Содержание
«Военная Литература»
Биографии

1-й Генералъ-Фельдмаршалъ

Графъ Ѳедоръ Алексѣевичь Головинъ.

Графъ Ѳедоръ Алексѣевичь Головинъ, сынъ Боярина Алексѣя Петровича{5}, прославилъ имя свое болѣе на дипломатическомъ поприщѣ, нежели на военномъ. Годъ рожден?я его неизвѣстенъ. Получивъ наилучшее образован?е въ домѣ отца , онъ обогатилъ умъ свой чтен?емъ Латинскихъ Классиковъ, и, по примѣру знатнѣйшихъ дворянъ, началъ службу при Высочайшемъ Дворѣ. Царь Алексѣй Михайловичь на смертномъ одрѣ завѣщалъ ему (вмѣстъ съ Нарышкинымъ, Прозоровскимъ и Головкинымъ) хранить юнаго Царевича Петра, яко зѣницу ока (1676 г.); доказательство, что Головинъ былъ тогда уже лѣтъ возмужалыхъ.

Имѣя попечен?е о драгоцѣнномъ залогѣ, ему ввѣренномъ, Головинъ присовѣтовалъ Петру укрыться въ Троицкомъ монастырѣ, когда мятежные Стрѣльцы покушались лишить Его Престола и жизни (1682 г.). Черезъ три года потомъ возведенъ онъ изъ Стольниковъ въ Окольнич?е{6} и Намѣстники Брянска; назначенъ Великимъ и Полномочнымъ Посломъ для заключен?я мирнаго и пограничнаго договора съ Китайцами (1685 г.){7}.

Тогда первымъ Вельможею въ Росс?и былъ Князь Васил?й Васильевичь Голицынъ, любимецъ Соф?и. Онъ управлялъ вмѣстѣ съ нею кормиломъ Государства, пользуясь слабост?ю ?оанна и малолѣтствомъ брата его; съ намѣрен?емъ удалилъ Головина, котораго не терпѣлъ за привязанность къ Петру, образованньй умъ и пр?обрѣтенное уважен?е отъ соотечественниковъ и иноземцевъ, но разставаясь съ юнымъ Монархомъ, Головинъ утѣшалъ себя, что остались при немъ: нѣжная родительница, Князь Борисъ Голицынъ, Прозоровск?й, Головкинъ, Зотовъ, Лефортъ, вѣрные, неусыпные тѣлохранители.

Свита Великаго Посла (кромѣ двухъ товарищей, Стольника и Воеводы Нерчинскаго Ивана Астафьевича Власова и Дьяка Семена Корницкаго) состояла изъ 506 Московскихъ Стрѣльцовъ съ ихъ начальниками; къ нимъ присоединились еще въ Сибири 1400 солдатъ гарнизонныхъ полковъ.

Онъ выѣхалъ изъ Москвы 26 Января 1686 г. на пятидесяти подводахъ и прибылъ 24 Марта въ Тобольскъ, откуда съ солдатами и пушками отправился на судахъ водою въ Рыбный острогъ, гдѣ провелъ всю зиму въ сдѣланныхъ изъ дощаниковъ землянкахъ и шалашахь. Изъ Рыбнаго Головинъ продолжалъ плаван?е съ великимъ трудомъ внизъ по рѣкѣ Тунгускѣ (1687 г.) къ Братскому острогу; потомъ 17-го ?юля поѣхалъ на подводахъ въ Иркутскъ и, будучи въ Селенгинскѣ, отправилъ, 19-го Ноября, къ пограничнымъ Китайскимъ Воеводамъ чиновника Посольства Степана Коровина съ письменнымъ увѣдомлен?емъ о своемъ прибыт?и и съ предложен?емъ довести до свѣдѣн?я Богдахана{8}: гдѣ угодно ему будетъ назначить мѣсто для съѣзда взаимныхъ Полномочныхъ? Вслѣдъ за тѣмъ Головинъ построилъ небольшую деревянную крѣпость Удинскъ; оборонилъ (въ Январѣ и Февралѣ 1688 г.) съ малыми силами Селенгинскъ отъ неоднократныхъ нападен?й Мунгальскихъ Князей и, желая наказать ихъ за причиненныя опустошен?я въ окрестностяхъ Албазина, воспользовался раздоромъ, возникшимъ между ними и Калмыками, выступилъ съ войскомъ, 16 Сентября, изъ Удинска, встрѣтился за двѣсти верстъ отъ сего острога съ Табунутскими Тайшами, разбилъ ихъ на голову, положилъ на мѣсть до двухъ сотъ человѣкъ, взялъ множество въ плѣнъ, овладѣлъ значительнымъ количествомъ рогатаго скота; привелъ,

1-го Октября, въ Росс?йское подданство одного Табунутскаго Тайшу, шесть Зайсанговъ, тридцать шуленгъ и тысячу двѣсти юртъ; обложилъ ихъ ясакомъ, взялъ аманатовъ и назначилъ мѣста для поселен?я между Селенгинска и Удинска. Въ этихъ успѣшныхъ подвигахъ содѣйствовалъ Головину Демьянъ Многогрѣшный, бывш?й Гетманъ Малоросс?йск?й (съ 1668 и 1672 г.), который водворилъ спокойств?е въ подвластной ему странѣ и невинно сосланъ въ Сибирь, по оговору нѣкоторыхъ Старшинъ.

