Содержание
«Военная Литература»
Биографии

2-й Генералиссимусъ

Принцъ Браунщвейгъ-Люнебургский Антон-Ульрихъ

Антонъ-Ульрихъ, Принцъ Брауншвейгъ-Люнебургск?й, сынъ Герцога Фердинанда Албрехта, родился въ 1715 году. Соединенный связями родства съ двумя Императорскими Домами и двумя Королевскими{199}, онъ приглашенъ былъ въ Росс?ю для новаго союза, долженствовавшаго упрочить будущее его благосостоян?е. Съ этою цѣл?ю Антонъ-Ульрихъ пр?ѣхалъ въ Петербургъ въ 1733 году, не окончивъ полнаго курса наукъ, на девятнадцатомъ своего возраста. Императрица Анна Iоанновна вознамѣрилась выдать за него свою родную племянницу Анну Леопольдовну, дочь Герцога Мекленбургскаго. Ей было только четырнадцать лѣтъ. Бракъ отсроченъ и Принцъ Брауншвейгск?й, между тѣмъ, вступилъ въ нашу службу Полковникомъ кирасирскаго полка.

До 1737 года, Принцъ Антонъ-Ульрихъ не участвовалъ въ военныхъ дѣйств?яхъ Росс?янъ, но въ томъ году служилъ волонтеромъ подъ знаменами Фельдмаршала Графа Миниха и отличился при взятiи Очакова, за что былъ произведенъ въ Генералъ-Ма?оры{200}. Въ 1738 году онъ, снова, находился въ арм?и Миниха, котораго походъ къ Днѣстру не ознаменованъ никакимъ важнымъ подвигомъ, и, возвратясь въ столицу , былъ пожалованъ Прем?ерМа?оромъ гвард?и Семеновскаго полка, кавалеромъ орденовъ Св. Апостола Андрея Первозваннаго и Св. Александра Невскаго (28 Ноября), на 24 году отъ рожденiя.

Племянницѣ Императрицы, Аннѣ Леопольдовнѣ, было тогда двадцать лѣтъ. Она имѣла наружность пр?ятную и даже привлекательную; ростомъ была выше обыкновеннаго и очень статна; отличалась чрезвычайною бѣлизною лица, которому темнорусые волосы придавали еще болѣе блеска; свободно говорила на многихъ иностранныхъ языкахъ, но казалась всегда печальною, скучною отъ нанесенныхъ ей огорчен?й Бирономъ и, подобно отцу своему, была своенравна, вспыльчива, нерѣшительна. Биронъ намѣревался соединить ее съ сыномъ своимъ и проложить потомству дорогу къ Престолу, грубилъ, наносилъ разныя оскорблен?я Принцу Брауншвейгскому, желая удалить его изъ Петербурга,

Посолъ Вѣнскаго Двора, Маркизъ де Ботта, въ публичной ауд?енц?и предложилъ, именемъ Императора, въ супруги Принцессѣ Аннѣ Принца АнтонаУльриха. Черезъ нѣсколько дней потомъ совершенъ торжественный обрядъ бракосочетан?я ихъ, съ чрезвычайною пышност?ю, Епископомъ Вологодскимъ Амврос?емъ, въ церкви Казанск?я Бож?ей Матери, 3-го ?юля 1739 года. Никто не воображалъ тогда, что благополуч?е Принца будетъ кратковременно.

Вскорѣ заключенъ былъ миръ съ Портою Оттоманской (1740 г.) и по этому случаю Антонъ-Ульрихъ пожалованъ (15 Февраля) Подполковникомъ лейбъ-гвард?и Семеновскаго полка, съ чиномъ Генералъ-Лейтенанта; вслѣдъ за тѣмъ наименованъ Шефомъ кирасирскаго полка; а 12 Августа обрадованъ рожден?емъ сына, Принца ?оанна, котораго Императрица помѣстила возлѣ своей почивальни.

