчикомъ Порты. Вмѣсто того, чтобы дожидаться на лавкѣ въ этихъ воротахъ до приглашен?я его въ Диванъ, какъ обыкновенно дѣлали Послы, Князь Репнинъ введенъ былъ въ комнату, на этотъ случай нарочно убранную софами. Здѣсь Чаушъ-Баши и Переводчикъ Порты угощали его и находились при немъ безотлучно. Вступивъ въ Диванъ въ разныя двери, но въ одно время съ Визиремъ, Посолъ сѣлъ на табуретѣ, поставленномъ противъ Визирскаго мѣста, и какъ послѣдн?й медлилъ приглашен?емъ его въ Нисанджинскую лавку, Князь Репнинъ, черезъ Переводчика Порты, объявилъ Визирю: что онъ самъ туда перейдетъ, если не будетъ тотчасъ приглашенъ. Воля Посла Росс?йскаго немедленно исполнена: онъ сѣлъ посреди лавки, на правой сторонѣ Нисандж?я. Начался судъ, полчаса продолжавш?йся; по окончан?и онаго, Визирь отправилъ Рейсъ-Эфенд?я съ письменнымъ докладомъ къ Султану о допущен?и Посла. Съ Визиремъ обѣдалъ въ тотъ день одинъ только Князь Репнинъ; съ Капитаномъ Пашею: Маршалъ, два Секретаря и Дюкъ де Брагансъ, находивш?йся въ числѣ Кавалеровъ Посольства. Во время обѣда Высочайшая грамота была держана поперемѣнно Дворянами. На половинѣ дороги отъ Дивана до послѣднихъ воротъ Серальскихъ, надѣта на Посла соболья шуба, покрытая парчею; на Маршала и Секретарей горностаевыя; свитѣ роздано сто кафтановъ. Пробывъ въ этомъ мѣстѣ, на лавкѣ, съ четверть часа, между тѣмъ какъ Визирь былъ у Султана, Посолъ, введенъ потомъ въ тронную двумя КапиджиБаш?ями, въ сопровожден?и шестнадцати чиновниковъ, съ нимъ прибывшихъ, и въ предшествован?и Переводчика Порты. Сдѣлавъ три поклона, онъ произнесъ рѣчь и поднесъ грамоту, которую принялъ Капитанъ-Паша, вручивш?й оную Визирю, а послѣдн?й положилъ ее возлѣ Султана. Драгоманъ Порты перевелъ рѣчь и Султанъ Абдулъ Гамидъ сказалъ громкимъ голосомъ нѣсколько словъ Визирю, который отвѣчалъ Послу: «что Его Императорское Величество, Всемилостивѣйш?й Государь Императоръ, Прибѣжище Свѣта, повелѣлъ мнѣ извѣстить вамъ, что есть Его Императорская воля, дабы мирный трактатъ, заключенный между его Импер?ею и Импер?ею Росс?йскою былъ навсегда сохраняемъ и исполняемъ.» — Драгоманъ Порты перевелъ эти слова, и Посолъ, поклонясь Султану, вышелъ изъ ауд?енцъ-камеры со всею свитою. У вторыхъ воротъ дожидался онъ снова въ караульной КапиджиБаш?евъ, между тѣмъ какъ мелк?е чины, Янычаръ-Ага, КапиджаБаши и проч?е выѣзжали изъ Сераля.