Въ Декабрѣ 1688 года Мунгальск?е владѣльцы Ирки Контаз?я и Ирдени Контаз?я обязались быть вѣчно Росс?йскими данниками и утвердили клятвою это постановлен?е. Примѣру ихъ вскорѣ послѣдовали еще семь Тайшей{9}.

Между тѣмъ, Китайск?е Министры увѣдомили Головина (въ исходѣ ?юня): что Императоръ{10} назначилъ Селенгинскъ мѣстомъ съѣзда и что Посольство Китайское будетъ состоять изъ пяти сановниковъ, въ сопровожден?и пятисотенной охранной стражи. Около этого времени прибылъ изъ Москвы въ Удинскъ , гдѣ находился нашъ Посолъ, Подъяч?й Посольскаго Приказа Иванъ Логиновъ съ новыми статьями и полномочною грамотой. Головину предписано было отправиться немедленно въ Албазинъ и настоять, чтобъ Китайск?е Послы открыли тамъ переговоры. Вскорѣ явился къ нему (2 Августа) отъ Китайскихъ Полномочныхъ Полковникъ Кулунфунзиллу съ жалобою на Албазинскаго Воеводу Толбузина и съ увѣдомлен?емъ, что Послы отложили свой пр?ѣздъ до будущаго лѣта; что свита ихъ будетъ состоять изъ двухъ тысячь или трехъ тысячь человѣкъ. Головинъ — какъ выше упомянуто — занялся усмирен?емъ Тайбунутскихъ Тайшей, привелъ нѣкоторыхъ изъ нихъ въ подданство Росс?йское, равно какъ и Мунгальскихъ владѣльцевъ. Услуга важная, но несогласная съ даннымъ предписан?емъ и имѣвшая дурныя послѣдств?я.

11-го Января 1689 года Головинъ отправилъ Логинова въ Пекинъ съ полномочной грамотою и тремя образцовыми договорами. Онъ не предъявилъ ихъ Китайскимъ Министрамъ, узнавъ, что Посольство готовилось уже къ отъѣзду въ Нерчинскъ, вмѣсто Селенгинска. Ему объявили въ Пекинѣ, что свита Пословъ будетъ состоять изъ тысячи человѣкъ и чтобъ наше Посольство не заботилось о своемъ продовольств?и, которое Богдаханъ беретъ на свое попечен?е.

Еще Логиновъ не успѣлъ возвратиться къ Головину{11}, какъ послѣдн?й получилъ увѣдомлен?е отъ Власова изъ Нерчинска, что Китайск?е Полномочные съ многочисленнымъ войскомъ находятся въ одной верстѣ отъ этого города и остановились (18 ?юля) за рѣкой Шилкою. 9-го Августа Головинъ пр?ѣхалъ въ Нерчинскъ.

Посольство Китайское состояло изъ первѣйшихъ чиновниковъ: 1) Придворнаго Вельможи Санготу; 2) Главнаго начальника надъ Государственнымъ знаменемъ, графа и дяди Богдахана, по матери, Тунъ-ГусГана ; 3) Президента Арани; 4) правой и лѣвой стороны Прокурора Маци; 5) Предводителя Гвард?и Мала; 6) ВицеПрезидента Коллег?и управляющей внѣшними провинц?ями, Уньда и 7) втораго начальника надъ Государственнымъ знаменемъ Аюси. При нихъ были два ?езуита, въ зван?и переводчиковъ, Испанецъ Ѳома Перейра и Францискъ Гербил?онъ, пятьнадцать тысячь охраннаго войска и пятьдесятъ пушекъ. Тщетно Росс?йск?е Послы требовали , чтобъ Китайцы отступили отъ Нерчинска: они увѣряли, что не имѣютъ никакихъ непр?язненныхъ намѣрен?й, желаютъ свято сохранить миръ. Положено быть съѣзду въ полверстѣ отъ Нерчинска между рѣками Шилкою и Нерчею, съ тѣмъ, чтобъ на каждой сторонѣ находилось не болѣе пятисотъ человѣкъ и чтобъ проч?я войска остались, Китайск?я за рѣкою, а наши въ городѣ.

Въ назначенный день для переговоровъ, 12-го Августа, Головинъ, въ сопровожден?и Власова и Корницкаго, выѣхалъ изъ Нерчинска верхомъ, въ парчевомъ кафтанѣ, подбитомъ черными соболями; пять трубачей и одинъ литаврщикъ открывали шеств?е; двѣсти шестьдесятъ ратниковъ составляли свиту Посольскую.