Тогда Анна Iоанновна, мучимая подагрою и каменной болѣзн?ю, приближалась къ вратамъ смерти и кровожадный Биронъ, питая себя новыми надеждами, продолжалъ во зло употреблять данную ему власть, не довольствовался казнями Долгорукихъ{201}, казнилъ еще (27 ?юня) Кабинетъ Министра Волынскаго{202}, Тайнаго Совѣтника Хрущова, Гофъ Интенданта Еропкина; подвергнулъ пыткамъ, отрѣзан?ю языка и ссылкѣ Сенатора Графа МусинаПушкина; велѣлъ наказать кнутомъ и сослалъ въ каторжную работу Генералъ — Кригсъ — Коммисара Соймонова и Кабинетъ-Секретаря Эйхлера. Всѣ они пострадали за приверженность къ Волынскому, который оскорбилъ Бирона. Императрица заливалась слезами, подписывая приговоръ, и не могла противиться своему любимцу.

17-го Октября Анна Iоанновна, послѣ жестокихъ страдан?й, переселилась въ вѣчность на 47 году отъ рожден?я. Еще при жизни Ея былъ составленъ Актъ, которымъ Она назначала преемникомъ Внука своего ?оанна Антоновича, а, пока минетъ ему семнадцать лѣтъ, повелѣла Бирону управлять Государствомъ въ зван?и Регента. Анна Леопольдовна и супругъ ея были устранены отъ правлен?я; доказательство, что Государыня подписала это постановлен?е, не читавъ его и что Герцогъ Курляндск?й самъ присвоилъ себѣ власть Самодержавную, не страшась послѣдств?й.

Сначала Правитель Импер?и оказывалъ должное уважен?е родителямъ малолѣтнаго ?оанна; изъявилъ соглас?е, чтобъ они жили вмѣстѣ въ Зимнемъ Дворцѣ; опредѣлилъ Принцессѣ Аннѣ Леопольдовнѣ на собственные ея расходы по двѣсти тысячь рублей серебромъ въ годъ; принялъ отъ Сената титулъ Высочества не иначе, какъ съ предоставлен?емъ онаго и Принцу Брауншвейгскому.

Между тѣмъ, для утвержден?я своей власти, Биронъ продолжалъ употреблять насильственныя мѣры: разсылалъ вездѣ лазутчиковъ; довѣряя имъ, подвергалъ мирныхъ жителей арестамъ, пыткамъ. Петербургск?я улицы были наполнены караулами и разъѣздами. Въ числѣ новыхъ жертвъ находились: гвард?и Капитанъ Ханыковъ и Поручикъ Аргамаковъ, подвергнутые мучительнымъ наказан?ямъ за нескромныя слова. Вскорѣ открытъ былъ заговоръ, въ которомъ участвовалъ Принцъ Брауншвейгск?й. Правитель его Канцеляр?и Грамматинъ признался, во время истязан?й, что лейбъ-гвард?и Семеновск?й полкъ долженъ былъ арестовать Бирона со всѣми его приверженцами.

Можно представить себѣ досаду, гнѣвъ Регента: онъ обременилъ упреками Принца Брауншвейгскаго, въ присутств?и многочисленнаго собран?я; вызывалъ его на поединокъ, когда Антонъ-Ульрихъ, безъ намѣрен?я, положилъ лѣвую руку на ефесъ своей шпаги. Принцъ съ терпѣн?емъ выслушалъ оскорбительные отзывы и возразилъ только, что не обязанъ отвѣтствовать за разговоры и поступки своего Секретаря. На другой день Антонъ-Ульрихъ принужденъ былъ отказаться отъ военныхъ должностей, подвергнутъ аресту.