28 Января (1776 г.) Посолъ обѣдалъ у Визиря въ пр?емныхъ комнатахъ Султана. Визирь предоставлялъ ему выбрать любое мѣсто: софу или креслы. Посолъ сѣлъ на софу, сказавъ: что предпочитаеть оную, желая быть ближе къ нему. Они сѣли оба въ одно время. Визирь просилъ Посла располагать у него, какъ бы въ собственномъ своемъ домѣ, приказывать что угодно; желалъ знать, не хочетъ ли онъ полюбоваться играми и забавами, приготовленными для его увеселен?я? — Около одиннадцатаго часа, Визирь спросилъ: когда обыкновенно обѣдаетъ Посолъ, чтобы онъ къ тому времени приказалъ изготовить столъ; ибо опредѣля этотъ день на угощен?е столь пр?ятнаго гостя, не желаетъ отяготить его никакою перемѣною въ ежедневныхъ обыкновен?яхъ. — Посолъ отвѣчалъ: что, чувствуя крайнее удовольств?е быть угощаемымъ столь почтеннымъ и привѣтливымъ хозяиномъ, отлагаетъ всѣ свои привычки и проситъ его ни въ чемъ не принуждать себя; но опредѣлить время обѣда по собственному желан?ю. — Въ половинѣ перваго часа принесенъ къ софѣ столъ, за которымъ, кромѣ ихъ двухъ, обѣдалъ еще Рейсъ-Эфенд?й. Передъ Посломъ положенъ былъ золотый приборъ, осыпанный алмазами; тарелки, ему подаваемыя, были также золотыя. Послѣ обѣда онъ вымылъ руки свои въ одно время съ Визиремъ: разныя игры и увеселен?я возобновились. Не желая безпокоить хозяина долговременнымъ пребыван?емъ и зная, что насталъ часъ, посвящаемый молитвамъ, что Визирь страдалъ подагрою, Посолъ изъяснилъ ему причины, побуждающ?я его возвратиться въ свой домъ и благодарилъ за оказанныя почести. Визирь отвѣчалъ: что присутств?е Посла никогда ему въ тягость быть не можетъ и что оно, напротивъ, вылечило его отъ подагры; но при всемъ томъ, опасаясь причинитъ ему безпокойство, онъ не желаетъ болѣе удерживать своего гостя. Тогда принесли Визирю и Послу шербетъ и окуриван?е; надѣли на Посла соболью шубу, крытую сукномъ, и положили ему въ карманъ три платка, въ которыхъ были завернуты золотые часы съ алмазами. -Вслѣдъ за тѣмъ угощали Посла обѣденными столами Капитанъ Паша, Визирск?й Кегай, Янычаръ-Ага, Тефтердарь и, 3 Марта, Рейсъ-Эфенд?й. На этомъ послѣднемъ обѣдѣ былъ инкогнито Визирь въ поставленной для него палаткѣ, изъ которой любовался играми, и изъявилъ Послу сожалѣн?е свое: что церемон?алъ препятствовалъ ему видѣться съ нимъ и дружески бесѣдовать. — 29 Марта, Посолъ имѣлъ ауд?енц?ю у Султана, 31 числа простился съ Визиремъ, а 13 Апрѣля выѣхалъ изъ Перы.

Возвратясь въ Отечество, Князь Репнинъ не остался безъ дѣла: опредѣленъ Генералъ-Губернаторомъ въ Смоленскъ (1777 г.) и, въ слѣдующемъ году, также въ Орелъ, намѣстничество, имъ тогда открытое. Занят?я его по гражданской части были прерваны подчинен?емъ ему тридцатитысячнаго корпуса, съ которымъ онъ вступилъ въ Бреславль, 9-го Декабря.

На Тешенскомъ конгрессѣ (1779 г.) дипломатическ?я способности и твердость Князя Репнина склонили Австр?йск?й Дворъ къ миру; возвращены Бавар?и большая часть захваченныхъ у нея земель; удовлетворены понесенные убытки Саксон?ею, Цвейбрикскимъ Герцогствомъ и другими Нѣмецкими Князьями. Возстановитель тишины въ половинѣ Европы не остался безъ награды: Императрица пожаловала ему орденъ Св. Апостола Андрея Первозваннаго и три тысячи крестьянъ въ Бѣлорусс?и; ?осифъ II прислалъ трость, украшенную брил?антами и серебреный столовый сервизъ; Фридрихъ Велик?й: орденъ Чернаго Орла, шпагу и портретъ свой, осыпанные брил?антами, Саксонск?й сервизъ, двадцать тысячь ефимковъ на путевыя издержки и десять тысячь на канцеляр?ю. Монархъ Прусс?и находился въ откровенной перепискѣ съ Княземъ Репнинымъ и признавался ему: что онъ былъ однажды обманутъ Австр?йскимъ Министерствомъ; но въ другой разъ не позволитъ обмануть себя{422}.