На мѣстѣ съѣзда поставлены двѣ палатки: одна на правой сторонѣ, убранная богатыми Турецкими коврами; другая на лѣвой, вмѣщавшая только скамью, покрытую войлокомъ. Головинъ и Власовъ, войдя въ первый шатеръ, сѣли въ кресла передъ столомъ, на которомъ разостланъ былъ Персидск?й коверъ, тканый изъ шелка и золота ; находились чернилица со всѣмъ приборомъ и дорог?е боевые часы. Дьякъ Корницк?й занялъ мѣсто на стулѣ, близь Головина, — Китайск?е Послы расположились въ своемъ шатрѣ на скамьѣ; ?езуиты подлѣ нихъ; за Послами сидѣли на войлокѣ пять Полковниковъ.

Послѣ взаимныхъ поздравлен?й, Росс?йск?е Полномочные объявили черезъ переводчика, на Латинскомъ языкѣ, что цѣль пр?ѣзда ихъ состоитъ въ прекращен?и возникшихъ неудовольств?й отъ набѣговъ со стороны Китая и въ опредѣлен?и границъ между обоими Государствами. Головинъ предложилъ назначить рубежемъ рѣку Амуръ{12}, такъ, чтобы всѣ мѣста, лежащ?я по ней къ сѣверу, остались за Росс?ею, а къ полудню за Китаемъ; доказывалъ, что тамошняя страна издавна принадлежала Росс?и. Китайск?е Послы, напротивъ, простирали свои требован?я не только на Албазинъ, но и Нерчинскъ, Селенгинскъ и всѣ земли до озера Байкала.

На второмъ съѣздѣ Китайцы сдѣлались нѣсколько уступчивѣе и назначили пограничнымъ городомъ Нерчинскъ, оставляя его въ нашемъ владѣн?и. «Благодарю васъ - сказалъ съ улыбкой Головинъ — что вы не высылаете меня еще изъ Нерчинска»; - предлагалъ имъ границею, сначала, рѣку Амуръ, потомъ Быструю, наконецъ Зѣю и рѣку Горбицу. Китайцы рѣшительно объявили, что не уступятъ Росс?и Албазина.

Собранъ былъ военный совѣтъ въ Китайскомъ станѣ; въ немъ положено: чтобы войско переправилось черезъ Шилку и окружило со всѣхъ сторонъ Нерчинскъ; чтобъ Тунгусовъ и Монголовъ, подвластныхъ Русскому Скипетру, склонить къ измѣнѣ. Вечеромъ Китайцы обступили городъ. Головинъ приготовился къ отчаянной и ненадежной оборонѣ. Около двухъ тысячь юртъ Онкоцкихъ и Братскихъ ясашныхъ присоединились къ противной сторонѣ. Послы Канъ-Хи объявили нашимъ Полномочнымъ: что они согласны на миръ, если мѣсто, называемое промышленниками Святой Носъ, лежащее на берегу Западнаго моря, близь рѣки Уди, будетъ признано границею; желали такимъ образомъ присоединить къ владѣн?ямъ своего Богдахана не только все Охотское море, но и большую часть Камчатки. Четырнадцать дней продолжались споры и угрозы со стороны Китайцевъ. Въ толь затруднительныхъ обстоятельствахъ, Головинъ силою слова и дарами, склонивъ на свою сторону ?езуитовъ, употребилъ ихъ посредство въ дѣль миротворен?я, но принужденъ былъ, однакожъ, отказаться отъ Албазина и всякаго права на земли лежащ?я по ту сторону рѣки Амура.

27-го Августа 1689 года заключенъ былъ первый договоръ съ Китайскимъ Дворомъ, вынужденный обманомъ и силою, слѣдующаго содержан?я:

I.) Границею обоихъ Государствъ быть рѣкѣ Горбицѣ и начинающемуся отъ вершины оной каменному хребту горъ до рѣки Уди, впадающей въ море Охотское или Ламское); разграничен?е мѣстъ, лежащихъ между означеннымъ хребтомъ и рѣкою Удью, оставить до времени.

II.) Рѣка Аргунь, впадающая въ Амуръ до ея вершины, да раздѣляетъ также владѣн?я обоихъ Государствъ, и да пребудетъ правая сторона ея въ Росс?йскомъ, а полуденная въ Китайскомъ владѣн?яхъ.

III.) Городъ Албазинъ, построенный Росс?янами, долженъ быть разоренъ, а жители переселены въ друг?я мъста.

IV.) Бѣглецовъ, перешедшихъ по день мирнаго постановлен?я, оставить безъ размѣна тамъ, гдѣ кто живетъ; а со дня заключен?я этого договора немедленно отсылать ихъ къ пограничнымъ Воеводамъ.