Такъ дѣйствовалъ похититель Престола. Ропотъ противъ него усиливался; не доставало предпр?имчиваго руководителя. Минихъ вызвался низвергнуть Бирона и сдержалъ даннее слово Принцессѣ. 8-го Ноября, ночью, тиранъ, съ связанными руками, покрытый солдатскимъ плащемъ, былъ отвезенъ изъ Лѣтняго Дворца въ Шлиссельбургскую крѣпость; оттуда отправленъ въ Пелымъ, заштатный городъ Тобольской губерн?и. 9 числа Принцесса Анна Леопольдовна объявлена Правительницею Импер?и и Великою Княгинею. Гвардейск?е полки съ шумнымъ восторгомъ привѣтствовали младенцаИмператора, который былъ имъ показанъ въ окно. Принцъ Брауншвейгск?й получилъ титулъ Его Императорскаго Высочества и, вскорѣ, возведенъ Супругою своею въ Соправители.

По видимому страдан?я АнтонаУльриха долженствовали прекратиться: съ паден?емъ Бирона онъ упрочилъ верховную власть своему потомству; но блестящ?я надежды его исчезли въ скоромъ времени.

Властолюбивый Минихъ, во уважен?е оказанныхъ услугъ Правительницѣ, желалъ быть Генералиссимусомъ и, по совѣту сына, предоставилъ это достоинство, 9 Ноября, Родителю Императора, возведя себя въ первые Министры, продолжая управлять военными дѣлами. Принцъ Брауншвейгск?й носилъ только одно именован?е Генералиссимуса, не терпѣлъ Миниха и сблизился съ Графомъ Остерманомъ, который также ненавидѣлъ Фельдмаршала за его предпр?имчивый умъ и неограниченное честолюб?е: они оба желали первенствовать въ Государствѣ или, занимая второстепенное мѣсто, управлять главнымъ лицемъ по своему произволу. Минихъ принужденъ былъ выдти въ отставку (1741 г.), переѣхалъ въ свой домъ по ту сторону Невы. Тогда только Правительница и супругъ ея успокоились, мѣняя до того всякую ночь спальню, чтобы Фельдмаршалъ не предпринялъ чего противъ нихъ.

Принцъ Антонъ-Ульрихъ, по случаю разрыва съ Швец?ею, осматривалъ войска, долженствовавш?я начать наступательныя дѣйств?я въ Финлянд?и. Предводительство надъ оными ввѣрено Фельдмаршалу Ласси.

Между Великою Княгинею и Супругомъ ея не было соглас?я. Нравъ ихъ былъ совершенно противуположный. Анна Леопольдовна, питавшая непреодолимую страсть къ Саксонскому Министру Графу Линару, одаренному красивою наружност?ю, сочеталась бракомъ съ Антономъ-Ульрихомъ противъ воли своей. Ей было шестнадцать лѣтъ, когда Линаръ овладѣлъ ея сердцемъ (?735 г.). Его вскорѣ удалили отъ нашего Двора (1736 г.). Сдѣлавшись Правительницею, Анна Леопольдовна вызвала, снова, въ Росс?ю Линара (1741 г.); возложила на него (13 ?юля) ордена Св. Апостола Андрея Первозваннаго и Св. Александра Невскаго; помолвила съ своею любимою Фрейлиной Баронессою Юл?аною Менгденъ и пожаловала ей въ приданное нѣсколько деревень въ Лифлянд?и, также прекрасный домъ Густава Бирона въ Петербургѣ. Тогда Линаръ бѳзпрепятственно возобновилъ свидан?я съ Великою Княгинею въ комнатахъ своей невѣсты; умѣлъ возстановить Правительницу противъ Остермана; навлекъ подозрѣн?е и на самаго Принца Брауншвейгскаго и, вскорѣ (въ Августѣ), отправился въ Польшу для приведен?я въ порядокъ домашнихъ дѣлъ. Ему обѣщано было въ Росс?и зван?е Оберъ-Камергера и, еслибъ онъ не ускорилъ отъѣздомъ своимъ, то не избѣгнулъ бы Сибири{203}.