Въ ?780 году заложены въ Смоленскѣ каменныя строен?я для Судебныхъ мѣстъ и, въ проѣздъ Екатерины II черезъ это намѣстничество, Она изъявила Князю Репнину особенное свое удовольств?е и благоволен?е за видѣнное Ею повсюду благое устройство и слѣды точнаго исполнен?я Ея установлен?й {423}. Онъ командовалъ въ томъ же году наблюдательнымъ корпусомъ въ Умани, а въ слѣдующемъ пожалованъ Генералъ-Адъютантомъ, Генералъ-Губернаторомъ Псковскимъ, оставаясь и Смоленскимъ; предводительствовалъ резервнымъ корпусомъ въ Польшѣ (1782 и

1783 г.); получилъ орденъ Св. Владим?ра первой степени въ день учрежден?я онаго (1782 г.); брил?антовые знаки ордена Св. Апостола Андрея Первозваннаго, въ 1784 году. Тогда во вторый разъ предпринято имъ путешеств?е въ чуж?е краи, какъ-бы для отдохновен?я отъ трудовъ; Императрица оставила при немъ носимыя зван?я.

Война съ Турц?ею отвлекла Князя Репнина отъ управляемыхъ имъ губерн?й: онъ участвовалъ въ осадѣ и взят?и Очакова (1788 г.), являя подчиненнымъ своимъ, въ опасныхъ мѣстахъ, примѣръ неустрашимости; командовалъ Украинскою арм?ей въ Молдав?и (1789 г.), до прибыт?я Потемкина; разбилъ, 7 Сентября, на рѣкѣ Салчѣ Сераскира Гассанъ Пашу, бывшаго Капитанъ Пашею; овладѣлъ его лагеремъ, тремя пушками, девятью знаменами и частью обоза; вогналъ въ Измаилъ, заперъ въ этой крѣпости. Къ сожалѣн?ю, зависть воспрепятствовала храброму Полководцу довершить побѣду надъ Оттоманами: опасаясь, чтобы Репнинъ не получилъ Фельдмаршальскаго жезла за взят?е Измаила, Потемкинъ приказалъ ему отступить за двадцать верстъ. Въ 1790 году Князь Репнинъ продолжалъ командовать расположенными войсками въ Молдав?и, подъ предводительствомъ Таврическаго, жертвуя оскорбленнымъ самолюб?емъ, собственною славой для того только, чтобы служить Отечеству. Терпѣн?е его вознаградилось. Главнокомандовавш?й отправился въ С. Петербургъ (1791 г.), ввѣривъ ему начальство надъ соединенною арм?ей. — Пользуясь его отсутств?емъ Верховный Визирь Юсуфъ-Паша собиралъ войска при Мачинѣ, намѣревался нанести Росс?янамъ чувствительный ударъ, но Князь Репнинъ рѣшился уничтожить покушен?е враговъ нападен?емъ на нихъ. Онъ велѣлъ окружнымъ войскамъ собираться къ Галацу; предписалъ Генералъ-Поручику ГоленищевуКутузову{424}прибыть туда изъ Измаила съ Бугскимъ егерскимъ корпусомъ и съ пятью стами Донскихъ Козаковъ; поручилъ Генералъ-Ма?ору Рибасу готовить перевозныя суда.