V.) Дозволено подданнымъ обѣихъ сторонъ, снабженнымъ проѣзжими грамотами, пр?ѣзжать въ оба Государства для покупки и продажи товаровъ.

VI.) Изобличенныхъ въ кражѣ, разбоѣ или уб?йствѣ, въ маломъ числѣ наказывать въ пограничныхъ городахъ тѣлесно, а въ многолюдствѣ смерт?ю; войны же за это не начинать{13}.

Головинъ желалъ, чтобы включенъ былъ въ договоръ Полный титулъ Царей и чтобы его впредь помѣщали также въ Грамотахъ изъ Китая въ Росс?ю посылаемыхъ; но ?езуиты не согласились представить о томъ Китайскимъ Полномочнымъ, говоря, что Богдаханъ, получивъ Грамоту Царскую съ прописан?емъ: отъ Востока до Запада; Владѣтели Сѣвера и Юга; Императоры; многихъ Государствъ и земель Покорители  — велѣлъ имъ, въ отвѣтномъ листѣ, именовать его всего свѣта Владѣтелемъ и надписать съ верху на низъ посылаемъ. - Полномочные наши старались также взнесть въ договоръ: чтобы впредь Посланники и Гонцы Росс?йск?е не терпѣли притѣснен?й въ Пекинѣ; возвращены были плѣнные, хотя съ выкупомъ, за каждаго по двадцати рублей и чтобы тамъ, гдѣ находится Албазинъ, не было городовъ и крѣпостей Китайскихъ. На всѣ эти предложен?я, Полномочные Богдахана отвѣчали: что не имѣютъ его повелѣн?я.

29-го Августа Послы приложили къ договору, написанному въ двухъ экземплярахъ, свои печати, въ палаткѣ Головина, гдѣ Китайцы сидѣли передъ столомъ на скамьѣ, покрытой богатыми Турецкими коврами; потомъ, всѣ встали съ мѣстъ, произнесли, по своему обычаю, клятвенное обѣщан?е свято исполнять заключенное постановлен?е и размѣнялись экземплярами{14}. Тогда Головинъ отправилъ къ Китайцамъ свои подарки, состоявш?е изъ боевыхъ и столовыхъ часовъ, позолоченной посуды, огромныхъ заздравныхъ бокаловъ, зеркалъ и мѣховъ; нѣсколько дней сряду угощалъ ихъ при звукѣ музыки и барабановъ. Китайцы взаимно одарили нашихъ Полномочныхъ парчами, атласомъ и дорогими матер?ями; разстались съ ними (31 Августа) друзьями.

Головинъ послалъ донесен?е свое къ Государямъ (3 Октября) ; велѣлъ разорить Албазинъ; приступилъ къ укрѣплен?ю Нерчинска, которое было кончено въ слѣдующемъ году, когда онъ еще находился въ Сибири; усилилъ Нерчинск?й гарнизонъ и выѣхалъ (15 Октября) въ Тобольскъ, куда прибылъ не прежде 6-го Сентября 1690 года, занимаясь все это время сборомъ ясака и сношен?ями съ Китайскими Министрами относительно возвращен?я бѣжавшихъ послѣ постановленнаго договора.

На дорогѣ въ столицу встрѣтилъ Головина Полковникъ съ милостивою Царскою Грамотой; въ Москвѣ (куда онъ пр?ѣхалъ 10-го Января 1691 года), Ѳедоръ Алексѣевичь имѣлъ счаст?е представиться, 2-го Февраля , Царямъ Iоанну и Петру, вмѣстѣ съ товарищемъ своимъ Власовымъ. Думный Дьякъ объявилъ имъ тогда Царское милостивое слово за службу и радѣн?е. Головинъ возведенъ былъ въ достоинство Боярина и Намѣстника Сибирскаго, но уступка Албазина поставлена ему въ вину, не смотря на всѣ его оправдан?я. Этотъ городъ, дѣйствительно, былъ-бы границею обоихъ Государствъ, еслибъ Полномочные наши исполнили въ точности полученную ими инструкц?ю; Китайцы не осмѣлились бы подступить къ Нерчинску{15}.

Какую перемѣну нашелъ Головинъ на родинѣ, послѣ пятилѣтней отлучки! Властолюбивая Соф?я скрывала въ монастырѣ душевную скорбь, мучимая воспоминан?ями о прошедшемъ; гордый Голицынъ оплакивалъ въ ссылкѣ потерю своего значен?я, богатствъ и свободы ; осмнадцатилѣтн?й Петръ, вторый Царь по рожден?ю, но умомъ и способностями первый, начиналъ великое дѣло переобразован?я Государства и, занимаясь науками, созидалъ устроенные полки. Головинъ передалъ ему любопытнѣйш?я свѣдѣн?я о Сибири, описалъ богатство, разнообраз?е той страны. Петръ слушалъ со вниман?емъ и употребилъ, потомъ, въ пользу разсказъ опытнаго наблюдателя.