Безпечность Правительницы и устранен?е отъ дѣлъ Миниха и Остермана, содѣйствовали приверженцамъ Цесаревны Елисаветы Петровны въ отважномъ ихъ предпр?ят?и. 24 Ноября, въ полночь, тридцать гренадеръ Преображенскаго полка съ шумомъ вошли въ почивальню Анны Леопольдовны, объявили ей, именемъ Цесаревны, приказан?е встать и слѣдовать за ними. Антонъ-Ульрихъ, сидя на постели, видѣлъ съ ужасомъ, какъ увлекали его супругу. Два гренадера взяли его, обвернули до колѣнъ въ одѣяло, свели въ низъ, положили въ сани и покрыли шубою. Они были отвезены во Дворецъ Императрицы. Ихъ размѣстили въ разныхъ комнатахъ. Младенецъ ?оаннъ плакалъ, когда солдаты исхитили его изъ рукъ кормилицы, дождавшись, по приказан?ю Елисаветы, пробужден?я.

Сначала Антонъ-Ульрихъ содержался въ Рижской крѣпости съ супругой своею и дѣтьми: сыномъ ?оанномъ и дочерью Екатериною, которая родилась (26 ?юля) не задолго до заточен?я ихъ; потомъ они были переведены въ Динаминдъ, гдѣ Анна Леопольдовна родила дочь Елисавету, въ 1743 году. Изъ Динаминда перемѣщены въ Ран?енбургъ, городъ Рязанской губерн?и. Здѣсь несчастные родители разлучены съ ?оанномъ, котораго заключили въ крѣпость Шлиссельбургскую. Новая темница изготовлена была для нихъ въ Холмогорахъ, небольшомъ городкѣ, лежащемъ на острову Двины въ 72 верстахъ отъ Архангельска. Тамъ Анна Леопольдовна родила двухъ сыновей, Петра въ 1745 году и Алексѣя въ 1746. Послѣдств?я этихъ родовъ причинили ей преждевременную смерть, 9 Марта, на 28 году отъ рожден?я. Тѣло ея было отвезено въ С. Петербургъ и предано землѣ въ АлександроНевскомъ монастырѣ.

Антонъ-Ульрихъ, оставшись въ силѣ мужества съ четырмя малолѣтными дѣтьми, въ странѣ отдаленной, и не имѣя съ кѣмъ дѣлить горе, избралъ себѣ подругу, увеличившую семью его и домашн?я заботы. Онъ обиталъ въ бывшемъ Арх?ерейскомъ домѣ о двухъ этажахъ, окруженномъ высокимъ заборомъ. Двѣ команды караулили его: одна въ самомъ домѣ; другая у воротъ, внутри ограды. Они не имѣли никакого сообщен?я между собою. Ключи, хранились у Губернатора, который пр?ѣзжалъ изъ Архангельска въ больш?е праздники. Изъ оконъ своихъ, заключенные видѣли только съ одной стороны часть Двины; съ другой песчаную Петербургскую дорогу; съ третьей представлялся имъ садъ, въ которомъ, кромѣ березъ, папоротника и крапивы, не было почти никакихъ растѣн?й. Внутри онаго, на пруду, осѣняемомъ заросшею алеею, плавала шлюпка, неспособная къ употреблен?ю; у пруда находился сарай, помѣщавш?й въ себѣ старую карету, въ которой позволялось заключеннымъ отъѣзжать иногда на двѣсти сажень отъ ихъ жилища; для сего впрягали въ карету шесть лошадей; кучеромъ, форейторомъ и лакеями были солдаты. Въ этомъ тѣсномъ пространствѣ земли заключались всѣ ихъ прогулки. ГрекоРосс?йск?й Священникъ читалъ, вмѣстѣ съ ними, церковныя книги. Вистъ и ломберъ были ихъ главными увеселен?ями. Лѣтомъ работали они въ саду , ходили за курами и утками, кормили ихъ; а зимою бѣгали въ запуски на конькахъ по пруду. Сверхъ того Принцессы занимались иногда шитьемъ бѣлья. Кромѣ отца, не имѣли они наставниковъ{204}.