Верховный Визирь имѣлъ разныхъ войскъ Турецкихъ до ста тысячь; подъ командою его находились пять Пашей, два Бея Анатол?йск?е и два Султана Татарск?е. Арм?я Князя Репнина была въ половину менѣе; изъ семидесяти двухъ оруд?й оставилъ онъ восемь въ резервѣ на берегу Дуная, для отражен?я непр?ятельскихъ судовъ. 25 ?юня Генералъ-Аншефъ осмотрѣлъ Турецк?й лагерь. 28 числа, въ шестомъ часу по утру, Генералъ-Поручикъ Князь Голицынъ{425}первый пришелъ съ ввѣреннымъ ему войскомъ къ пункту своей атаки и открылъ канонаду. Въ тоже самое время конница Генералъ-Поручика Князя Волконскаго{426}, предводимая Генералъ-Ма?оромъ Рибасомъ{427}, ударила на непр?ятеля, очистила занимаемое онымъ мѣсто и связала сообщен?е съ войсками Князя Голицына, между тѣмъ какъ Князь Волконск?й, слѣдовавш?й съ своею пѣхотой за конницею, выстроясь въ боевый порядокъ, достигъ также до своего пункта, и началъ канонаду. Тогда Голенищевъ-Кутузовъ, обходя горы, чтобы зайдти въ правый флангъ непр?ятелю, долженъ былъ съ великимъ трудомъ пробиваться среди окружавшихъ его отвсюда Турокъ, старавшихся разрѣзать сообщен?е между имъ и арм?ею. Эти покушен?я Визиря были уничтожены Княземъ Репнинымъ: онъ приказалъ Генералъ-Ма?ору Рибасу атаковать неоднократно непр?ятеля, а Князю Волконскому, вытянуть изъ двухъ лин?й три гренадерск?е полка съ артиллер?ею въ лѣвую сторону и приближиться къ горамъ. Тщетно пѣхота Турецкая, желая воспользоваться отдѣлен?емъ войскъ, бросилась стремительно и въ большомъ числѣ на первый каре Екатеринославскаго гренадерскаго полка: храбрые воины опрокинули, обратили въ бѣгство непр?ятеля. Въ то же самое время толпы Турокъ напали на правый флангъ нашъ, предводимый Княземъ Голицынымъ; но были отбиты съ значительнымъ урономъ и преслѣдуемы конницею до перваго ихъ лагеря. Такимъ образомъ уничтожилъ Князь Репнинъ и покушен?я Турокъ на нашъ резервъ со стороны Дуная, подкрѣпивъ оный высланными войсками. Вскорѣ пѣхота Кутузова показалась на горахъ во фланге непр?ятельскомъ: Князь Волконск?й поспѣшилъ переправить за крутый оврагъ, подъ горою находящ?йся, два гренадерск?е полка для открыт?я сообщен?я съ Кутузовымъ. Тогда войска двинулись со всѣхъ сторонъ на непр?ятеля: Князь Голицынъ пошелъ въ его ретраншаментъ, Князь Волконск?й въ лагерь, а Голенищевъ-Кутузовъ во флангъ, которое движен?е рѣшило побѣду этого упорнаго сражен?я, шесть часовъ при сильномъ жарѣ продолжавшагося. Непр?ятель обратился въ бѣгство къ Гирсову; легк?я войска преслѣдовали его. Оруд?й мѣдныхъ отнято тридцать пять, въ томъ числѣ двѣ мортиры; болѣе четырехъ тысячь Турокъ пало на мѣстѣ битвы, кромѣ умерщвленныхъ на судахъ, изъ которыхъ три были взорваны на воздухъ и столько же потоплены. Въ числѣ плѣнныхъ находился Двухъ-Бунчужный Мегметъ-Арнаутъ Паша. Знаменъ взято пятнадцать.

Принеся благодарен?е Всевышнему съ пушечною пальбой за одержанную побѣду, Князь Репнинъ переправился, 2 ?юля, обратно черезъ Дунай и потомъ велѣлъ снять мосты, расположивъ арм?ю въ прежнихъ лагеряхъ{428}. Между тѣмъ вступилъ онъ въ сношен?я съ Визиремъ, который первый заговорилъ о мирѣ, и желая воспользоваться благопр?ятною минутой, чтобы дароватъ оный Отечеству, подписалъ съ Турецкими Полномочными въ Галацѣ, 31 ?юля, предварительныя услов?я: Кайнардж?йск?й договоръ и послѣдовавш?е за онымъ подтверждены въ полномъ и точномъ ихъ разумѣ; рѣка Днѣстръ назначена границею обѣихъ Импер?й; земли, лежащ?я между Бугомъ и Днѣстромъ уступлены Росс?и. — 1-го Августа Потемкинъ, надѣявш?йся исхитить у Репнина двойную славу побѣдителя и миротворца, прибылъ въ Галацъ, когда онъ совершилъ уже свой важный подвигъ: взбѣшенный этою неудачей, Фельдмаршалъ осыпалъ заслуженнаго Полководца страшными упреками, присоединилъ къ онымъ угрозы: «Я исполнилъ долгъ свой — отвѣчалъ съ гордост?ю Князь Репнинъ — «и готовъ дать отвѣтъ Государынѣ и Отечеству.» — Екатерина II наградила его (15 ?юля) орденомъ Св. Георг?я первой степени; повелѣла ему быть Намѣстникомъ Рижскимъ и Ревельскимъ (1792 г.) и, 2 Сентября 1793 года, по случаю мирнаго торжества, пожаловала Князю Репнину похвальную грамоту; во вторый разъ алмазные знаки ордена Св. Апостола Андрея въ знакъ Монаршаго благоволен?я и шестьдесять тысячь рублей на поправлен?е домашнихъ дѣлъ.