Тѣсная дружба соединяла Головина съ Лефортомъ, неразлучнымъ товарищемъ Петра. Они имѣли одну цѣль: благосостоян?е Росс?и и славу ея Обладателя. Головинъ не завидовалъ Лефорту, пользовавшемуся неограниченной довѣренност?ю Государя, одобрялъ полезныя нововведен?я, противъ которыхъ ополчалось невѣжество и дѣйствовалъ такимъ образомъ по внутренному убѣжден?ю, не зная постыдной лести, любя правду болѣе самого себя. Онъ, возвратясь изъ Сибири, пожалованъ былъ Генералъ-Кригсъ-Коммисаромъ. Лефортъ служилъ тогда Генералъ-Ма?оромъ.

Вскорѣ возгорѣлась война съ Турц?ею Головинъ не находился въ первомъ походѣ соотечественниковъ подъ Азовъ (1695 г.), но во второмъ (1696 г.), дѣлая надъ непр?ятелемъ поиски на морѣ, не пропускалъ ни одного судна въ осажденную крѣпость; овладѣлъ двумя кораблями и однннадцатью тумбасами, которые были нагружены военными снарядами и другими потребностями. 19-го Августа Азовъ былъ завоеванъ. Головинъ участвовалъ въ торжественномъ въѣздѣ Лефорта и Шеина въ столицу (30 Сентября), предшествуя имъ въ каретѣ, запряженной шестью лошадьми; награжденъ золотою медалью, кубкомъ, кафтаномъ парчевымъ на соболяхъ и получилъ еще въ Кромскомъ уѣздѣ (Орловской губерн?и) село Молодовское городище съ деревнями, всего 57 дворовъ.

Въ началѣ слѣдующаго года (1697), Петръ Велик?й, желая усовершенствовать себя въ наукахъ и художествахъ, оставилъ Скипетръ и Корону{16}и отправился, 9-го Марта, въ чуж?е краи въ свитѣ великаго Росс?йскаго Посольства, подъ именемъ урядника Преображенскаго полка Петра Михайлова. Первымъ Посломъ наименованъ Намѣстникъ Новогородск?й, Генералъ-Адмиралъ Лефортъ; вторымъ Сибирск?й Намѣстникъ и Генералъ — Кригсъ-Коммисаръ Головинъ; третьимъ Думный Дьякъ и Болховской Воевода Возницынъ{17}.

Проѣхавъ Эстлянд?ю, Лифлянд?ю, Митаву, Бранденбургскую Прусс?ю, Померан?ю, Берлинъ, Посольство прибыло 17 Августа въ Амстердамъ, гдѣ почти цѣлый годъ находилось. Между тѣмъ, Государь совершилъ, съ малою свитой, путешеств?е въ Лондонъ, куда былъ приглашенъ, въ Мартѣ, Головинъ для заключен?я съ Лордомъ Кармартеномъ договора о табакѣ{18}и для отчета по дѣламъ Посольскимъ. 2-го Апрѣля (1698 г.) Петръ Велик?й, въ зван?и дворянина Посольства, обозрѣлъ съ Ѳедоромъ Алексѣевичемъ оба Парламента. Они возвратились изъ Лондона въ Амстердамъ 27 Апрѣля.

Послы наши, во время торжественныхъ ауд?енц?й, являлись всегда (исключая Лефорта) въ Русскомъ платьѣ на соболяхъ, украшенномъ брил?антами, драгоцѣыными каменьями и жемчугомъ. Въ Гагѣ Государь купилъ четверомѣстную карету за тысячу восемьсотъ червонныхъ. Лефортъ и Головинъ занимали въ ней первыя мѣста; Петръ Велик?й садился съ Возницынымъ напротивъ. Генеральные Штаты одарили Пословъ золотыми цѣпями съ гербомъ Голланд?и: полученная Головинымъ вѣсила восемь фунтовъ{19}. Въ Вѣнѣ, куда Посольство отправилось изъ Амстердама, Ѳедоръ Алексѣевичь въ короткое время умѣлъ пр?обрѣсть отличное благоволен?е Императора. Преднамѣреваемое путешеств?е въ Итал?ю не совершилось по случаю полученнаго извѣст?я изъ Москвы о новомъ Стрѣлецкомъ бунтѣ. Послы имѣли, 18-го ?юля, прощальную ауд?енц?ю у Леопольда и, на другой день, Петръ Велик?й отправился съ поспѣшност?ю въ Росс?ю, взявъ съ собою любимцевъ своихъ Лефорта, Головина и Меншикова{20}.