Въ 1762 году Генералъ-Ма?оръ Александръ Ильичь Бибиковъ отправленъ былъ въ Холмогоры Императрицею Екатериною II, съ объявлен?емъ Принцу АнтонуУльриху, что ему предоставляется свобода выѣхать изъ Росс?и и избрать гдѣ угодно мѣсто для своего пребыван?я, куда онъ будетъ препровожденъ съ почестями, приличными его сану; но что семейству его, по извѣстнымъ ему Государственнымъ причинамъ, не возможно еще оказать снисхожден?я. Всѣ усил?я Бибикова склонить Принца къ разлукѣ съ дѣтьми были безполезны. Онъ рѣшительно объявилъ, что готовъ лучше умереть въ заключен?и, нежели пользоваться свободою на такихъ условiяхъ. Послѣ важнаго этого событiя, Антонъ-Ульрихъ двѣнадцать лѣтъ еще влачилъ горестные дни въ Холмогорахъ, потерявъ наконець зрѣн?е. 4 Мая 1774 года ударилъ послѣднiй часъ его: онъ скончался на 60 году отъ рожден?я и на тридцать двухъ лѣтнемъ ссылки своей. Останки несчастнаго узника преданы землѣ близь цсркви Успен?я Пресв. Богородицы, на лѣвой сторонѣ отъ алтаря. На могилѣ его нѣтъ памятника.

Принцъ Антонъ-Ульрихъ Брауншвейгъ-Люнебургск?й имѣлъ доброе сердце; былъ храбръ на ратномъ полѣ; робокъ и застѣнчивъ въ Государственныхъ Совѣтахъ. При самомъ началѣ заключен?я своего, онъ укорялъ супругу въ постигшемъ ихъ несчаст?и; но, лишась ее, вооружился мужествомъ и терпѣн?емъ; явилъ примѣръ самоотвержен?я, достойный родительской нѣжности; долговременными страдан?ями пр?обрѣлъ право на уважен?е потомства.

Несчастный ?оаннъ, родивш?йся въ порфирѣ и разлученный въ младенчествѣ съ виновниками его быт?я; брошенный въ темницу, въ которую не могъ проникнуть дневный свѣтъ, гдѣ свѣчи горѣли безпрерывно; лишенный чистаго воздуха; обросш?й, въ послѣдств?и бородою, совершенно одичалый — умерщвленъ 5 ?юля 1764 года, на двадцать пятомъ отъ рожден?я, въ то время, какъ Мировичь исполнялъ отважное свое предпр?ят?е, желая возвратить ему свободу и Престолъ{205}.

Братья и сестры ?оанна, по кончинѣ родителя, много терпѣли непр?ятностей отъ приставленныхъ къ нимъ главныхъ начальниковъ. Въ 1779 году былъ опредѣленъ въ Архангельскъ Намѣстникомъ Дѣйствительный Тайный Совѣтникъ Алексѣй Петровичь Мельгуновъ, кротк?й, сострадательный. Онъ посѣтилъ ихъ; успокоилъ ласковымъ обращен?емъ; доставилъ Императрицѣ письмо отъ Принцессы Елисаветы, одаренной необыкновеннымъ умомъ, трогательно описавшей жалкое ихъ положен?е. Екатерина II тотчасъ вступила въ переговоры съ Датскимъ Дворомъ, который предстательствовалъ передъ тѣмъ, равно какъ Берлинск?й и Брауншвейгск?й о возвращен?и имъ свободы. Мельгунову поручено было, въ 1780 году, заняться отправлен?емъ въ Дан?ю дѣтей АнтонаУльриха. Онъ велѣлъ изготовить фрегатъ въ Архангельскѣ; изъ отпущенныхъ ему двухъ сотъ тысячь рублей, употребилъ половину въ Петербургѣ на покупку бѣлья, шелковыхъ матер?й, разныхъ галантерейныхъ вещей, серебрянаго и фарфороваго сервизовъ. Дорог?я шубы и брил?анты выданы были изъ Кабинета.