Въ 1794 году возникло въ Польшѣ безначал?е: Росс?йск?я войска, находивш?яся въ Лифлянд?и и въ Минской губерн?и, были подчинены Князю Репнину. Онъ вступилъ въ Литву и ревностными, неусыпными старан?ями своими возстановилъ въ оной тишину. Императрица наградила его (1 Января 1795 г.) деревнями, домомъ въ С. Петербургѣ, похвальною грамотой и ввѣрила ему управлен?е того края съ оставлен?емъ Генералъ-Губернаторомъ Эстляндскимъ и Лифляндскимъ. Въ этомъ зван?и Князь Репнинъ находился по кончину Екатерины II.

Императоръ Павелъ I, по вступлен?и на Престолъ, произвелъ Князя Николая Васильевича Генералъ-Фельдмаршаломъ (8 Ноября 1796 г.) и, вслѣдъ за тѣмъ, Командиромъ Литовской дивиз?и, Военнымъ Губернаторомъ въ Ригу, Присутствующимъ въ Совѣтѣ Общества благородныхъ дѣвицъ; пожаловалъ ему шесть тысячь душъ въ день своего коронован?я (1797 г.); повелѣлъ потомъ быть Орденскимъ Канцлеромъ, Инспекторомъ инфантер?и Литовской и Лифляндской дивиз?й: отправилъ (1798 г.) въ Берлинъ и въ Вѣну: чтобы отвлечь Прусс?ю отъ союза съ Франц?ею, пригласить Австр?йск?й Дворъ къ совмѣстному дѣйств?ю противъ посльдней Державы и предложить Великую Княжну Александру Павловну въ супружество Эрцъ-Герцогу Палатину. Посольство это не было увѣнчано желаемымъ успѣхомъ; ибо Король Фридрихъ Вильгельмъ III рѣшительно отказался прервать неутралитетъ; Князь Репнинъ уволенъ отъ службы съ позволен?емъ носить общ?й армейск?й мундиръ. Тогда удалился онъ въ Москву и, въ кругу семейства своего, друзей, оканчивалъ вечеръ славной жизни, услаждая оный христ?анскими размышлен?ями. Въ изгнан?и никогда ропотъ не исходилъ изъ устъ благочестиваго старца: онъ чтилъ волю Царя своего и съ благоговѣн?емъ покорялся оной; никто въ присутств?и его не дерзалъ осуждать распоряжен?й тогдашняго Правительства.

Воцарился Императоръ Александръ I, и Князь Николай Васильевичь, любимый, уважаемый Имъ, привѣтствовалъ Внука Екатерины Великой, изъявившаго желан?е шествовать по стопамъ Ея; но не могъ служить Ему: апоплексическ?й ударъ прекратилъ жизнь его, посвященную четыремъ Монархамъ, 12 Мая 1801 года, на 68 отъ рожден?я{429}. Императоръ далъ слѣдующ?й Указъ Правительствующему Сенату{430}: «Въ ознаменован?е отличнаго Нашего уважен?я къ воинскимъ и гражданскимъ подвигамъ Генералъ-Фельдмаршала Князя Репнина, въ память добродѣтелей его и любви къ Отечеству, коими и въ мирѣ и въ войнѣ, и на службѣ и въ уединен?и, до самого конца жизни своей былъ онъ преисполненъ, и во свидѣтельство, что истинныя заслуги никогда не умираютъ, но живя въ признательности всеобщей переходятъ изъ рода въ родъ, согласно желан?ю его, ближнихъ его родственниковъ и Намъ Самимъ извѣстному, соизволяемъ, чтобъ родный его внукъ, отъ дочери его рожденный, Полковникъ Князь Николай Волконск?й{431}принялъ фамил?ю его, и отнынѣ потомственно именовался Княземъ Репнинымъ. Да родъ Князей Репниныхъ, столь славно Отечеству послужившихъ, съ кончиною послѣдняго въ ономъ не угаснетъ, но, обновясь, пребудетъ навсегда, съ именемъ и примѣромъ его, въ незабвенной памяти Росс?йскаго дворянства!»