Привязанность Государя къ Ѳедору Алексѣевичу, основанная на уважен?и, примѣтнымъ образомъ возрастала. Онъ приказалъ выбить въ честь его серебряную медаль (какого отлич?я никто еще не удостоивался въ Росс?и) съ изображен?емъ на одной сторонѣ портрета Головина, на другой фамильнаго герба съ Латинскою надписью: Еt соns?l?о еt rоbоrе {21}, и, учредивъ (8-го Марта 1699 года) орденъ Св. Апостола Андрея Первозваннаго, предоставилъ возложить оный на себя впредь до случая; первымъ же кавалеромъ пожалованъ въ тотъ день Ближн?й Бояринъ Головинъ, какъ свидѣтельствуетъ современникъ Корбъ, заслуживающ?й вѣры{22}. Лефорта не было уже на свѣте: онъ скончался, къ неописанной горести Петра Великаго, 1-го числа того мѣсяца, на 43-мъ году отъ рожден?я.

21-го Апрѣля (1699 г.), Головинъ возведенъ былъ въ достоинство Генералъ-Адмирала{23}и, вскорѣ, подчинена ему Оружейная Палата. Въ слѣдующемъ году, сохраняя зван?я: Ближняго Боярина, Генералъ-Адмирала и Намѣстника Сибирскаго, наименованъ онъ Президентомъ Посольскихъ дѣлъ (23 Февр.){24}и начальникомъ (сверхъ Оружейной Палаты) Приказовъ: Малоросс?йскаго, Княжества Смоленскаго, Новогородскаго, Галицкаго, Устюжскаго, Ямскаго и Монетнаго Двора; столь обширны и разнообразны были занят?я этого Государственнаго Сановника.

Управляя внѣшними дѣлами, флотомъ, отдаленною Сибирью, южной Росс?ею, многими городами Великоросс?йскими, внутренними сообщен?ями въ Государствѣ, Ѳедоръ Алексѣевичь пожалованъ еще, въ томъ же 1700 году, Августа 19-го, Генералъ-Фельдмаршаломъ, сдѣлался главнымъ предводителемъ новонабранной сорокапятитысячной арм?и, выступилъ съ нею къ Нарвѣ.

Началась осада. Комендантъ Горнъ, на предложен?е о сдачѣ города, отвѣчалъ язвительными словами. Вскорѣ распространился слухъ о походѣ Карла Х??-го съ одиннадцатитысячнымъ отборнымъ войскомъ. Петръ Велик?й счелъ нужнымъ усилить свою арм?ю формируемыми въ Новгородѣ полками Князя Репнина и Малоросс?йскими Козаками, которые находились въ близкомъ разстоян?и. Желая ускорить прибыт?е этихъ войскъ, Онъ ввѣрилъ команду Герцогу Крои, Генералу, отлично рекомендованному Императоромъ Леопольдомъ, и отправился, 18-го Ноября, въ дорогу, взявъ съ собою Генералъ-Фельдмаршала Головина. Послѣдн?й, какъ искусный Министръ, нуженъ былъ Царю для переговоровъ въ Москвь съ Турецкимъ Посломъ и въ Биржахъ съ Августомъ ??-мъ.

19-го Ноября произошла несчастная для Росс?янъ битва подъ Нарвою.

Въ 1701 году Головинъ подписалъ въ Москвъ (12-го Января) съ Датскимъ Посланникомъ Гейнсомъ дружественный договоръ въ VIII статьяхъ, которымъ Фридрихъ IV обязался явно помогать Росс?и противъ Швец?и; въ случаѣ же помѣшательства ему въ томъ отъ Англичанъ и Голландцевъ, тайнымъ образомъ дѣлать пособ?е своими войсками и, если со стороны Англ?и и Голланд?и объявлена будетъ война Франц?и, обѣщалъ исполнить во всей силѣ договоръ, заключенный съ Росс?ею въ 1699 году, начавъ войну противъ Швец?и на сушѣ и на водѣ.

Вслѣдъ за тѣмъ, Петръ Велик?й имѣлъ свидан?е (въ Февралѣ) на границѣ Росс?и, въ Биржахъ, съ Королемъ Польскимъ въ присутств?и Головина. Тамъ былъ заключенъ (26 Февр.) договоръ между Росс?ею и Польшею, въ Х статьяхъ, изъ которыхъ главнѣйш?я состояли въ томъ: Росс?я обязалась выставить для Польши, противъ Шведовъ, вспомогательнаго войска отъ пятнадцати до двадцати тысячь чел. и выдать ей заимообразно, на два года, сто тысячь ефимками и червонцами; завоевавъ Лифлянд?ю и Эстлянд?ю, присоединить ихъ къ Польшѣ; положено: учредить почту въ обоихъ Государствахъ для скорѣйшей пересылки увѣдомлен?й о ходѣ военныхъ дѣйств?й и пригласить въ посредники между договаривающимися Державами и враждебною Дворы: Цесарск?й, Французск?й, Англ?йск?й, Бранденбургск?й и Голландскую Республику, о чемъ сообщить и союзному Датскому Королю.

