Содержание
«Военная Литература»
Биографии

16-й Генералъ-Фельдмаршалъ

Графъ Александръ Борисовичь Бутурлинъ

Графъ Александръ Борисовичь Бутурлинъ, внукъ Боярина Ивана Васильевича Бутурлина и сынъ Капитана гвард?и, Бориса Ивановича, умершаго отъ полученной имъ раны въ сражен?и подъ Лѣснымъ (1708 г.){224}- родился 18 ?юля 1704 года и съ

1716 по 1720 годъ обучался въ С. Петербургской Морской Академ?и. Въ ней - по словамъ Вебера — ученые Профессоры преподавали всѣ науки, необходимыя для мореплаванiя, инострнные языки, фехтован?е; содержали воспитанниковъ чрезвычайно строго.

Мужественный видъ Бутурлина, красотою превосходившаго всѣхъ товарищей и хорош?й отзывъ объ немъ учителей, обратили на него вниман?е Петра Великаго, который взялъ его къ себѣ въ деньщики и, испытавъ вѣрность и усерд?е, употреблялъ по разнымъ секретнымъ поручен?ямъ. Въ этой должности Бутурлинъ сставался при Государѣ по самую кончину Его, имѣвъ счаст?е сопутствовать Ему во всѣхъ походахъ.

Императрица Екатерина I пожаловала Александра Борисовича сначала Гофъ-Юнкеромъ (1726 г.), потомъ Камеръ-Юнкеромъ Высочайшаго Двора (1727). Онъ поступилъ тогда въ зван?и Камергера къ Цесаревнѣ Елисаветѣ Петровнѣ; имѣлъ свободный доступъ и вскорѣ ловкост?ю своею сдѣлался ближайшимъ къ ней человѣкомъ, пр?обрѣлъ особенную ея благосклонность{225}. Посредствомъ Елисаветы, Бутурлинъ сблизился и съ самимъ Императоромъ Петромъ II, который началъ ему оказывать столько же вниман?я и любви, какъ и къ Князю Ивану Долгорукому: пожаловалъ его 1 Января 1728 года Дѣйствительнымъ Камергеромъ и кавалеромъ ордена Св. Александра Невскаго, на 24 отъ рожден?я, а 10 Февраля тогожъ года Генералъ-Ма?оромъ и Унтеръ-Лейтенантомъ Кавалергардскаго корпуса. Значен?е Бутурлина не долго продолжалось: Долгорук?й поссорился съ нимъ и настоялъ, чтобъ его удалили въ Украинскую арм?ю (1729 г.).

Въ началѣ Государствован?я Императрицы Анны Iоанновны, Александръ Борисовичь находился на границахъ Персидскихъ; въ 1735 году опредѣленъ Губернаторомъ въ Смоленскъ; въ ?738 участвовалъ, подъ знаменами Фельдмаршала Графа Миниха, въ походѣ противъ Турокъ, не ознаменованномъ никакимъ важнымъ подвигомъ; въ слѣдующемъ году велѣно Бутурлину снова исправлять должность Губернатора Смоленскаго. Правительница произвела его Генералъ Кригсъ — Коммисаромъ и Генералъ-Лейтенантомъ (1740 г.); Императрица Елисавета Петровна ввѣрила ему управлен?е Малоросс?и (1742 г.) и, въ томъ же году, пожаловала въ полные Генералы, поручила начальство надъ войсками, расположенными въ Лифлянд?и, Эстлянд?и и Великихъ-Лукахъ. Тогда взяты у Шведовъ два шкота и одно судно съ деньгами; снятые шесть флаговъ отправлены были къ Высочайшему Двору: за что Императрица изъявила свое благоволен?е Александру Борисовичу. Вскорѣ онъ пожалованъ Сенаторомъ и Генералъ-Губернаторомъ въ Москву{226}; получилъ зван?я Генералъ-Адъютанта (1747 г.), лейбъ-гвард?и Преображенскаго полка Подполковника (?749 г.); орденъ Св. Апостола Андрея Первозваннаго (1751 г.); жезлъ

Фельдмаршальск?й съ повелѣн?емъ присутствовать въ Конференц?и Министровъ , 5 Сентября 1756 года; Графское достоинство Росс?йской Импер?и 17 Февраля 1760 года.