Князь Николай Васильевичь Репнинъ — какъ справедливо описываетъ его Иванъ Владим?ровичь Лопухинъ — былъ одинъ изъ тѣхъ великихъ мужей, истинныхъ героевъ, лобителей высочайшей добродѣтели, которыхъ дѣян?я читаютъ въ Истор?и съ восторгомъ удивлен?я и коихъ велич?ю не понимающ?е совершенства добродѣтели, не имѣютъ силы вѣрить {432}. Съ видомъ величавымъ, гордою осанкой, возвышеннымъ челомъ, глазами, и въ маститой старости огненными, коимъ проведенныя дугою брови придавали еще большую выразительность, соединялъ онъ веселый нравъ, былъ обходителенъ, добръ до крайности; удивлялъ всѣхъ своею начитанност?ю, рѣдкою памятью; свободно изъяснялся и писалъ на Росс?йскомъ, Французскомъ, Нѣмецкомъ, Итал?янскомъ и Польскомъ языкахъ; въ молодыхъ лѣтахъ имѣлъ сердце пламенное и былъ счастливъ любов?ю прекраснаго пола; умѣлъ поддерживать достоинство своей Монархини; казался иногда гордымъ по необходимости; былъ вспыльчивъ, но не зналъ мести, и одна только любовь къ службѣ, къ порядку увлекала его; неустрашимъ на ратномъ полѣ; предпр?имчивъ, дальновидѣнъ; смѣлъ въ Совѣтахъ Государственныхъ; неизмѣненъ въ дружбѣ; нѣжный отецъ семейства и, вмѣстѣ, вѣрный подданный, прямый сынъ Церкви, другъ человѣчества. Вотъ доказательства его необыкновенной щедрости и велич?я души:

Выигравъ процесъ у одного своего родственника, Кн. Л. Р., простиравш?йся на нѣсколько тысячь душъ, онъ уступилъ ему эти деревни, уважая многочисленное его семейство и бѣдное состоян?е.

Императрица Екатерина ?? пожаловала ему шесть тысячь крестьянъ въ присоединенныхъ къ Росс?и Польскихъ областяхъ: Князь Репнинь предоставилъ пользоваться доходомъ съ этого имѣн?я, состоявшимъ изъ двадцати двухъ тысячь рублей серебромъ, прежнему владѣльцу, Графу Огинскому, по кончину его.

Одинъ Пров?антск?й чиновникъ, Кн. Коз., находивш?йся при немъ, впалъ въ глубокую задумчивость; замѣтивъ эту перемѣну, Князь Репнинъ нѣсколько разъ спрашивалъ его: отъ чего онъ такъ мраченъ? — и не могъ узнать настоящей причины; наконецъ рѣшился употребить послѣднее средство, пригласилъ его въ свой кабинетъ и сказалъ ему: «Другъ мой ! говори со мною откровенно, не какъ-бы съ начальникомъ, но какъ-бы съ отцомъ духовнымъ: что у тебя за печаль? Я знаю, что ты охотникъ до картъ: не проигралсяли?» — Тутъ чиновникъ, тронутый до слезъ благосклоннымъ обращен?емъ Фельдмаршала, повергся передъ нимъ на колѣна и объявилъ: что имѣлъ несчаст?е проиграть шестьдесять тысячь рублей казенныхъ денегъ. — «Вставай — сказалъ ему Князь Репнинъ — «ты не одинъ провинился: и я не менѣе виноватъ, что, зная

страсть твою къ игрѣ, доселѣ оставлялъ тебя въ н астоящей, должности; и такъ я обязанъ участвовать въ этомъ проигрышѣ. Къ счаст?ю твоему на дняхъ продалъ я одну деревню: вотъ тебѣ шестьдесять тысячь рублей; но вмѣстѣ предлагаю и услов?я: немедленно подай мнѣ просьбу объ увольнен?и изъ Пров?антскаго вѣдомства и чтобъ этотъ разговоръ остался навсегда между нами двумя. » — Только при погребен?и великодушнаго вельможи облагодѣтельствованный имъ чиновникъ открылъ тайну, тяготившую его.

Подъ руководствомъ Князя Репнина образовались мног?е Государственные Сановники: Графъ Никита Петровичь Панинъ, Яковъ Ивановичь Булгаковъ, Князь Дмитр?й и Князь Яковъ Ивановичи Лобановы — Ростовск?е, Дмитр?й Прокофьевичь Трощинск?й и Юр?й Александровичь Нелединск?йМелецк?й. — Суворовъ, Потемкинъ-Таврическ?й, Кутузовъ-Смоленск?й служили подъ его знаменами.

Дальше