11-го Марта Петръ Велик?й, Августъ ??-й, Головинъ и Саксонск?й Министръ Базенъ, въ томъ же городѣ Биржахъ, имѣли совѣщан?е: какъ начать военныя дѣйств?я? Рѣшено: 1) чтобы Польск?й Король, соединясь съ Росс?йскимъ вспомогательнымъ войскомъ, предпринялъ въ Августѣ мѣсяцѣ осаду города Риги. 2) Чтобы Петръ Велик?й послалъ въ Финлянд?ю отрядъ Калмыковъ, а самъ съ главнымъ корпусомъ шелъ подъ Нарву, не осаждая, однакожъ, этого города. 3) Чтобы, овладѣвъ Ригою, Король Польск?й пособилъ Царю взять Нарву.

Головинъ сопутствовалъ въ 1702 году Петру въ Архангельскъ и въ монастырь Соловецк?й; участвовалъ въ осадѣ Шлиссельбурга и, первый изъ Росс?янъ, получилъ отъ Императора Графское достоинство Римской Импер?и (16-го Ноября). Въ слѣдующемъ году (1703) онъ, какъ старш?й кавалеръ, возложилъ, 10-го Мая, орденъ Св. Апостола Андрея Первозваннаго на Петра Великаго, бывшаго тогда Бомбардирскимъ Капитаномъ и на Поручика отъ Бомбардиръ Меншикова, за оказанную ими храбрость при взят?и нѣсколькихъ военныхъ судовъ Шведскихъ близь устья Невы{25}. Потомъ, Головинъ имѣлъ переговоры въ лагерѣ нашемъ близь Шлотбурга (Петербурга) съ Литовскими Послами и заключилъ съ ними, 28 ?юня, трактатъ: о начат?и войны противъ Швец?и и о выдачѣ изъ Русской казны на Литовскую арм?ю 30,000 рублей вспомогательныхъ денегъ. Литовск?е Послы обѣщали снабдить наши войска, при вступлен?и ихъ въ предѣлы Литвы, жизненными припасами на свой счетъ и соединить съ ними свои полки для поражен?я враговъ общими силами.

Въ это время Французск?й Дворъ старался постановить союзъ съ Росс?ею противъ Цесаря. Головинъ представилъ Государю: что Франц?я, какъ Держава отдаленная, не опасна для Росс?и и что нетъ надобности разрывать для нее дружбу съ Австр?ею, Польшею, Англ?ею, Дан?ею, Прусс?ею и Голланд?ею. Посланникъ Лудовика ХIѴ-го, ?оаннъ Казим?ръ де Балюзъ, откланялся Петру Великому въ загородномъ домѣ Президента Посольскихъ дѣлъ, 24-го Февраля 1704 года.

Подъ Нарвою (1704 г.) Головинъ подписалъ, 19 Августа, съ Чрезвычайнымъ Посломъ Польскимъ Воеводою Дзялынскимъ новый договоръ, въ VIII статьяхъ, которымъ Петръ Велик?й, желая низложить избраннаго въ Короли Станислава Лещинскаго, обѣщалъ дать двѣнадцать тысячь пѣхоты съ артиллер?ею на своемъ содержан?и и отпускать по двѣсти тысячь рублей каждый годъ до окончан?я войны и изгнан?я Шведовъ изъ Польши; обязался возвратить Августу ??-му завоеванные Шведами города и крѣпости, Польшѣ принадлежащ?я. Рѣчь Посполитая и Княжество Литовское, съ своей стороны, должны были имѣть 21,800 чел. конницы и 26,200 чел. пѣхоты, для вытѣснен?я непр?ятеля изъ Польши и военныхъ дѣйств?й въ Швец?и.

Вѣрный своему слову Обладатель Росс?и вспомоществовалъ Августу войсками и деньгами; но Поляки, раздѣленные на парт?и и Саксонцы, не надежные въ битвахъ вредили успѣхамъ нашимъ. Между тѣмъ оруж?е Карла XII торжествовало: онъ короновалъ Станислава въ Варшавѣ (1705 г.); принудилъ Рѣчь Посполитую заключить съ нимъ договоръ о союзѣ противъ Росс?и (Ноября 18). Августъ II снова обратился къ Петру Великому. 7го Декабря Канцлеръ Князь Радзивилъ и Коронный Маршалъ Денгофъ представили ему въ Гроднѣ слъдующ?й мемор?алъ въ VII статьяхъ, на которыя Графъ Головинъ отвъчалъ собственноручно:

I. — Чтобы заключенный въ прошломъ году наступательный и оборонительный союзъ противъ Шведскаго Короля вѣрно и правдиво съ Росс?йской стороны исполняемъ былъ. На I. — Росс?я, сверхъ обѣщанныхъ ею 12 тысячь пѣхоты, почти всѣми своими войсками и множествомъ денегъ помогать Польшѣ не престанетъ: напротивъ же съ Польской стороны слабое чинится непр?ятелю противоборство по причинѣ междоусоб?я.
II. — Чтобы на сей годъ дано было вспомогательныхъ Польшѣ денегъ , по договору , два милл?она злотыхъ. На II. — Вспомогательныя деньги обѣщано давать, когда Польск?я войска въ числѣ 48 тысячь будутъ собраны{28}, но занемогъ въ Глуховѣ и, черезъ нѣсколько дней, скончался 2-го Августа 1706 года.