Отличаясь дѣятельност?ю и усерд?емъ къ службѣ, Графъ Александръ Борисовичь не прославилъ оруж?я своего на ратномъ полѣ; занималъ болѣе почетное мѣсто между Царедворцами и Градодержателями, нежели Полководцами; со всѣмъ тѣмъ Императрица Елисавета Петровна, по особенной привязанности къ Бутурлину, поручила ему армiю, долженствовавшую сразиться съ Фридрихомъ Великимъ (1760 г.)! — Когда откланивался онъ Государынѣ, 20 Сентября, Велик?й Князь Павелъ Петровичь, которому минуло въ тотъ день шесть лѣтъ, сказалъ предстоявшимъ: «Петръ Семеновичь {227}поѣхалъ миръ дѣлатъ и мира не сдѣлалъ; а этотъ теперъ, конечн о, ни мира, ни войны не сдѣлаетъ {228}.

Прибывъ въ Арнесвальдъ, гдѣ находилась главная квартира и удостовѣрясь въ невозможности зимовать въ Марх?и, Графъ Бутурлинъ приказалъ арм?и слѣдовать къ Познаню и расположиться на безопасныхъ зимнихъ квартирахъ за Вартою. Въ 1761 году сто двадцать тысячь Росс?янъ и Австр?йцевъ угрожали Силез?и. Для обороны оной Фридрихъ имѣлъ только пятьдесять восемь тысячь человѣкъ. Росс?йск?я войска, собравшись въ станѣ при Семпинѣ, заняли проходы, ведущ?е черезъ Чарск?я Дейчьгроск?я болотистыя мѣста. Австр?йск?й полководецъ, Баронъ Лаудонъ, знаменитый уже многими побѣдами надъ Пруссаками, которому Фридрихъ говорилъ потомъ за обѣденнымъ столомъ: что ему прiятнѣе видѣть его подлѣ, а не противъ себя {229}, предложилъ Бутурлину переправиться чрезъ Одеръ при Лейбусѣ и соединиться съ нимъ у подошвы горъ. Наши войска совершили это движен?е 1-го Августа: у Никольштата Прусаки напали на Козацк?е отряды и кавалер?ю, прикрывавшую арм?ю. Австрiйцы поспѣшили на помощь союзникамъ и были опрокинуты. Тогда пострадалъ одинъ полкъ Прусск?й, окруженный Козаками. Бутурлинъ н Лаудонъ, при свидан?и, изъявили знаки дружества, хотя и не отъ чистаго сердца. Послѣдн?й недоволенъ былъ медленност?ю Фельдмаршала, который, съ своей стороны, досадовалъ на Лаудона, что онъ подвергнулъ Росс?янъ огню непр?ятельскому, допустилъ Прусск?я дивиз?и сосредоточиться. Бутурлинъ настоятельно требовалъ, чтобы Австр?йцы оставили горы: соединен?е обѣихъ арм?й послѣдовало у Лигница. Еслибъ союзные военачальники дѣйствовали единодушно, Фридрихъ Велик?й понесъ бы здѣсь чувствительный ударъ; но они дали ему время окопаться, для защиты Швейдница, между Бунцельвицемъ и Цешеномъ. Соединенныя арм?и окружили станъ Королевск?й. Лаудонъ совѣтовалъ Бутурлину напасть общими силами на укрѣплен?я непр?ятельск?я: сомнѣваясь въ пособ?и Австр?йцевъ, Фельдмаршалъ представилъ больш?я возражен?я. Въ военномъ совѣтѣ Генералы наши объявили, что «не слѣдуетъ сбивать Прусаковъ съ поста, который вскорѣ принуждены они будутъ оставить по недостатку жизненныхъ припасовъ; что надлежитъ только тѣснить непр?ятеля со всѣхъ сторонъ, не теряя напрасно людей, для одержан?я поверхности надъ нимъ». — Лаудонъ, желавш?й покорить Силез?ю, во второй разъ явился въ лагерь Росс?йск?й, убѣждалъ Бутурлина напасть на Прусаковъ, воспользоваться удобнымъ для сего временемъ. «Если Прусаки нападутъ на Австрiйскую армiю - отвѣчалъ Бутурлинъ — то я прикажу, въ защиту оной, отрядить корпусъ ». — Упорство Фельдмаршала до того огорчило Лаудона, что онъ занемогъ желчною коликой и, получивъ облегчен?е, имѣлъ неосторожность начертать планъ военнымъ дѣйств?ямъ Росс?янъ. Графъ Александръ Борисовичь обидѣлся надменнымъ поступкомъ младшаго его Генерала; холодность между ними увелечилась; арм?я наша отступила къ берегамъ Одера; Бутурлинъ оставилъ только въ тѣхъ мѣстахъ двадцатитысячный корпусъ подъ командою Графа Чернышева{230}; Лаудонъ принужденъ былъ занять прежн?я мѣста на горахъ. Исполнилось предсказан?е Великаго Князя!