27 ?юня (1780 г.) Принцы и Принцеесы съ ихъ незаконными братьями и сестрами вывезены Мельгуновымъ, въ двухъ экипажахъ, изъ дома, въ которомъ они содержались тридцать семь лѣтъ. На берегу Двины ожидала ихъ яхта, вмѣщавшая четыре комнаты.

Въ НовоДвинской крѣпости Намѣстникъ Архангельск?й объявилъ дѣтямъ АнтонаУльриха милостивую волю Императрицы и цѣль ихъ путешеств?я. Это извѣст?е, сначала, произвело въ нихъ большое безпокойство, ибо они и не помышляли о свободѣ, хотѣли лучше остаться навсегда въ Холмогорахъ, съ тѣмъ только, чтобъ было имъ предоставлено право выѣзжать изъ ограды; но, когда Мельгуновъ выдалъ имъ богатые подарки и изъяснилъ Принцамъ и Принцессамъ желан?е ихъ тетки, вдовствующей Королевы Датской Юл?аны{206}, чтобъ они переселились въ Дан?ю, то дѣти АнтонаУльриха, съ радостными слезами, бросились на колѣни предъ Намѣстникомъ и выразили свою сердечную благодарность за столь неожиданную милость Императрицы. 1-го ?юля, въ часъ по полуночи, они отплыли на фрегатѣ, въ сопровожден?и Шлиссельбургскаго Коменданта Полковника Циглера. Претерпѣвъ въ Сѣверномъ морѣ сильную бурю, высок?е путешественники прибыли въ Бергенъ (въ Норвег?и) и тамъ пересѣли на Датск?й корабль. Здѣсь побочныя дѣти АнтонаУльриха разстались съ Принцами и Принцессами и отправлены обратно въ Архангельскъ. Разлука тягостная, ибо несчаст?е сблизило ихъ! Императрица пожаловала имъ пожизненные пенс?оны: Одна изъ побочныхъ дочерей АнтонаУльриха, Амал?я, вышла за Поручика Карикина, начальствовавшаго надъ внутреннею командою въ Холмогорахъ.

Принцы и Принцессы прибыли на Датскомъ кораблѣ въ Альборгъ, а оттуда сухимъ путемъ въ городъ Горзенсъ (въ Ютланд?и). Сопровождавш?й ихъ Полковникъ Циглеръ получилъ отъ Датскаго Короля орденъ Данненброга. Въ Горзенсѣ отведенъ имъ былъ, на большой площади, просторный и хорошо устроенный домъ. Они имѣли домовую церковь, въ которой Русск?й Священникъ ежедневно отправлялъ службу. Дворъ ихъ составляли: одинъ Датск?й Камергеръ, Смотритель, двѣ Придворныя Дамы, лѣкарь, два камердинера и довольное число другихъ служителей, опредѣленныхъ Королемъ. Они вели жизнь тихую и единообразную; ни въ чемъ не нуждались, получая значительную пенс?ю отъ Росс?йскаго Двора{207}. Со всѣмъ тѣмъ, Принцесса Елисавета чрезвычайно скучала о побочныхъ своихъ сестрахъ и разлука эта преждевременно ввергла ее въ могилу, въ 1782 году, на 40 отъ рожден?я. Она ростомъ и лицемъ походила на мать; словоохотливост?ю, обхожден?емъ и разумомъ далеко превосходила братьевъ своихъ и сестру. Всѣ они ей повиновались. Она, большею част?ю за всѣхъ ихъ говорила, за всѣхъ отвѣчала и поправляла ихъ ошибки; отъ паден?я съ каменной лѣстницы, на 10-мъ году возраста, подвержена была головной боли, особливо въ перемѣнныя погоды и ненастье{208}. Принцъ Алексѣй, скончавш?йся черезъ пять лѣть потомъ (1787 г.), на 42-мъ году своей жизни, бѣлокурый, небольшаго роста, но развязнѣе, смѣлѣе брата, такую пр?обрѣлъ любовь, что весь городъ его оплакивалъ. Вообще всѣ они имѣли прекрасныя свойства и были любимы; особенно Принцесса Екатерина, уважаемая за благородный образъ мыслей и сострадательное сердце. На лицѣ ея изображалась кротость и внутреннее душевное спокойств?е. Они жили въ совершенномъ между собою соглас?и{209}.