«Ежели с?е письмо васъ застанетъ Въ Москвѣ — писалъ Петръ Велик?й къ Ѳедору Матвѣевичу Апраксину — то не изволь ѣздить на Воронежъ; буде же на Воронежѣ, изволь ѣхать къ Москвѣ: ибо, хотя бы никогда сего къ вамъ не желалъ писать, однако воля Всемогущаго на то Насъ понудила: ибо сея недѣли Гнъ Адмиралъ и другъ Нашъ отъ сего свѣта посѣченъ смерт?ю въ Глуховѣ; того ради извольте, которые Приказы, кромѣ Посольскаго, онъ вѣдалъ, присмотрѣть, а деньги и проч?я вещи запечатать до Указу. С?е возвѣщаетъ печали исполненный Петръ.»

Графъ Ѳедоръ Алексѣевичь Головинъ имѣлъ статную, величавую наружность; первый изъ Росс?йскихъ Бояръ обрилъ себѣ бороду, угождая мудрому Преобразователю нашему, сохранивъ только усы; отличался просвѣщеннымъ умомъ, обширными свѣдѣн?ями въ дѣлахъ дипломатическихъ, рѣдкимъ праводуш?емъ; былъ безкорыстенъ, трудолюбивъ; пламенно любилъ Отечество и Государя; старался о благѣ народномъ; содѣйствовалъ Петру Великому въ распространен?и наукъ и художествъ въ Росс?и; завелъ издан?е газетъ и календарей; не допустилъ (1705 г.) Англичанъ вмѣшиваться въ наши торговыя дѣла и покровительствовалъ иностранцамъ, находившимся въ Росс?йской службѣ, которыхъ мног?е Вельможи ненавидѣли и преслѣдовали [29}.

Во время его Канцлерства возгорѣлась кровопролитная война съ Швец?ею, но предѣлы Росс?и были обезопасены прочнымъ миромъ съ Портою Оттоманскою (1700 г.), съ Дан?ею, Польшею и дружескими сношен?ями съ прочими Державами.

За годъ до кончины своей лишился онъ родительницы и, какъ добрый, нѣжный сын, предался глубокой горести. «Слышу — писалъ къ нему Петръ Велик?й — что вы зѣло печальны о смерти матерниной. Для Бога извольте разсудить, понеже она человъкъ былъ старой и весьма давно больной.»

Не смотря на свою неутомимую дѣятельность, Графъ Ѳедоръ Алексьевичь, обремененный многими дѣлами и поручен?ями, не исполнилъ однажды (въ 1700 г.) даннаго приказан?я Петромъ Великимъ и написалъ къ Нему : «Что на Вокшанѣ и на Молодяхъ лошадей не было, пожалуй, Государь, мнѣ въ томъ отдай вину; истинно не дослышалъ, чтобъ для Твоего милостиваго Государя походу поставить и проч.» Богъ проститъ - означилъ подъ этою статьею Петръ Велик?й, — а роспись я далъ.

Управляя Монетнымъ Дворомъ, Графъ Головинъ приступилъ къ выплавкѣ серебряной руды, которую самъ отыскалъ близь Нерчинска; увеличилъ выбиван?е серебряной монеты. До 1700 года ее выпускали, каждый годъ, отъ 200 до 500 тысячь; въ 1700 году выбито 1,992,877 рублей; въ 1701 г. 2,559,885 рублей; въ 1702 до 4,533,194 рублей{30}.

Первые рубли съ груднымъ изображен?емъ Царя начали чеканить въ 1704 году.

Ганноверск?й Резидентъ при нашемъ Дворѣ (1714–1715 г.), Веберъ, видѣлъ слѣдующую надпись изъ Цицерона на портретѣ Головина: «Кто всею душею, съ ревност?ю и искуствомъ исполняетъ свою должность, тотъ только способенъ къ дѣламъ великимъ и чрезвычайнымъ.»

Графъ Ѳедоръ Алексѣевичь имѣлъ трехъ сыновей; Изъ нихъ: Графъ Николай Ѳедоровичъ былъ Адмираломъ и кавалеромъ ордена Св. Андрея Первозваннаго; умеръ въ Гамбургѣ 1745года{31}; Графъ Иванъ Ѳедоровичь скончался 1708 года, будучи Стольникомъ и Инженеромъ, на 29 отъ рожден?я; а Графъ Александръ Ѳедоровичь, Флота Капитанъ-Лейтенантъ, умеръ въ 1731 году.

Дальше