Въ это время скончалась Императрица Елисавета Петровна (1761 г.). Петръ III поспѣшилъ заключить миръ съ Государемъ, имъ уважаемымъ, опредѣлилъ Графа Бутурлина Генералъ-Губернаторомъ въ Москву (1762 г.), за двадцать лѣтъ передъ тѣмъ находившуюся подъ его начальствомъ. Вскорѣ вступила на Престолъ Императрица Екатерина II и пожаловала Графу Александру Борисовичу грамоту, съ прописан?емъ всей его службы и полученныхъ наградъ, также шпагу, осыпанную брил?антами.

Въ древней столицѣ, въ кругу семейства, Графъ Бутурлинъ опасно занемогъ въ 1767 году: тщетно доктора старались возстановить здоровье его, ослабѣвшее отъ дѣятельной, непрерывной службы. Императрица, узнавъ о болѣзни его, выслала къ нему искуснѣйшихъ Лейбъ-Медиковъ; но усил?я ихъ остались безполезными. Чувствуя приближен?е своей кончины, вѣрный сынъ церкви пригласилъ къ себѣ Епископа Псковскаго Иннокент?я{231}, имѣвшаго тогда пребыван?е въ Москвѣ и Архимандрита Троицкой Лавры Платона{232}, духовныхъ особъ, имъ любимыхъ и, забывая страдан?я, съ веселымъ лицемъ говорилъ о временной и будущей жизни; потомъ, приказавь людямъ вывести его въ другую комнату, встрѣтилъ съ должнымъ благоговѣн?емъ, съ слезами Св. дары, къ нему принесенные и удостоился, послѣ исповѣди, пр?общиться оныхъ. Онъ вкусилъ эту пищу, сладостную для души вѣрующаго и въ день своей кончины, 31 Августа. Епископъ Иннокент?й совершилъ этотъ обрядъ, печальный и, вмѣстѣ, торжественный. Тогда Бутурлинъ простился съ супругою{233}, съ дѣтьми, благословилъ послѣднихъ святыми иконами, завѣщалъ имъ, чтобы они, по примѣру его, непоколебимо сохраняли благочест?е, вѣрность къ Престолу, любили, почитали свою родительницу и во всемъ ей повиновались. - Во время элеосвящен?я, онъ повторялъ за священникомъ читанное имъ Евангел?е и, потомъ, обнявъ стараго служителя своего, сказалъ прерывавшимся голосомъ: ты свидѣтель несомнѣнной вѣры моей,непоколебимаго благочестiя, которое всегда я имѣлъ; чувствую, что конецъ мой приближается! — приказалъ читать молитвы на исходъ души, поднялъ руку, произнесъ: вѣрую Господи и исповѣдую. Помози моему невѣрiю! Къ Тебѣ желаетъ душа моя, Боже! — оросилъ одръ свой слезами и испустилъ духъ.

Описан?е кончины благочестиваго мужа лучше всего объясняетъ его характеръ: какъ Полководецъ, Графъ Александръ Борисовичь Бутурлинъ не можетъ стоять на ряду съ славными Задунайскимъ, Рымникскимъ; какъ вѣрный подданный и примѣрный христ?анинъ, заслуживаетъ уважен?я потомства.

Дальше