Въ 1794 году Императрица отправила въ Горзенсъ ?еромонаха ?осифа Ильицкаго, обучавшагося въ Академ?и К?евской, свободно говорившаго на Латинскомъ, Французскомъ и Нѣмецкомъ языкахъ. Онъ провелъ тамъ семь лѣтъ. На его рукахъ, какъ истинный Христ?анинъ, съ твердымъ упован?емъ на Всемогущаго, скончался 13 Января 1798 года, пятидесятитрехъ лѣтн?й Принцъ Петръ. Онъ былъ, по словамъ ?осиФа, крѣпкаго и здороваго сложен?я; небольшаго роста, бѣлокуръ; походилъ лицемъ на своего отца; имѣлъ важный видъ, который соединялъ, однакожъ, съ чрезвычайною робост?ю; каждый разъ прятался, когда пр?ѣзжалъ въ Горзенсъ наслѣдный Принцъ Датск?й (покойный Король Фридрихъ VI) съ своею Супругой; съ великимъ трудомъ уговаривали его являться къ нимъ. Поврежденный въ дѣтствѣ, Принцъ Петръ имѣлъ спереди и сзади съ перваго взгляда почти непримѣтные горбы; былъ нѣсколько кривъ правымъ бокомъ; косолапъ; молчаливъ и часто смѣялся безъ всякой причины{210}. Принцесса Екатерина лишилась слуха, въ тотъ самый день, какъ братъ ея, ?оаннъ III, лишился Престола: ее тогда уронили. Она чрезвычайно дорожила серебрянымъ рублемъ съ изображен?емъ младенцаИмператора. Смотря на нее и на Принца Петра, Фридрихъ и Супруга его, каждый годъ посѣщавш?е ихъ, изъявляли сожалѣн?е; но не могли объясняться съ ними безъ переводчика, ибо они говорили только по Русски. Единственное увеселен?е Принца и сестры его состояло въ картахъ, и ?осифъ принужденъ былъ принимать участ?е въ этой невинной забавѣ. Принцесса Екатерина подарила ему рисунокъ тушью, изображающ?й мѣсто ихъ заключен?я въ Холмогорахъ. Она не училась рисовать и, со всѣмъ тѣмъ, довольно искусно представила свое уединенное убѣжище. Драгоцѣнное это произведен?е принадлежитъ мнѣ съ 1819 года. Я получилъ его изъ рукъ бывшаго тогда Архимандритомъ Полтавскаго Крестовоздвиженскаго монастыря ?осифа, за пять лѣтъ до его кончины.

Принцесса Екатерина переселилась въ вѣчность въ Государствован?е Императора Александра, 9-го Апрѣля 1807 года, на 66-мъ отъ рожден?я, назначивъ наслѣдниками своими Датскихъ Принцевъ Христ?ана Фридриха и Фридриха Фердинанда. Лишась сестры и братьевъ, она желала возвратиться въ Росс?ю и постричься въ монахини: утѣшала себя только молитвою; терпѣла разныя неудовольств?я отъ находившихся при ней чиновниковъ и служителей и, предъ кончиною, писала къ Императору Александру о пожалован?и имъ пенс?и. Она также походила на отца; была сухощава, небольшаго роста, бѣлокура, косноязычна; объяснялась съ братьями и съ сестрою посредствомъ знаковъ: понимала ихъ по одному движен?ю губъ{210}.

Доселѣ въ Горзенской Лютеранской церкви стоятъ на виду четыре гробницы, заключающ?я бренные останки Отраслей Царя ?оанна Алексѣевича.

Дальше